Адвокат учредитель ООО

31 января 2003 года
——————————————————————
КОДЕКС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА
Принят
первым Всероссийским
съездом адвокатов
31 января 2003 года
(с изменениями и дополнениями,
утвержденными II Всероссийским съездом
адвокатов 08.04.2005)
Статья 9
1. Адвокат не вправе:
1) действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;
2) занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;
3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает;
4) разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи;
5) принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;
6) навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами;
7) допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения;
8) приобретать каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь.
2. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования и с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов.
Исполнение адвокатом возложенных на него полномочий в связи с избранием на должность в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов, а также исполнение адвокатом полномочий руководителя адвокатского образования (подразделения) является его профессиональной обязанностью.
При этом вознаграждение, выплачиваемое адвокату за работу в адвокатской палате субъекта Российской Федерации и Федеральной палате адвокатов в связи с исполнением указанных полномочий, носит характер компенсационной выплаты со стороны соответствующей палаты за вынужденную невозможность в полной мере осуществлять адвокатскую деятельность.
3. Адвокат также не вправе:
— заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;
— вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги;
— принимать поручение на выполнение функций органов управления доверителя — юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего. Возложение указанных функций на работников адвокатских образований также не допускается.
4. Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.
Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры.
Вопросы остаются.

17 октября 2007 г. в Адвокатскую палату г. Москвы поступило сообщение Заместителя руководителя Управления Федеральной налоговой службы по г. Москвы в отношении адвоката К. (по результатам рассмотрения поступившего в Управление заявления Администрации В. района Тверской области от 14.08.2007 г.). В сообщении указывается, что согласно базе данных единого государственного реестра налогоплательщиков гражданка К. является:
— учредителем и членом коллегии адвокатов г. Москвы «Г. п.»,
— учредителем и руководителем ООО Производственный комплекс «М.-С.» (г. Москва), ЗАО «Агентство «Мегаполис-Сервис» (г. Москва), Регионального общественного фонда содействия жилищным программам (г. Москва),
— учредителем и главным бухгалтером ООО Управляющая компания «М.-С.» (г. Москва),
— главным бухгалтером ООО Производственный комплекс «М.» (г. Москва).
Гр. К. состоит на учете в Инспекции ФНС России по г. Москве в качестве индивидуального предпринимателя, применяющего упрощенную системы налогообложения; с 14.07.2004 г. ею были представлены налоговые декларации по единому налогу за 2004-2006 годы, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения; в федеральной базе данных имеются сведения о доходах, полученных гр. К. в следующих организациях: ЮК № 38 Юридического бюро «Г. п.» (2002 год), ЗАО «Агентство «М.-С.» (2003 год), Коллегия адвокатов г. Москвы «Г. п.» (2004-2006).
С учетом изложенного автор сообщения считает, что в деятельности адвоката К. нарушены положения ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и просит принять в отношении адвокаты меры.
…Адвокат К. в своих письменных объяснениях от 24 января 2008 г. указала, что она имеет статус адвоката с 1999 г., действительно числится учредителем всех организаций, перечисленных в письме УФНС по г. Москве, однако данные организации в период действия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» хозяйственной деятельности не вели и доходов не получали; таким образом, адвокат от этих организаций доходов (оплаты) не получала. Адвокат считает, что заявление Администрации В. района Тверской области от 14.08.2007 г. № 586-О в отношении адвоката К. в адрес УФНС по г. Москве было вызвано результатами ее адвокатской деятельности в интересах ООО «Б. к.», в результате которой было возбуждено уголовное дело против преступной группировки, в которую входили нынешние сотрудники этой Администрации.
…Изучив письменные материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы представления Вице-президента Адвокатской палаты г. Москвы от 17 октября 2007 г., сообщения Заместителя руководителя Управления Федеральной налоговой службы по г. Москвы П. от 10 октября 2007 г., Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.
Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката (пп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 названного Закона).
Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов (п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).
Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования и с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов.
Адвокат также не вправе:
— заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;
— вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги;
— принимать поручение на выполнение функций органов управления доверителя – юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего. Возложение указанных функций на работников адвокатских образований также не допускается.
Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.
Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры (п. 2-4 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Таким образом, адвокату, с учетом приведенных положений Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, не запрещается быть учредителем хозяйственных обществ и товариществ. Однако адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника (например, руководителя или главного бухгалтера организации), а также заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг.
Из представленных документов усматривается, что гражданка К., имя статус адвоката, одновременно является руководителем ООО Производственный комплекс «М.-С.», ЗАО «Агентство «М.-С.», Регионального общественного фонда содействия жилищным программам, а также главным бухгалтером ООО Управляющая компания «М.-С.» и ООО Производственный комплекс «М.».
Одновременно из объяснений адвоката К. усматривается, что перечисленные организации в период действия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» хозяйственной деятельности не вели и доходов не получали, и, таким образом, адвокат от этих организаций доходов (оплаты) также не получала.
При рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично-правовой характер, Квалификационная комиссия исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований.
Однако заявителем не представлено доказательств, опровергающих в рассматриваемой части объяснения адвоката К. Наличие же в федеральной базе данных на К. сведений о том, что в 2004-2006 годах она получала доходы только в Коллегии адвокатов г. Москвы «Г. п.», наоборот, подтверждает достоверность данных адвокатом К. объяснений.
Квалификационная комиссия отмечает, что поскольку адвокат не является государственным или муниципальным служащим, то для него формальное занятие должности руководителя или главного бухгалтера в организации, которая никакой хозяйственной деятельности не осуществляет, не может считаться во всех случаях несовместимым со статусом адвоката. Следует иметь в виду, что установленный для адвоката запрет вступать в трудовые отношения в качестве работника, заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг имеет свой целью предупредить потенциальную возможность возникновения ситуаций, когда осуществление адвокатом иной деятельности будет порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры (см. п. 4 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Поскольку перечисленные в сообщении заявителя организации хозяйственной деятельности не осуществляют, то нет оснований считать, что действия (бездействие) адвоката К. могут порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры, а потому в ее действия (бездействии) отсутствует нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 2 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, выносит заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката К. вследствие отсутствия в ее действиях (бездействии), описанных в представлении Вице-президента Адвокатской палаты г. Москвы от 17 октября 2007 г., основанном на сообщении Заместителя руководителя Управления Федеральной налоговой службы по г. Москвы П. от 10 октября 2007 г., нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет согласился с мнением квалификационной комиссии.

Имеет ли право аттестованный адвокат быть учредителем коммерческой организации?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Лицо, получившее в установленном порядке статус адвоката, вправе быть учредителем какого-либо хозяйственного товарищества или общества.

Обоснование вывода:

В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон N 63-ФЗ) адвокатом является лицо, получившее в установленном Законом N 63-ФЗ порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность.

Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации, Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов.

Таким образом, Закон N 63-ФЗ не содержит каких-либо норм, запрещающих адвокатам создавать какие-либо юридические лица и, соответственно, являться их учредителями.

Согласно п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) адвокат также не вправе:

— заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, за исключением научной, преподавательской, экспертной, консультационной и иной творческой деятельности;

— вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

Соответственно, адвокату, с учетом приведенных положений Закона N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, не запрещается быть учредителем хозяйственных обществ и товариществ.

Однако адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника (например руководителя или главного бухгалтера организации), а также заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг (Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы («Адвокат», 2008, N 6)).

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Рижская Мария

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Парасоцкая Елена

Оставьте комментарий