Авиационная холдинговая компания сухой

В частности, антимонопольщики отмечали, что доля оператора «на рынках услуг по предоставлению контейнеров и фитинговых платформ превышает 50%», то есть он занимает доминирующее положение. При этом доля «Логистики-Терминал» на рынке транспортной обработки контейнеров в «сухих портах» Санкт-Петербурга и Ленинградской области составляла 60%.

«Приобретение ЗАО «Логистика-Терминал» создаст вертикальную цепочку ключевых транспортных активов (фитинговых платформ, контейнеров и сухого порта — железнодорожного контейнерного терминала), что позволит в одностороннем порядке воздействовать на общие условия контейнерных перевозок железнодорожным транспортом в сторону Большого порта Санкт-Петербург, что согласно пункту 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции является признаком ограничения конкуренции и может привести к усилению доминирующего положения ПАО «Трансконтейнер» на соответствующих товарных рынках. С учетом изложенного, данная сделка может привести к ограничению конкуренции на рынке контейнерных перевозок железнодорожным транспортом в сторону Большого порта Санкт-Петербург», — говорилось в решении ФАС.

Кроме того, как пишет «Коммерсантъ», замглавы службы Александр Редько сомневался в целесообразности сделки на фоне предстоящей приватизации «Трансконтейнера» (до сих пор не состоялась).

«Трансконтейнер»

«Трансконтейнер» предоставляет железнодорожные контейнерные перевозки клиентских грузов и контейнеров. В настоящее время 50% плюс 2 акции оператора принадлежит «дочке» РЖД — АО «Объединенная транспортно-логистическая компания». Группа Fesco (32,5% принадлежит группе «Сумма» арестованного по подозрению в мошенничестве Зиявудина Магомедова) владеет 25%, ООО «Енисей Капитал» принадлежит 24,5%. Ранее стало известно о планируемой продаже контрольного пакета акций компании. Как сообщал РБК, интерес к активу проявляли в разное время группа «Сумма», UCL, Global Ports, Российский фонд прямых инвестиций, французская CMA CGM (третий по объему перевозчик контейнеров в мире) и другие. Однако продажа до сих пор не состоялась.

Нельзя запретить

Руководство «Трансконтейнера» не согласилось с доводами ФАС. Как пояснял изданию замглавы «Трансконтейнера» Виктор Марков, фактическая доля «Трансконтейнера» на рынке предоставления платформ и контейнеров — 45%. А значит, речь о монополизме быть не может. Вопросы у оператора были и к «продуктовым и географическим границам рынка», примененным ФАС. ПАО направило регулятору дополнительные обоснования того, что в результате сделки конкуренция не будет ограничена, а в апреле обжаловало решение службы.

В итоге антимонопольщики пересмотрели свою позицию. РБК Петербург запросил комментарий в пресс-службе ФАС РФ. На момент публикации материала ответ не был получен. По мнению сопредседателя Комитета по таможне и транспорту Американской торговой палаты Юрия Ковалёва, решение ФАС изначально было некорректным, «Трансконтейнер» — не монополист, ему нельзя запретить покупать терминал» — поясняет эксперт.

Глава «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров, в свою очередь, сказал в разговоре с «Коммерсантом», что пересмотр решения ФАС демонстрирует рост компетентности службы в анализе рынка контейнерных перевозок и определении его границ. Для игроков сектора отсутствие рисков монополизации в случае сделки было понятно, ее логика и экономическая эффективность прослеживались с точки зрения как продавца, так и покупателя, считает эксперт. По его мнению, не исключено, что ранее обсуждавшаяся цена актива в 1,9 млрд руб. будет пересмотрена, с учетом смены крупнейшего акционера Global Ports (31% акций купила группа «Дело» Сергея Шишкарева).

Оставьте комментарий