Длящиеся правоотношения

Действие гражданского законодательства во времени

По общему, относящемуся ко всем видам нормативных актов правилу нормы

гражданского законодательства не имеют обратной силы. Это означает, что они

распространяют действие только на отношения, которые возникают после введения

соответствующего акта в действие. Статья 4 ГК допускает возможность определенных

исключений из этого правила, но непременно закрепленных в самом законе. Имеется

в виду распространение действия акта на возникшие до его издания отношения.

Именно так поступил, например, Верховный Совет РФ при утверждении 24 декабря

1992 года новых, более льготных для потерпевших Правил возмещения работодателями

вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо

иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей<34>.

В постановлении Верховного Совета РФ об утверждении Правил предусматривается,

что по желанию гражданина размер возмещения, исчисленного до их принятия,

подлежит перерасчету по нормам Правил . Перерасчет может производиться не

более чем за три года перед обращением за ним и не ранее чем с 1 декабря 1992

года.

Отношения, регулируемые гражданским законодательством, нередко носят длящийся характер, а потому отдельные права и обязанности могут возникнуть из этих отношений уже после того, как возникло само правоотношение. Так произойдет,

например, если банк откроет кредитную линию либо товарный склад заключит договор,

по которому обязуется в течение определенного времени принимать от поклажедателя

товары на хранение в июне, но уже в ноябре того же года появятся новые законы

о банковском кредитовании или хранении, которым условия указанных договоров

не соответствуют. В таком случае возникает вопрос: должно ли применяться к

правам и обязанностям, возникшим в связи с выданной в ноябре банковской ссудой

или принятым тогда же на хранение товаром, законодательство, действовавшее

в период заключения договора, или новое, вступившее в действие после выдачи

ссуды или принятия товара? Пункт 2 ст. 4 ГК устанавливает общее правило. Предусмотрено,

что к отношениям, возникшим до введения в действие нового акта гражданского

законодательства, он применяется только к правам и обязанностям, которые появились

после введения его в действие.


ГК содержит исключение из приведенного правила, рассчитанное только на

договоры. В данном случае действует положение, последовательно опирающееся

на принцип «pacta sunt servanda» «договоры должны исполняться». Соответствующий

принцип, выражающийся, в частности, в неизменности договорных условий, закреплен

в ст. 422 ГК. Она предусматривает, что, если уже после заключения договора

принят закон, который устанавливает обязательные для сторон правила иные,

чем действовавшие при заключении договора, его условия сохраняют силу. Значит,

в приведенном выше примере, связанном с изданием новых актов о кредитных договорах

или о хранении, должен был бы все-таки применяться старый акт, несмотря на

то, например, что право требовать возврата полученной ссуды или принятия мер

по обеспечению сохранности товара возникло уже в период действия нового акта.

Однако указанное правило ГК действует только в случае, когда в новом

акте не предусмотрено, что он распространяет свою силу на ранее заключенные

договоры. Именно так поступил Вводный закон по отношению к Гражданскому кодексу.

В нем прежде всего закреплено, что часть первая ГК вступила в силу с 1 января

1995 года, а для отдельных глав указаны специальные сроки их введения: в частности,

глава 4 — со дня официального опубликования ГК, а глава 17 — со дня введения

в действие принятого Государственной Думой Земельного кодекса.

Установлено и общее правило об обратной силе норм ГК, а также специальные

— относящиеся к отдельным их видам. Так, общее правило (ст. 5 Вводного закона)

предусматривает, что часть первая ГК распространяется на гражданские правоотношения,

возникшие после ее введения. Вместе с тем применительно к гражданским правоотношениям,

которые возникли до введения ГК в действие, он распространяется на те права

и обязанности, которые возникли после его введения, не делая при этом никаких

исключений для ст. 422. Следовательно, если бы договоры, о которых идет речь,

были заключены до принятия части первой ГК, а кредит выдан и товар принят

уже после 1 января 1995 года (то есть в период действия Кодекса), то к отношениям

сторон следовало бы применить нормы ГК, имея в виду приведенное выше положение

Вводного закона .

Вводный закон признал утратившими силу некоторые изданные до его принятия

акты, в том числе законы о собственности и о предприятиях и предпринимательской

деятельности (последний — кроме статей 34 и 35, посвященных государственной

регистрации предприятий).

Вводный закон установил, что после принятия нового ГК сохраняют действие

не охваченные частью первой ГК разделы Гражданского кодекса РСФСР 1964 года

и Основ . До приведения законов и иных правовых актов СССР и Российской Федерации

(РСФСР) в соответствие с частью первой ГК они продолжают действовать «постольку,

поскольку они не противоречат части первой Кодекса». При этом в отношении

Основ гражданского законодательства и иного законодательства Союза ССР подчеркивается,

что речь идет об актах, которые действуют на территории Российской Федерации

в пределах и в порядке, предусмотренных ее Конституцией, постановлением Верховного

Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О ратификации Соглашения о создании

Содружества Независимых Государств», постановлениями Верховного Совета Российской

Федерации от 14 июля 1992 года «О регулировании гражданских правоотношений

в период проведения экономической реформы» и от 3 марта 1993 года «О некоторых

вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации».

С учетом изменения компетенции Президента и Правительства РФ Вводный

закон признал, что изданные до введения в действие части первой Кодекса нормативные

акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории Российской

Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно части

первой Кодекса могут регулироваться только федеральными законами, продолжают

действовать «впредь до введения в действие соответствующих законов».

Вводным законом предусмотрены порядок применения новых правил к отдельным

видам ранее образовавшихся юридических лиц, особый порядок перерегистрации

соответствующих юридических лиц, пределы действия существующего порядка регистрации

юридических лиц и регистрации недвижимого имущества, а также сделок с ним,

нормы о последствиях недействительности сделок, сроках исковой давности. Указаны

пределы действия новой нормы о приобретательной давности, а также о порядке

заключения договоров.

Особые правила, относящиеся к юридическим лицам, сделкам, исковой давности

и порядку заключения договоров, рассмотрены при комментировании соответствующих

глав ГК.

Следует также иметь в виду, что Вводный закон не распространил предусмотренные

в нем положения об иерархии источников гражданского права, о которых шла речь

выше, на сохранившие свое действие акты СССР и Российской Федерации, принятые

до вступления в действие ГК. В соответствии с ч. 2 ст. 4 Вводного закона такого

рода нормативные акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории

Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые

могут в соответствии с ГК регулироваться только федеральными законами, действуют

впредь до введения в действие соответствующих законов.

ДЛЯЩИЕСЯ ЖИЛИЩНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

До введения в действие 01 марта 2005 года Жилищного кодекса РФ выселить бывшего члена семьи собственника жилого помещения было практически невозможно. Статья 127 ЖК РСФСР гарантировала право пользования жилым помещением гражданам в случае утраты семейных отношений с собственником жилого помещения. Новые положения ЖК РФ принципиально изменили ситуацию с выселением бывших членов семьи собственника жилого помещения. В настоящее время их можно выселить без предоставления другого жилого помещения, то есть превратить их в лиц без определенного места жительства.

Действительно, нельзя не согласиться с автором в том, что в настоящее время бывшие члены семьи собственника не сохраняют право пользования на жилое помещение. Необходимо подчеркнуть, что суды по делам о выселении бывших членов семьи принимают различные решения в зависимости от того, находилось ли жилое помещение в собственности или было предоставлено по договору социального найма.

Так, судебная практика идет по пути выселения бывших членов семьи нанимателя по договору социального найма только при условии наличия у них иных жилых помещений, даже если бывшие члены семьи не проживают в жилом помещении длительное время и не несут расходов по его содержанию (в отличие от бывших членов семьи собственника жилого помещения, право пользования которых может быть сохранено судом на достаточно краткосрочный период, например, на 2 года при наличии определенных обстоятельств).

В теории права выделяют различные классифицирующие основания правоотношений. К таковым относят предмет правового регулирования (конституционные, гражданские, уголовные, земельные и т.д.); количество субъектов (одно, двух и многосторонние); характер связей между участниками (относительные и абсолютные); по функциональной направленности (охранительные и регулятивные). Одним из критериев, на основе которого осуществляется подразделение правоотношений на виды, является их действие во времени. В соответствии с ним различают длящиеся и одномоментные правоотношения.

Большая часть жилищных правоотношений, по мнению юристов, носит длящийся характер, как, например, договор социального найма, который является бессрочным.

К данным отношениям применяются нормы Жилищного кодекса РФ, вступившего в силу 01 марта 2005 года, в части тех прав и обязанностей, которые возникли у субъектов после введения его в действие. Положения о применении норм ЖК РФ в части прав и обязанностей субъектов длящихся жилищных правоотношений содержатся в статье 5 Федерального закона от 29.12.2004 г. № 189 «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и в части 3 статьи 6 ЖК РФ.

Важной принципиальной новеллой ЖК РФ стали положения статьи 31, регламентирующей выселение бывших членов семьи собственника. В соответствии с частью 1 указанной статьи к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

Круг субъектов, относящихся к членам семьи собственника, указанными лицами не ограничен. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Таким образом, факт отнесения к членам семьи нетрудоспособных иждивенцев, других родственников создает потенциально широкую базу субъектов для будущих выселений, так как никто из бывших членов семьи собственника в правовом отношении не защищен от выселения. В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения, как гласит часть 4 статьи 31 ЖК РФ, право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется.

Бывший член семьи собственника жилого помещения может сохранить право пользования им на определенный срок на основании решения суда при наличии следующих условий:

во-первых, у бывшего члена семьи должны отсутствовать основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением;

во-вторых, имущественное положение бывшего члена семьи и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением.

По истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, в соответствии с частью 5 статьи 31 ЖК РФ право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается.

Следует отметить, что возможность срочного пользования жилым помещением бывшему члену семьи собственника предоставляется по усмотрению суда, то есть она может быть судом не предоставлена.

Научно-практические комментарии к Жилищному кодексу РФ единодушно относят отношения, связанные с утратой семейных отношений, проживанием и выселением бывших членов семьи собственника из принадлежащего ему жилого помещения, к длящимся жилищным правоотношениям, к которым могут быть применены положения статьи 31 ЖК РФ, даже если семейные отношения были прекращены до 01 марта 2005 года.

Аналогичную позицию занял Верховный Суд РФ, который в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2007 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.11.2007 г., разъяснил, что положения части 4 статьи 31 ЖК РФ применяются и к отношениям, возникшим до 01 марта 2005 года, то есть до введения в действие нового ЖК РФ, несмотря на то что статья 127 утратившего силу ЖК РСФСР предусматривала, что право пользования помещением сохраняется за членами семьи собственника и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого дома, квартиры.

При разъяснении данной нормы суд исходил из положений части 3 статьи 6 ЖК РФ о том, что к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие акта жилищного законодательства, применяется акт к жилищным правам и обязанностям, возникшим после введения в действие нормативно-правового акта. Правоприменитель полагает, что рассматриваемые отношения носят длящейся характер и по общему правилу к ним применяется закон, который действует в настоящее время, следовательно, применению подлежат положения действующего ЖК РФ независимо от того, когда были прекращены семейные отношения.

Хотелось бы отметить, что невольными жертвами юридической терминологии стали рядовые российские граждане, которые при прекращении семейных отношений с собственником жилья полагали, что защищены статьей 127 ЖК РСФСР, гарантировавшей им сохранение права пользования жилым помещением.

Интересной представляется позиция Верховного Суда РФ о правах бывшего члена семьи собственника, отказавшегося от участия в приватизации жилья, при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу.

В соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29.12.2004 г. № 189 «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений части 4 статьи 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Положения части 2 статьи 292 ГК РФ предусматривают, что переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

В соответствии со статьей 2 Закона РФ от 4.07.1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане, занимающие жилые помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти жилые помещения в собственность.

Верховный Суд РФ отметил, что в соответствии со статьей 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (СЕРОЕ ВЫДЕЛЕНИЕ СОЕДИНЯЕТ ОДИН ЛИД – т.е. в этом абзаце всего 1 лид) граждане, занимающие жилые помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти жилые помещения в собственность. Суд в толковании обязательного при приватизации жилого помещения согласия лица отметил, что оно исходило из того, что право пользования данным жилым помещением для него будет носить бессрочный характер, следовательно, его права должны быть учтены при переходе права собственности на жилое помещение другому лицу, поскольку иное толкование нарушало бы положения статьи 40 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен своего жилища.

Часть 1 статьи 558 ГК РФ предусматривает, что при продаже жилого дома, квартиры, части жилого дома существенным условием совершения сделки является перечень лиц, сохраняющих в соответствии с законом право пользования жилым помещением после его приобретения покупателем, с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением, в которых эти лица проживают. Несоблюдение данного требования влечет невозможность заключения договора, так как не достигнуто соглашение по всем существенным условиям.

Следовательно, полагает Верховный Суд РФ, если бывший член семьи собственника, имевший с ним равные права на приватизацию, отказался от права собственности на приватизируемое жилье, дав согласие иному лицу, то при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу он сохраняет вещное право постоянного бессрочного пользования жилым помещением и не может быть выселен.

Противоречивым и непоследовательным является толкование Верховного Суда РФ положений, связанных с возможностью признания утратившим право пользования бывшего члена семьи, который прекратил семейные отношения с собственником жилого помещения до введения в действие нового ЖК РФ в марте 2005 года. Правоприменитель считает, что в данном случае могут быть применены положения, предусмотренные частью 3 статьи 6 ЖК РФ, о длящихся отношениях, то есть отношениях, возникших до введения в действие ЖК РФ. Следовательно, на бывших членов семьи, утративших семейные отношения с собственником жилого помещения, могут быть распространены нормативные положения, предусмотренные частями 4, 5 статьи 31 ЖК РФ.

С другой стороны, суд истолковал право пользования бывшего члена семьи собственника, отказавшегося от права собственности на приватизируемое жилье и давшего согласие на приватизацию жилого помещения другому лицу, как право постоянного, бессрочного пользования жилым помещением, исходя из того, что лицо, давшее согласие на приватизацию, полагало, что право на пользование жильем носит бессрочный характер, поскольку иное толкование нарушало бы положения статьи 40 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен своего жилища.

ВЫВОДЫ

Из изложенного видно, что в первом случае правоприменитель исходит из характера длящихся отношений и не учитывает, что бывшие члены семьи собственника также полагали, что их право пользования жилым помещением после утраты семейных отношений будет устойчивым на основании статьи 127 ЖК РСФСР, которая предусматривала, что право пользования жилым помещением сохраняется за членами семьи собственника и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения.

В другом случае Верховный Суд РФ при отсутствии соответствующей правовой нормы, устанавливающей постоянный характер пользования жилым помещением при переходе права собственности от бывшего члена семьи собственника к другому лицу, исходит из приоритета конституционного права человека на жилье и невозможности его произвольного лишения.

Таким образом, в отношении бывших членов семьи собственника жилого помещения правоприменитель при разъяснении положений ЖК РФ исходит из различных концептуальных установок при толковании закона в зависимости от оснований утраты семейных отношений членов семьи с собственником жилого помещения.

Применение к бывшим членам семьи собственника, утратившим семейные отношения до 01 марта 2005 года, положений части 4 статьи 31 ЖК РФ о возможности выселения последних, по мнению автора, противоречит части 1 статьи 40 Конституции РФ, гарантирующей неотъемлемое и неотчуждаемое право на жилое помещение.

Действительно, согласно ч.4 ст.31 ЖК РФ право пользования за бывшим членом семьи собственника не сохраняется; однако нормы данной статьи не распространяются на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом его приватизировавшим.

Следует согласиться с автором в том, что жилищные отношения с участием указанных субъектов носят длящийся характер.
Однако, представляется, что нормы ч.4 ст.31 ЖК РФ направлены, прежде всего, на защиту абсолютного характера прав собственника, предоставившего членам семьи свое жилое помещение. В данном случае следует признать, что регистрация членов семьи в жилом помещении собственника не будет являться основанием для возникновения прав на жилое помещение у членов семьи собственника.
Иначе обстоит дело с бывшими членами семьи собственника, приватизировавшего жилое помещение на себя. В соответствии с действующим законодательством приватизация не является основанием прекращения права пользования жилым помещением у иных лиц, также имевших право на участие в приватизации.

Связано это с тем, что до приватизации жилого помещения члены одной семьи проживали в жилом помещении на условиях договора социального найма (как правило), имели равные права пользования жилым помещением. Можно предположить, что жилое помещение предоставлялось изначально на всех членов семьи, которые были поставлены на учет в качестве нуждающихся.
Таким образом, представляется, что различие в подходах, детально проанализированных автором в отношении бывших членов семьи собственника, связано, прежде всего, с различными основаниями возникновения права пользования у бывших членов семьи собственника.

Дайджест:
Невольными жертвами юридической терминологии стали рядовые российские граждане, которые при прекращении семейных отношений с собственником жилья полагали, что защищены статьей 127 ЖК РСФСР

Например, решение Одинцовского городского суда от 09.11.2009 г. по делу №2-6607/2009~ М-5864/2009 по иску о признании утратившим право пользования З. и снятии его с регистрационного учета // Канцелярия Одинцовского городского суда Московской области.

Определение Московского областного суда от 24.04.2006 г. по делу №33-4229 // Справочно-правовая база «КонсультантПлюс».

См. напр.: Абдулаев М.И. Теория государства и права. — С-Пб., 2003. С. 195–198; Венгеров А.Б. Теория государства и права. 3-е изд., исправ. и доп. — М., 2006. С. 451–476; Марченко М.Н. Теория государства и права. 2-е изд. перераб. и доп. — М., 2003. С. 585–591; Хропанюк В.Н. Теория государства и права. — М., 2000. С. 306–329.

См.: Дмитрук В.Н. Теория государства и права. — М., 2002. С. 100.

См.: Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. — М., 2005. С. 22.

Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 г. № 188–ФЗ (ред. от 13.05.2008 г). // СЗ РФ, 2005, № 1, ст. 14, 2006, № 1, ст. 10, № 52 (ч.1), ст.5498, РГ № 297, от 31.12.2006; СЗ РФ, 2007, № 43, ст. 5084, 2008, № 17, ст. 1756, № 20, ст. 2251

Федеральный закон от 29.12.2004 г. № 189 «О введение в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (в ред. от 01.12.2007 г.) // «Парламентская газета» № 7-8, 15.01. 2005; РГ, 31.12. 2006; СЗ РФ, 2007, № 1, ст. 14, № 49, ст. 6071.

См: Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. М.М. Коршунова. — М. 2005. С. 32–33; Ледовских Н.Л. Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации. Поглавный. — М., 2005. С. 42; Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Жуйкова. — М., 2007. С. 46.

«Бюллетень Верховного Суда РФ». 2008. № 1.

Жилищный Кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 24. 06.1983 г.) // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 26, ст. 883. Утратил юридическую силу.

Федеральный закон от 29.12.2004 г. № 189 «О введение в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (в ред. от 01.12. 2007 г.) // «Парламентская газета» № 7-8, 15.01. 2005; РГ, 31.12. 2006; СЗ РФ, 2007, № 1, ст. 14, № 49, ст. 6071.

Закон Российской Федерации от 4.07.1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в ред. от 29.12.2004 г., с изм. От 15.06.2006 г., с изм. и доп., вступившими в силу 01.03.2007 г., с изм. 11.06.2008 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 28, ст. 959; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № 2, ст. 67; Собрание законодательства РФ, 1994, № 16, ст. 1864; 1998, № 13, ст. 1472; 2001, № 21, ст. 2063; 2002, № 21, ст. 1918; 2004, № 27, ст. 2711; «Парламентская газета» № 7-8, 15. 01. 2005; РГ, 29. 12. 2005; РГ, 18.06.2008.

Гражданское право (общая часть). Гражданские правоотношения. Автор: Свистунова Т.В., редактор: Александрова Л.И.

Легальное определение срока исковой давности дано в статье 195 ГК РФ, в которой указано, что «исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено». Исходя из указанной статьи, срок исковой давности имеет следующие признаки:

1. Он предназначен для принудительной защиты права, при этом – не всякой защиты, а лишь судебной путем предъявления иска.

2. Срок исковой давности предназначен лишь для защиты нарушенного права (иск о присуждении) и, следовательно, не предназначен для исков о признании права. По этой причине течение срока давности, например по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу (п. 10 Постановления пленума Верховного Суда РФ и пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. № 15 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»50).

3. Срок исковой давности применяется судом лишь в отношении того и только того лица, право которого нарушено. По этой причине, в частности, при предъявлении иска ликвидационной комиссией от имени ликвидируемого юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии. По этой же причине в отношении требований юридического лица довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения срока исковой давности (пп. 12 и 13 Постановления пленума Верховного Суда РФ и пленума Высшего арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»51).

4. Помимо вышесказанного, следует отметить, что срок исковой давности в силу статьи 3 ГК РФ распространяется лишь на отношения, регулируемые гражданским законодательством, если законодательством не установлено иное. В частности, в силу этого обстоятельства правила ГК РФ не распространяются на сроки давности для взыскания налоговых санкций.

Назначение исковой давности – предоставить потерпевшему строго определенный, но вполне достаточный срок для защиты его права. По истечении исковой давности потерпевший лишается возможности принудительной (судебной) защиты своего права, но само нарушенное право сохраняется. В силу этого сроки исковой давности не являются пресекательными, истечение которых влечет утрату права.

В соответствии с классификацией сроков можно выявить следующие особенности срока исковой давности:

1) он может быть установлен лишь законом;

2) он является сроком-периодом (периодом времени), а не сроком-моментом;

3) он установлен императивно (т.е. обязателен для субъектов правоотношения и не может изменяться по их соглашению – ст.198 ГК);

4) он абсолютно определен, т.е. он позволяет точно установить момент или период времени, с наступлением или истечением которого связываются правовые последствия (в частности, путем указания продолжительности срока с одновременным определением начала течения срока);

5) он может быть как общим, так и специальным;

6) он является общим (по отношению к сроку частному, например, сроку, который дается на защиту субъективного гражданского права после приостановления или восстановления срока давности);

7) он является сроком для защиты субъективного гражданского права, что позволяет ему занимать равноправное (наряду со сроками осуществления прав и исполнения обязанностей) положение в системе гражданско-правовых сроков и механизме правореализации. Как справедливо замечает Ю.К. Лебедева, «утверждение о материально-право­вой природе института исковой давности базируется именно на выделении их как самостоятельной группы в системе гражданско-правовых сроков при классификации по основополагающему признаку – назначению сроков в процессе правового регулирования»52;

8) он является сроком правопрекращающим (точнее сказать, сроком, прекращающим правомочие на принудительную защиту субъективного гражданского права, что не означает прекращения самого права).

Основные правила применения исковой давности установлены в Гражданском кодексе и носят императивный характер. Большое значение для правильного применения норм об исковой давности имеет Постановление пленумов Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

В соответствии с п. 1 ст. 199 ГК предъявление иска в суд возможно и после истечения давностного срока. Суд не вправе отказать в рассмотрении такого требования, в частности потому, что лишь в результате разбирательства можно установить, истекла ли в действительности исковая давность и не имелось ли обстоятельств, влекущих ее перерыв, приостановление или восстановление. Право требовать судебного разбирательства (право на иск в процессуальном смысле) реализуется заявителем независимо от истечения давностных сроков, а право на получение принудительной защиты прекращается по истечении срока исковой давности.

В соответствии с советским законодательством (ст. 44 ГК РСФСР 1922., ст. 82 ГК РСФСР 1964 г.) суд был обязан рассмотреть вопрос об исковой давности автоматически, независимо от того, ссылался ли ответчик в возражениях против иска на пропуск истцом давностного срока. Гражданское законодательство Российской Федерации не предусматривает права суда по собственной инициативе применять исковую давность, установив в ст.199 ГК императивное правило о применении исковой давности только по заявлению сторон. Иначе говоря, исковая давность действует как возражение против иска, которое ответчик вправе выдвигать или не выдвигать. Если ни в отзыве на иск, ни в ходе разбирательства ответчик не ссылается на истечение исковой давности, суд (в том числе и суд второй инстанции) не вправе учитывать истечение исковой давности при вынесении решения.

По общему правилу исковая давность распространяется на все гражданские правоотношения. В виде исключения срок исковой давности не применяется к ряду требований, которые прямо указаны в законе. Так, в ст. 208 ГК указано, что исковая давность не распространяется на требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом; на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов; на требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. В последнем случае требования, предъявленные по истечении срока давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Исковая давность не применяется также к требованию собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (негаторный иск). Законом могут быть установлены и иные требования, на которые не распространяется действие исковой давности. «Общий смысл нормы о неприменении исковой давности к нарушениям личных неимущественных и других прав ясен – этим правам предоставляется повышенная правовая защита»53.

Значение сроков исковой давности заключается в следующем:

1. Они способствуют устойчивости правопорядка и стабильности имущественных отношений. Наличие сроков исковой давности побуждает стороны в своевременно заботиться об осуществлении и защите своих и тем самым служит укреплению дисциплины в обороте54.

2. Исковая давность призвана содействовать устранению неустойчивости, неопределенности в отношениях между участниками гражданского оборота. При ее отсутствии управомоченное лицо (потерпевший) могло бы сколь угодно долго держать неисправного должника (нарушителя) под угрозой применения государственно-принудительных мер воздействия, не реализуя свой интерес в защите нарушенного права. Кроме того, по истечении длительного периода времени затрудняется собирание доказательств (свидетели могут забыть существенные обстоятельства, документы теряются и т.д.). Таким образом, установление исковой давности, «побуждая сторону к обращению в суд за защитой своего права, одновременно служит и интересам другой стороны, и интересам правопорядка в целом»55.

3. Отсутствие исковой давности создавало бы неопределенность и постоянную опасность возникновения негативных последствий для участников правоотношений и не служило бы интересам гражданского оборота в целом. «Введением института исковой давности вообще не имеется в виду кого-то наказывать, для кого-то создавать выгоды. Задача института исковой давности состоит в том, чтобы, не расшатывая правоотношений, не подрывая их прочности, вместе с тем устранить неопределенность правоотношений»56.

4. Нельзя сбрасывать со счетов и соображения справедливости. Отсутствие разумных временных ограничений для принудительной зашиты гражданских прав ущемляло бы охраняемые законом права и интересы ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могут заранее учесть необходимость собирания и сохранения соответствующих доказательств. Кроме того, длительное непредъявление иска истцом обычно свидетельствует о том, что он либо не слишком заинтересован в осуществлении своего права, либо не твердо уверен в обоснованности своих требований.

Виды сроков исковой давности.

Сроки исковой давности могут быть общими и специальными. Общий срок исковой давности, равный трем годам (ст. 196 ГК), распространяется на все правоотношения, кроме тех, в отношении которых установлены специальные сроки. Для отдельных требований закон устанавливает специальные сроки исковой давности как сокращенные, так и более длительные по сравнению с общим сроком (п. 1 ст. 197 ГК). Большинство специальных сроков является менее продолжительными, чем общий срок давности, т.е. сокращенными. Сокращенные сроки исковой давности призваны стимулировать скорейшее предъявление иска для правильного разрешения дела. «В частности, в случаях краткой давности имеется в виду возможно скорее внести определенность в отношении лица, обязанного к лицу управомоченному»57. ГК РФ предусматривает следующие специальные сроки исковой давности:

1) по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки – десять лет и начинается со дня, когда началось ее исполнение. Иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (ст. 181 ГК);

2) для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда (кроме зданий и сооружений) – один год (ст. 725 ГК РФ);

3) по требованиям, вытекающим из перевозки груза, – один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами (ч. 3 ст. 797 ГК). В последних установлено, что течение исковой давности по требованиям, предъявляемым к перевозчикам, начинается с момента получения ответа на заявленную претензию или по истечении срока, установленного для ответа на нее;

4) по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, – два года (ст. 966 ГК).

Следует отметить, что в зарубежных правопорядках общие сроки исковой давности, как правило, гораздо более продолжительны и могут исчисляться несколькими десятилетиями (что служит, прежде всего, интересам управомоченных лиц). Например: во Франции – 30 лет – для всех требований, по которым закон не предусматривает более коротких сроков. От 6 месяцев до 10 лет – по искам между коммерсантами и некоммерсантами, возникшими в связи с их торговой деятельностью. В Германии общий срок исковой давности – 30 лет; от 6 месяцев до 2 лет – по искам между коммерсантами; от 6 месяцев до 3–4 лет – по искам из сделок повседневного оборота; 3 года – по искам о возмещении причиненного деликтом вреда. В Великобритании 12 лет – по искам из контрактов за печатью; 6 лет – по искам из неформальных контрактов. В США от 4 до 10 лет – в зависимости от законодательства штата58.

В соответствии со ст. 1208 ГК РФ в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом, исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению. Права и обязанности сторон по внешнеэкономическим сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении сделки или в силу последующего соглашения (п. 3 ст. 1211 ГК РФ). Поэтому сроки и порядок течения исковой давности применяют в зависимости от того, право какой страны было выбрано сторонами сделки. При отсутствии такого соглашения применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом59.

Оставьте комментарий