ГК РФ факторинг

Статья 824 ГК РФ. Договор финансирования под уступку денежного требования

1. По договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга) одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух следующих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:

1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);

2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);

3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;

4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.

2. Обязательства финансового агента (фактора) по договору факторинга могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

3. В части, не урегулированной настоящей главой, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 настоящего Кодекса.

4. Участники гражданского оборота могут заключать также иные договоры, в соответствии с которыми осуществляется уступка денежных требований и которые предусматривают обязанность одной из сторон совершить одно или несколько действий, указанных в подпунктах 1 — 4 пункта 1 настоящей статьи.

5. Если в силу договора факторинга финансовый агент (фактор) несет обязанности по оплате цены приобретенных им денежных требований, по предоставлению клиенту займа (кредита) или по оказанию клиенту услуг, к отношениям сторон по договору факторинга применяются правила соответственно о купле-продаже, займе (кредите), возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит положениям настоящей главы и существу отношений по договору факторинга.

См. все связанные документы >>>

Факторинг — это второе название договора финансирования под уступку денежного требования. Этот договор позволяет кредитным и коммерческим организациям выкупать денежные требования, добиваясь тем самым повышения своих доходов. Договор этот выгоден и для тех, кто уступает денежное требование финансовому агенту за возможность уже сейчас, а не в будущем получить денежные средства для своего развития. Факторинг имеет сходство с договором цессии. Однако он отличается спецификой предмета договора.

Настоящая статья определяет круг лиц, включенных в отношения, связанные с факторингом. Это финансовый агент, который передает другой стороне, клиенту, денежные средства, а клиент передает финансовому агенту денежные требования к третьему лицу, должнику. Итак, в отношениях участвуют финансовый агент, кредитор и должник. Факторинг может использоваться и как средство обеспечения денежных обязательств клиента перед финансовым агентом.

Кроме обязательства передать денежные средства клиенту, в договоре факторинга могут быть предусмотрены перечисленные в пункте 2 обязательства. Они представляют собой различные услуги, связанные с предметом договора, предоставляемые клиенту.

Предметом договора финансирования под уступку денежного требования являются денежные обязательства должника перед кредитором, клиентом финансового агента, а также денежные средства финансового агента.

Комментарий к статье 824 Гражданского Кодекса РФ

Факторинг — это второе название договора финансирования под уступку денежного требования. Этот договор позволяет кредитным и коммерческим организациям выкупать денежные требования, добиваясь тем самым повышения своих доходов. Договор этот выгоден и для тех, кто уступает денежное требование финансовому агенту за возможность уже сейчас, а не в будущем получить денежные средства для своего развития. Факторинг имеет сходство с договором цессии. Однако он отличается спецификой предмета договора.

Настоящая статья определяет круг лиц, включенных в отношения, связанные с факторингом. Это финансовый агент, который передает другой стороне, клиенту, денежные средства, а клиент передает финансовому агенту денежные требования к третьему лицу, должнику. Итак, в отношениях участвуют финансовый агент, кредитор и должник. Факторинг может использоваться и как средство обеспечения денежных обязательств клиента перед финансовым агентом.

Кроме обязательства передать денежные средства клиенту, в договоре факторинга могут быть предусмотрены перечисленные в пункте 2 обязательства. Они представляют собой различные услуги, связанные с предметом договора, предоставляемые клиенту.

Предметом договора финансирования под уступку денежного требования являются денежные обязательства должника перед кредитором, клиентом финансового агента, а также денежные средства финансового агента.

Другой комментарий к статье 824 ГК РФ

1. Финансирование под уступку денежного требования является новым для отечественного гражданского права институтом.

Вместе с тем подобные операции известны многим зарубежным правопорядкам и получили широкое распространение в международной торговой практике. Их унифицированное правовое регулирование содержится в рамках Оттавской конвенции УНИДРУА о международном факторинге 1988 г. (далее — Конвенция о факторинге), а также Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г. (далее — Конвенция ООН об уступке). Хотя Россия не участвует в указанных международных договорах, большинство их норм и принципов либо непосредственно восприняты отечественным правопорядком и нашли свое закрепление в рамках гл. 43 ГК, либо могут использоваться в качестве ориентира при толковании и применении соответствующих законодательных положений.

КП: примечание.

Монография Л.А. Новоселовой «Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

2. В юридической литературе рассматриваемый договор зачастую именуется факторингом. Между тем в настоящее время факторинг представляет собой лишь одну из возможных форм финансирования под уступку требования наряду с форфейтингом, проектным финансированием, секьюритизацией, рефинансированием (подробнее см.: Ефимова Л.Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. М., 2000. С. 243 — 248; Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004. С. 339 — 341).

Правила гл. 43 ГК имеют значение общих положений относительно всех указанных выше форм финансирования под уступку денежного требования.

3. Одним из основных элементов договора финансирования под уступку денежного требования является уступка права требования. Поэтому даже в отсутствие специальной нормы правила § 1 гл. 24 ГК о цессии подлежат применению к рассматриваемому договору, если они не противоречат положениям гл. 43 ГК.

4. В п. 1 коммент. ст. сформулировано определение договора финансирования под уступку денежного требования.

Данный договор может быть заключен как по модели консенсуального (когда обе стороны принимают на себя обязанности соответственно по передаче денежных средств и по уступке денежного требования), так и по модели реального договора.

Консенсуальный договор финансирования под уступку требования является взаимным. Что касается реального договора, то он по общему правилу носит односторонний характер (исключение составляют случаи, предусмотренные п. 2 коммент. ст. 824 ГК, когда договором на финансового агента возлагаются обязанности по оказанию клиенту дополнительных услуг).

Рассматриваемый договор является возмездным, поскольку исполнение каждой из сторон своих обязанностей обусловлено встречным имущественным предоставлением контрагента. При этом в качестве вознаграждения финансового агента выступает разница («дисконт») между номинальной стоимостью уступаемого клиентом требования и размером предоставляемого финансирования.

5. В рамках рассматриваемого договора денежные требования обычно уступаются финансовому агенту в обмен на предоставление клиенту соответствующих денежных средств, выступая, по сути, в качестве способа возврата клиентом кредита (схема «покупки»).

Наряду с этим абз. 2 п. 1 коммент. ст. предусматривает возможность использования уступки денежного требования и в качестве способа обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом (схема «обеспечения») (см. коммент. к ст. 831 ГК).

6. Предметом рассматриваемого договора являются, с одной стороны, денежные средства, передаваемые клиенту, а с другой — денежное требование клиента к третьему лицу, которое уступается финансовому агенту.

В рамках договора финансирования возможна уступка лишь денежных требований, вытекающих из договора (см. коммент. к ст. 826 ГК). Возмездное отчуждение иных имущественных прав (если оно принципиально возможно с учетом их характера) опосредуется иными договорами, в частности куплей-продажей.

Круг существенных условий договора финансирования ограничивается лишь условием о предмете. Отсутствие в конкретном договоре иных условий не влечет признания его незаключенным и должно восполняться с помощью общих правил об обязательствах (гл. 22 ГК).

7. Помимо основной обязанности по предоставлению финансирования, договором на финансового агента может быть возложено оказание клиенту дополнительных финансовых и коммерческих услуг, например ведение бухгалтерского учета, обработка и выставление счетов и т.п. (п. 2 коммент. ст.). Договор, содержащий подобные условия, следует считать смешанным, а к отношениям сторон применять наряду с правилами гл. 43 ГК нормы о возмездном оказании услуг (поручении, агентировании и проч.).

По смыслу коммент. ст. оказание дополнительных услуг является не обязательным, а лишь факультативным элементом рассматриваемого договора. Обязанности финансового агента могут ограничиваться лишь предоставлением финансирования. В этом вопросе ГК не воспринял положения Конвенции о факторинге, ст. 1 которой предусматривает возложение на финансового агента по меньшей мере двух из следующих функций: финансирование поставщика; ведение учета по причитающимся суммам; предъявление к оплате денежных требований; защита от неплатежеспособных должников.

8. Содержащееся в коммент. ст. определение договора финансирования, к сожалению, не позволяет однозначно определить признаки, на основании которых возможно разграничение между рассматриваемым договором и другими договорными конструкциями, в рамках которых возможна передача права требования (в частности, куплей-продажей). В доктрине этот вопрос также не получил однозначного решения (см., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга пятая: В 2 т. Т. 1. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. М., 2006. С. 542 — 548 (автор главы — В.В. Витрянский)). Такая неопределенность порождает сложности в правоприменительной деятельности, не способствует развитию отношений финансирования под уступку требования и должна быть устранена законодателем. В качестве квалифицирующих для рассматриваемого договора целесообразно было бы использовать признаки, указанные в ст. 1 Конвенции о факторинге.

Какой-либо инвестиционный институт, например банк, выступая в качестве финансового агента займа, осуществляет размещение облигаций на рынке ценных бумаг, т. е. берет на себя в этом случае роль посредника между владельцем облигаций и заемщиком, одновременно становясь гарантом возвратности средств инвестора в случае неудачи программы строительства. Поручителем (гарантом) по жилищным сертификатам может выступать банк, страховая компания.  

Банк, выступивший финансовым агентом и гарантом по займу, обязан в ситуации массовой продажи облигаций держателями и нехватки собственных средств эмитента подключиться к скупке облигаций с целью обеспечения подстраховки эмитента на период между выкупом облигаций и их дальнейшей перепродажей и кредитованием продолжения строительной программы.  
В соответствии со ст. 824 ГК по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.  
Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.  
Факторинговое обслуживание наиболее эффективно для малых и средних предприятий, которые традиционно испытывают финансовые затруднения из-за несвоевременного погашения долгов дебиторами, и ограниченности доступных для них источников кредитования. Кроме того, обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки. Благодаря последнему малые и средние фирмы экономят на оплате высококвалифицированных бухгалтерских, юридических и других служб.  
Воспользовавшись услугой банка по финансированию под уступку денежного требования, предприятие получает необходимые ему денежные средства. Следует учесть, что если уступка денежного требования финансовому агенту осуществляется в целях обеспечения ему обязательства клиента, то финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования (ст. 831 ГК РФ). Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались недостаточными для покрытия задолженности клиента, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.  
По договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает или обязуется передать клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента-кредитора к должнику, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.  
Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, предоставление других финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.  
В качестве финансовых агентов эти договоры могут заключать кредитные организации, а также другие коммерческие организации при наличии соответствующей лицензии.  
Денежное требование, являющееся предметом уступки, определяется в договоре клиента с финансовым агентом так, что позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее, чем в момент его возникновения.  
Должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента или от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.  
Исполнение должником денежного требования перед финансовым агентом освобождает первого от соответствующего обязательства перед клиентом.  
Если по условиям договора финансирования под уступку денежного требования финансирование клиента осуществляется путем покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование.  
В том случае, когда уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения обязательства клиента и договором не предусмотрено иное, финансовый агент представляет отчет клиенту и передает ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.  
В случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник может предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту.  
Должник, имеющий право получить непосредственно с клиента суммы, уплаченные финансовому агенту в результате уступки требования, вправе требовать возвращения этих сумм финансовым агентом, если доказано, что последний не исполнил своего обязательства осуществить клиенту обещанный платеж, связанный с уступкой требования, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования.  
Реализация финансовым агентом услуг финансирования под уступку денежного требования, а также реализация новым кредитором, получившим указанное требование, финансовых услуг  
Первый недостаток косвенных налогов заключается в их обратной пропорциональности платежеспособности потребителей, другими словами — в их регрессивном характере. Во-вторых, косвенные налоги отличаются тем, что требуют больших расходов на взимание. Необходимо содержать большой персонал для наблюдения за производством обложенных товаров, чтобы товары не проникли на рынок без обложения. На каждом заводе должны быть особые финансовые агенты, которые следят за производством и за отпуском товаров из предприятий. Таможенные налоги требуют содержания целой армии таможенной стражи по всей границе государства для надзора за тем, чтобы не провозились и не проносились контрабандные товары.  
Финансирование под уступку денежного требования подразумевает сделку по передаче денежных средств от одной стороны (финансового агента) другой стороне (клиенту) в счет денежного требования третьему лицу (должнику). Денежное требование, таким образом, переходит от клиента к финансовому агенту. По сути своей это факторинговая операция, которая может осуществляться банком, кредитной организацией или иной организацией, имеющей лицензию на оказание такого рода финансовых услуг.  
При получении дохода от реализации финансовым агентом услуг финансирования под уступку денежного требования, а также дохода от реализации новым кредитором, получившим указанное требование, финансовых услуг. дата получения дохода определяется как день последующей уступки данного требования или исполнения должником данного требования.  
Рассмотрим основные вопросы финансирования под уступку денежного требования, являющегося разновидностью факторинговых операций. По договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает или обязуется передать другому клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к должнику, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.  
Создание эффективного финансового агента в помощь Казначейству в управлении его долгом и платежами, расходами и валютными сделками.  
Согласно п. 2 ст. 824 ГК РФ, обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, которые являются предметом уступки. Налоговая база в данном случае будет определяться как стоимость данных услуг, исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со ст. 40 НК РФ, без включения НДС и налога с продаж (п. 3 ст. 155 НК РФ).  
Подобная иерархическая сеть может быть более реалистичной моделью сложной сети связей между финансовыми агентами, чем решетка на евклидовой плоскости, используемая в главах 4 и 5 на Рис. 47 — Рис. 50.  
Форфейтинг (от англ, forfeiting — отказ от прав) — банковская операция по приобретению финансовым агентом коммерческого обязательства заемщика (покупателя, импортера) перед кредитором (продавцом, партнером).  
В начале 20-х гг. налоги взимались различными органами — наркоматами продовольствия, финансов, труда и др. В период нэпа централизованное управление налогами и госдоходами осуществлялось Народным комиссариатом финансов (Наркомфином), на местах — финансовыми инспекторами, их помощниками и финансовыми агентами. В 1921 г. в составе Наркомфина создается управление налогов и государственных доходов. Должности податных инспекторов при уездных финансовых отделах упраздняются. Контроль за взиманием налогов возлагается на финансовых инспекторов, переданных в подчинение губернских финансовых отделов.  
Финансирование под уступку денежного требования Финансовый агент (от латинского agens (agentis) -действующий) Передать клиенту денежные средства в счет его денежного треббвания 824 Клиент Уступить финансовому агенту денежное требование 824 Должник Произвести платеж финансовому агенту 830  
Не следует путать цессию (уступку требования) с факто-р ингом (финансирован йен под уступку денежного требовал ия). Цессия — это перемена лиц в обязательстве факторинг — продажа дебиторской задолженности. По договору факторинга одна сторона (финансовый агент), являющаяся покупателем задолженности, передает или обязуется передать другой стороне (клиент) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитор) к третьему лицу (должник), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить это требование финансовому агенту. Более наглядно отличия факторинга от цессии представлены в табл. 6.  
Факторинг Формафинансирова-ния новым кредитором (финансовым агентом) предпринимательской деятель-ности прежнего кредитора (клиента), основанная на уступке последним денежного требования к должнику  
Возмездное финан- Финансовый агент Только денеж-сирование (креди- может иметь дополни- ная форма тование) клиента тельные обязанности оплаты по ведению для клиента бухгалтерского учета, представлению клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки  
АДМИНИСТРИРУЕМОЕ ДЕПОНИРОВАНИЕ — ценные бумаги, сданные в банк на хранение и администрируемые этим банком как сточки зрения их классификации, так и с точки зрения их движения на бирже, т.е. банк выступает в роли финансового агента фирмы.  
Общая концепция работает сходным образом во многих различных областях знания структура и развивающаяся организация, образующиеся из соревнования между, по крайней мере, одной дезорганизующей и одной организующей силами. В случае слизистой почвы, дезорганизующая сила — это непосредственная тенденция клеток к самостоятельным блужданиям. Упорядочивающая сила берет начало от взаимодействий, происходящих через выпуск и реакцию клеток на циклический АМФ. Относительная мощь этих двух сил определяет, самоорганизовываются ли клетки слизистой плесени в отдельное существо или живут своей собственной раздельной жизнью. Подобная борьба между порядком и дезорганизующими силами между финансовыми агентами будет описана в главе 5. Концепция, гласящая, что кооперативное поведение ведет к появлению самоорганизации в новые модели, красной нитью проходит через эту книгу. Сила, полученная при самоорганизации, хорошо иллюстрируется картинкой Рис. 46.  
Центральный банк является финансовым агентом правительства. Он осуществляет кассовое обслуживание государственного бюджета. Иногда airy функцию выполняют уполномоченные коммерческие банки или специально организуемое казначейство. В задачу центрального банка входит выпуск и погашение государственных ценных бумаг.  

Факторинг

Фáкторинг (англ. factoring от англ. factor — посредник, торговый агент) — это комплекс финансовых услуг для производителей и поставщиков, ведущих торговую деятельность на условиях отсрочки платежа.

В операции факторинга обычно участвуют три лица: фактор (факторинговая компания или банк) — покупатель требования, поставщик товара (кредитор) и покупатель товара (дебитор). В некоторых случаях, здесь может быть и четвёртая сторона-посредник, которая, например, предоставляет площадку или электронную платформу для совершения факторинговых сделок.

Основной деятельностью факторинговой компании является кредитование поставщиков путём выкупа краткосрочной дебиторской задолженности, как правило, не превышающей 180 дней. Между факторинговой компанией и поставщиком товара заключается договор о том, что ей по мере возникновения требований по оплате поставок продукции предъявляются счета-фактуры или другие платёжные документы. Факторинговая компания осуществляет дисконтирование этих документов путём выплаты клиенту 75−90 % стоимости требований. После оплаты продукции покупателем факторинговая компания доплачивает остаток суммы поставщику, удерживая процент с него за предоставленный кредит и комиссионные платежи за оказанные услуги.

Виды факторинга

Существует большое количество разновидностей факторинговых услуг, отличающихся друг от друга прежде всего степенью риска, который принимает на себя факторинговая компания.

Факторинг с регрессом (англ. recourse factoring) — вид факторинга, при котором фактор приобретает у клиента право на все суммы, причитающиеся от должника. Однако в случае невозможности взыскания с должника сумм в полном объёме клиент, переуступивший долг, обязан возместить фактору недостающие денежные средства.

Факторинг без регресса (англ. non recourse factoring) — вид факторинга, при котором фактор приобретает у клиента право на все суммы, причитающиеся от должника. При невозможности взыскания с должника сумм в полном объёме факторинговая компания потерпит убытки (правда, в рамках выплаченного финансирования клиенту).

Факторинг бывает открытым (с уведомлением дебитора об уступке) и закрытым (без уведомления). Если при открытом факторинге должник платит напрямую фактору, то в закрытом факторинге должник платит сначала клиенту, а тот уже перечисляет эту сумму фактору. Также он бывает реальным (денежное требование существует на момент подписания договора) и консенсуальным (денежное требование возникнет в будущем).

При участии одного фактора в сделке факторинг называется прямым, при наличии двух факторов — взаимным.

При классификации видов факторинга стоит обратить внимание на инвойс-дискаунтинг, когда, например, при заключении договора кредита право требования выступает в качестве залога, и только при невыполнении обязательств по выплате денежных средств, кредитор реализует данное право требования, засчитывая вырученную сумму в счёт обязательства должника. То есть инвойс-дискаунтинг — это кредит под залог права требования.

Факторинг называется внутренним (domestic factoring), если стороны по договору купли-продажи, а также факторинговая компания находятся в одной и той же стране.

Факторинг называется внешним (чаще используется название международный факторинг — international factoring), если фактор и его клиент (поставщик товара) являются резидентами разных государств.

Также существует, так называемый, электронный факторинг или EDI-факторинг, который отличается от традиционного тем, что работает на основе электронного документооборота. Как правило, такой вид факторинга позволяет в автоматическом режиме осуществлять сделки по подтверждению и уступке прав требования на основании пакетов электронных документов по поставкам.

Благодаря договору факторинга поставщик может сразу получить от фактора плату за отгруженный товар, что позволяет ему не дожидаться оплаты от покупателя и планировать свои финансовые потоки. Таким образом, факторинг обеспечивает предприятие реальными денежными средствами, способствует ускорению оборота капитала, повышению доли производительного капитала и увеличению доходности. Помимо финансирования оборотных средств при факторинге банк покрывает значительную часть рисков поставщика: валютные, процентные, кредитные риски и риск ликвидности.

При этом покупатель, заключая договор факторинга, получает возможность вернуть долг через более длительный срок по сравнению с коммерческим кредитом (в отдельных случаях долг пролонгируется под дополнительные обязательства), разрешается также частичное погашение долга, что стимулирует покупку товаров через факторинговые компании.

Коммерческие банки и факторинговые компании расширяют с помощью факторинга круг оказываемых услуг и увеличивают размеры прибылей.

История

Отдельные черты факторинга можно найти ещё в Древней Месопотамии эпохи царя Хаммурапи — около 2000 лет до нашей эры, и в Древнем Риме, когда торговцы применяли его в своей деятельности.

Определённый этап в развитии факторинга связан с появлением в Англии в XVII веке «Дома факторов» (House of Factors). В то время многие крупные европейские торговые дома имели своих представителей в колониях-факториях. Возглавляли подобные фактории — факторы — посредники по сбыту товара. Они должны были знать местный рынок, оценивать платёжеспособность покупателей, законы и торговые обычаи данной страны. Кроме того, факторам ставились задачи по хранению и сбыту товара, поиску новых покупателей и последующего инкассирования торговой выручки.

Бурное развитие факторинговой деятельности наблюдается в Северной Америке во второй половине XIX века. Первоначально американские факторы принимали у производителей товар для реализации, например, текстиль. Тогда из-за введения в Европе высоких таможенных пошлин, производители начали создавать собственные системы сбыта продукции, включавшие в себя и элементы производства. Американские факторы вынуждены были изменить форму своей деятельности, преобразившись из посредников при продаже товаров (agent factoring) в институты, финансирующие производителей товаров (credit factoring). Они разработали новый способ финансирования клиентов, включавший скидку и исполнение получаемых от клиентов денежных требований, а также принятие на себя финансовых рисков.

В сферу своей деятельности факторы включали также ведение бухгалтерии производителей, внесение денежных авансов в счёт будущих поступлений от контрагентов и предоставление кредитов для закупки сырья и финансирования производства. Таким образом, американские факторы начали осуществлять деятельность, типичную для банковских организаций. Эта схема настолько прижилась в США, что в настоящее время 90 % производителей текстиля используют схему факторинга.

В начале 1960-х годов началась экспансия американских товаропроизводителей в Западную Европу, что привело к активизации деятельности европейских факторинговых компаний. Были созданы две крупнейшие факторинговые ассоциации: IFG (International Factors Group) и FCI (Factors Chain International). Объём факторинговых операций неуклонно возрастал, увеличивалось количество факторинговых компаний, работающих как на внутреннем, так и на международном рынках. Этот процесс продолжается и по сей день. По данным FCI, мировой оборот факторинговых операций вырос с 1996 по 2001 годы более чем в 2,3 раза, составив 720,19 млрд евро, причём более 96 % объёма факторинга пришлось на внутренний факторинг.

Необходимость унификации регулирования факторинговой деятельности в связи с частично международным характером её использования привела к созыву в Оттаве в 1988 году дипломатической конференции по принятию проектов конвенций о международном факторинге и международном финансовом лизинге, которые были подготовлены Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА). Одним из итоговых документов данной конференции явилась Конвенция УНИДРУА о международном факторинге, подписанная 28 мая 1988 года.

Эта Конвенция сыграла значительную роль в развитии факторинговой деятельности, поскольку национальное законодательство многих государств не содержало практически никаких норм, регулирующих факторинг. Она послужила основой для разработки национального законодательства в данной области, после её принятия ряд государств ввели факторинг в систему своего гражданского права.

Современное состояние

Россия

В СССР факторинг был внедрён в 1988 году в качестве эксперимента «Промстройбанком» и «Жилсоцбанком». Из-за полного отсутствия на тот момент какой-либо методической литературы и невозможности получить доступ к мировому опыту, сущность этой услуги была довольно специфической. Факторинговым отделам переуступалась только просроченная дебиторская задолженность, соглашение заключалось как с поставщиком, так и с покупателем. Поставщику гарантировались платежи путём кредитования покупателя. Факторинговое обслуживание носило характер разовых сделок без обеспечения комплекса страховых, информационных, учётных и консалтинговых услуг, подразумеваемых факторингом.

Гражданский кодекс Российской Федерации с 26.01.1996 года содержит 43-ю главу, посвящённую отношениям факторинга, которые именуются как «финансирование под уступку денежного требования».

По данным рейтингового агентства RAEX, в 2015 году объём денежных требований, уступленных факторам, составил около 1,85 трлн рублей. Крупнейшими российскими факторами являются «Сбербанк», «ВТБ Факторинг», «Промсвязьбанк», «Альфа-Банк», банк «ФК Открытие», «Газпромбанк», «Национальная факторинговая компания», «Капитал Факторинг» и т. д.

Большинство российских факторов входят в Ассоциацию факторинговых компаний, выступающей как негосударственная некоммерческая организация и профессиональное общественное объединение участников рынка факторинга.

В 2015—2016 годах на российском рынке появились решения в сфере электронного факторинга, где все сделки по переуступке дебиторской задолженности проходят на основе юридически значимых электронных документов, заверенных электронной подписью. По оценкам аналитиков, на их долю приходится от 0,5 до 3 % от всего объёма сделок на рынке. Крупнейшая из работающих площадок — FactorPlat с оборотом порядка 3,7 млрд рублей в квартал.

Правовое регулирование факторинга

В XX веке факторинговые операции получили широкое распространение в международной коммерческой практике. Участники деловых отношений столкнулись с отсутствием правового регулирования факторинговых операций. В Европе данные операции регламентировались в основном общими нормами обязательственного права. При этом надо учитывать, что в разных правовых системах нормы гражданского права и практика их применения отличаются друг от друга.

Поэтому в мае 1988 года на международной конференции в Оттаве была принята Конвенция о международном факторинге, подготовленная Международным институтом унификации частного права. Данная конвенция помогла унифицировать ряд норм, регулирующих правовые отношения участников факторинговых сделок, и урегулировала вопросы, не имевшие решения в национальных правовых системах.

    Российская Федерация является участником Конвенции о международном факторинге c 1 марта 2015 (Федеральный закон от 05.05.2014 г. N 86-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям»).

    В России факторинг появился в марте 1996 года, когда была принята вторая часть Гражданского кодекса. В статье 824 ГК РФ даётся следующее описание факторинга как финансирования под уступку денежного требования, а само определение факторинга отсутствует:

    Иными словами, фактические долги (денежные требования) могут быть проданы кредитором определённому лицу, обладающему свободными денежными средствами (финансовому агенту), который обязуется выплатить клиенту (кредитору) причитающийся ему долг третьего лица, за вычетом собственных интересов и комиссии. Когда наступит срок платежа по указанным суммам, финансовый агент взыщет их с должника. Комиссия факторинговой компании обычно складывается из нескольких составляющих — комиссия за сервис, процент за деньги, комиссия за кредитный риск и регистрацию поставки.

    Закон различает два вида денежных требований, которые могут быть предметом уступки: срок платежа по которым уже наступил, то есть реально существующая задолженность, и платёжные обязательства, срок платежа по которым ещё не наступил (будущие требования).

    > См. также

    • Форфейтинг
    • Инвойс-дискаунтинг

    Примечания

  1. факто́ринг
  2. Деньги. Кредит. Банки: Учебник / Под ред. Г. Н. Белоглазовой. — М.: Высшее образование, 2009. — С. 163.
  3. 1 2 Трошин А. Н., Мазурина Т. Ю., Фомкина В. И. Финансы и кредит: Учебник. — М.: Инфра-М, 2009. — С. 276—277. — (Высшее образование). — 3 000 экз. — ISBN 978-5-16-003527-7.
  4. 1 2 Абалкин Л. И., Аболихина Г. Л., Адибеков М. Г. Лизинговые, факторинговые, форфейтинговые операции банков. — М.: ДеКА, 1995. — ISBN 5-86006-040-8.
  5. 1 2 3 Абашкин Ф. Ю. Финансирование оборотного капитала предприятия при помощи факторинга // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия: Экономика и финансы. — Нижний Новгород: Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского, 2004. — № 2. — С. 311—316.
  6. Бабичев С. Н., Лабзенко А. А., Подлеснова А. Ю. Факторинг. Учебное пособие. / Рубин Ю. Б.. — М.: МФПА, 2010. — С. 11. — 208 с. — ISBN 978-5-94416-063-8.
  7. Николай Томилин. Забыть о зависшей дебиторке. Банкир.ру (27 октября 2004). Дата обращения 2 февраля 2016.
  8. ГК РФ, Часть 2
  9. Рейтинговое агентство RAEX. Российский рынок факторинга в 2015 году: отраслевой сдвиг
  10. Рейтинговое агентство RAEX. Рэнкинг российских Факторов по объему уступленных им денежных требований по итогам 2015 года
  11. Сайт АФК. ОБ АССОЦИАЦИИ
  12. EDI факторинг: первый юридически значимый трехсторонний факторинг в EDI-платформе X5 Retail Group. Expert Online (22 января 2015). Дата обращения 2 сентября 2015.
  13. Торговая сеть как «фактор роста»: первые плоды электронного факторинга в России. RETAIL & LOYALTY (5 октября 2016). Дата обращения 13 октября 2016.
  14. 1 2 Карабанова К. И. Курс лекций по банковскому праву. — Волгоград: Издательство ВолГУ, 2002. — С. 219, 222. — ISBN 5-85534-663-3.

Комментарий к Ст. 824 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет понятие договора финансирования под уступку денежного требования, который в цивилистике именуется факторингом (официальным это название не является).

Данный договор — самостоятельный, о чем говорит тот факт, что регламентации посвящена отдельная глава ГК РФ.

С точки зрения систематики данный договор можно отнести к числу договоров, направленных на оказание финансовых услуг.

Отметим, что нормами комментируемой статьи не охватывается финансирование под уступку неденежного требования, которое тоже может иметь стоимость и (теоретически) может быть продано (в рамках непоименованного договора, анализ которого не является предметом данного комментария).

2. Правовая регламентация отношений финансирования под уступку денежного требования в российском праве исчерпывается нормами комментируемой главы. До вступления в силу действующего ГК РФ отношения факторинга на практике существовали, но урегулированы не были. В этом контексте следует упомянуть о Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. «О международном факторинге» (далее — Оттавская конвенция) , которая вступила в силу 1 мая 1995 г. для 16 стран (Бельгия, Великобритания, Венгрия, Гана, Гвинея, Германия (ФРГ), Италия, Латвия, Марокко, Нигерия, США, Танзания, Филиппины, Финляндия, Франция, Чехословакия). Россия не участвует в Оттавской конвенции, но, как показывает анализ норм Конвенции и комментируемой главы ГК РФ, в целом противоречий не наблюдается.

———————————
Журнал международного частного права. 1995. N 4. С. 28.

3. Часть 1 п. 1 комментируемой статьи дает определение рассматриваемого договора как договора, в силу которого финансовый агент передает либо обязуется передать клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента к третьему лицу, а клиент уступает либо обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Из данного определения можно сделать несколько выводов, на которых остановимся далее.

4. Субъекты договора факторинга имеют особые названия. Во-первых, это финансовый агент, которого доктринально называют фактором. Данный субъект осуществляет финансирование другой стороны, приобретая на тех или иных условиях принадлежащее последней требование. Статус финансового агента определяется нормами ст. 825 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье). Во-вторых, это клиент, который нуждается в финансировании и для этих целей передает фактору денежное требование к третьему лицу.

Кроме того, отношения факторинга затрагивают упомянутое третье лицо, которое субъектом договора не является.

5. Комментируемая норма определяет характеристики передаваемого клиентом фактору требования как требования, вытекающего из предоставления клиентом товара, выполнения им работ или оказания услуг. Представляется, что понятие товара в контексте комментируемой нормы должно толковаться максимально широко, т.е. включать в себя и вещи, и имущественные, в том числе исключительные, права.

Упоминание о требовании, передаваемом клиентом фактору, вызывает практическую проблему, не связанную с ответом на вопрос: может ли по договору факторинга быть передано требование внедоговорное, в частности — деликтное, кондикционное, из односторонних действий (публичного обещания награды, публичного конкурса, игр, пари, действий в чужом интересе без поручения)?

Буквальное толкование комментируемых норм приведет к отрицательному ответу на поставленный вопрос. При этом положительный ответ представляется более приемлемым с точки зрения логики и сущности рассматриваемых отношений.

Иные характеристики передаваемого требования (срок исполнения, степень определенности) регламентированы нормами ст. 826 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье).

6. Правовая природа договора финансирования под уступку денежного требования определяется нижеперечисленными параметрами, упомянутыми в комментируемой статье.

Во-первых, данный договор может быть как реальным, так и консенсуальным, поскольку допустимы и передача денежных средств в счет долга, и принятие фактором обязанности такую передачу осуществить.

Во-вторых, комментируемые нормы не содержат указаний на возмездность договора, из чего следует, что договор факторинга может быть как безвозмездным, так и возмездным. В последнем случае в договор будет включено условие о размере и порядке оплаты клиентом услуг фактора. Законодательству такое условие противоречить не будет.

На практике вознаграждение фактора, как правило, определяется косвенным образом — в виде разницы между номинальным размером требования и его стоимостью по договору. К примеру, требование к третьему лицу об уплате 1 млн. долл. фактор приобретает за 700 тыс. долл. Тем не менее вполне допустимыми представляются ситуации, когда требование за 1 млн. долл. приобретается фактором за 1 млн. долл. и дополнительных условий о вознаграждении фактора в договоре нет.

7. Часть 2 п. 1 комментируемой статьи определяет наличие особой разновидности отношений факторинга, каковой является обеспечительный факторинг. Сущность этого вида финансирования под уступку денежного требования состоит в том, что денежное требование к третьему лицу передается клиентом фактору не насовсем, а на период, пока клиент не исполнит денежное обязательство перед фактором. Таким образом, денежное требование клиента к третьему лицу является обеспечением исполнения требований по самостоятельному договору клиента и фактора.

Принципиальная разница между обычным и обеспечительным факторингом состоит в том, что обычный факторинг предполагает окончание отношений между фактором и клиентом после взаимной передачи требования и денежных средств. Соответственно, если впоследствии фактор получит от третьего лица сумму большую, нежели заплатил клиенту, разница будет являться доходом фактора. Например, денежное требование размером 1 млн. долл. было куплено фактором за 700 тыс. долл., а затем реализовано в полной сумме, т.е. третье лицо заплатило фактору 1 млн. долл. В этой ситуации 300 тыс. долл. составит прибыль финансового агента. И наоборот, если третье лицо заплатило только 300 тыс. долл. (либо не заплатило ничего), финансовый агент понесет убыток в размере соответственно 700 тыс. долл. либо 1 млн. долл.

Факторинг обеспечительный, в отличие от обычного, предполагает, что отношения между клиентом и фактором урегулированы иначе — деньги, по сути, переданы фактором клиенту в долг. Если долг возвращен своевременно и надлежащим образом, фактор возвращает денежное требование клиента к третьему лицу данному клиенту, на этом отношения прекращаются. Если клиент не вернул долг фактору, фактор имеет право потребовать исполнения требования клиента к третьему лицу. В этом случае финансовая ситуация будет иной. К примеру, если в обеспечение долга в 700 тыс. долл. было передано требование размером в 1 млн. долл., то сумму долга — 700 тыс. долл. он оставляет себе, остальное возвращает клиенту. Если фактору удалось получить только 300 тыс. долл., то в остальной части он требует возврата долга — 400 тыс. долл. с клиента.

Данные особенности обычного и обеспечительного факторинга определены нормами ст. 831 ГК РФ (подробнее об этом см. в комментарий к указанной статье).

8. Пункт 2 комментируемой статьи содержит нормы информативного характера; их цель — сообщить потенциальным контрагентам, какие положения они могут включать в договор факторинга. Интересно заметить, что данную норму сложно охарактеризовать как императивную либо диспозитивную, поскольку по сути никаких правил поведения она не устанавливает.

Стороны могут включить в договор факторинга следующие условия:

— ведение фактором для клиента бухгалтерского учета (в контексте уступаемого требования);

— предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с уступаемым денежным требованием.

С теоретической точки зрения договор, в который включены данные условия, становится смешанным, сочетающим элементы факторинга и договора на возмездное оказание услуг (гл. 39 ГК). Такая квалификация имеет практическое значение в контексте ответа на вопрос: могут ли указанные услуги быть оказаны безвозмездно? Ответ будет отрицательным, так как п. 1 ст. 779 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье) императивно устанавливает обязанность заказчика оплатить оказанные услуги.

>Обзор судебной практики по спорным вопросам финансирования под уступку денежного требования

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о финансировании под уступку денежного требования

I. Основные положения о финансировании под уступку денежного требования

В соответствии со статьей 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Договор финансирования под уступку денежного требования (или факторинг) является самостоятельным договором и регулируется специальными нормами главы 43 ГК РФ о финансировании под уступку денежного требования. В то же время, учитывая, что уступка права требования включена в данный договор, как следует из судебной практики, даже в отсутствие специальной нормы, правила о цессии, подлежат применению к рассматриваемому договору, если они не противоречат положениям главы 43 ГК РФ.
С точки зрения правовой природы данный договор можно отнести к числу договоров, направленных на оказание финансовых услуг.
Субъектами договора факторинга выступают:
— финансовый агент (фактором может выступать любая коммерческая организация без особого на то разрешения/лицензии), осуществляющий финансирование другой стороны;
— клиент, нуждающийся в финансировании и для этих целей передающий фактору денежное требование к третьему лицу (поскольку клиент передает фактору денежное требование, вытекающее из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, как правило, на его стороне выступает лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью).
Само третье лицо (должник, дебитор) субъектом договора не является. Однако стороны несут обязанность по письменному уведомлению должника об уступке денежного требования финансовому агенту, в таком уведомлении должно быть определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж (статья 830 ГК РФ). В отсутствие надлежащего уведомления должника об уступке денежного требования неосуществление платежей в пользу финансового агента является обоснованным (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 N 5339/11 по делу N А55-35414/2009). При этом при наличии двух уведомлений (об уступке и об отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от финансового агента должник будет считаться неуведомленным об уступке прав требования финансовому агенту. В таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника (Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 N 13253/11 по делу N А40-30646/10-42-270).
Договор факторинга всегда предполагает финансирование одной стороной другую; если намерения сторон договора не соответствуют данному правилу, он не может быть квалифицирован как договор факторинга (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.05.2000 N 8420/99 по делу N А12-2837/99-с19).

Исходя из положений статьи 826 ГК РФ, к существенным условиям договора факторинга относятся условие о сумме финансирования и условие о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения (Определение ВАС РФ от 11.11.2010 N ВАС-14936/10 по делу N А40-128914/09-133-367).
Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам финансирования под уступку денежного требования, а именно:
— признание договора недействительным или незаключенным;
— споры по вопросам ответственности клиента перед финансовым агентом;
— ненадлежащее уведомление должника об уступке требования;
— нарушения клиентом своих обязательств по договору;
— споры о расторжении договора финансирования под уступку денежного требования.

II. Выводы судов по спорным вопросам финансирования под уступку денежного требования

1. Признание договора недействительным или незаключенным

1.1. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.04.2015 N Ф05-1272/2015 по делу N А40-37729/14
Исковые требования:
ООО «ФАКТОРИНГОВАЯ КОМПАНИЯ «РОСТ» (финансовый агент) обратилось в суд к ООО «Никологорская мебельная мануфактура» (клиенту-поставщику), ООО «ЛюксМебель» (должнику-покупателю) с требованием о признании незаключенным договора факторинга в части уступки истцу денежных требований по накладным, указанным в платежных поручениях.
Решение суда:
В удовлетворении исковых требований отказано.
Позиция суда:
Установив, что предметом оспариваемого генерального договора закупочного факторинга являлись будущие денежные требования к должнику поставщика, во исполнение договора финансовый агент (ООО «ФАКТОРИНГОВАЯ КОМПАНИЯ «РОСТ») произвел в счет клиента (ООО «Никологорская мебельная мануфактура») 18 платежей, что подтверждается платежными поручениями, в которых имеется ссылка на номер генерального договора факторинга, его дату, а также на номер и дату накладной и указание наименование должника — ООО «ЛюксМебель»; в товарных накладных, поставка по которым была произведена после даты подписания генерального договора факторинга, содержатся сведения о том, что право денежного требования по оплате товара уступлено поставщиком финансовому агенту, при этом между ответчиками был заключен только один договор поставки, суд пришел к выводу о том, что оспариваемый договор позволяет определить условие о его предмете, документы, удостоверяющие право требования, переданы при заключении договора, имеющие значения сведения сообщены, что свидетельствует об отсутствии у сторон затруднений с определением условий и исполнением генерального договора закупочного факторинга.
Несогласование же сторонами договора факторинга тарифного плана (как условия о вознаграждении финансового агента), ввиду его отсутствия, не может являться основанием для признания договора генерального факторинга незаключенным, как нарушающее баланс прав и интересов сторон, поскольку договор фактически исполнялся сторонами.
1.2. Постановление ФАС Московского округа от 13.05.2013 по делу N А40-77804/12-58-736 (Определением ВАС РФ от 20.06.2013 N ВАС-7587/13 отказано в передаче дела N А40-77804/12-58-736 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления)

Исковые требования:
ООО «ЧИП-Н» (должник) обратилось в суд к ОАО «Московская объединенная энергетическая компания» (финансовому агенту) с требованиями о признании договоров финансирования под уступку денежного требования, заключенных между ответчиком и третьими лицами (клиентами), недействительными.
Решение суда:
В удовлетворении исковых требований отказано.
Позиция суда:
Вопреки позиции ООО «ЧИП-Н» (должника) о том, что оспариваемые договоры факторинга являются, по сути, возмездными договорами цессии, которые прикрывают договоры купли-продажи долгов, а деятельность по финансированию третьих лиц (клиентов) под уступку денежных требований ОАО «Московская объединенная энергетическая компания» (финансовым агентом) не осуществлялась, суд, отметив, что договор факторинга является разновидностью общегражданской уступки права требования (пункт 1 статьи 824 ГК РФ

8 октября 2012 года Федеральный арбитражный суд Московского округа выпустил аналитический материал, обобщающий судебную практику по факторинговым спорам. В документе анализируются положения главы 43 ГК РФ и арбитражные споры, связанные с порядком уведомления, зачетом встречных требований, обеспечительным факторингом, границами ответственности клиентов и дебиторов.

Аналитическая справка по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным с договорами факторинга (гл. 43 ГК РФ)

Раздел 1 — Вопросы судебной практики

1. В каком порядке клиент привлекается к ответственности по уступленному требованию за его исполнение должником, в случае если такая ответственность предусмотрена условиями договора факторинга.

В том случае, если предусмотренная договором факторинга ответственность клиента по смыслу данного договора является самостоятельным обязательством, порядок привлечения клиента к ответственности следует определять на основании тех условий договора факторинга, которые определяют характер данного обязательства.

Условия, предусматривающие солидарный характер ответственности, в этом случае означают, что ответственность клиента соответствует отношениям по договору поручительства.

По смыслу п. 3 ст. 827 ГК РФ условиями договора факторинга может быть предусмотрено, что, уступая право требования фактору, клиент принимает на себя также ответственность за исполнение данного требования должником. При этом в указанной норме не закреплен порядок привлечения клиента к такой ответственности.

При уступке требования, совершенной в рамках договора факторинга в части не урегулированной специальными нормами главы 43 ГК РФ следует применять общие положения об уступке требования.

В связи с этим по смыслу ст. 390 ГК РФ согласование сторонами договора факторинга ответственности клиента за исполнение должником денежного требования означает, что клиент становится поручителем за исполнение обязательства ответчиком и привлекается к ответственности по уступленному обязательству по правилам параграфа 5 главы 23 ГК РФ.

Согласно положениям п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

По смыслу положений п. 1 ст. 363 ГК РФ, а также п. 3 ст. 827 ГК РФ в случае согласования в договоре факторинга ответственности клиента за исполнение должником обязательства, по общему правилу, клиент несет солидарную ответственность с должником по данному обязательству. При этом указанные нормы не запрещают согласование в договоре факторинга условий, предусматривающих не солидарную, а субсидиарную ответственность клиента.

При этом в соответствии с п. 2 ст. 322 ГК РФ обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное.

Таким образом, порядок привлечения клиента к ответственности может прямо определяться условиями договора факторинга или исходя из смысла других условий, предусматривающих ответственность клиента за исполнение должником денежного требования.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 15.06.2010г. по делу №А40-132420/09-10-724;

o Постановление ФАС СЗО от 29.03.2011г. по делу №А56-41693/2009;

o Постановление ФАС ЦО от 24.08.2010г. по делу №А48-4130/2009;

o Постановление ФАС УО от 02.08.2010г. по делу №А76-41293/2009-61-945/81.

Условия, предполагающие дополнительный характер ответственности клиента, в этом случае означают, что ответственность имеет субсидиарный характер.

Согласно п. 3 ст. 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

По смыслу указанной нормы условиями договора факторинга может быть предусмотрена ответственность клиента за должника по уступленному требованию.

В соответствии с п. 2 ст. 831 ГК РФ в случае, если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга. Таким образом, ответственность клиента ограничивается разницей между суммой, на которую уступлено требование, и суммой, которую фактор фактически получил при его предъявлении должнику и, следовательно, является дополнительной по отношению к ответственности должника.

Данный вид ответственности соответствует признакам субсидиарной ответственности, порядок привлечения к которой установлен ст. 399 ГК РФ. По смыслу данной нормы субсидиарная ответственность также предполагает покрытие разницы между фактически полученным исполнением и общей суммой задолженности, а также имеет дополнительный характер по отношению к основному должнику.

В связи с этим положения п. 3 ст. 827 и п. 2 ст. 831 ГК РФ предполагают субсидиарную ответственность клиента по уступленному требованию.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 30.05.2011г. по делу №А40-94828/10-29-812;

o Определение ВАС РФ от 05.04.2011г. №16532/09.

В том случае, если по смыслу договора факторинга ответственность клиента не имеет характера самостоятельного правоотношения, следует учитывать, что договор факторинга имеет обеспечительный характер. В этом случае клиент не несет ответственности при предъявлении фактором требований к должнику по уступленному обязательству, а несет ответственность при заявлении в отношении него требований по исполнению обязанностей в рамках договора факторинга.

Согласно положениям ст. 824 ГК РФ предметом договора факторинга является оказание фактором должнику услуг по финансированию клиента, осуществляемых, в том числе, в форме займа или предварительного платежа (аванса). Взамен клиент уступает фактору денежное требование и выплачивает вознаграждение. При этом по смыслу абзацев п. 1 ст. 824 ГК РФ и ст. 831 ГК РФ уступка требования может осуществляться с различными целями и иметь различные правовые последствия.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ уступка требования может осуществляться с целью обеспечения исполнения клиентом обязательства по договору факторинга. Уступленное требование в таком случае является обеспечением исполнения обязанности по выплате фактору вознаграждения или возврату займа.

Согласно п. 2 ст. 831 ГК РФ, если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования под уступку требования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.

Порядок привлечения клиента к ответственности установлен ст. 827 ГК РФ. Согласно п. 3 указанной статьи клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

При этом по смыслу п. 1 ст. 831 ГК РФ при продаже требования фактору клиент несет ответственность за его исполнение должником только в случаях, когда такие условия предусмотрены договором.

В связи с этим предметом договора факторинга, условиями которого предусматривается привлечение клиента к ответственности за исполнение уступленного требования если в договоре прямо не указано иное, следует считать не продажу соответствующего права кредитора в смысле положений п. 1 ст. 831 ГК РФ, а обеспечение данным требованием исполнения обязанности клиента по выплате вознаграждения фактору, что соответствует положениям абз. 2 ст. 824 и п. 2 ст. 831 ГК РФ.

При этом в том случае, если при продаже требования была предусмотрена ответственность клиента за его исполнение, такая ответственность по смыслу ст. 390 ГК РФ не должна пониматься как поручительство за должника, поскольку связана с исполнением обязательств по договору факторинга, отношения по которому урегулированы специальными нормами.

В этой связи указание в договоре факторинга условий об ответственности клиента за исполнение должником уступленного требования не следует оценивать как поручительство клиента за должника. Первоначально, будучи кредитором и уступая требования фактору, клиент выбывает из правоотношения с должником. При этом, поскольку ответственность клиента, предусмотренная договором факторинга, не является ответственностью по уступленному требованию, а является ответственностью самого клиента за исполнение им обязательства по оплате услуг фактора, клиент не несет солидарную ответственность с должником по уступленному требованию.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 25.05.2011г. по делу №А40-98702/10-97-877;

o Постановление ФАС УО от 01.12.2011г. по делу №А71-4194/2010;

o Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2012г. по делу №А67-3374/2011.

2. Может ли быть признано надлежащим уведомление должника об уступке требования, предусмотренное ст. 830 ГК РФ, направленное до возникновения обязательства между должником и клиентом.

Поскольку положениями ст. 826 ГК РФ допускается уступка будущего требования, такое уведомление может быть признано надлежащим.

Согласно п.1 ст. 830 должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

По смыслу п. 1 ст. 824 и ст. 831 ГК РФ сделки по уступке требования могут носить характер продажи, а также обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором.

Согласно положениям п. 2 ст. 455 ГК РФ объектом купли-продажи может являться как существующий предмет, так и тот, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, а, исходя из положений п. 4 ст. 454 ГК РФ, указанные правила следует применять и к продаже имущественных прав.

Таким образом, заключение сделки по уступке требования в виде продажи не требует существования соответствующего требования на момент заключения такой сделки.

При этом п. 1 ст. 826 ГК РФ также указывает, что предметом уступки может быть право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Отдельное указание в п. 2 ст. 826 ГК РФ на момент перехода требования к фактору при уступке означает, что совершение уступки путем заключения договора факторинга может не совпадать с моментом перехода к фактору требования.

При этом отсутствуют правовые основания для применения иных правил при уступке-обеспечении требования фактора, поскольку нормы, регулирующие переход права и уведомления должника о состоявшейся уступке, не содержат специальных положений, применяющихся соответственно при продаже требования и при обеспечении им исполнения обязательства.

Из изложенного следует, что обе разновидности уступки требования в рамках договора факторинга, во-первых, не связываются с наличием обязательства между должником и клиентом, а также конкретного денежного требования у клиента к должнику, во-вторых, не связываются с переходом (моментом перехода) уступленного требования фактору.

Вместе с тем, по смыслу абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ совершение сделки по уступке будущего требования подразумевает не указание в договоре факторинга конкретного требования, а необходимость определения способа его идентификации.

Таким образом, уведомление об уступке в ст. 830 ГК РФ следует понимать как уведомление о совершении сделки по уступке права, при этом не требуется существования конкретного требования, а также его перехода к фактору. При этом необходимость определения подлежащего исполнению денежного требования применительно к будущему требованию следует понимать, с учетом положений абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ, как определенный в договоре факторинга способ идентификации уступленного требования.

В связи с этим уведомление об уступке требования, в котором имеются соответствующие сведения, следует считать надлежащим. В таком случае, согласно абз. 2 п. 2 ст. 826 ГК РФ не требуется дополнительного уведомления должника о переходе фактору конкретного требования.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 29.08.2011г. по делу №А40-82186/10-64-740;

o Постановление 9ААС от 22.09.2008г. по делу №А40-15372/08-47-139.

3. Можно ли считать согласованными условия договора факторинга о передаче денежных средств (финансировании) в случае, если конкретные суммы (лимиты) не определены.

При заключении договора факторинга согласование условий о финансировании может быть выражено как в указании конкретных сумм, так и в установлении порядка определения сумм финансирования.

Согласно п. 1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежных требований.

При этом передача денежных средств (финансирование) клиенту может осуществляться в форме займа или предварительного платежа (аванса).

Следует учитывать, что по смыслу ст. 824 ГК РФ, несмотря на форму, в которой клиенту предоставляются денежные средства, размер соответствующих сумм зависит от размера уступленного денежного требования.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 826 ГК РФ предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

При этом, исходя из положений абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ, совершение сделки по уступке будущего требования в договоре факторинга достаточно определить только способ идентификации уступаемого требования, а не указывать конкретное требование.

С учетом изложенного условия предоставления клиенту денежных средств могут быть согласованы путем определения метода расчета соответствующих сумм без их конкретного определения.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 26.12.2011г. по делу №А40-43829/11-146-339;

o Постановление ФАС МО от 20.08.2010г. по делу №А40-128914/09-133-367.

Раздел 2 — Сформированные правовые позиции

1. Предъявление должником встречных требований к зачету в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 832 ГК РФ, возможно только в отношении фактора.

Согласно положениям п. 1 ст. 832 ГК РФ в случае обращения фактора к должнику с требованием произвести платеж, должник вправе предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования фактору.

Таким образом, к зачету могут быть предъявлены требования, не связанные с правоотношениями, по которым была произведена уступка в рамках договора факторинга, и в которых фактор не является субъектом.

Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с п. 1 ст. 832 ГК РФ зачет производится по правилам, установленным ст. ст. 410-412 ГК РФ.

Согласно ст. 412 ГК РФ предъявление к зачету встречных требований должно осуществляться только в отношении нового кредитора.

Кроме того, по смыслу положений ст. 384 и п. 1 ст. 830 ГК РФ после надлежащего уведомления должника о состоявшейся уступке требования фактору (новому кредитору), клиент (первоначальный кредитор) выбывает из соответствующего правоотношения и надлежащим кредитором, в отношении которого должно производиться исполнение, становится фактор.

В связи с этим, поскольку исполнение обязанности должником клиенту (первоначальному кредитору), уступившему требование, не является надлежащим, в отношении клиента встречные требования также не могут предъявляться к зачету.

Таким образом, предъявление встречных требований к зачету по смыслу положений ст. 412 и п. 1 ст. 832 ГК РФ возможно только в отношении фактора (нового кредитора).

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 14.02.2011г. по делу №А40-19313/10-29-170;

o Постановление ФАС ПО от 11.02.2010г. по делу №А55-877/2009.

2. Требования к форме уведомления об уступке требования, установленные в договоре между клиентом и должником, не имеют правового значения при решении вопроса о том, является ли уведомление об уступке надлежащим в соответствии с требованиями п. 1 ст. 830 ГК РФ.

Согласно положениям п. 1 ст. 830 ГК РФ получение должником уведомления об уступке является необходимым основанием для возникновения у него обязанности осуществлять исполнение фактору (новому кредитору). Указанная норма также устанавливает требования, при соблюдении которых должник считается уведомленным надлежащим образом.

По смыслу п. 1 ст. 828 ГК РФ ограничения, установленные сторонами применительно к уведомлению о совершении уступки, являются недействительными.

Таким образом, при определении, являлось ли уведомление об уступке требования надлежащим, следует исходить из требований, указанных в п. 1 ст. 830 ГК РФ, при этом согласование клиентом и должником формы уведомления об уступке не имеет правового значения.

Данная правовая позиция основана на толковании Постановления ФАС МО от 01.04.2010г. по делу №А40-90471/09-47-649.

3. Условие договора факторинга об ответственности клиента за исполнение обязанности должником или об обязанности клиента возвратить фактору ошибочно перечисленное от должника не влияет на обязанность должника исполнить требование в отношении фактора, если соответствующая обязанность клиентом не исполнена.

Согласно п. 1 ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

При этом по смыслу ст. 384 ГК РФ при уступке прав новому кредитору (фактору), первоначальный кредитор (клиент) выбывает из обязательства и утрачивает соответствующее требование к должнику.

Статья 309 ГК РФ предусматривает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом, что подразумевает их исполнение надлежащему кредитору.

В связи с этим исполнение требований должником клиенту (первоначальному кредитору), после надлежащего уведомления об уступке соответствующего требования, не может быть признано надлежащим исполнением обязанности, поскольку клиент при уступке утратил требование и перестал быть субъектом правоотношения с должником и у него отсутствуют основания для получения исполнения.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 05.12.2011г. по делу №А40-41700/11-154-305;

o Постановление ФАС МО от 30.11.2011г. по делу №А40-82177/10-9-690;

o Постановление ФАС ПО от 24.01.2011г. по делу №А65-3311/2010;

o Постановление ФАС ВВО от 11.11.2010г. по делу №А43-44139/2009.

4. В случае если клиент был привлечен к ответственности за исполнение должником уступленного требования и полностью исполнил данную обязанность перед фактором, исполнение должником обязанности первоначальному кредитору следует признать надлежащим.

Согласно положениям ст. 824 ГК РФ предметом договора факторинга является оказание фактором должнику услуг по финансированию клиента, осуществляемых, в том числе, в форме займа или предварительного платежа (аванса). Взамен клиент уступает фактору денежное требование и выплачивает вознаграждение. При этом по смыслу абзацев п. 1 ст. 824 ГК РФ и ст. 831 ГК РФ уступка требования может осуществляться с различными целями и иметь различные правовые последствия.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ уступка требования может осуществляться с целью обеспечения исполнения клиентом обязательства по договору факторинга. Уступленное требование в таком случае является обеспечением исполнения обязанности по выплате фактору вознаграждения или возврату займа.

Обеспечение исполнения обязательства всегда имеет акцессорный характер и прекращается при прекращении основного обязательства. В связи с этим исполнение клиентом обязательства перед фактором влечет прекращение прав фактора предъявить уступленное требование к исполнению. В этом случае после исполнения клиентом обязанности перед фактором требование переходит обратно клиенту и исполнение должником обязанности по отношению к нему является надлежащим.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o Постановление ФАС МО от 19.10.2011г. по делу №А40-135388/10-104-1143;

o Постановление ФАС МО от 02.11.2009г. по делу №А40-27930/09-139-91;

o Постановление ФАС ЗСО от 16.06.2011г. по делу №А45-20498/2010.

Оставьте комментарий