Инвестиционное товарищество судебная практика

6.4. О ПРЕКРАЩЕНИИ ДОГОВОРА ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА

Илюшников С. М., соискатель

Кубанский государственный университет

Перейти на Главное МЕНЮ

Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

В статье исследуется вопрос прекращения договора простого товарищества. Показывается, что при прекращении договора простого товарищества вряд ли можно признать оправданной попытку представить процедуру выплаты компенсации в качестве общего правила для всех участников.

Ключевые слова: договор простого товарищества, соглашение сторон, общее имущество.

Значимое место в процессе существования договорного обязательства занимает этап его прекращения. На правоотношения, вытекающие из договора простого товарищества, распространяются общие положения об изменении и прекращении гражданско-правовых обязательств. В то же время применение таких общих положений допускается в части, не противоречащей правовой природе данного института. Так, общецелевая природа договора и, как следствие, отсутствие у его сторон встречных обязательств по отношению друг к другу препятствуют его прекращению зачетом (ст. 410 ГК РФ). В силу организационного характера договора простого товарищества невозможно его прекращение предоставлением взамен исполнения отступного (ст. 409 ГК РФ) или прощением долга (ст. 415 ГК РФ), т. к. исполнение по данному договору предполагает не только внесение вклада, но и осуществление совместной деятельности по достижению общей цели.

Ряд специальных оснований прекращения договора простого товарищества предусмотрен ст. 1050 ГК РФ. Разнообразие таких оснований породило в науке многочисленные попытки их классификации. Так, М. И. Брагинский выделяет три группы оснований:

1) связанные с судьбой лица, выступающего стороной в договоре;

2) наступающие вследствие волеизъявления одного из товарищей;

3) не зависящие от воли участников договора1. А. Б. Савельев разделяет обстоятельства, выступающие основаниями прекращения товарищеского договора, в зависимости от того,

1 См.: Брагинский М. И. Договоры, направленные на создание коллективных образований. М., 2004. С. 129-130.

связаны они с участниками договора или нет, на субъективные и объективные.

При этом субъективные обстоятельства в свою

очередь подразделяются им на три группы:

1) связанные с правосубъектностью сторон;

2) носящие имущественный характер;

3) связанные с волеизъявлением участника2.

И. В. Елисеев указывает на несколько групп оснований, среди которых:

1) связанные с прекращением правосубъектной личности одного из товарищей;

2) связанные с ухудшением финансового положения одного из товарищей;

3) связанные с выходом одного из товарищей из договора;

4) иные правомерные основания, включающие расторжение договора в связи с истечением срока его действия, в связи с достижением цели, являвшейся отменительным условием и т. п .3

Е. М. Щукина выделяет среди оснований прекращения договора простого товарищества те, которые обязательно влекут за собой прекращение товарищества, и те, которые влекут за собой прекращение договора лишь при отсутствии иного соглашения участников, но в любом случае влекут его изменение4. В той или иной степени каждая из приведенных классификаций акцентирует внимание на определяемых природой договора простого товарищества особенностях его прекращения. Так, выделение группы оснований, связанных с судьбой кого-либо из товарищей, подчеркивает то, что в силу фидуциарной природы данного договора его субъектный состав имеет решающее значение для существования обязательства как такового. В то же время многосторонний характер товарищеского договора, делающий возможным его заключение несколькими субъектами, каждый из которых выступает в качестве самостоятельной стороны, допускает при наличии соответствующего соглашения участников сохранение договора в силе и в случае выбытия из его состава одного из товарищей. Как следствие, последнее обстоятельство также получило отражение в соответствующей научной классификации.

В соответствии со ст. 1050 ГК РФ группу оснований прекращения договора простого товарищества, связанных с судьбой лица, выступающего в нем стороной, составляют следующие обстоятельства: объявление кого-либо из товарищей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно

2 См.: Савельев А. Б. Договор простого товарищества в российском гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 144, 151.

3 См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 2 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2005. С. 776-778.

4 Щукина Е. М. Содержание и юридическая природа догово-

ра простого товарищества по российскому гражданскому

праву: Дис. … канд. юрид. наук. С. 174.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

отсутствующим; объявление кого-либо из товарищей несостоятельным (банкротом); смерть товарища или ликвидация либо реорганизация участвующего в договоре простого товарищества юридического лица. Наделение данных обстоятельств качествами прекращающих договор юридических фактов связано с тем, что наступление любого из них подразумевает существенную деформацию или прекращение правосубъектности товарища, в силу чего участие данного лица в договоре приобретает иной характер, нежели тот, из которого исходили стороны при установлении лично-

доверительных отношений, или становится в принципе невозможным. Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа отметил, что при отсутствии иных положений в договоре факт признания одного из товарищей банкротом влечет прекращение действия договора простого товарищества. Как следствие, утрата договором своего юридического действия лишает его стороны права предъявлять требования, вытекающие из правоотношений по такому договору5. Более того, прекращение договора в указанном случае происходит со дня признания кого-либо из товарищей банкротом и не требует от участников никаких дополнительных действий6.

Фидуциарный характер обязательства, при возникновении которого товарищи выражали волю на объединение именно в таком составе, делает существенным любое изменение его сторон. Как отметил Федеральный арбитражный суд СевероКавказского округа, по договору о совместной деятельности личность товарища имеет существенное значение для достижения обусловленных целей7. По этой причине любое изменение субъектного состава по общему правилу влечет прекращение договора. Так, при рассмотрении одного из дел Федеральный арбитражный суд СевероКавказского округа указал, что изменение организационно-правовой формы одного из товарищей не может рассматриваться как приведение учредительных документов в соответствие с действующим гражданским законодательством и должно быть оценено как составляющее в соответствии со ст. 57 ГК РФ одну из форм реорганизации юридического лица и при отсутствии иного соглашения

5 В рассмотренном судом деле истцом было заявлено требование о расторжении договора о совместной деятельности в связи с существенным нарушением ответчиком условий договора (См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14 июня 2005 г. № Ф08-2442/2005 // Архив ФАС СевероКавказского округа).

6 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08 декабря 2005 г. № Ф08-5104/2005 // Архив Фас СевероКавказского округа.

7 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02 июля 2003 г. № Ф08-1742/2003 // Архив ФАС Северо-Кавказского округа.

товарищей прекращающее действие заключенного ими договора8.

Группа оснований прекращения договора простого товарищества, наступающих вследствие волеизъявления одного из товарищей, включает отказ кого-либо из товарищей от дальнейшего участия в бессрочном договоре простого товарищества; а также расторжение договора простого товарищества, заключенного с указанием срока, по требованию одного из товарищей в отношениях между ним и остальными товарищами. Таким образом, выход участника из договора простого товарищества возможен как в случае, когда договор заключен с указанием срока его действия, так и в случае, когда заключен бессрочный договор простого товарищества. Процедура отказа от бессрочного договора простого товарищества установлена ст. 1051 ГК РФ, единственное требование которой заключается в том, что заявление о таком отказе должно быть сделано не позднее чем за три месяца до предполагаемого выхода из договора. Следовательно, причины выхода из простого товарищества в данном случае не имеют правового значения и не должны подвергаться изучению судом. Более того, как отмечается в литературе, «односторонний отказ от договора является правом лица, поэтому, если он им воспользовался, другие (другой) контрагенты обязаны согласиться и это не может рассматриваться как нарушение прав последних, которые лишь обязаны воспринять волеизъявление первого»9.

Установление в законе срока для заявления об отказе от бессрочного договора простого товарищества оценивается в литературе как необходимое условие «в целях обеспечения определенной стабильности договорных отношений, в связи с личнодоверительным характером данного договора, а также для максимального уменьшения возможных неблагоприятных последствий, вызванных таким отказом»10. В этой связи представляется интересным следующее замечание Е. М. Щукиной: «Установление в договоре большего срока для отказа будет признано недействительным, поскольку такое договорное условие связано с ограничением права участника на отказ. Установление же меньшего срока также неправомерно, поскольку противоречит требованию ГК РФ. Товарищ, конечно же, может предупредить других участников и ранее, чем за три месяца до своего отказа от дальнейшего участия в бессрочном договоре, это его право, но не обязанность»11. С учетом положения ст. 1051 ГК РФ, согласно которой соглашение об ограниче-

8 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12 декабря 2002 г. № Ф08-4173/2002 // Архив Фас СевероКавказского округа.

9 Ламм Т. В. Многосторонние договоры в гражданском праве. Общие положения. Иркутск, 2002. С. 108.

10 Савельев А. Б. Указ. соч. С. 153.

11 Щукина Е. М. Указ. соч. С. 175.

нии права на отказ от бессрочного договора простого товарищества является ничтожным, указанное замечание следует признать обоснованным.

Процедура расторжения договора простого товарищества, заключенного с указанием срока или с указанием цели в качестве отменительного условия, установлена ст. 1052 ГК РФ. Такое расторжение возможно при существенном нарушении договора другой стороной на основании п. 2 ст. 450 ГК РФ, а также при отсутствии такого нарушения непосредственно на основании ст. 1052 ГК РФ. Расторжение договора простого товарищества по ст. 1052 ГК РФ требует соблюдения двух условий: наличия у выходящего из договора субъекта уважительной причины и возмещения таким лицом остальным товарищам реального ущерба, причиненного расторжением договора. Однако само наличие дополнительной возможности для выхода из договора простого товарищества также связано с его фидуциарной природой, предполагающей участие в таком договоре только в условиях личнодоверительных отношений между контрагентами. В законе не установлены критерии уважительности той или иной причины, выдвинутой выходящим из договора субъектом, а потому такая оценка остается на усмотрение суда. При этом, как отмечает Г. Е. Авилов, «судам вряд ли придется часто заниматься оценкой весомости причин, по которым сторона хотела бы избавиться от договора простого товарищества, поскольку сторона, добившаяся расторжения договора «по уважительной причине” должна будет согласно ст. 1052 возместить сотоварищам реальный ущерб, понесенный ими вследствие расторжения договора. Поэтому вряд ли сторона станет требовать расторжения договора «по уважительной причине” без действительно заслуживающих внимания обстоятельств»12. Кроме того, необходимо иметь ввиду, что на случай добровольного выхода из состава участников товарищеского договора ст. 1053 ГК РФ предусматривает правило, согласно которому лицо, участие которого в договоре прекратилось, отвечает перед третьими лицами по общим обязательствам, возникшим в период его участия в договоре, так, как если бы оно осталось участником договора простого товарищества.

Внимание ученых привлекает и вопрос о возможности исключения из числа участников договора простого товарищества. Несмотря на то, что в настоящий момент закон не предусматривает такой процедуры, а само понятие исключения из числа участников не свойственно обязательственному праву, считаем, что при определенных обстоятельствах исключение из простого товарищества будет

С. 567.

соответствовать специфике данного договора, направленного на организацию деятельности определенного коллектива для достижения общей цели. По этой причине мы поддерживаем предложение М. И. Брагинского о закреплении в ст. 1050 ГК РФ возможности исключения из числа участников договора простого товарищества13. Кроме того, при закреплении данной возможности необходимо также принимать во внимание, что, «учитывая присущие договору простого товарищества особенности, наиболее соответствующим специфике складывающейся ситуации было бы исключение из числа участников договора лишь при наличии общей воли остальных товарищей, притом в отношении заранее установленных обстоятельств»14. В то же время и в отсутствие нормативного положения об исключении из числа товарищей механизм такого исключения может быть предусмотрен в договоре на основании п. 2 ст. 450 ГК РФ. Более того, как отмечает А. Б. Савельев, каждый из товарищей, являясь самостоятельной стороной, может требовать совместно с другими товарищами расторжения договора в отношении одного из участников. Однако, в случае заявления таких требований на основании п. 2 ст. 450 ГК РФ, в отношении каждого требования необходимо доказать существенный характер нарушения договора исключаемым участником, что в свою очередь потребует наличия у каждого из заявителей такого ущерба, в результате которого он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора. Как следствие, применение такого механизма носит ограниченный характер, а его реализация на практике представляет весьма сложный процесс.

По поводу истечения срока договора как правопрекращающего юридического факта в литературе указывается, что «окончание срока действия договора рассматривается как основание прекращения договорных обязательств лишь при условии, что это прямо указано в законе или договоре»15. Следовательно, указанное основание действует исключительно в отношении договора простого товарищества, заключенного на определенный срок. При этом необходимо иметь ввиду, что согласно ст. 157 ГК РФ стороны могут поставить прекращение прав и обязанностей в зависимость от достижения поставленной в договоре цели. Таким образом, дополнительным основанием прекращения такой условной сделки будет являться достижение общей цели, ради которой сделка была совершена.

Выдел доли товарища по требованию его кредитора производится по правилам ст. 255 ГК РФ. Он допускается при недостаточности у товарища другого имущества. При этом если выделение доли в

13 См.: Брагинский М. И. Указ. соч. С. 131.

14 Там же.

15 Ламм Т. В. Указ. соч. С. 100-101.

натуре невозможно либо против этого возражают остальные товарищи, кредитор вправе требовать продажи товарищем своей доли остальным участникам договора простого товарищества, а при их отказе — продажи данной доли с публичных торгов. Включение данного обстоятельства в число оснований прекращения договора простого товарищества обусловлено, по нашему мнению, тем, что обращение взыскания на долю в общем имуществе лишает товарища его части материальной основы совместной деятельности и делает тем самым невозможным его дальнейшее участие в договоре. В свою очередь изменение субъектного состава имеет существенное значение для фидуциарного договора и влечет его прекращение.

Завершая рассмотрение вопроса, необходимо указать на последствия прекращения договора простого товарищества. Согласно п. 2 ст. 1051 ГК РФ раздел имущества, находившегося в общей собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования осуществляется по правилам о разделе общей долевой собственности. При этом товарищ, внесший в общую собственность индивидуально определенную вещь, вправе при прекращении договора простого товарищества требовать в судебном порядке возврата ему этой вещи при условии соблюдения интересов остальных товарищей и кредиторов. Указанные положения широко применяются судами. Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа подчеркнул важность права о выделе своей доли из общего имущества и указал, что выплата стоимости доли другим участником возможна только, если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности16. В литературе приводится пример, в котором суд обратил внимание и на необходимость учитывать при определении доли истца, выходящего из товарищества, его обязательства перед товариществом, не допуская тем самым неоправданного увеличения доли истца в общей собственности17.

Кроме того, п. 2 ст. 1051 ГК РФ предусматривает, что при прекращении договора простого товарищества вещи, переданные в общее владение и (или) пользование товарищей, возвращаются предоставившим их товарищам без вознаграждения, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Причины нормативного закрепления указанного правила различно трактуются в литературе. Так, Е. А. Суханов объясняет отсутствие компенсации за износ тем, что «имущество использовалось также и в интересах внесшего его лица, которое, кроме того, могло получить соответствующую часть

16 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11 ноября 2003 г. № Ф08-4264/2003 // Архив ФАС Северо-

Кавказского округа.

17 Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова. М., 1997. С. 767.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

прибыли от такого использования»18.

А. Б. Савельев же утверждает, что «вознаграждение за пользование этим имуществом по общему правилу не выплачивается, т. к. именно оценка самого права и возможного износа составляет стоимость вклада»19. По нашему мнению, сущность установленного п. 2 ст. 1051 ГК РФ правила может быть уяснена при обращении к правовой природе договора простого товарищества. Если в процессе внесения вклада обратить внимание не только на внешне наблюдаемый факт передачи имущества, но и на внутреннюю сторону данного процесса, то необходимо указать на следующее. Механизм объединения вкладов имущественного характера можно представить как установление долевого режима обладания правами (вне зависимости от их характера и вида) на внесенное имущество. Иными словами, при внесении имущества, принадлежавшего товарищу на праве собственности, создается режим общей долевой собственности, а при внесении имущества, используемого товарищем по договору аренды, создается режим долевого обладания правами по договору аренды. Следовательно, при возврате имущества внесшим его товарищам не имеет значения, предоставлялось ли оно в пользование или в собственность, т. к. по сути, будет иметь место восстановление полноты принадлежавших ему прав на первоначально внесенные объекты. Кроме того, исходя из общецелевого, организационного характера договора простого товарищества вклады в рамках его исполнения вносятся не как встречное предоставление, предполагающее какой-либо эквивалент, а исключительно как основа будущей совместной, в том числе и собственной, деятельности. Следовательно, при прекращении такой деятельности указанная основа в том виде, в каком она оказывается по ее итогам (т. е. с прибылью или убытками) подлежит разделу. По этой причине вряд ли можно признать оправданной попытку представить процедуру выплаты компенсации в качестве общего правила для всех участников. Единственным источником такой компенсации является общая прибыль или при ее отсутствии общее имущество, которые в любом случае подлежат разделу между участниками. Следовательно, при установлении правила о выплате компенсации в общецелевом договоре каждый участник заплатит такую компенсацию сам себе из полученной им же прибыли.

Наконец, необходимо отметить, что в соответствии с п. 2 ст. 1050 ГК РФ с момента прекращения договора простого товарищества его участники несут солидарную ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении третьих

В рамках договора инвестиционного товарищества были созданы объекты недвижимости, а также оборудование. В настоящее время инвестиционное товарищество еще не создано. Предполагается, что в таком товариществе может быть несколько управляющих товарищей и несколько товарищей-вкладчиков, но также может быть и один управляющий товарищ и несколько товарищей-вкладчиков. Товарищество планируется создать с целью возведения объекта недвижимости.
В каком виде оформляется право собственности на данные объекты между участниками договора — в виде совместной или долевой собственности? Каким образом и когда участник (товарищ) инвестиционного договора может забрать внесенный в общее дело объект недвижимости?

18 апреля 2019

Прежде всего отметим, что отношения, связанные с ведением деятельности инвестиционным товариществом, регулируются на основе положений Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) и иных законов с учетом особенностей, установленных Федеральным законом от 28.11.2011 N 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе» (далее — Закон N 335-ФЗ) (ч. 2 и ч. 3 ст. 1 указанного Закона). Это означает, что при отсутствии в Законе N 335-ФЗ специальных норм, касающихся непосредственно инвестиционного товарищества, к такой форме организации деятельности юридических лиц применяются общие положения ГК РФ (в первую очередь о договоре простого товарищества).
Как следует из ч. 1 ст. 3 Закона N 335-ФЗ, для осуществления совместной деятельности лица, заключающие договор инвестиционного товарищества, объединяют свои вклады. При этом имущество, вносимое в качестве таких вкладов и принадлежащее товарищу на праве собственности или находящееся у него в доверительном управлении, а также имущество, создаваемое в процессе осуществления деятельности, для ведения которой создано товарищество, является общим имуществом товарищей (ч. 12 ст. 3 Закона N 335-ФЗ, п. 1 ст. 1043 ГК РФ).
Анализ положений ГК РФ и Закона N 335-ФЗ показывает, что такая общая собственность является исключительно долевой. В частности, об этом прямо говорится в уже упоминавшемся выше п. 1 ст. 1043 ГК РФ. Помимо этого, о наличии у каждого участника доли в праве собственности на общее имущество, пропорциональной стоимости внесенных им вкладов, упоминают ч. 1 и ч. 6 ст. 7 Закона N 335-ФЗ. Кроме того, необходимо учитывать, что образование на имущество, поступающее по тем или иным основаниям в собственность нескольких лиц, именно долевой собственности, является общим правилом, установленным п. 4 ст. 244 ГК РФ. Образование совместной собственности на имущество без определения доли каждого собственника возможно только в случаях, которые прямо предусмотрены законом, чего в отношении общего имущества товарищей по договору инвестиционного товарищества не установлено.
Обращаем внимание на то, что наличие у товарища доли в праве собственности на общее имущество товарищей не означает принадлежности данному товарищу конкретной части этого имущества. Он имеет долю не в имуществе, а только в праве собственности на него. Именно поэтому закон по общему правилу запрещает раздел общего имущества товарищей и выдел из него доли в натуре по требованию товарища в течение срока действия договора инвестиционного товарищества (ч. 2 ст. 7 Закона N 335-ФЗ).
Что же касается судьбы объекта недвижимости, принадлежавшего одному из товарищей на праве собственности, который он внес в качестве вклада в общее имущество и который в силу вышеприведенных норм становится общим имуществом товарищей, то вопрос возврата ему этого имущества после прекращения договора должен быть разрешен договором инвестиционного товарищества. Данный вывод вытекает из положений п. 3 ч. 2 ст. 4 Закона N 335-ФЗ, согласно которым товарищ после истечения срока действия договора или по достижении установленных им целей вправе получить свою долю в общем имуществе товарищей в порядке, установленном договором инвестиционного товарищества*(1).
Однако необходимо учитывать, что в любом случае, независимо от условий договора инвестиционного товарищества, соответствующее имущество может быть получено товарищем, только если оно сохранится после завершения расчетов с кредиторами в порядке, установленном ст. 19 Закона N 335-ФЗ (п. 5 ч. 10 этой же статьи).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

Оставьте комментарий