Иван мязин

Сотрудники ФСБ задержали одного из самых крупных теневых банкиров Ивана Мязина, Он взят под стражу по делу о хищениеи 3,2 млрд из Промсбербанка. Иван Мязин в разное время контролировал десятки российских банков, фигурировал в деле об убийстве первого зампреда ЦБ Андрея Козлова, но всякий раз оставался на свободе.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, за минувший месяц с Мязиным, еще имевшим статус свидетеля, был проведен целый ряд следственных действий. В частности, состоялись его очные ставки с бывшим председателем правления Промсбербанка Борисом Фоминым (арестован осенью 2017 года) и бывшим основным акционером Промсбербанка Алексеем Куликовым (осужден на девять лет колонии).

Во время этих следственных действий Мязин опровергал показания о том, что фактически именно он являлся основным владельцем Промсбербанка, а также лично отдавал распоряжения о выводе средств из кредитного учреждения. Несмотря на это, следствие сочло, что собрало против него достаточно доказательств. На прошлой неделе Мязин был задержан сотрудниками ФСБ, суд избрал ему меру пресечения в виде ареста.

У Ивана Мязина довольно богатая биография. В феврале 1990 года он был объявлен в федеральный розыск сотрудниками ГУВД Красноярского края по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 144 УК РСФСР (кража). В октябре 1991 года розыск был прекращен в связи с его задержанием, в итоге он получил условный срок.

В конце 1990-х годов-начале 2000-х годов Мязина подозревали в том, что он в контролировал деятельность десятков российских банков, в том числе «Европейского Расчетного Банка», «Банка инвестиций и кредитования», КБ «Кредитимпэкс Банк», КБ «Юнион-Банк», КБ «Альянс Банк», АКБ «Фалькон», «Сибирский банк экономического развития», «ИК «Файнешнл Бридж» и т. д. Все эти кредитные учреждения «светились» в материалах об «отмывании» и «обналичивании» десятков миллиардов рублей. Потом у них отзывали лицензии. Однако официальных обвинений Мязину не предъявлялось.

Одно время деловым партнером Мязина являлся еще один скандальный банкир — Евгений Двоскин. По словам собеседника «Росбалта», Мязин является хорошим приятелем другого теневого финансиста Алексея Куликова.

Алексей Куликов и Иван Мязин в свое время считались одними из самых крупных специалистов по обналичиванию гигантских сумм. Их фамилии периодически «всплывали» в громких делах. Например, они упоминались в расследовании об убийстве первого зампреда ЦБ РФ Алексея Козлова, поскольку были знакомы с предполагаемым «заказчиком» нападения Алексеем Френкелем. Также Куликов и Мязин постоянно «светились» в расследованиях о незаконной «обналичке» и хищениях миллиардов рублей при помощи афер с возвратом НДС. Но всякий раз до обвинений не доходило — они максимум являлись свидетелями по таким делам. Более того, Алексей Куликов «помогал» следователю Денису Никандрову в расследование дела о хищение НДС и даже вместе с ним проводил допросы. Считалось, что Куликов и Мязин относятся к разряду неприкасаемых, имеют самые надежные тылы в правоохранительных органах и спецслужбах.

Однако вначале по делу Промсбербанка был арестован Куликов. Мязин продолжал оставаться в деле в качестве свидетеля. Потом под стражу взяли и хорошего знакомого Мязина — бывшего председателя правления Промсбербанка Бориса Фомина. После этого под Мязиным «земля зашаталась».

Как рассказал источник агентства, в СИЗО Борис Фомин дал развернутые показания. С его слов следует, будто распоряжение о проведении различных операций, в том числе по выводу средств из банка, переводу денег в Дойче Банк и т. д., давал Иван Мязин, который и являлся основным негласным владельцам Промсбербанка. Также Фомин подал заявление о заключении досудебного соглашения, которое было утверждено Генпрокуратурой. После очных ставок Мязина тоже отправили в СИЗО.

По версии следствия, акционеры Промсбербанка отдавали распоряжение выдавать под фиктивные залоги кредиты десяткам фирм-«однодневок». Таким образом из банка было выведено 3,2 млрд рублей, которые оказались за границей. Согласно схеме, разработанной организаторами аферы, после выдачи кредитов Промсбербанк переуступил права требования по ним своей «дочке» — страховой компании «Оранта». Та продала кредиты фирмам, подконтрольным фигурантам дела, расположенным в Молдавии и Прибалтике. Эти фирмы-нерезиденты через заграничные суды требовали от должников возврата средств, далее деньги оседали за пределами РФ.

Александр Шварев

Иван Мязин, всегда старавшийся держаться в тени совладелец Промсбербанка и еще около десятка финансовых учреждений, арестован в Москве. Как считает следствие, через принадлежавшие Мязину структуры прогонялись миллиарды рублей. Не случайно задержанный носит неофициальный титул «короля обнала».

Сюжет: Коррупция

О том, что именно Иван Мязин стоит за разветвленными схемами незаконного обналичивания миллиардных сумм, рассказал бывший глава правления Промсбербанка Борис Фомин: экс-банкир, задержанный не так давно, сотрудничает со следствием. Еще три топ-менеджера Промсбербанка и связанный с ними предприниматель, как напоминает «Коммерсант», в прошлом году были осуждены к срокам от 3 до 9 лет лишения свободы.

Уголовному делу о хищении денежных средств из Промсбербанка уже почти три года: следственный департамент МВД возбудил его в июле 2015 года по ст. 159 и ст. 160 УК РФ. Подозрение вызывала, в частности, «высокорискованная кредитная политика, связанная с размещением денежных средств в низкокачественные активы».

Иван Мязин все эти почти три года в деле числился свидетелем. Пока правоохранители не задержали бывшего предправления, который с Мязиным работал с 2006 года – и которому, соответственно, было что рассказать. В итоге в середине мая 2018 Ивана Мязина, пришедшего на очередной допрос, следователь попросил задержаться – и объявил, что банкир теперь не свидетель, а подозреваемый по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере).

Тверской райсуд Москвы рассмотрел ходатайство следственного департамента и отправил господина Мязина на два месяца под арест. Адвокаты банкира пытались настоять на более мягкой мере пресечения: Мязин исправно являлся на допросы, от следствия не скрывался. Но суд внял аргументам следствия.

К печальному финалу, как считают следователи, Промсбербанк намеренно и аккуратно подвели его же руководители. Незадолго до банкротства топ-менеджмент ввел ту самую «высокорискованную кредитную политику», став выдавать кредиты подставным компаниям под фиктивные залоговые обеспечения. Фирмы-однодневки тут же перечисляли деньги дальше…

Во второй схеме была задействована дочерняя структура Промсбербанка, страховая компания «Оранта» (впоследствии лишившаяся лицензии): ей переуступили права требования по некоторым из фиктивных кредитов. Страховщики долги перепродали также связанным с банком компаниям с учредителями в Литве, Молдавии, Эстонии. Когда сроки погашения кредитов истекали, деньги с подставных заемщиков взыскивали через суд – в итоге немалые суммы оказывались у «правообладателей» за границей.

Первыми задержанными по делу Промсбербанка стали его главный акционер Алексей Куликов, начальник кредитного отдела Зульфия Мусина, бывший начальник службы безопасности Андрей Кибицкий, а также москвич Владимир Исайченко, выступавший посредником при регистрации компаний, которым выдавались «нужные» кредиты. Дело Куликова-Мусиной-Кибицкого-Исайченко рассматривал Подольский городской суд, который осенью 2017 года признал всех обвиняемых виновными в хищении 3,2 миллиарда рублей.

По теме1407

Террорист Халид Шейх Мохаммед, выступающий в качестве главного обвиняемого по делу о терактах 11 сентября, согласился помочь семьям жертв в обмен на отказ правительства США от требования для него смертной казни.

Предположительно, статус Ивана Мязина сменился после того, как со следствием согласился сотрудничать бывший председатель правления банка Борис Фомин. Он был объявлен в международный розыск, однако нашелся беглый банкир намного ближе, чем думали правоохранители: больше двух лет он прожил в Подмосковье, на даче своих друзей, пока летом 2017 года его все-таки не отыскали оперативники.

По словам Фомина, выдавая фиктивные кредиты, он только лишь выполнял указания находившегося в тени подлинного хозяина Промсбербанка, сам же никаких оперативных решений не принимал. Эти признания, правда, не стыкуются с показаниями бывшего главного акционера банка Алексея Куликова, который утверждал, что решения о выводе средств принимал как раз Борис Фомин. Следствие же посчитало, что организатором хищений в Промсбербанке был Алексей Куликов. Теперь, после задержания Ивана Мязина, расклад может быть скорректирован.

«Королю обнала» в ближайшее время должны предъявить официальное обвинение, причем комментаторы не исключают, что поговорить с ним следователи захотят не только о Промсбербанке (откуда, кстати, пропало 5,7 миллиарда рублей).

В частности, у следствия могут возникнуть вопросы по поводу партнерства Ивана Мязина с финансистом Иваном Двоскиным: в МВД полагают, что через «Кредитимпэкс банк», «Рубин», «Юнион-банк», «Альянс-банк», «Фалькон» и другие банки партнеры могли вывести увести в тень десятки миллиардов рублей.

Оставьте комментарий