Как связаться с бандитами

В жизни каждого периодически появляется необходимость на время залечь на дно, скрыться от разных людей, начиная от любителей, навязчиво желающих выяснить отношения, и заканчивая профессионалами, имеющими очень серьезные возможности и намерения. В этой статье мы рассмотрим, как правильно на время скрыться от тех, кто хорошо умеет искать, имеет доступ к административному ресурсу и не брезгует самыми грязными приемами. Сначала мы обсудим обязательные меры, которые следует принимать в любом случае, а потом перейдем к приемам и методам, используемым в зависимости от ситуации.

Предварительные уточнения

Разрабатывая план, надо обязательно ответить на следующие вопросы:

1. Как долго вы собираетесь скрываться?

2. Вы планируете жить на сбережения или придется работать?

3. Насколько вы готовы изменить уклад своей жизни?

При изложении материала мы будем предполагать, что скрываться придется от нескольких недель до нескольких месяцев. Если речь идет о годах, то это уже немного другое. В этом случае придется перевоплотиться в новую личность и фактически начать новую жизнь. Залечь на дно и при этом продолжать зарабатывать деньги — задача исключительно сложная, поэтому в рамках данного материала мы предполагаем наличие сбережений, на которые можно будет жить. Что касается изменения жизненного уклада, то в какой-то степени его необходимо будет изменить. Однако, если вы планируете вернуться к прежней жизни, глобальные изменения вряд ли потребуются.

Образ жизни

Если кто-то думает, что в случае опасности он сможет быстренько похватать все необходимое и бесследно скрыться, то его ждет жестокое разочарование. Улизнуть таким образом можно только от дилетантов, да и то ненадолго, так как скорее всего придется периодически появляться в известных местах и выходить на связь для решения текущих вопросов и облегчения быта. Не менее 90% успеха приходится именно на подготовительный этап и ведение соответствующего образа жизни. Итак, какой же образ жизни нужно вести, чтобы позволить себе роскошь скрыться в любой момент от кого угодно?

1. Зависимости. Если от вас зависят какие-либо живые существа, начиная от кошечек-собачек, и заканчивая маленькими детьми, то скрыться не получится. Этого либо не должно быть, либо в любой момент вы должны иметь возможность все это перепоручить на неопределенный срок людям, которых потом можно будет не контролировать. С другой стороны, стоит обратить внимание на свои собственные зависимости. Инсулинозависимому больному или наркоману скрываться на порядок сложнее, и даже такая мелочь, как привычка к курению, при определенных обстоятельствах может ощутимо усложнить жизнь.

2. Дела. Если вы предприниматель, или занимаете серьезную должность, то ваше дело скорее всего не переживет вашего отсутствия в течение месяца и более. Этого либо не должно быть, либо вы должны быть готовы это потерять. В некоторых случаях дело потерпит консервацию либо удаленное руководство, но рассчитывать на это не рекомендуется. Особенно на второй вариант, служащий одной из лазеек, воспользовавшись которой, вас можно будет найти.

3. Имущество. Чтобы со спокойной душой залечь на дно, надо быть уверенным, что вашу квартиру не сожгут, не затопят, и не разворуют. Либо иметь такую квартиру, которую все это не сильно испортит. Людям, предполагающим возникновение необходимости скрываться, рекомендуется жить в квартире (или доме), которую в принципе не жалко бросить. Во всяком случае никаких коллекций, никакого антиквариата и ценностей, никакого дорогостоящего ремонта. И еще имейте в виду: все, на что по месту жительства установлены счетчики, злоумышленники могут намотать так, что расплатиться потом будет проблематично. Это, кстати, можно использовать для оказания психологического давления. Так что в идеале вообще не нужно иметь своего жилья.

Это же касается и другого имущества. Очень не рекомендуется иметь зарегистрированное оружие. Если вы пропадете с ним, то может получиться совсем некрасиво. Все, что нельзя спрятать в небольшой чемодан, нужно иметь либо арендованное, либо одноразовое. Часть денег можно держать в банке, но так, чтобы была возможность перевести их на карту дистанционно, а потом обналичить в любом банкомате. Но основные средства лучше держать в наличке и, как это не банально, в тайниках. Рассмотрите и вариант биткоина.

4. Здоровье. Многие вещи мы начинаем замечать, только лишившись их. Сюда относится, например, возможность вызвать скорую или прийти на прием к врачу. Несмотря на то, что сейчас можно получить медицинскую помощь в платной клинике без лишней огласки, сделать это, скрываясь, достаточно проблематично. Так что прежде чем серьезно собраться залечь на дно, придется основательно заняться своим здоровьем и приобрести навыки самолечения. Не стоит тренироваться зашивать себе раны как Рэмбо, но укомплектовать аптечку и уверенно пользоваться ее содержимым надо уметь. Подробнее об этом читайте .

Итог: тот, кто хочет иметь возможность мгновенно скрыться, должен вести весьма специфический образ жизни, отказывая себе в некоторых важных для большинства деталях. И именно по этому образу жизни как раз и можно вычислить потенциального «бегунка». Когда ставки велики, для маскировки окружают себя якобы родными существами, которые потом безжалостно бросаются на произвол судьбы. Потому что первое, что сделают серьезные люди, чтобы вас найти — вставят пальцы в дверь самым близким для вас людям. Вставят в переносном смысле слова. Или в прямом.

Подготовительный этап

Реализация подготовительного этапа разделяется на две части, воплощать в жизнь которые надо одновременно. Первая часть касается того, от чего вы уходите. Собственно это принятие того образа жизни, о котором говорилось выше. Избавьтесь от всего, что невозможно взять с собой. А с собой, по большому счету, получится взять только документы, деньги и ноутбук. Особенно позаботьтесь об ограждении от неприятностей действительно близких вам людей. С ними придется не общаться по зарегистрированному на вас телефону, их не должно быть в друзьях на страничках социальных сетей и в контактах вашего скайпа. И видеться с ними придется соблюдая поистине шпионские предосторожности. В некоторых случаях такие контакты маскируют под рабочие. Если есть возможность, то поступите так.

Вторая часть касается того, куда вы уходите. Это, собственно, организация того жизненного пространства, в котором вам придется существовать весь период залегания на дно. Можно пойти по сложному пути приобретения квартиры через подставных лиц или даже попробовать прорваться за границу. Некоторые умельцы методично «нарабатывают» себе новую жизнь на новом месте, появляясь там регулярно, представляясь другим именем и обрастая связями. Это дает некоторые преимущества, особенно если на дне придется не просто лежать, а еще и работать. Но мы не советуем. Чем сложнее система, тем более она уязвима, не говоря о стоимости. Каждый человек, посвященный в ваши планы на день икс — потенциальный источник утечки информации.

Для исключительно здоровых любителей совсем уж острых ощущений есть диаметрально противоположный способ спрятаться. Умелое его применение может дать поразительные результаты, позволяя человеку буквально раствориться в воздухе, и обставить даже прожженных сыскарей. Особенно богатому человеку. А именно — перевоплотиться в бомжа. Никому и в голову не придет, что из кресла босса можно добровольно переместиться на помойку, тем более, что для такого трюка требуются выдающиеся волевые и актерские способности. Однако нечего и думать провернуть такое без подготовки. Если ставки высоки, и вы рассматриваете этот путь в качестве рабочего варианта, подготовиться следует заранее. Придется периодически примерять на себя маскарад, и становиться если не своим, то, по крайней мере, знакомым для местных бомжей. Это полезно не только в качестве тренировки, но и в целях безопасности. Искушенный в шпионских играх оперативник может поинтересоваться у местных бомжей, не появился ли внезапно новый бродяга. Если вы попадетесь во время одной из таких тренировок, то все можно будет объяснить спором или экстремальным туром. И имейте в виду — перевоплощение в бомжа требует знания психологии маргинальных слоев общества и виртуозного умения работать с тайниками. Этот прием в основном используется для реализации первой части плана выхода за пределы досягаемости. Не стоит рассчитывать на возможность длительного существования в таком состоянии.

Нашим курсантам мы обычно рекомендуем не впадать в крайности, а пойти по простому, но верному пути, представляющему собой золотую середину. Для этого нужно в ближайшем городе-миллионнике снять как можно более дешевую квартиру в спальном районе, заявив, что приехали на заработки. Если хозяин квартиры не ветеран спецслужб, а вы не станете делать загадочное лицо и мудрено отвечать на простые вопросы, то максимум, данные вашего паспорта перепишут на бумажку, которая потеряется через три дня. И вы, забытый всеми, сможете жить в снятой развалюхе до тех пор, пока бульдозеры не приедут ее сносить. Разумеется, при переезде и последующем проживании на съемной квартире придется жестко соблюдать определенные правила, речь о которых пойдет ниже. И самое главное — не дебютируйте в «боевых» условиях. Не поленитесь, и потренируйтесь в спокойной обстановке. Проведите один из отпусков не в Испании или Турции, а в увлекательном турне по московским или питерским трущобам. Вы получите бесценный опыт и массу впечатлений!

Исчезновение

Момент, когда вы перестаете быть досягаемым, краток, но исключительно важен. Чтобы избежать ошибок, надо придерживаться нижеследующих правил.

1. Внезапность. Исчезать надо внезапно. О ваших планах не должен знать никто, кроме тех, кто принимает в них непосредственное участие. Но лучше, чтобы и они не знали, в чем именно они вам помогают. А еще лучше, чтобы их не было вовсе. И уж во всяком случае, никого нельзя предупреждать заранее. Создайте видимость запланированной бурной деятельности — заполните ежедневник, назначьте встречи, купите билеты в театр… Ни по каким признакам не должно быть видно, что вы сворачиваете дела.

2. Обыденность. Ваше поведение должно быть настолько обыденным, чтобы даже самые чуткие не заподозрили необычности момента. Наиболее распространенные ошибки: рассеянная задумчивость, скованность, нетерпеливая торопливость, и оглядывания. Теперь по порядку. Человек, который собирается и боится что-то забыть, погружен в себя чуть более обычного, может реагировать замедленно и невпопад. Скованность больше всего видна в походке. Если кто-то старается изобразить прогулочный шаг, но при этом держится, словно лом проглотил, будьте уверены — с ним что-то не так. Торопливость и предметы, выпадающие из рук, говорят сами за себя. С оглядываниями интереснее. Тревожась, человек неосознанно начинает чаще оглядываться. Анализируя запись видеонаблюдения, психолог обязательно подсчитает, сколько раз вы оглянулись, и сделает выводы. Разумеется, приятели и коллеги считать не станут, но ваше чувство тревоги может им передаться, и они бессознательно заподозрят что-то неладное.

3. Скорость. Исчезать надо быстро. Чем меньше времени займет процедура, и чем на большее расстояние вы сможете переместиться в единицу времени, тем лучше. Дело в том, что все структуры инертны. И чем больше и мощнее структура, тем она неповоротливее. В идеале вас должны начать искать не раньше, чем вы достигнете конечной точки своего путешествия. Тогда есть хорошие шансы даже против очень серьезных оппонентов. Также надо позаботиться о том, чтобы не насторожить никого раньше времени. Сказать жене, что приедете через пять минут или отпроситься в туалет на собрании, после чего вас больше никто не увидит — хорошая идея для мистического триллера, но не для реальной жизни.

4. Подходящие условия. Любой диверсант знает — хорошая погода это плохая погода. В дождь и бурю не летают вертолеты с поисковыми группами, хуже работают радары и связь вообще, у метеозависимых болит голова, крутит суставы и ухудшается внимание… А поскольку искать вас скорее всего будут люди, лично против вас ничего не имеющие, лишний раз что-нибудь проверить в ливень или лютый мороз они поленятся. Поэтому если есть возможность выбирать, то выбирайте подходящие условия, чтобы скрыться. И не обязательно это погода. Для городских условий лучше всего подойдет праздник. Если вы пропадете 31 декабря, то вам легче будет смешаться с праздной толпой, искать вас будут менее многочисленные и более расслабленные исполнители. И не исключено, что вас вообще хватятся только после новогодних каникул.

Техника

Центральным звеном всей операции является подготовка и размещение тревожного комплекта, или, как его еще называют, тревожного чемоданчика. О том, как его правильно укомплектовать, подробно читайте здесь. А сейчас мы поговорим о том, как им воспользоваться.

Начнем с того, что тревожных чемоданчиков может быть несколько, с одинаковым содержимым. Самое главное — документы, деньги и флешку — можно постоянно носить с собой, а остальное раскладывается по разным местам в одинаковой комплектации. Таким образом можно будет успешно исчезнуть и с работы, и из дома, и из любого другого подходящего места. Размещать тревожный комплект нужно там, где вы сможете легко до него добраться, в то время как другие не будут иметь такой возможности. Дома это сделать достаточно просто, на работе сложнее. Даже если вы начальник, или имеете собственную комнату по месту работы, гарантированно оградить чемоданчик от доступа посторонних тяжело. Поэтому в таких местах нужно дополнительно ставить сигнализацию, срабатывание которой сообщит вам о перемещении или нарушении целостности комплекта. Если вы в достаточной степени владеете техникой работы с тайниками, тревожные комплекты можно разместить в нескольких тайниках на вероятных маршрутах следования. Тайники, разумеется, надо делать не в лесу или чистом поле, а наоборот — вблизи от людных мест. При необходимости ухода именно по безлюдным местам полезно будет соорудить тайники с продуктами питания и другими полезными мелочами по всему пути следования.

Если вы не супершпион, за которым охотятся все спецслужбы мира, то максимум, на который вы можете рассчитывать, это отслеживание перемещений по сотовому, маячок в одежде и/или машине, кое-где прослушка, да вялое ведение одной бригадой наружки. Но это вообще потолок, который, кстати, обойдется заказчику в круглую сумму. На практике в подавляющем большинстве случаев дело ограничивается маячком, да сомнительного профессионализма «опекой» со стороны кого-нибудь из вашего окружения, кого удалось заагентурить. Последние будут время от времени рыться в ваших вещах, читать ежедневник, и норовить скопировать информацию с вашего ноутбука. Чем, конечно же, надо воспользоваться, чтобы накормить заинтересованных лиц вкусной дезой.

Сам момент, когда вы переходите из своего обычного состояния в невидимое, очень прост. Надо снять с себя абсолютно всю одежду, обувь, и вообще все, что так или иначе крепится или одевается на тело, переодеться и переобуться в содержимое тревожного комплекта. Не отключая полностью, но выключив звук, оставить свой телефон, подаренные украшения и все остальное, где может гнездиться электронный сюрприз. Из комплекта, не включая, и даже не вставляя аккумулятор, достать совершенно новый телефон с анонимной или купленной на имя дропа картой. Далее при помощи взятых из того же комплекта средств нужно изменить внешность, и сесть на городской транспорт. Этот вариант лучше всего подходит для ухода из дома или с места работы, где можно оборудовать тайник. После чего по классике жанра выходят через чердак из другого подъезда или с черного хода на работе. Такой способ имеет преимущество — наружка зафиксирует ваше пребывание дома, а с электронных устройств будут исправно поступать обычные сигналы. Но после обнаружения оставленных вещей там, где их не должно быть, станет ясно, что вы провели хорошо спланированную акцию. Идеально этот вариант работает в местах, где вы, не вызывая подозрений, можете хранить сменную одежду и обувь.

При уходе в загородных условиях, вещи и гаджеты можно утяжелить и бросить в глубокий водоем. Только утяжелять надо с запасом — ворох вещей не так-то просто быстро утопить. Если на вас установлены маячки, или ваш телефон постоянно мониторят на предмет сигнала, это действие вызовет сильное возбуждение у заинтересованных граждан. Поэтому упаковывать вещи надо в самый последний момент, и сразу же двигаться очень быстро. В особых случаях применяют непроницаемые для радиоволн контейнеры, и даже прожаривают вещи в микроволновке, но это, в общем, никому не нужная экзотика.

Скрываемся правильно

После того, как вы перешли в «невидимое» состояние, необходимо позаботиться, чтобы оно таковым и оставалось. После извлечения тревожного комплекта из тайника и избавления от старых вещей нужно, чтобы вас не узнавали, и особенно не фиксировали на камеры. Для этого вполне достаточно немного изменить внешность и походку, а также одеться в нетипичные для вас вещи. Однако важно не переусердствовать — черные очки в пол-лица, капюшоны и надвинутые козырьки привлекают внимание полиции. Старайтесь пользоваться городским транспортом, уклоняясь от камер, если они там установлены. Для дальних перемещений используйте такси. Частников привлекайте с осторожностью, они могут оказаться бандитами. Начать пользоваться такси лучше подальше от места, из которого вы начали путешествие, так как таксистов могут опросить.

Далее нужно соблюдать следующие предосторожности:

1. Категорически не звонить, не встречаться, и никаким иным образом не выходить на связь с людьми, которые знали вас раньше.

2. Не показываться в местах, где вас могут узнать. Избегать посещения мест, оснащенных видеонаблюдением.

3. Не пользоваться банковскими картами и ничего на себя не регистрировать. Также категорически нельзя выходить в интернет таким образом, чтобы вас можно было идентифицировать. В большинстве случаев для этого достаточно не заходить ни на какие сервисы со своим старым логином.

Немного шпионской психологии

Если вы никогда не жили на нелегальном положении, поначалу в бегах вам будет очень тяжело психологически. Скорее всего появится ощущение одиночества, брошенности всеми, а также чувство, что окружающее пространство кишит хищниками, готовыми проглотить вас. Разумеется, это иллюзия. Миру, по большому счету, вы безразличны, за исключением тех единиц, которые мечтают свести с вами счеты. И уж конечно он не изменился после того, как вы залегли на дно. Растворившись в нем, вы со временем перестанете быть интересны даже тем, кто очень зол на вас — время стирает и притупляет все.

Однако внутренние переживания не должны испортить жизнь объективно и привести к расконспирации. Не следует идти на поводу у своего желания забиться в раковину во всех жизненных проявлениях, так как скрывающий что-то человек, напротив, привлекает к себе дополнительное внимание. Не оглядывайтесь, не сутультесь, не держите руки в карманах, не прячьте лицо за черными очками, поднятым воротником и надвинутым на глаза головным убором. Говорите нормальным тоном и с нормальной для вашего окружения громкостью. Никогда не меняйте темпа или траектории своего движения, и не отводите взгляд, завидев патруль. Взгляд должен с нормальной скоростью перемещаться от одного объекта на улице к другому, и как бы проходить людей насквозь.

И последнее. Разрабатывая операцию, продумайте не только то, как скрыться, но и как появиться вновь. Для этого вам потребуются инструменты наблюдения за ситуацией на месте вашего отсутствия. Очень важно появиться в правильный момент, когда обстоятельства начнут играть на вашей стороне. Упускать этот момент не желательно, так как ситуация впоследствии может измениться.

«Лента.ру» начинает цикл публикаций о ворах в законе — генералах преступного мира. Появившись в начале XX века, эти люди вне закона быстро оказались во главе всей преступности СССР, а затем и России. Воры в законе не похожи на других криминальных авторитетов: их отличает своя идеология, обряды и своеобразный кодекс чести, разительно отличающий их от остальных бандитов. Их мир надежно скрыт от посторонних глаз, а сами законники редко попадают в криминальные сводки, при этом управляя всем, что творится по ту сторону закона, не только на постсоветском пространстве, но и далеко за его пределами. В первом тексте цикла мы расскажем о том, как возникла воровская каста, как создавались ее негласные правила и как менялся мир законников на протяжении десятилетий.

Эра законников

Считается, что первые воры в законе появились в конце 20-х — начале 30-х годов XX века. Конечно, преступники с четкой идеологией (например, Моисей Винницкий, известный в криминальных кругах как Мишка Япончик) существовали и до этого. Но они — одиночки, которые в отличие от законников не были единой силой, связанной общим кодексом поведения. Впрочем, если время появления воров примерно известно, то насчет того, как именно они появились на криминальной арене, существуют три основные версии.

Первая — и самая банальная — гласит, что воры в законе стали порождением тюремной среды в непростое для страны время: за решеткой, как и в любом замкнутом сообществе, у руля становятся самые сильные и авторитетные участники. Со временем такие вожаки сидельцев стали второй властью в местах лишения свободы, выступая и судьями, и карателями среди зэков.

По второй версии, прародителями законников стали белые офицеры, которые после Гражданской войны оказались не у дел — многие из них загремели в тюрьмы. Их товарищи, оставшиеся на воле, нередко выходили на криминальную тропу, звались жиганами — и в конечном итоге тоже попадали за решетку. «Идейные» жиганы активно воевали с уркаганами — преступниками, которые не придерживались вообще никаких правил, — и рвались к лидерству в преступном мире, идя по трупам: о зверствах и жестокости бывших белогвардейцев с ужасом вспоминали заключенные Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН), которые попали туда в 30-х годах XX века.

Конспирологи считают, что бывшие царские сторонники избрали для себя путь тайного сопротивления новой власти: они начали грабить и разворовывать советское государство, которое разрушило их жизни. Косвенное подтверждение этой теории в том, что созданный впоследствии кодекс воровской чести местами перекликается с принципами белых офицеров.

Наконец, третья версия гласит, что к появлению воров в законе приложили руку сотрудники Народного комиссариата внутренних дел (НКВД). Якобы в условиях, когда в стране появилось огромное количество заключенных — через лютую систему ГУЛАГа были просеяны миллионы человек, — советскому государству была необходима поддержка во внутреннем секторе обнесенных колючей проволокой учреждений. Тогда силовикам и пришла в голову идея искусственно выделить среди зэков законников, которые благодаря своему авторитету стали управлять основной массой заключенных.

Противники этой теории отмечают: воровские правила строго запрещают любые контакты с властью, превращая законников в идеальных диссидентов преступного мира. Если бы воров действительно насаждали сотрудники НКВД, то в преступном мире такой план наверняка быстро был бы раскрыт — и обернулся бы провалом. Впрочем, в пользу показушности некоторых воров говорит то, что после окончания Великой Отечественной войны они действительно перешли на сторону властей и стали нещадно резать тех законников, которые были по-настоящему преданы воровской идее. Это была настоящая война за решеткой, ведь уже к началу войны в СССР насчитывалось около 3,5 тысяч воров в законе.

«Сучья война»

Конец Великой Отечественной ознаменовался новым притоком заключенных в советские лагеря. В их числе были и законники, которые воевали на фронте за СССР, но, вернувшись за решетку, они столкнулись с непониманием тех воров, кто на фронте не был. Последние считали, что по воровским понятиям участие в боевых действиях — это сделка с властью. На законников-фронтовиков начались гонения, их отказывались считать ворами, но те с таким положением дел соглашаться не хотели. На зонах все чаще вспыхивали местечковые конфликты — и власти, недовольные упрямыми и непокорными ворами, не преминули воспользоваться расколом в их рядах и поддержали гонимых. Так началось противостояние, вошедшее в историю криминального мира под названием «сучья война».

«Настоящие» законники стали звать своих оппонентов, получивших господдержку, «ворами разложенными», а чаще — просто суками. Почувствовав за собой силу, суки стали не просто стремительно давить противников, а еще и обращать воров старой школы в свои ряды. Делалось это через особые ритуалы: чтобы перейти к сукам, законнику было достаточно, к примеру, поцеловать лезвие ножа или «ударить в колокол» — ударить тяжелым предметом по заранее подготовленной рельсе.

«Воры разложенные» не гнушались убивать противников, которых между собой называли баранами: ворам старой школы отрубали головы, жгли их током, резали ножами, а порой и совали раскаленный лом в задний проход. Такие садистские приемы способствовали массовому притоку к сукам законников, которые не хотели в страшных муках расстаться с жизнью. Уже после окончания сучьей войны многие из переметнувшихся пытались вернуться к ворам старой школы, но приняты не были.

Ссучившиеся воры действовали не только там, где сидели сами: они устраивали так называемые трюмиловки — настоящие вояжи лагерных отрядов, состоящих из отпетых уголовников. Такие карательные отряды кочевали из зоны в зону, устраивали в каждой марафоны насилия и заставляли воров переходить к сукам. Одним из самых известных таких отрядов стала бригада вора Васьки Пивоварова, который воевал в штрафбате, а затем стал «своим человеком» у НКВД. Главной целью его «командировок» была поддержка и демонстрация власти сук, которые к этому времени были в каждом лагере.

В этих страшных условиях ворам старой школы пришлось изменить правила поведения, чтобы банально выжить. В их суровом кодексе появились исключения: к примеру, законники за решеткой получили возможность становиться руководителями групп и парикмахерами (до этого на любую административную работу за решеткой у воров было строжайшее табу). Это позволяло ворам и кормиться, и обороняться: нередко ножницы, тайно унесенные из лагерной цирюльни, служили оружием при нападении сук. Несмотря на эти уловки, к середине 50-х годов, когда «сучья война» закончилась, поголовье законников сильно сократилось: часть воров была убита, часть перешла к сукам. Но были и те, кто сумел залечь на дно, пережить резню и дождаться своего часа.

Реформы Черкаса

После окончания «сучьей войны» лагерное спокойствие длилось недолго: в начале 60-х годов на зонах начались притеснения заключенных — им урезали количество встреч с близкими, ужесточили режим, а главное — сократили возможности получать передачи. Тогда-то и настал звездный час уцелевших законников, имевших связи и свои каналы поставки продовольствия — столь ценных за решеткой колбасы, чая, сигарет и тому подобного. Конечно, все это было не бесплатно, но рядовые зэки соглашались платить любые деньги, лишь бы отведать что-то, кроме жуткой тюремной баланды. Постепенно к законникам стали относиться как к благодетелям, что сыграло им на руку.

Однако картина для воров была радужной лишь на первый взгляд: сбавившие обороты суки никуда не делись и, взяв передышку, принялись снова давить на своих заклятых врагов пускай и не столь агрессивно, как в «сучью войну». Для законников настало время перемен: идейным вдохновителем корректировок воровского кодекса стал вор Анатолий Черкасов (Черкас). Правда, позже выяснилось, что он утаил от воровского сообщества две госнаграды, полученные на войне, но историю, как известно, не перепишешь…

Черкас вынес на обсуждение законников четыре основных предложения. Первым делом он начал ратовать за отмену правила, по которому вор в законе должен обязательно сидеть за решеткой время от времени. Автор «поправок» резонно заметил, что на свободе законники будут куда эффективнее. По мнению Черкаса, представлять свои интересы в местах лишения свободы для законников было бы куда лучше через доверенных лиц — положенцев и смотрящих, которых вскоре после этого стали называть козырными фраерами.

Второй идеей новатора стало обложить данью воровской общак цеховиков — так до конца 80-х годов называли подпольных предпринимателей. При этом суммы, взимаемые с нелегальных коммерсантов, по замыслу Черкаса, не должны быть грабительскими: в теории, доведенные до отчаяния цеховики могли обратиться в милицию. Ворам, само собой, это было ни к чему.

Третьим пунктом своей программы Черкас предложил смягчить запрет на сотрудничество с правоохранительными органами. Нет, доносить, давать признательные показания и слыть потерпевшими воры по-прежнему права не имели. А вот подмахнуть бумагу с отказом от преступной деятельности, при помощи которой стражи порядка пытались задавить все воровское движение, теперь разрешалось. При этом Черкас кивал на старый воровской закон: мол, слово, данное сотруднику правоохранительных органов, ничего не стоит. Наконец, вор-реформатор предложил устроить «крышу» для воровского сообщества в среде нечистых на руку чиновников и блюстителей закона, которых предполагалось подкупать за деньги.

Все предложения Черкасова были одобрены на воровской сходке (собрании), которая произошла в начале 70-х годов в Киеве. Однако, как показала практика, корректировки потребовал пункт о поборах с цеховиков: некоторые законники все-таки начали жадничать и брать больше положенного — на горизонте замаячил серьезный конфликт. Впрочем, его удалось избежать благодаря сходке 1979 года, прошедшей в Кисловодске. Впервые в истории воровского мира на собрание пригласили посторонних — представителей цеховиков. Вместе собравшиеся решили, что отныне законники имеют право взимать с предпринимателей не больше десяти процентов от их прибыли. Такой расклад устроил обе стороны.

Воровской кодекс с поправками Черкаса действует до сих пор. Поначалу следовавших ему законников называли ворами новой формации, но с годами он стал общим для всех. Впрочем, удар по нему нанесли «лихие 90-е»: в то смутное время у видных воров в законе вошло в моду шефство над организованными преступными группировками (ОПГ). Некоторые законники даже стали считаться бандитскими лидерами и стремительно наживать капиталы, что не принесло репутации воров ничего хорошего. Количество законников, придерживающихся единого воровского кодекса, стремительно уменьшилось.

По воровским заветам

Основа основ действующего сегодня кодекса законников — это преданность воровской идее: вор должен постоянно противостоять государству и никак не сотрудничать с ним, быть вне общества и не иметь социальных связей, в том числе не заводить семью. Тем не менее семейные ценности в среде законников уважают: тем, кто связан узами брака, принято помогать; также в мире преступных генералов уважают старших и родителей, особенно матерей.

Помимо семьи, вор в законе не должен иметь постоянного места жительства. Трудоустройство — табу для законника, кодексом это категорически запрещено. Не приветствуется в воровской среде и бизнес — кормиться законник должен только своим преступным ремеслом.

Кодекс также запрещает ворам врать своим «коллегам», красть у них и самовольно мстить другим законникам, если месть не одобрена воровским сообществом. Любопытно, что в «джентльменский набор» каждого вора обязательно входит умение честно играть в карты с другими законниками. Этот навык показывает, что человек бесстрашен и готов идти на риск проиграть что угодно — от денег до собственной жизни.

Неготовность идти ва-банк — это не только неверность воровской идее, но и проявление малодушия, недопустимого для настоящего законника. Вообще, стойкость и готовность с достоинством переносить любые невзгоды и печали в воровском мире ценится очень высоко. Недаром его представители нередко называют себя терпигорцами. К слову, поскольку чувство собственного достоинства очень важно для любого вора, кодекс законников запрещает им поднимать руку друг на друга или бросаться в своей среде пустыми и бездоказательными оскорблениями.

В местах лишения свободы законникам полагается брать в руки бразды правления и следить за жизнью других сидельцев. Воры за решеткой укрепляют свою власть, смотрят за порядком и обеспечивают других законников, загремевших в штрафной изолятор (ШИЗО), всем необходимым. Кроме того, преступные генералы собирают с сидельцев дань в общак и пополняют его из своих средств. Еще одна воровская обязанность (как за решеткой, так и на свободе) — рекрутирование в ряды криминала молодежи и обучение ее правилам «жизни по понятиям», по сути, подготовка новых «кадров».

Кстати, сегодня вором в законе может стать только мужчина — но так было не всегда. До войны в СССР насчитывалось около 500 законниц: эта преступная каста полностью исчезла лишь в 1956 году. Тогда законники решили, что отныне носить воровской титул женщины не будут. Обосновали просто: вор не может иметь сексуальных контактов с мужчинами, а у женщин они предусмотрены природой, поэтому законницами им не быть.

Подобные глобальные решения воры принимают сообща, встретившись на очередной сходке. Проходить она может где угодно — история знает случай, когда вор в законе Сергей Липчанский (Сибиряк) организовал встречу законников в застенках знаменитой Бутырки, просто договорившись с охраной. Хотя, конечно, куда чаще воры собираются в ресторанах или за городом. Впрочем, о таком крупном событии, как воровская сходка, быстро узнают и оперативники, после чего встречи законников нередко оборачиваются массовыми задержаниями.

Тонкости коронации

Для того чтобы стать членом воровского «клуба», претендент должен соответствовать ряду условий: иметь несколько отбытых сроков и поручительство как минимум двух действующих законников, как минимум пять лет обладающих воровскими титулами. Если условия соблюдены, по всем колониям разносится «воровской прогон» («малява»): послание о том, что такой-то хочет стать вором в законе. Делается это, во-первых, для информирования преступного мира, а во-вторых — для сбора информации о кандидате.

Может, он скрывает, что имеет карточный долг? Состоял в интимной связи с мужчиной? Стучал на кого-то? Если такое выяснится — путь в законники для кандидата закрыт. Если же ничего интересного и противоречащего воровскому кодексу в биографии кандидата не находится, назначается день посвящения, которое может проходить как на зоне, так и вне тюремных застенков. Кстати, раньше само посвящение для христиан называлось крещением, а для мусульман — коронацией. Теперь куда чаще используются общая для всех религий формулировка — «решение вопроса» по такому-то человеку.

При посвящении новоиспеченный вор дает клятву, в которой обязуется чтить воровские традиции. Иногда ему делают татуировку в виде сердца, пробитого кинжалом. Впрочем, это далеко не обязательно — а знаменитые воровские звезды на плечах и вовсе стали сегодня достоянием прошлого.

Добровольно сложить с себя воровские полномочия законник может лишь по одной причине — тяжелой болезни, не позволяющей ему посещать сходки. В этом случае он обращается к воровскому миру с просьбой отправить его «на пенсию». После проверки правдивости слов законника отпускают с миром. При этом самого воровского титула «пенсионер» не лишается, лишь немного меняется название — отныне его именуют вором в короне.

Но если добровольно отказаться от своих полномочий вор фактически не может, то лишиться титула за проступки — вполне. Как именно покарать виновного, воры решают всем миром, на общей сходке.

Суд для отступников

Провинившийся законник как обычно приглашается на сходку; при этом о грядущем суде его не предупреждают. После того как ему предъявят обвинения — обязательно с доказательствами, — «подсудимый» имеет право оправдаться, используя любые контраргументы. Если все его старания напрасны, вор признается «виновным» и участники сходки выбирают ему наказание.

Самое легкое из всех — унизительная пощечина, которую «осужденному» отвешивает другой вор в законе. При этом бить в ответ нельзя, иначе можно и вовсе лишиться титула: это наказание называется по-разному — развенчанием, раскоронованием или разворовыванием. Действующий вор бьет законника по ушам — и тот превращается в «мужика»: за решеткой его будут принимать уже как простого сидельца без каких-либо привилегий.

Самая страшная кара воровского мира — это, как и везде, смертная казнь. Законника могут убить за крайне серьезные проступки — стукачество, предательство, самовольное убийство другого вора или самовольное сложение с себя воровских полномочий. Выносится «приговор» только на сходке главных законников целого региона страны. Самым популярным вариантом его исполнения считается самоубийство. Провинившийся должен сам наложить на себя руки. Конечно, готовы к такому далеко не все — одни стараются тянуть время, другие пускаются в бега.

На этот случай в воровском мире есть штатные киллеры-ликвидаторы, которые находят беглецов и приводят «приговоры» в исполнение. Обычно такие убийцы мастерски маскируют расправы под несчастные случаи: жертву могут толкнуть под машину или инсценировать пищевое отравление, скрыв отравление ядом. Из экзотики — беглецу могут подсунуть проститутку, которая в самый неожиданный момент сделает ему смертельный укол.

Впрочем, если такие изощренные способы невозможны, «осужденного» могут просто заковать в бетонные ботинки и отправить на дно водоема, как это любили делать участники различных ОПГ. А порой палачи не только не пытаются скрыть свои действия, но, напротив, устраивают подобие акций устрашения. Известен случай, когда ликвидатор настиг «осужденного» за предательство беглеца в поезде, где выколол ему глаза, отрезал язык и уши, в которые затем вбил по гвоздю.

В воровском мире известна и еще одна история, когда в одном из провинциальных российских городов провинившегося законника заставили заползти в отрезок строящегося нефтепровода и заварили вход. Несколько дней несчастный в кромешной темноте искал выход, пока совершенно случайно на него не наткнулся. Впрочем, выбраться-то он выбрался, но вот умом повредился: долгое время «осужденный» безрезультатно лечился в психиатрической больнице и в конечном итоге совершил суицид.

Измельчавшие короли

Точное число воров в законе, которые сегодня находятся в России, назвать сложно: этому мешает максимальная конспирация в их среде. Однако, по приблизительным подсчетам, на 2013 год в стране насчитывалось порядка четырехсот воров на свободе, и еще около ста — отбывающих наказание в местах лишения свободы. Конечно, на фоне 3,5 тысяч законников начала 40-х годов XX века эти цифры не велики.

При этом воров не просто стало меньше: стремительно уходят в прошлое те из них, кто всю жизнь строго следовал воровскому кодексу. Все больше законников позволяют себе и заниматься коммерцией, и заводить семьи. К примеру, дальневосточному вору в законе Евгению Васину (Джем) в 90-е его титул ничуть не мешал руководить огромным оргпреступным сообществом «Общак» и творить вещи, весьма далекие от строгих воровских правил.

В те же 90-е, к слову, воровскими титулами стали торговать, пусть и за очень большие деньги; из-за этого появились законники, ни разу в жизни не топтавшие зону. Больше того: в последнее время воровской титул возможно получить чуть ли не по Skype — в самом деле, зачем собираться, если есть видеосвязь? Само собой, у тех воров, кто все еще чтит традиции, подобные новшества вызывают как минимум недоумение.

Появились в воровском мире и вполне «светские» наказания — штрафы. Теперь совершивший незначительный проступок законник вместо унизительной пощечины, которая так или иначе пошатнет его авторитет, может отделаться взносом в воровской общак. На фоне всего этого законники нового поколения, в отличие от своих предков, перестали гордиться попаданием за решетку: в места лишения свободы они отправляются крайне неохотно.

В целом, за последние годы законники сильно измельчали, а строгое следование воровскому кодексу становится скорее чертой воров старой школы. Однако именно жесткие правила поведения сделали законников теми, кто они есть, — первыми лицами преступного мира. И когда воровской кодекс с годами окончательно канет в Лету, велик шанс на то, что некогда могущественные и авторитетные воры в законе, для которых честь не была пустым словом, превратятся в обыкновенных бандитов.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!

Татарские этнографы сделали интересное открытие. Оказывается, в последние годы преступники из крупнейших казанских ОПГ – «Хади такташ» и «Квартал» — стали не просто крышевать местных предпринимателей, но делать это по законам шариата. То есть с коммерсантов-мусульман они взимают закят — налог, идущий в пользу бедных и на распространение ислама. Но это вовсе не значит, что бизнесмены, которые ислам не исповедуют, могут вздохнуть спокойно. С них собирают джисью — налог, которым облагают в мусульманских странах иноверцев мужского пола. С чего бы это казанские бандиты впали в такое благочестие? Ларчик открывается просто. В тюрьмах и лагерях, через которые они проходят, проповедь ислама занимает не последнее место. Причем ислама в радикальном салафитском изводе. Звучит она настолько убедительно, что

зачастую ислам принимают и этнические русские. Чтобы потом вместе с новыми единоверцами собирать закят и джисью с подневольных коммерсантов.

Реклама

Можно, конечно, воскликнуть — да какая это вера! В истории всех мировых религий есть замечательные легенды о раскаявшихся разбойниках. Жил себе такой изверг, убивал, грабил, а потом уверовал, раздал награбленное и скрылся с глаз людских спасать душу. Но в Казани, похоже, ничего подобного не происходит. Бандиты принимают веру, но живут по шариату очень избирательно. Преступного промысла не бросают, просто придают ему религиозную видимость. То есть легитимизируют в собственных глазах свою криминальную жизнь. И все же происходящее имеет к религии прямое отношение, более того, свидетельствует о серьезных процессах, которые происходят в современной религиозной жизни в целом.

Вера в преступной среде вещь крайне популярная и вовсе не ограничивается исламом. Хорошо известно, что российские бандиты принимают живейшее участие в православной жизни и немало жертвуют на храмы. При этом занятий своих не бросают. Поговаривают, что среди ктиторов храма Христа Спасителя половины уже нет в живых. Пали в разборках и отпеты были по высшему разряду. В интернете недавно появились фотографии камер, в которых содержатся крупные криминальные авторитеты. По числу икон и крестов на стенах они значительно превосходят монастырские кельи. Но отличаются от них еще и роскошными кроватями, которые непонятно как попали в исправительные заведения. Впрочем, нет, понятно. Но речь сейчас о другом. Что влечет нераскаявшихся разбойников к церкви или мечети?

Причин несколько. Прежде всего, это элементарная вера в магию.

Жизнь человека, преступившего закон, полна риска. И для того, чтобы риск преуменьшить, все средства хороши. Поставил свечку перед иконой, глядишь — поможет. Перекрестился в трудный момент — вот и пронесло. Заказал благодарственный молебен, авось не поймают.

Вторая причина психологическая. Груз преступления давит на душу, хочется от него избавиться. Помолишься или исповедуешься доброму батюшке, вроде стало легче. От настоящего раскаяния, которое заставляет поменять образ жизни, это далеко, но жить помогает. Может даже сложиться целое мировоззрение, оправдывающее греховную жизнь. Оно остроумно описано у Лескова в рассказе «Чертогон». Там забубенный купчик кутит напропалую, напивается до безобразия, бьет зеркала в ресторации, унижает половых. А потом неистово молится, постится и являет собой образец праведности и благочестия. Но ненадолго. Вот он снова в кабаке и безобразничает с прежним рвением. А на удивленный вопрос, какой смысл в этом круговороте праведности и греха, отвечает, что смысл есть и немалый. И грешит он вполне сознательно, потому как не согрешишь — не покаешься. Подозреваю, что такая диалектика не чужда и сегодняшним браткам. Она очень удобна для того, чтобы жить в согласии с совестью, не меняя привычный образ жизни.

В этом и заключается суть бандитской веры.

Казанские лихие парни, собирая с бизнеса закят и джисью, верят, что они вершат богоугодное дело, но при этом дело остается прежним — то есть противозаконным и преступным. Прежней остается и их жизнь, вовсе не являющая собой пример праведности. Но на нее теперь наброшен флер законности. Все по шариату, какие могут быть претензии.

Аналогичным образом и их православные братья по ремеслу, жертвуя на храмы и совершая положенные обряды, оправдывают в своих глазах собственную жизнь. И менять ее не собираются. По крайней мере, сколько-то заметного оттока из преступного мира в монастыри в настоящее время не наблюдается.

Здесь можно было бы поставить точку, если бы не одно «но». Вышесказанное несложно отнести и к российской религиозной жизни в целом. Конечно, в ней все обстоит гораздо менее драматично. Понятно, что простым обывателям вовсе не нужно оправдываться в своих и чужих глазах за какие-то особые преступления. Но основные векторы совпадают. Это и надежда на магическую помощь. И снятие психологического напряжения. И, наконец, самое главное: способ приобщиться к респектабельному большинству, не прилагая для этого лишних усилий. То есть легитимизировать свой образ жизни, не меняя его. Этим и объясняются парадоксы, которые с удивлением обнаруживают социологи в своих исследованиях отечественной религиозности.

Вот лишь некоторые. Православными нынче называют себя около 70 процентов населения страны. Однако на одном дыхании две трети из них признаются, что вера не играет большой роли в их жизни, то есть никак не меняет ее. Эти слова подтверждаются и поступками, вернее, их отсутствием.

Подавляющее число номинально православных (93%) честно говорят о том, что не принимают никакого участия в общинной церковной жизни. Что это значит? Прежде всего вот что. Они не спешат претворять свою веру в дела, становиться лучше, чем были раньше. Скажем, помогать бездомным, больным, инвалидам.

В этом отношении они уступают даже казанским бандитам, которые (по крайней мере, на словах) собирают закят на нужды единоверцев.

В России сейчас возлагают большие надежды на религию как на источник общественной морали. Но, похоже, пока она не слишком влияет на поведение людей и скорее выполняет иные функции. Преступный мир это вполне устраивает, но вряд ли может устраивать общество в целом.

Оставьте комментарий