Кодифицированным актом гражданского права является

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ: ПРЕЗЕНТАЦИЯ УЧЕБНИКА

СВОЙСТВА ПРАВА

DOI: http://dx.dai.Org/1Q.1442Q/ru.2Q14.2.6

Бошно Светлана Владимировна, доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой государствоведения и права Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, e-mail: boshno@yandex.ru.

Аннотация. Кодификация является одним из видов систематизации. В отличие

от других видов систематизации при кодификации в новый нормативный правовой акт объединяются нормы действовавших ранее актов с элементами обновления. Кодификация является видом правотворчества. Кодифицированные акты имеют специфическую структуру, делятся на общую и специальные части. Кодифицированные акты делятся на положения, уставы, модельный закон, основы (основные начала), кодексы. Каждая разновидность кодифицированных актов используется для урегулирования определенного вида общественных отношений. В статье рассматривается исторический путь кодифицированных актов, которые существенно преобразовались при переходе от советской к российской правовой системе. Кодексы являются по статусу федеральными законами. При этом значительная часть кодексов провозглашает свою силу и зависимость иных актов своей отрасли права от них/

Ключевые слова: систематизация, кодификация, кодекс, устав, положение, модельный акт, основы законодательства, правотворчество, законодательный процесс, транспортный устав, устав субъекта Российской Федерации

Право 1. Понятие кодификации

Кодифицированные акты традиционно занимают центральное место в системе законодательства. Их особенности и значение находятся в нескольких плоскостях. С одной стороны, они должны выполнять роль фундамента, основы законодательства. На основе их норм возникают текущие законы и подзаконные акты. С другой стороны, кодификация является специфическим видом правотворчества, соответственно, кодекс —

результат этой систематизирующей деятельности.

Кодифицированная форма используется для целостной регламентации отрасли права, комплексного законодательного регулирования общественных отношений в отдельной области. Кодификация отражает более высокую меру концентрации нормативного материала в той или иной сфере общественных отношений. Нормы, выраженные в кодифицированном акте, закрепляют юридические особенности данной отрасли, института права, что придает особую юридическую силу кодифицированным актам.

Кодифицированные акты занимают центральное место в отрасли или институте права. Эту роль кодифицированный акт выполняет в силу того, что он содержит всю или основную массу соответствующих норм (Уголовный кодекс РФ). Для обширных отраслей права кодекс выполняет роль фундамента, основы иных актов, которые возникают только на основании его разрешения или указания, например Гражданский кодекс РФ. Это требует от кодексов высокого качества.

Текущее и кодифицированное законодательство отличается своими целями. При текущем правотворчестве законодатель ставит своей целью решение назревших конкретных вопросов политической, экономической, культурной жизни. При кодификации цель состоит в упорядочивании ранее изданных норм по всему кругу вопросов данной отрасли законодательства. Важным условием кодификации является также подготовленность законодательства для кодификации, определенная степень его разработанности. Это означает, что акты, подлежащие кодификации, должны представлять собой определенную, сложившуюся группу, обладающую свойствами отрасли права.

Кодифицированные акты создаются с использованием специфических правил законодательной техники. Кодифицированные акты состоят из большого количества статей, имеют сложную внутреннюю структуру. Они делятся на главы, разделы и другие структурные элементы.

Процедура кодификации более емкая и продолжительная, нежели в обычный правотворческий процесс. Работы по кодификации включают ревизию данной сферы действующего законодательства с целью выявления норм, требующих отмены или изменения. Таким образом, одновременно осуществляются два процесса: принятие нового акта и приведение иных актов в соответствие с ним. Вследствие соблюдения указанных условий результат кодификации действует достаточно продолжительный период времени, обеспечивая устойчивость общественных связей. Как правило, срок актуальности кодификации составляет около 30 лет.

Таким образом, кодифицированные документы выделяются в системе нормативных правовых актов по содержательным и процедурным основаниям.

2. Виды кодифицированных актов

Виды кодифицированных актов достаточно разнообразны: положения, уставы, модельный закон, основы (основные начала), кодексы.

А) Положение представляет собой акт, регламентирующий правовой статус органов, учреждений, системы однородных органов, организаций. Эти документы отличаются большим объемом, это сложноструктурированные акты.

Положения занимают весомое место в системе нормативных правовых актов. Это форму нормативного правового акты используют для регулирования основополагающих вопросов государственной жизни. Имеются изданные в виде положений документы, которые регулируют очень узкоспециальные вопросы — надбавки к заработной плате конкретного учреждения. Положение принимается в результате кодификации, которая является разновидностью систематизации.

Б) Правотворческие органы используют такую форму кодификации, как устав. Затруднения в принятии такого рода актов вызваны тем, что нет единства относительно смысла и пределов использования термина «устав». Многолетняя практика сделала его чрезмерно многозначным. Конечно, многозначных терминов множество, однако особенность термина «устав» в том, что разные грани его использования абсолютно несопоставимы, они возникают разным путем и имеют различные сферы применения. Термин «устав» понимается как нормативный правовой акт, которым определяется: а) правовой статус государственного или муниципального образования; б) правовой статус международной организации; в) правовой статус конкретных юридических лиц устав — учредительный документ); г) организация определенной деятельности (воинские уставы, транспортные уставы).

Уставы — это комплексные нормативные акты, регулирующие правовое положение определенных органов и организаций либо ту или иную форму государственной (муниципальной) или хозяйственной деятельности (ТУЖД, УВВТ). В форме устава также формулируются основные нормы, определяющие правовой статус ряда субъектов РФ, структуру, полномочия и организацию деятельности их государственных органов.

Уставы являются традиционной формой отечественного законодательства. Сохраняют свое действие некоторые акты союзного уставного правотворчества. Например, Устав автомобильного транспорта был принят в 1969 году. В него периодически вносились изменения и дополнения, последнее — в апреле 1995 года. В современной правотворческой практике наметилась тенденция повышения статуса такого рода уставов за счет их перепринятия в качестве федеральных законов. Начало этой новелле положено Транспортным уставом железных дорог РФ, принятым в форме закона в 1998 году. В 2003 году место Транспортного устава занял Федеральный закон «Устав железнодорожного транспорта РФ». Устав внутреннего водного транспорта действовал с 1955 до 2001 года, когда был заменен Кодексом внутреннего водного транспорта Российской Федерации.

Постепенно вытесняются уставы как наименование актов, регулирующих отдельные виды деятельности. Например, Устав внутреннего водного транспорта Союза СССР 1955 года фактически утратил силу в связи с принятием Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07.03.2001 № 24-ФЗ.

Субъекты Российской Федерации — края, области, города федерального значения, автономные округа и автономная область — в качестве учредительных документов имеют уставы, например, Устав города Москва. Субъекты Федерации республики принимают Конституции. Учредительные акты субъектов Российской Федерации с наименованием

«устав» воспринимаются исключительно негативно, так как они выступают формальным доказательством неравенства субъектов — не республик с республиками. Действительно, термин «конституция» куда более значителен в сравнении с «уставом».

Таким образом, современный законодатель продолжает принимать уставы, но при этом двигается по пути использования уставов как разновидности законов. На примере учредительных документов субъектов РФ этот переход определенно произошел. Уставы как акты о видах деятельности находятся в переходном состоянии, но тенденция совершенно очевидна.

В) Модельный акт — это типовой документ, содержащий рекомендации для деятельности органов государственной власти, варианты возможных правотворческих решений. Модельные акты используются для унификации, достижения максимального единства правовых систем государственных образований, входящих в состав федерации. Модельные акты используются в конфедерациях, международных союзах и организациях с целью сориентировать участников и помочь им в разработке собственного документа.

Модельные документы не являются нормативными, не имеют властной природы. Они носят рекомендательный, направляющий характер. Очевидна их систематизирующая роль. Принципиальная особенность модельных актов в том, что они не возникают в результате систематизации, а сами эти документы выполняют систематизирующую роль, так как на их основе могут возникнуть единообразные нормативные правовые акты.

Сфера регулирования модельных законов отличается разнообразием. Разрабатываются подобные документы разными органами и лицами. В этом качестве выступают ученые, научные коллективы, органы государственной власти, экспертные и аналитические организации, внутригосударственные и международные инстанции.

Пример модельного акта — «Модельный закон об обществах с ограниченной ответственностью», утвержденный Межпарламентской Ассамблеей (МПА) СНГ 2 ноября 1996 года. В конституционном праве применение модельных законов осваивается в области законодательства о конституционных (уставных) судах субъектов РФ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Представляется, что перспективы использования модельных актов очевидны для законодательства субъектов РФ. В зависимости от централистских тенденций возможно расширение сферы их использования от предметов совместного ведения вплоть до предметов ведения субъектов Федерации. Для регионального законодателя модельный акт, рекомендованный федеральной властью, может послужить качественной основой его правотворчества. Реализации этого приема организации правотворческой деятельности может иметь место только в условиях разумно сочетания власти на разных уровнях.

Г) Особую разновидность кодифицированных федеральных законов образуют основы законодательства, основы, основные принципы. Эти документы относятся к разряду кодификационных по их содержанию, объему и сфере регулирования, направленности на объединение действующих норм и одновременное внесение нормативных новелл.

Эта правовая конструкция использовалась Советским государством. Основные начала или основы определяли общие принципы регулирования тех или иных отношений и наиболее существенные условия их применения. В этих кодификационных формах объединялись общие, обязательные для территории всей страны правовые положения, на основе которых и во исполнение которых союзными республиками должны быть изданы свои кодексы, конкретизирующие общесоюзные законы.

В истории отечественного права именно основы закладывали фундамент большинства отраслей права, в том числе гражданского. Сегодня эта форма используется для осуществления федерального регулирования вопросов совместного ведения.

Несмотря на то что современная российская Конституция не включила в число наименований актов термина «основы», такие акты не прекратили своего существования. Так, действуют Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан, об архивном фонде РФ, о нотариате. В Российской Федерации роль основ законодательства выполняют федеральные законы по предметам совместного ведения. Например, Федеральный закон «Об основах государственной службы РФ», «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». По своему месту в иерархии правовых актов — это федеральные законы, а по функциональной роли — основы.

Основы законодательства — это федеральный акт, содержащий принципиальные, наиболее общие нормы по предмету совместного ведения РФ и ее субъектов, которые должны развиваться и конкретизироваться в нормативных актах, принимаемых субъектами РФ. Они содержат цели, единые для всех субъектов Федерации принципы регулирования, основополагающие понятия.

Исследователями отмечалось, что в действующем законодательстве и правотворческой практике «статус основ, возможность их развития в федеральных или региональных нормативных правовых актах… четко не разработан». Современная теория правотворчества предлагает рассматривать их как базовые законы, вводящие «общие принципы и режимы правового регулирования, которые получают затем развитие в видовых законах». В развитие основ кодексы призваны осуществлять непосредственное нормативное регулирование в отдельных отраслях права. Эта модель прерывается, так как «на практике изданием федерального кодекса нередко отменяется действие основ законодательства по аналогичному вопросу, с чем нельзя согласиться». Действительно, подобные отмены имели место. Так, например, Основы лесного законодательства РФ, принятые в 1993 году, были отменены Лесным кодексом РФ 1997 года, и это не единственный случай. Причина подобного правотворческого решения связана с тем, что Конституция РФ коренным образом изменила распределение предметов ведения и полномочий между государством в целом и субъектами. Именно в связи с новым порядком правового регулирования соответствующих отношений пришлось пожертвовать некоторыми основами.

В целом законодатель использует модель основ законодательства, но не называет их так. Федеральный законодатель издает по предметам совместного ведения федеральные законы, которые по своему

предназначению и выполняемым функциям являются основами законодательства.

Несмотря на достаточно авторитетные и оживленные дискуссии относительно возможности использования советского правотворческого опыта реализации системы «основы» — «кодексы», законодатель к ним не проявляет никакого интереса. Вследствие этого удел современных основ только в виде «федеральных законов без дополнительного наименования».

3. Кодекс

Важнейшей разновидностью кодифицированных актов является кодекс. На латыни «кодекс» означает книга. Кодекс — это систематизированный свод правил и норм, который единообразно и детально регулирует определенную сферу общественных отношений. Кодекс либо полностью поглощает все нормы соответствующей отрасли (Уголовный кодекс РФ), либо содержит основную по объему, самую важную часть таких норм (Гражданский кодекс, Трудовой кодекс). Кодекс содержит принципы, дефиниции, также нормы непосредственного регулирования. Он имеет большое значение в отрасли права, поскольку объединяет нормы всех ее основных институтов. Фактически он выступает отраслеообразующим документов.

Кодексы могут быть подвергнуты классификации по разным основаниям. Так, например, кодексы подразделяются на отраслевые и комплексные (межотраслевые). В зависимости от предмета правового регулирования выделяют кодексы материальные (ГК РФ, ТК РФ) и процессуальные (УПК РФ, ГП РФ). Большая часть кодексов описывает необходимое, желаемое, допустимое поведение. В таком положительном подходе правонарушения представляют собой нарушение правовых норм положительного содержания (Тк РФ, ГК РФ). Некоторые кодексы имеют исключительно репрессивный характер, они описывают недопустимое, противоправное поведение и устанавливают меры юридической ответственности (УК РФ, КоАП РФ).

Особую важность для характеристики кодексов играет устойчивость, сформированность общественных отношений, являющихся предметом правового регулирования данного акта. Это свойство приобрело острый характер в связи с существенным расширением использования формы кодекса законодателем. За последнее десятилетие появились кодексы с новыми предметами правового регулирования: Таможенный кодекс РФ, Градостроительный кодекс РФ, Бюджетный кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ часть первая и часть вторая. Именно эти кодексы часто меняются.

Устойчивостью отличались кодексы СССР Так, например, Кодекс законов о браке и семье РСФСР изменялся восемь раз с 1969 по 1995 год, причем большая часть новелл была введена в период новейших реформ после 1993 года.

Кодексы отличаются от иных систематизированных актов особым положением не только в общей иерархии нормативных правовых актов, но и среди актов, равных по формальным признакам. В современной конституционной модели России кодексы являются разновидностью федеральных законов. Вместе с тем кодексы устанавливают нормы, возвышающие их над законами — не кодексами. Это достигается путем включения в первые статьи кодекса выражения, иные нормативные акты данной отрасли должны соответствовать настоящему кодексу. Эта тенденция

получила наименование — самопровозглашение. Так, ст. 5 Трудового кодекса РФ установила положение о том, что нормы трудового права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать настоящему Кодексу, аналогичные нормы содержатся в ст. 1.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ, в ст. 3 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Впрочем, имеются и исключения, например Жилищный кодекс РСФСР такого ограничения не содержит.

Конституционный Суд РФ установил, что Конституцией РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае — федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу статьи 76 Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Решение было вынесено в 2000 году, а нормы, устанавливающие приоритетное значение кодексов в системе законодательства, так и не были отменены.

Следует отметить, что сущность термина «кодекс» претерпела определенные изменения после трансформации советской правовой системы в российскую. Большинство отраслей в советском праве регулировалось следующим образом: на уровне СССР — основы

законодательства, на уровне республик — кодексы. Отступлений от этого правила советская правовая система не знала. Устойчивость этой традиции подтверждается тем, что намерение создать общесоюзный гражданский кодекс в течение 21 года не дало никакого результата, от этой идеи пришлось отказаться. Традиции, в том числе и правовые, с трудом преодолеваются даже при наличии конституционных норм. Действующая Конституция России не оставила места основам законодательства и содержит терминов кодекс (основы законодательства). Однако практика сохранила кодексы, но отказалась от федеральных основ.

Несмотря на необходимость принятия решения относительно кодифицированных актов, федеральный законодатель не торопится ее решить, а правотворческие органы субъектов РФ пользуются возникшей неопределенностью.

Библиографический список

1. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций в 2-х томах. -Свердловск, 1973. Т 2.

2. Российская юридическая энциклопедия. — М., 1999.

3. Бошно С.В. Современное развитие теории и практики кодифицированных актов. Ч. 2 // Современное право. — 2004. — № 1. — С. 43-48.

5. Бошно С.В. Нормативные правовые акты Российской Федерации (научно-практическое пособие) — М.: Глобус, 2005.

6. Бошно С.В. Современная теория и практика кодифицированных актов.

Ч. 1 // Современное право. — 2003. — № 12 — С. 35-41.

7. Бошно С.В. Современное развитие теории и практики кодифицированных

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

актов. Ч. 2 // Современное право. — 2004. — № 1. — С. 43-48.

9. Бошно С.В. Нормативные правовые акты Российской Федерации (научно-практическое пособие). — М.: Глобус, 2005.

10. Братусь С.Н. О соотношении Основ гражданского законодательства Союза ССР и гражданских кодексов союзных республик // Советская юстиция. — 1957. — № 3.

11. Венидиктов А.В. О системе гражданского кодекса СССР // Сов. гос. и право. — 1954. — № 2.

12. Дозорцев А.В. О предмете советского гражданского права и системе гражданского кодекса СССР // Советское государство и право. — 1954. — № 4.

13. Иоффе О.С. Советское гражданское право. — Л., 1958.

15. Митюков М.А. Конституционные (уставные) суды: от теории вопроса к практике решения // Российская юстиция. — 2000. — № 4.

17. Поленина С.В. Основы гражданского законодательства и гражданские кодексы. — М.: Юрид. лит-ра, 1968. — 161 с.

18. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 года № 22-О «По запросу Питкярантского городского суда Республики Карелия о проверке конституционности статьи 26 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных учреждений».

19. Решечников И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский кодекс в современной России. — М.: Изд-во НОРМА, 1999. — 312 с.

21. Толстик В.А. Иерархия источников российского права. — Н. Новгород, 2002. — 215 с.

22. Толстой ГК. Кодификация гражданского законодательства: дис. … докт. юрид. наук. — М., 1970.

24. Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). — М., 2000. С. — 212.

Р.С. Бевзенко. Битва за залог: Третий этап реформы залогового права России // Вестник гражданского права. 2015. № 2. С. 8-50, 19.

http://zakon.ru/Blogs/reforma_zalogovogo_prava/17341

Таким образом, коллизия опять разрешается, по сути, не на основании каких-либо предустановленных правил, а на основании неформальных соображений, в данном случае об относительной «продвинутости» тех или иных норм.

Выводы

Пожалуй, основной вывод (пусть даже кому-то он покажется циничным) состоит в том, что ни к каким правилам разрешения коллизий законов равного ранга не стоит относиться с религиозным пиететом. Это относится и к неписаным канонам толкования, и к кодифицированным правилам. Как бы императивно не выглядело такие правило, и суды, и правоведы с необычайной легкостью отбрасывают его и заменяют на какое-нибудь другое, не менее солидно выглядящее правило, когда это необходимо для достижения желаемого ими результата.

И это, наверное, правильно. Ведь сама проблема коллизии норм возникает прежде всего из-за того, что реальный законодатель не в состоянии уследить за всеми потенциальными конфликтами принимаемых им законов и установить четкую и недвусмысленную иерархию всех существующих правовых норм. Особенно это верно в случае, когда некоторые законы толком не продумываются и имеют катастрофические недостатки в юридической технике. Судам волей-неволей приходится устранять огрехи законодателя и привносить порядок в законодательный хаос. Понятно, что это невозможно сделать на основании каких-либо предустановленных правил.

Таким образом, как и другие каноны толкования нормативных текстов, правила разрешения коллизий законов являются не более чем подспорьем для анализа проблемы. На самом деле решения принимаются на основании соображений, с трудом формализуемых: избежание абсурдных результатов, поддержание единства права, конституционные интересы участников правоотношений, «продвинутость» тех или иных норм и т.д. А уж когда выводы сделаны, не составляет труда подобрать и подходящий для их достижения канон толкования.

В связи с этим и норма ГК о его приоритете над другими законами представляется не более чем добрым советом как законодателям, так и судьям. Судьи, как явствует из обсуждавшихся примеров, при разрешении споров применяют это правило по мере возможности и с учетом всех привходящих обстоятельств.

ГРАЖДАНСКОЕ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2014. № 3 (40). С. 73-77.

УДК 347(476)

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА: ВОПРОСЫ ПРАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ

INTERPRETATION OF NORMS OF CIVIL LAW:

QUESTIONS OF PRACTICAL APPLICATION

И. А. МАНЬКОВСКИЙ (I. A. MANKOVSKI)

Рассматривается процедура толкования правовых норм как необходимая стадия их практического применения; проводится анализ точек зрения на понятие процедуры толкования гражданско-правовых норм, её содержание и предназначение в процессе применения гражданско-правовых норм, высказанных учёными советского и постсоветского периода развития юридической науки; делается вывод о необходимости уяснения действительного смысла гражданско-правовых норм, вложенного в них законодателем, в процессе их применения.

Ключевые слова: интерпретация; норма права; способ толкования; стадия; применение права.

Key words: interpretation; norm of the right; a way of interpretation; a stage; right application.

Общее понятие, признаки и структура правовых норм подробно исследованы наукой «теория права», которая также детально дифференцирует правовые нормы на виды. По сути, ни один учебник по теории права не обошел стороной вопросы понятия, структуры, признаков и классификации правовых норм по видам, чего нельзя сказать о цивили-стической науке, в рамках которой понятие, признаки и предназначение непосредственно гражданско-правовых норм практически не рассматривались.

При этом юридической наукой на современном этапе её развития предлагается определённая совокупность общих признаков, присущих всем правовым нормам безот-

носительно к их отраслевой принадлежности. Так, в юридической литературе к общим признакам правовой нормы относят:

— формальную определённость, выраженную в точности нормативного предписания и его закрепленности в нормативных правовых актах системы законодательства, принимаемых уполномоченными государственными органами, что отличает правовую норму от иных социальных норм, не подлежащих закреплению в нормативных правовых актах;

— вытекающую из формальной определённости нормативность правовой нормы, указывающую на то, что правовая норма является предлагаемой государством моделью поведения, закрепляющей основные признаки,

© Маньковский И. А., 2014

И. А. Маньковский

черты, особенности общественных отношений, подлежащей обязательному соблюдению;

— основанный на двух приведённых выше признаках общеобязательный характер правовой нормы, заключающийся в обязательности исполнения и соблюдения правовой нормы, предполагающей наличие реакции государства на поведение субъекта;

— представительно-обязывающий характер, выраженный в предоставлении субъектам определённых прав и возложении на них общественно необходимых обязанностей.

Приведённые выше общие признаки правовой нормы дают возможность определить норму гражданского права как правовое средство, разработанное уполномоченными государственными органами, содержательно представляющее собой определённое правило поведения, предназначенное для использования в процессе правового воздействия на субъектов гражданского права.

Предложенное определение указывает на то, что нормы гражданского права предназначены для оказания на всех лиц, находящихся на государственной территории, правового воздействия, что возможно в процессе применения норм гражданского права заинтересованными субъектами правовой системы. При этом следует отметить, что одной из главных составляющих процесса применения норм гражданского права в ходе участия в экономических общественных отношениях является необходимость уяснения того смысла, который вкладывал в правовую норму законодатель в процессе её разработки, принятия, и в определённых случаях необходимость разъяснения этого смысла другим участникам экономических отношений.

Процесс применения норм гражданского права непосредственно связан с необходимостью их изучения, адаптации к экономическим отношениям, фактически складывающимся в конкретный период экономического и политического развития государства и общества, и, в первую очередь, уяснения действительного смысла правовых норм, подлежащих применению для разрешения возникшего казуса, что является первостепенной задачей догматической цивилистики.

Практическая необходимость уяснения действительного смысла гражданско-правовой нормы в процессе её применения, в пер-

вую очередь, обусловлена тем обстоятельством, что субъекту правоприменительной деятельности норма гражданского права представлена в виде некоторого набора символов государственного языка, соединённых в грамматические предложения, совокупность которых имеет определённое смысловое значение, подлежащее уяснению в процессе осуществления правоприменительной деятельности. При этом буквальное словесное выражение правовой нормы не всегда соответствует её действительному смысловому содержанию, что может быть обусловлено различными факторами. Например, общими историческими условиями разработки правовой нормы, которые к моменту её применения могли измениться, изменением экономических или политических условий развития общества, новыми подходами общества к пониманию того или иного общественного явления и многими другими факторами, что особенно отчётливо проявляется в нормах гражданского права. По мнению А. Шмагина, «именно в момент соотнесения обстоятельств дела и абстрактных нормативных правил неизбежно встаёт вопрос о смысле использованных в законе понятий» .

Изложенное позволяет констатировать наличие необходимости уяснения действительного смысла, вложенного в правовую норму законодателем и приложения уясненного смысла к фактически складывающимся общественным отношениям.

«Для приложения закона к случаям действительным, — отмечает Д. И. Мейер, — толкование его существенно: сам закон не ложится на случай, следовательно, чтобы приложение его было сообразно выраженной в нём воле законодателя, лица, применяющие закон, должны его понимать» . Таким образом, известный русский учёный, по нашему мнению, подчёркивает особенности построения системы гражданского права, заключающиеся в том, что составляющие её правовые нормы представляют собой общие модели поведения, предлагаемые для всех случаев участия в экономических отношениях безотносительно специфических особенностей, присущих каждому отдельному гражданско-правовому отношению.

Указанное обстоятельство, соответственно, предполагает необходимость уяснения

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Интерпретация норм гражданского права: вопросы практического применения

смысла применяемых гражданско-правовых норм с целью их адаптации к специфическим особенностям того общественного отношения, которое фактически сложилось между конкретными участниками экономической деятельности по определённому поводу.

Кроме того, в нормативных правовых актах системы гражданского законодательства, в том числе и в Гражданском кодексе, закреплены нормы-предписания, а споры о правах и обязанностях субъектов гражданского права разрешаются посредством применения норм-суждений или сложных условных логических суждений импликативного типа, которые вырабатываются на основе подбора и анализа необходимой в конкретном случае совокупности законодательных норм. Следовательно, разрешение конкретно -го спора о праве гражданском осуществляется посредством подбора и установления юридической силы подлежащих использованию норм-предписаний, расположения их в необходимой логической последовательности, уяснения действительного смысла каждой отдельно взятой нормы-предписания и последующего построения на их основе одной нормы-суждения, которая и представляет собой модель поведения субъектов гражданского права, подлежащую применению.

«Приступая к практическому изучению права, — отмечает Е. В. Васьковский, — нужно… собрать все действующие в данный момент времени на данной территории юридические нормы. Затем следует. удостове-риться, что они. снабжены юридической силой. Собрав и очистив таким образом материал действующего права, необходимо овладеть его содержанием, т. е. истолковать смысл норм. подвергнуть этот материал догматической обработке и придать ему форму научной системы» . Таким образом, Е. В. Васьковский указывает на четыре процесса, из которых слагается деятельность практической цивилистики: собирание правовых норм, подлежащих применению; критику или проверку подлинности применяемых правовых норм; толкование правовых норм; догматическую переработку правовых норм .

Обозначенные Е. В. Васьковским процессы, составляющие, по его мнению, содержание юридической догматики, вне вся-

кого сомнения, реализуются современными участниками правоприменительной деятельности, что указывает на актуальность сделанных учёным выводов и на современном этапе развития цивилистической науки.

Сбор норм гражданского права, необходимых для разрешения конкретной ситуации, представляет собой механический процесс отбора содержащих такие нормы нормативных правовых актов в целом и необходимых для разрешения казуса правовых норм в частности, что происходит в процессе практического исследования системы гражданского законодательства.

Необходимо отметить тот факт, что в настоящее время процесс собирания нормативных правовых актов и критики содержащихся в них правовых норм существенно упростился.

В отличии от современных условий деятельности юриста-учёного в дореволюционный период развития юридической науки процесс собирания и критики правовых норм был сопряжен со следующими трудностями: во-первых, необходимо было переработать определённое количество разрозненных бумажных носителей правовой информации, содержащих необходимые нормативные правовые акты, возможно, фактически находящихся в разных местах, что, в свою очередь, сопрягалось с дополнительными затратами времени на их поиск и отбор; во-вторых, юридическая сила отобранных актов не обязательно следовала непосредственно из закрепленных в них норм, что было обусловлено возможным изменением или отменой нормативных правовых актов, подлежащих применению; в-третьих, указание на изменение или отмену акта содержалось не в самом нормативном правовом акте, а в акте о внесении изменений или отмене отобранного нормативного правового акта, а это усложняло процесс отбора подлежащей использованию правовой информации в связи с необходимостью отбора и изучения нормативных правовых актов, нормами которых вносились изменения в нормативные правовые акты, отобранные для применения.

На современном этапе эволюции общества деятельность юристов по подбору необходимых нормативных правовых актов стала значительно эффективнее вследствие технического развития человечества, ознаменован-

И. А. Маньковский

ного, в частности, разработкой персональных компьютеров и различного рода компьютер -ных баз данных правовой информации, содержащих в себе полные собрания всех нормативных правовых актов, составляющих систему законодательства государства. Кроме того, что компьютерные базы данных правовой информации содержат все существующие в государстве и предназначенные для свободного доступа нормативные правовые акты, они включают в себя гиперсвязи между различными нормативными правовыми актами, их статьями, пунктами и т. п., а также все изменения и дополнения, внесенные в подлежащие применению нормативные правовые акты, содержащиеся непосредственно в применяемом нормативном правовом акте, который, соответственно, размещен в базе данных в «контрольном состоянии».

Следовательно, современный учёный или субъект правоприменительной деятельности, подбирая подлежащие применению правовые нормы одновременно убеждается в том, что содержащие такие нормы нормативные правовые акты являются действующими в настоящее время, т. е. обладают необходимой юридической силой и включают в себя все внесенные в них изменения и дополнения. Таким образом, субъект правоприменительной деятельности одновременно с подбором правовых норм, согласно точке зрения Е. В. Васьковского, осуществляет их критику — проверку как подлинности текста правовых норм, так и юридической силы нормативных правовых актов, содержащих необходимые правовые нормы.

Необходимо отметить, что главным процессом юридической догматики (практической цивилистики) выступает процесс уяснения смысла правовых норм, основой реализации которого является их толкование.

При этом под толкованием правовых норм, например, В. М. Сырых, понимает познавательную деятельность, осуществляемую с целью установления содержания нормы права, изложенной в тексте нормативного правового акта . С приведённым подходом к пониманию процесса толкования следует согласиться.

Не вызывает сомнения тот факт, что процесс толкования правовой нормы можно рассматривать как познавательную деятель-

ность, т. е. деятельность, направленную на получение знаний о содержании правовой нормы, необходимых для её правильного применения.

В свою очередь, Т. Я. Хабриева, под процессом толкования правовых норм понимает «совершение определённым субъектом совокупности действий в строгом их наборе, последовательности и системе, соответствующим образом оформленных и доведённых до сведения адресатов правовых предписаний» .

Применительно к описанию процедуры толкования приведённое утверждение можно признать соответствующим её содержанию, выраженному в определённой совокупности действий, последовательно совершаемых в рамках четырёх процессов, обозначенных Е. В. Васьковским.

Вместе с тем приведённая цитата не способствует пониманию сути процесса толкования, не объясняет его целей, предназначения, что в значительной степени лишает её познавательной ценности. Однако в совокупности с мнением, высказанным В. М. Сырых, определившим понятие толкования и цель его осуществления, описание процессов толкования, предложенное Т. Я. Хабриевой, даёт определённое представление о том, что, зачем и в какой последовательности происходит в ходе толкования правовых норм.

«Толкование, — отмечает А. С. Пиголкин, — неотъемлемая часть процесса применения права… Целью толкования… как правило, является не просто абстрактное понимание смысла правовой нормы ради чисто академических целей, а познание её для того, чтобы правильно на её основе решать конкретные жизненные случаи» .

При этом сам Е. В. Васьковский под толкованием или интерпретацией понимает «совокупность приёмов, применяемых к произведениям человеческого духа с целью понять их» .

Непосредственно к задачам толкования он относит необходимость «воспроизвести те представления и понятия, которые связывал с данной нормой её создатель» .

Основываясь на высказанных названными и другими учёными в разные периоды развития юридической науки точках зрения, можно сделать вывод о том, что процесс толкования правовых норм представляет собой мыс-

Интерпретация норм гражданского права: вопросы практического применения

лительную деятельность субъекта, применяющего правовую норму, и в силу этого является неотъемлемой частью правоприменительной деятельности, способствует наиболее точному восприятию (уяснению) смысла правовой нормы, вложенного в неё законодателем, позволяет разрешить возникший спор о праве гражданском в полном соответствии с гражданским правопорядком, установленным на государственной территории.

Изложенное позволяет утверждать, что процесс толкования заключается в познавательной деятельности человека, направленной на уяснение действительного смысла правовой нормы, вложенного в неё законодателем посредством применения разработанной юридической наукой методики толкования и в необходимых случаях разъяснения смысла правовой нормы иным участникам гражданских правоотношений, на что, в частности, обращает внимание А. Б. Венгеров.

Так, согласно утверждению названного учёного, «толкование правовой нормы — это всегда процесс мышления, и состоит он из двух этапов. Первый — это уяснение смысла и содержания норм «для себя”… Второй этап -разъяснение смысла и содержания нормы «вовне”, для адресатов правоприменения» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следовательно, вне рамок процесса толкования не представляется возможным процесс правоприменения, что обусловлено как минимум необходимостью прочтения правовой нормы с целью уяснения её содержания, построения на этой основе предлагаемой го -сударством модели поведения участников экономической деятельности и её адаптации к конкретно сложившимся общественным отношениям.

По мнению В. С. Нерсесянца, «абстрактно-общее содержание статичной нормы права в процессе её реализации (и применения) конкретизируется применительно к соответствующей конкретной ситуации с кон -кретными обстоятельствами и взаимоотношениями персонально-конкретных лиц по конкретному основанию, в конкретном месте и конкретном времени» .

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что процедура применения норм гражданского права сопряжена с необходимостью уяснения действительного смысла гражданско-правовых норм, вложенного в них

законодателем, что обусловлено рядом обстоятельств.

К обстоятельствам, предопределившим необходимость детального толкования норм гражданского права в ходе их применения, следует отнести использование законодателем в процессе построения системы гражданского права достаточно большого количе -ства оценочных понятий, юридических фикций, терминов:

— которые имеют в русском языке несколько значений;

— восприятие действительного смысла которых требует изучения правил грамматики русского языка;

— юридическое значение которых с течением времени изменилось и не соответствует общеупотребимому значению этого термина в русском языке.

Кроме того, потребность в толковании гражданско-правовых норм обусловлена их глубокой системной связью, взаимозависимостью и взаимообусловленностью, что делает невозможным разрешение спора о праве гражданском на основании применения одной или двух норм, воспринятых вне рамок системы гражданского права, вне связи применяемых норм с нормами других гражданско-правовых институтов. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

1. Шмагин А. Основы немецкой методики толкования права // Вестник гражданского права. — 2012. — № 4. — С. 248.

2. Мейер Д. И. Русское гражданское право : по 8-му изд. 1902 г. — 2-е изд., испр. — М. : Статут, 2000. — С. 66.

4. Там же.

5. Сырых В. М. Теория государства и права. -М. : Юстицинформ, 2004. — С. 276.

6. Теория государства и права : учебник / В. К. Бабаев ; под ред. В. К. Бабаева. — М. : Юристъ, 2002. — С. 459.

7. Пиголкин А. С. Толкование нормативных актов в СССР. — М. : Юрид. лит., 1962. — С. 26-27.

8. Васьковский Е. В. Указ. соч. — С. 80.

9. Там же. — С. 83.

10. Венгеров А. Б. Теория государства и права : учеб. для юрид. вузов. — М. : Юриспруденция, 2000. — С. 452.

11. Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. — М. : НОРМА, 2001. — С. 492.

Применение и толкование гражданского законодательства

Как бы ни развивалось законодательство, в нем неизбежны пробелы. Под словом «пробел» понимается упущение, недостаток. При этом упущение характеризуется как неисполнение должного, недосмотр, ошибка по небрежности, а недостаток — как несовершенство, изъян, погрешность или неполное количество чего-либо. Однако некоторые правоведы выделяют в праве такую категорию, как «преднамеренные» пробелы, существующие, например, там, где законодатель сознательно оставлял вопрос открытым с целью предоставить его решение течению времени или отдавал его решение на усмотрение правоприменительных органов. Как известно, пробел существует в двух видах — в виде полного отсутствия какого-либо регулирования возникших правоотношений и в виде неполноты имеющегося регулирования, т. е. образуется там, где имеет место радикальная противоречивость норм одинаковой силы, когда одна из них «уничтожает» другую. Эти пробелы восполняются путем применения к общественным отношениям аналогии закона и аналогии права.

Так, согласно п. 1 ст. 6 Гражданского кодекса аналогия закона применяется, если: а) возникшие отношения по характеру являются гражданско-правовыми (п. 1, 2 ст. 2 Гражданского кодекса); б) отсутствует закон, иной нормативный акт, прямо регулирующий эти отношения, а также договор, положения которого позволяют урегулировать ситуацию, и, если спор возник в области предпринимательской деятельности, то учитывается также отсутствие такого источника права, как обычай делового оборота; в) имеется закон, регулирующий сходные отношения; г) применение такого закона не противоречит существу спорных правоотношений. При невозможности использовать аналогию закона применяется аналогия права: права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал, принципов и смысла гражданского законодательства, регулирующих сходные отношения, а также требований добросовестности, разумности и справедливости. Садиков О.Н. О системе норм Гражданского кодекса.// Журнал российского права. 2010. № 1. С. 5.

Содержащиеся в актах гражданского законодательства правовые нормы применяются как самими участниками общественных отношений, так и право-применительными органами, например, в случае спора, возникшего между сторонами гражданского правоотношения. Правильное применение нормы гражданского права предполагает выявление ее характера и содержания. Характер гражданско-правовой нормы зависит от степени обязательности для участников гражданских правоотношений содержащихся в ней правил поведения. С этой точки зрения необходимо различать диспозитивные и императивные нормы гражданского права.

Если норма гражданского права содержит правило, которое участники гражданского оборота не могут изменять по своему усмотрению, то данная норма является императивной. Если же норма гражданского права содержит правило, которое участники гражданского оборота могут менять по своему усмотрению, то такая норма является диспозитивной. В силу специфики регулируемых гражданским законодательством общественных отношений большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер. Так, ст. 223 ГК предусматривает, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Это диспозитивная норма гражданского права, так как содержащееся в ней правило о моменте возникновения права собственности может быть изменено соглашением сторон в договоре.

Однако в гражданском законодательстве встречаются и императивные нормы. Так, ст. 198 ГК предусматривает, что сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. Это означает, что правила ст. 196-204 ГК носят императивный характер. Хохлов С. А. Концептуальная основа части второй Гражданского кодекса // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст. Комментарии. Алфавитно-предметный указатель. М, 2012. С. 235-236.

Под толкованием норм гражданского законодательства понимается установление и уяснение их содержания (смысла) путем устранения неясностей. Неясности содержания той или иной нормы гражданского права могут возникнуть в силу разных причин. Это может произойти в силу краткости формулировок нормативного акта, который не может быть многословным и всеобъемлющим ввиду самой природы правового акта. Это может произойти и в силу того, что вновь появляющиеся общественные отношения и жизненные факты не могут получить точного словесного описания в нормативном акте, принятом задолго до их появления. Однако они могут охватываться смыслом этого нормативного акта, который и необходимо выявить при применении соответствующей нормы права к данному случаю. Этому и служат различные виды толкования гражданско-правовых норм.

Субъектами толкования норм могут выступать органы, принявшие соответствующие правовые акты, суды, авторы работ по юридической тематике, правоохранительные органы.

Подходы к толкованию норм законодательства и правила его осуществления, прежде всего, зависят от источника толкования, т.е. от того, кто применяет закон на практике.

— аутентичное, т.е. исходящее от органа, издавшего норму;

— легальное, т.е. исходящее от органа, наделенного необходимой компетенцией;

— судебное, т.е. исходящее от соответствующего судебного органа;

— доктринальное, т.е. исходящее от науки.

В случае аутентичного (буквального) толкования закона, т.е. толкования нормативного документа издавшим его органом, соответствующая инстанция, издавшая нормативный акт, просто более подробно разъясняется его смысл, т.е. объясняет «что имелось в виду» в том или ином конкретном предписании. В качестве примера здесь можно привести всевозможные «разъяснения», «письма о применении», «инструкции по применению» и т.д. Подлинный смысл нормы в принципе должен совпадать с ее текстом, а при их расхождении предпочтение придется отдать тексту, а не намерениям законодателя. Додонов В.Н., Калинская Е.В., Румянцев О.Г. Словарь по гражданскому праву. М.-2013

При легальном толковании закона, т.е. трактовке предписаний нормативных документов органом, наделенным необходимой компетенцией, ситуация практически полностью аналогична первому случаю. Только вместо органа, издавшего нормативный документ, здесь выступает орган, наделенный полномочиями по его толкованию. Поскольку легальное толкование обязательно, оно, по сути, создает новую норму права, причем действующую с обратной силой.

Судебное толкование закона, т.е. толкование, исходящее от соответствующего судебного органа, используется при применении норм закона судом относительно дел спорных или связанных с нарушением закона.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассматривают обобщенные материалы и дают в порядке судебного толкования руководящие разъяснения по вопросам применения законодательства. Разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации обязательны для всех судов общей юрисдикции в Российской Федерации. Разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обязательны для всей системы арбитражных судов в Российской Федерации. Указанные разъяснения являются не нормативными актами, а актами применения права. Постановления судебных пленумов должны лишь толковать и разъяснять смысл гражданского законодательства, но не создавать новые нормы гражданского права. Поэтому постановления судебных пленумов не являются источниками гражданского права. Вместе с тем суды при разрешении конкретных споров обязаны применять соответствующие нормы гражданского права лишь в истолковании, содержащемся в постановлении соответствующего судебного пленума. Поэтому участники гражданского оборота руководствуются постановлениями судебных пленумов и тогда, когда дело не доходит до суда, что имеет чрезвычайно важное значение для обеспечения единообразного понимания и применения гражданского законодательства на всей территории Российской Федерации.

Доктринальная трактовка закона, — это трактовка нормативных актов при их применении на практике лицами, не наделенными властными полномочиями, т.е. рядовыми участниками хозяйственных отношений. В этом случае закон трактуется, исходя из определенных правил применения предписаний нормативных документов. Эти правила следует применять как при принятии управленческих решений относительно юридического режима осуществляемых предприятием операций, так и в целях подготовки защиты своей позиции при судебных разбирательствах или внесудебных (претензионных) спорах.

Толкование законодательства, которое содержится в учебной и научной литературе, в том числе в специальных комментариях к законам, также является научным (доктринальным) и не имеет обязательной силы. Однако его авторитетность, основанная на проведенном научном анализе и знаниях авторов, может оказывать известное влияние на правотворческую и правоприменительную практику.

При применении конкретной нормы гражданского права необходимо четко уяснить ее смысл и содержание. Этому служат различные приемы (способы) толкования ее текста, помогающие устранить возникшие неясности в его понимании. К их числу относятся грамматическое, логическое, систематическое и историческое толкование. Данные способы толкования являются общими для норм любой отраслевой принадлежности. При применении норм гражданского права к ним приходится прибегать наиболее часто в силу обширности и сложности содержания самого гражданского законодательства. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2010.

Грамматическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выявляется с помощью правил грамматики. Так, в ст. 29 ГК говорится, что гражданин может быть признан судом недееспособным, если он вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими. Поскольку законодатель использует здесь разделительный союз «или», то для признания гражданина недееспособным вследствие психического расстройства достаточно одного из двух последствий: либо непонимания значения своих действий, либо неспособности руководить ими.

Логическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выясняется с помощью правил формальной логики. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. СПб., 2010. С. 69.

Таким образом, под толкованием норм гражданского законодательства понимается установление и уяснение их содержания (смысла) путем устранения неясностей.

Применительно к выделенному нами критерию (источнику толкования), различают толкования:

— аутентичное, т.е. исходящее от органа, издавшего норму;

— легальное, т.е. исходящее от органа, наделенного необходимой компетенцией;

— судебное, т.е. исходящее от соответствующего судебного органа;

— доктринальное, т.е. исходящее от науки.

Оставьте комментарий