Коммерческий шпионаж

Фото: Сергей Коньков

«ДП» решил выяснить, как случайно не нанять на работу «засланного казачка», который будет сливать информацию конкурентам, и как вычислить недобросовестного сотрудника, который явно не намерен трудиться на благо вашей компании.

Промышленный шпионаж – проблема весьма актуальная. На прошлой неделе Илон Маск обвинил одного из сотрудников компании Tesla, которая в последнее время терпит неудачу за неудачей и даже намерена сократить бизнес, в крупном шпионаже. По мнению главы компании, в утечке данных могли быть заинтересованы брокеры с Уолл-стрит, крупные автоконцерны и нефтегазовые компании.

Хозяин информации. Почему руководство может «шпионить» за сотрудниками В офисе

Хозяин информации. Почему руководство может «шпионить» за сотрудниками

2276

Неприятная история приключилась для энергетической компании «Интер РАО», топ-менеджер которой Карина Цуркан была арестована по подозрению в шпионаже в пользу бизнесменов, связанных с Румынией.

Троянский конь

Tesla подала судебный иск в адрес Мартина Триппа, того самого шпиона. Он взломал местную операционную систему, похитил секретные данные, а также пересылал третьим лицам фото и видео с производств компании. Судя по документу иска, Трипп работал в Tesla почти 2 года и рассчитывал на повышение. Руководство же, напротив, было недовольно его работой: Трипп часто конфликтовал с коллегами и не справлялся со своими задачами.

Промышленный шпионаж сотрудника юристы Tesla связывают с его обидой на компанию и местью руководству. Трипп признал свою вину.

В случае с компанией Илона Маска злоумышленник сначала был вполне обычным работником, который перешел на сторону конкурентов по личным причинам, но часто бывает и так, что к вам могут подослать «троянского коня» под видом обычного соискателя вакансии.

Реклама

По словам Нелли Бурковой, учредительницы компании «HR-Аналитика», промышленный шпионаж встречается в деловой среде Петербурга довольно часто и «засланные казачки» на собеседованиях тоже не редкость.

«Несмотря на серьезные вызовы»: скандалы не мешают рекордной прибыли Facebook Социальные сети

«Несмотря на серьезные вызовы»: скандалы не мешают рекордной прибыли Facebook

1194

«Многие недобросовестные конкуренты используют различные средства для получения коммерческой тайны, которая имеет реальную или потенциальную коммерческую ценность, которая дает ее обладателю преимущество перед конкурентами. Один из способов «добыть» такую тайну – это отправить своего человека на собеседование в компанию-конкурент. Зачастую именно на финальном собеседовании обсуждаются вопросы имеющейся у компании клиентской базы, процентных ставок и индивидуальных условий для ключевых клиентов», – считает эксперт. Но она также утверждает, что есть способы понять, кто перед вами находится – вражеский шпион или обычный соискатель.

«Используйте вопросы-маркеры, которые заставят фальшивого кандидата продемонстрировать дополнительные знания по компаниям-конкурентам, назвать фамилии ключевых менеджеров – игроков рынка. Попросите рекрутера компании осуществить доскональную проверку биографии кандидата, прежних мест работы, наличие рекомендательных писем, личных аккаунтов в социальных сетях и пр. Вплоть до звонка прежнему руководителю с вопросом: «От вас пришел человек. Что скажете?» – советует она.

Также она рекомендует уточнить у кандидата его готовность подписать при трудоустройстве внутренний регламент о неразглашении коммерческой тайны. Посмотреть на поведенческую реакцию «соискателя» и уточнить причину отказа. Также работодатель вправе проверить у кандидата документы, необходимые для дальнейшего трудоустройства, а внутри самой компании установить определенные правила для сотрудников и ответственность за утечку данных.

«Безусловно, часто это вызывает негативную реакцию со стороны 80% коллектива, но вопрос коммерческой безопасности является одним из важнейших в построении системы конкурентоспособности фирмы. Не будет лишним повторить известную всем современную истину: «Кто владеет информацией, тот владеет всем миром», – считает эксперт.

Корпоративный детектив

Что делать, если вы подозреваете, что «крыса» уже есть среди сотрудников? Один из вариантов вычислить шпиона – обратиться к специалистам. Для этого не обязательно нанимать частного детектива или устраивать сотрудникам допрос. Часто утечку данных можно обнаружить с помощью технических средств.

Реклама

По словам Сергея Никтина, эксперта по информационной безопасности и компьютерной криминалистике компании Group-IB, злоумышленники часто попадаются на мелочах.

«В нашей практике был один интересный кейс, в котором привлекались ресурсы криминалистической лаборатории. Одна компания якобы купила у разработчиков другой компании целиком огромный корпоративный портал. На самом деле разработка была сворована полностью, эти горе-разработчики, выдававшие портал за свой продукт, даже логотипы поменяли не везде».

Существует огромное количество средств по предотвращению утечек информации – DLP-системы, с помощью которых можно фиксировать любую деятельность сотрудника – каждый клик и байт данных. Но, по мнению Никитина, DLP далеко не панацея. Главное – правильно ее настроить, чтобы «цифровые следы» злоумышленника правильно фиксировались.

Если обращаться к специалистам не хочется, можно начать свое собственное внутреннее расследование, но главное при этом случайно не нарушить права своих же подчиненных.

«Работодатель не ограничен в организации не запрещенных законом мероприятий в отношении работников. Но, если участие в такой процедуре не предусмотрено трудовым договором и должностной инструкцией работника, его нельзя принудительно привлечь к участию в проверке: он будет вправе отказаться от участия», – рассказал юрист Илья Пакконен, который специализируется на корпоративном и интеллектуальном праве.

Кроме того, работодатель при проведении такой проверки может быть ограничен специальным режимом информации, которая входит в предмет расследования. Например, персональные данные работников он вправе использовать только в той мере, в которой работники дали на это предварительное согласие. Также он не вправе нарушать тайну частной жизни.

«Сбор любых личных сведений, а также коммерческую тайну других компаний, банковскую или налоговую тайну работодатель вправе получать только с согласия обладателей такой информации», – объяснил Пакконен.

Также юрист рассказал, что после того, как руководство завершило свое внутреннее расследование и нашло шпиона, оно все равно ограничено в плане наказаний, которые может к нему применить. Так, штрафовать такого сотрудника по российским законам можно только в размере одной месячной зарплаты. Для взыскания более высокой суммы нужно будет идти в суд. Но уволить сотрудника за нарушение или сделать выговор никто не мешает.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Управлением Следственного комитета по Брестской области возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 254 Уголовного кодекса Республики Беларусь (коммерческий шпионаж) при попытке передачи информации, составляющей коммерческую тайну одной из коммерческих организаций. Данная информация являлась уникальной технологией и была запатентована.
Прецеденты такие были и ранее, но правоохранительные органы затруднялись дать им правовую оценку в силу отсутствия надлежащей доказательной базы. По мнению сотрудников правоохранительных органов, этот вопрос лежит в плоскости правовой неграмотности субъектов хозяйствования, которая является сдерживающим фактором при последующей защите их нарушенных прав и интересов.

Позицию правоохранительных органов по вопросам преступлений в сфере нарушения режима коммерческой тайны озвучил Александр Лаврукович: «Не секрет, что практика привлечения к ответственности за разглашение коммерческой тайны сформирована слабо, и на то есть причины. Основной причиной является правовая неграмотность лиц, отвечающих за соблюдение режима коммерческой тайны. Как правило, руководители по ряду причин не предпринимают должных мер для введения на предприятии (организации) режима коммерческой тайны, не разрабатывают механизма по соблюдению работниками такого режима. Это приводит к тому, что разнообразные сведения, связанные с производством, технологией и другими вопросами деятельности предприятия, на разработку которых затрачены значительные денежные средства и ресурсы, становятся достоянием конкурентов.

Важно придерживаться определенного алгоритма действий по обращению в правоохранительные органы для защиты интересов при разглашении коммерческой тайны.

Рекомендую два варианта действий в зависимости от того, на каком этапе собственнику коммерческой тайны стало известно о факте ее распространения. Независимо от варианта развития событий, прежде всего, собственник коммерческой тайны должен надлежащим образом оформить законность ее владения и установить режим коммерческой тайны.

1 вариант. Когда собственнику коммерческой тайны стало известно о намерениях посторонних лиц завладеть сведениями, относящимися к коммерческой тайне, подлежат выяснению вопросы, кто из работников предприятия (организации) намеревается разгласить и какие лица желают получить сведения, относящиеся к коммерческой тайне. Если преступление находится на стадии подготовки, то для всестороннего и полного выяснения его обстоятельств необходимо обращаться в правоохранительные органы до наступления нежелательных последствий (разглашения). Необходимо учитывать, что в действиях лица (лиц) намеревающегося разгласить коммерческую тайну, усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 255 Уголовного кодекса Республики Беларусь (разглашение коммерческой тайны), а в действиях лица (лиц) намеревающегося незаконным способом завладеть сведениями, составляющими коммерческую тайну, усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 254 Уголовного кодекса Республики Беларусь (коммерческий шпионаж).

2 вариант. Когда собственнику коммерческой тайны стало известно об уже случившемся событии, то есть о факте завладения посторонним лицом (лицами) сведениями, относящимися к коммерческой тайне, необходимо провести внутреннюю проверку, в ходе которой принять меры к всестороннему и полному выяснению обстоятельств, при которых произошло данное событие. Предпринять меры к установлению как лица, разгласившего коммерческую тайну, так и лица, незаконно завладевшего ею. В дальнейшем нужно незамедлительно обратиться в правоохранительные органы по месту совершения преступления.

Необходимо обратить внимание на ряд решающих факторов при сборе информации и документов для обращения в правоохранительные органы по поводу хищения закрытой информации.

Для привлечения виновных лиц к ответственности именно в разрезе уголовно-наказуемого деяния требуется предоставить документальное подтверждение:

  • права владения сведениями, составляющими коммерческую тайну;

  • установленного в организации режима коммерческой тайны с отражением факта письменного уведомления лица, которому такая тайна известна в связи с его профессиональной или служебной деятельностью, о необходимости соблюдения режима коммерческой тайны и возможных последствиях в случае его нарушения;

  • факта похищения либо сбора незаконным способом третьими лицами сведений, составляющих коммерческую тайну, с целью их разглашения либо незаконного использования;

  • факта разглашения коммерческой тайны лицом, которому такая тайна известна в связи с его профессиональной или служебной деятельностью, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности либо повлекшее причинение ущерба в крупном размере собственнику коммерческой тайны (превышающий размер базовой величины в 250 и более раз, установленной на день совершения преступления)».

Корпоративный (промышленный) шпионаж – форма недобросовестной конкуренции, при которой происходит незаконное получение, использование, разглашении данных, составляющих служебную или коммерческую тайну с целью получения дополнительных материальных выгод при осуществлении предпринимательской деятельности.

Методы корпоративного шпионажа

К методам корпоративного шпионажа можно отнести:

  • подкуп лица или шантаж, имеющего доступ к закрытой информации;
  • кража носителей информации;
  • внедрение агента на предприятие с целью получить доступ к закрытой информации;
  • незаконный доступ с применением технических средств («жучки, несанкционированный доступ к компьютерным сетям).

Обратитесь к специалистам в сфере противодействия корпоративному шпионажу

Наше детективное агентство имеет многолетний опыт работы в данной сфере. Наши специалисты проведут консультацию, разработают для вашей организации комплекс мер по профилактике и противодействию промышленному шпионажу:

  • выявят слабые места в системе безопасности и предложат оптимальные меры по их исправлению;
  • проведут проверку вашего персонала;
  • проведут проверку на наличие «жучков» и др.

Утечка данных может дорого обойтись вашей организации, не выжидайте, закажите аудит безопасности в нашем детективном агентстве, специалисты которого помогут выявить и устранить сложные проблемы у вас на предприятии на стадии их возникновения. Для получения дополнительной информации свяжитесь с нами по телефонам указанным на сайте или через форму обратной связи.

  • Частный детектив
  • шпионаж, частный детектив, безопасность, информационная безопасность, бизнес, защита

Игорь Березин, Президент Гильдии Маркетологов

Тезисы выступления на 1-й Всероссийской конференции по бенчмаркингу,
Всероссийской организации качества (ВОК) и клуба «Деловое совершенство»
24-25 июня 2005 г., г. Чебоксары

Материал в виде статьи был опубликован в журнале «Практический Маркетинг» №7, 2005

Для начала давайте определимся в терминах. Не вдаваясь в полемику (не столь важно – плодотворную или бесплодную) договоримся что:

  • под «промышленным шпионажем» мы будем понимать незаконное (тайное или силовое) изъятие информации, которую руководство конкурирующих компаний хотело бы скрыть от посторонних. Это может быть: кража или незаконное копирование документов: чертежей, планов, расчетов, сценариев, списков, баз данных и т.п.; установка подслушивающей или сканирующей аппаратуры; подкуп или шантаж сотрудников конкурирующих компаний с целью получения доступа к закрытой информации; злоупотребление доверием и беспечностью сотрудников компании с целью получения от них закрытой информации; злоупотребление беспечностью или халатностью сотрудников конкурирующей компании с целью получения доступа к закрытой информации
  • под «конкурентной разведкой» мы будем понимать получение легальными: аналитическими и/или исследовательскими методами из открытых источников информации о рынке, конкурентах, технологиях и разработках, которая необходима руководству компании для принятия правильных стратегических решений
  • под «бенч-маркетингом» мы понимаем изучение опыта, стратегии, решений, деловой практики лучших компаний отрасли с целью использования этого опыта, в адаптированном виде, для улучшения качества работы нашей компании
  • под «этикой цивилизованного бизнеса» мы понимаем такой способ ведения бизнеса, такую практику хозяйственной деятельности в соответствии с которой не только не нарушаются законы стран (ы) пребывания, Кодексы и добровольно принятые участниками рынка Стандарты, но и соблюдаются не писанные нормы и правила поведения компаний, направленные на удовлетворение законных интересов самих компаний, других участников рынка (конкурентов, поставщиков, посредников, сервисных компаний) потребителей и общественности.

Многие действия, квалифицируемые как «промышленный шпионаж», являются уголовно наказуемыми деяниями. Кроме уголовного преследования конкретных сотрудников, уличенных в промышленном шпионаже, фирму, замешанную в этом, ожидают (на Западе) многочисленные наказания, начиная с весьма внушительных штрафов как в пользу пострадавшей стороны, так и пользу государства (поскольку считается, что эти действия наносят ущерб всему обществу); и заканчивая запретом на выпуск продукции сходной с той что подверглась «шпионскому нападению» и принудительным раскрытием собственной закрытой информации и разработок.

Все действия, квалифицирующиеся как «промышленный шпионаж» однозначно осуждаются с этической точки зрения. В том числе – и профессионалами, работающими в отделах «конкурентной разведки», многие из которых в эти отделы пришли работать из спецслужб типа ЦРУ, ФБР, РУМО и т.п.

Промышленный шпионаж не только противоправен и связан с рисками как уголовного преследования, в т.ч. высших руководителей компании, так и репутационными рисками. Никакая «шпионская» информация не может быть настолько ценной, чтобы выгода от ее использования перекрыла убыток от потери репутации и снижения стоимости торговых марок, брэндов компании. Если, конечно у компании есть положительная репутация, а ее брэнды имеют не отрицательную стоимость.

Промышленный шпионаж еще и неэффективен экономически. В российских условиях, когда большинство средних компаний, все еще полагают, что не могут «себе позволить» заказывать маркетинговые исследования стоимостью в несколько десятков тысяч долларов; когда приобретение готового отчета, рыночного обзора за несколько сотен, максимум – несколько тысяч долларов является проблематичным для очень многих не крупных компаний – о каком промышленном шпионаже может идти речь? Может ли идти речь о вербовке сотрудников — информаторов в конкурирующих компаниях, если руководитель службы маркетинга нашей компании уже год безответно просит добавить в аналитический отдел две штатные единицы — на 750 и 500 долларов? Может ли идти речь об использовании безумно дорогой «шпионской» техники, если заявку на приобретение нового принтера, копира или сканера за 300-400 долларов в нашей компании рассматривают по полгода?

А главное, не очень понятно – зачем нужны все эти шпионские ухищрения. С информацией, добытой противоправным путем происходят все те же самые процессы, что и с информацией полученной из открытых источников:

  • она может быть недостоверной
  • она может быть не полной
  • она может быть устаревшей
  • она может быть не релевантной
  • и, наконец, она может быть дезинформацией.

И еще раз – совершенно не понятно зачем нужен промышленный шпионаж, если 80-85% информации, которая нам нужна мы можем извлечь из открытых источников; 10-15% мы не можем получить никаким образом, и из никаких источников – ее просто нет, и это зона предпринимательского риска. Так, стоит ли оно того? Ответ очевиден. Тем более, что даже в противостоянии государств шпионаж приносит ничтожную часть информации по сравнению с информацией из открытых источников. Сталин еще весной 1941 года получил шпионскую информацию о дне начала войны. Сильно это помогло советскому руководителю и командному составу Красной Армии к этой войне подготовиться?

Во время Второй мировой войны (т.е. задолго до появления интернета) по оценке начальника разведки ВМС США 90% всей информации военная разведка черпала из открытых источников, 9% — из «полуоткрытых», и лишь 1% из совершенно закрытых, секретных источников.

В конце ХХ века (незадолго до появления интернета) ЦРУ США обнародовало данные в соответствии с которыми только 7% данных об экономике, военно-техническом потенциале и состоянии политической системы Советского Союза ЦРУ получало от своей агентурной сети, состоящей из сотен засекреченных агентов в СССР и странах советского блока. Еще 5% информации было получено от переметнувшихся разведчиков и эмигрировавших ученых. Еще 3% информации давали спутники-шпионы, к середине 80-х годов ХХ века способные сфотографировать каждый квадратный метр (из 24 триллионов кв. м.) территории СССР. А 85% всей информации было получено из открытых и вполне легальных источников: советских газет и журналов, атласов и справочников, анализа выступлений советских руководителей по радио и телевидению, документов конференций, симпозиумов, пленумов и съездов. Последние советское правительство само переводило на 100 языков мира и тиражировало для общественного внимания миллионами экземпляров. Для анализа всего этого «моря» информации в ЦРУ работали тысячи аналитиков вполне мирных профессий: экономисты, географы, социологи, психологи, лингвисты, этнографы, статистики, кибернетики и даже геронтологи. А потом появился ИНТЕРНЕТ.

В задачу службы или отдела «конкурентной разведки» как раз входит получение легальными, этически приемлемыми способами, из открытых и доступных источников, путем проведения исследований рынка, информации о рынке, технологиях и конкурентах. В том числе той информации, которую другие рыночные игроки хотели бы скрыть. Кстати это желание зачастую также носит неправомерный и неоправданный характер. Некоторые недальновидные руководители пытаются объявить «коммерческой тайной» даже среднесписочную численность работников своего предприятия и данные по средней заработной плате работников. И это несмотря на то, что они обязаны предоставлять эти сведения в Федеральную Службу Государственной Статистики (ФСГС, бывший Госкомстат).

Забавная иллюстрация последнего тезиса. В середине 90-х годов ХХ века Автору в отделениях нескольких крупных российских банков отказались предоставить копии балансов за последний квартал, мотивируя это «коммерческой тайной». По российскому законодательству, действовавшему на тот момент, все банки обязаны были держать во всех своих отделениях такие копии в доступном для всех посетителей месте. Более того, банки тогда были обязаны ежеквартально публиковать свои балансы в газетах или журналах, издающихся тиражом не менее чем 50 тысяч экземпляров. Что, кстати, побудило некоторые издания к завышению тиражей (это прямой обман) или производству значительной части тиража заведомо в «корзину». Даже сегодня, спустя 10 лет, практика завышения тиражей многих изданий остается, хотя ее экономические основы уже давно исчерпаны.

То, чем занимаются в отделах «конкурентной разведки» некоторых американских компаний «специально обученные люди», многие из которых действительно имеют за плечами опыт работы на «невидимом фронте» — в спецслужбах, в российских компаниях делают скромные маркетологи: аналитики, исследователи, менеджеры. Поэтому, я предлагаю не пугать общественность и по-прежнему называть этих работников сотрудниками информационно-аналитических служб, исследовательских подразделений, планово-экономических отделов, коими они по сути (а иногда и по форме) являются.

Тем более, что даже в США из 1000 крупнейших компаний только 40% имеют отделы «конкурентной разведки», занимающиеся сбором открытой информации о рынке, технологиях, тенденциях, конкурентах. В этих отделах, в среднем работает по 5 человек (включая двоих «внештатников»), а годовой бюджет 90% таких отделов не превышает 500 тысяч долларов в год, большая часть которых уходит на не самую высокую по американским меркам заработную плату сотрудников этих отделов.

Что касается бенч-маркетинга, то четверть века назад это называлось в нашей стране «равнением на передовиков социалистического соревнования». Ведь социалистическое соревнование за «переходящие знамена» и другие нематериальные поощрения, а также вполне материальные блага не отменяло необходимости одним изучать и перенимать опыт лучших компаний отрасли, а другим (лучшим) обязанности этим опытом делиться.

А что сегодня заставляет «передовиков капиталистического соревнования» делиться своим опытом? Мотивов может быть множество:

  • понимание ответственности крупного бизнеса за развитие отрасли в целом и долгосрочные стратегии присутствия на отраслевых рынках
  • подтверждение своей позиции лидера рынка в глазах конкурентов, поставщиков, посредников и других участников рынка
  • укрепление образа своего лидерства и уникальности торгового предложения в глазах потребителей
  • понимание того, что информация о деятельности лидера рынка все равно «просочится» и станет достояние общественности и желание возглавить этот процесс, а не плестись в его «хвосте»
  • понимание того, что «сотрудничество конкурентов» это продуктивная идея для ведения бизнеса в XXI-м веке.

На последней идее хотелось бы остановиться подробнее. Впервые ее высказал выдающийся английский экономист Альфред Маршалл еще в конце XIX-го века. Он различал «разрушительную конкуренцию», которая ведет к устранению с рынка мелких игроков, к монополизации рынка, и в среднесрочной перспективе – к росту цен и снижению качества предоставляемых публике товаров и услуг. И «созидательную конкуренцию», которая ведет к устранению с рынка только слабых и негодных производителей, к усилению конкуренции между оставшимися средними и крупными игроками, к повышению качества товаров и уровня сервиса и к снижению относительных цен. Но даже такая конкуренция, по мнению Маршалла, менее продуктивна, чем «сотрудничество конкурентов», которое в долгосрочной перспективе ведет к увеличению общественного блага в целом.

Конечно, «сотрудничество конкурентов» не имеет ничего общего с ценовым сговором, который является юридически наказуемым деянием, вплоть до уголовного преследования руководителей соответствующих компаний.

Сотрудничество конкурентов может состоять в коллективном финансировании подготовки кадров для работы в отрасли (в СССР это назвали бы профориентацией молодежи), в предоставлении общественности и заинтересованным лицам достоверной информации, в проведении отраслевых исследований, имеющих общий интерес, в издании книг и отраслевых журналов, в совместном финансировании научных разработок и т.д., и т.п.

Сотрудничество конкурентов должно вести к развитию отрасли, повышению качества товаров и услуг всех компаний отрасли, которые к этому стремятся, более полному удовлетворению запросов потребителей. Особенно важно сотрудничество конкурентов в молодых, бурно растущих отраслях, сильно подверженных внешнему воздействию. Вот только два примера.

В области проведения маркетинговых исследований – исследований рынка в России сегодня реально работают около 150-200 компаний, в т.ч. 10-12 очень крупных, по российским меркам, конечно. С оборотом свыше 4 миллионов долларов в год. Долгосрочные интересы этих компаний состоят не в том, чтобы устранить с рынка три десятка средних по размеру и сотню небольших исследовательских фирм; и уж, конечно не в том, чтобы переманивать друг у друга крупных клиентов. А в том, чтобы росло доверие к исследовательской отрасли. Чтобы и дальше высокими темпами рос спрос на услуги исследователей. Он вырос в 2.5 раза только за последние три года. Если за следующие три года он хотя бы удвоится, то хватит места всем: и крупным, и средним, и небольшим исследовательским компаниям.

90% пивного рынка делят между собой восемь компаний, большинство которых являются частью международных холдингов. Но думать им надо не только о том, как доделить оставшиеся 10% или как отобрать друг у друга 1-1.5% рынка, а о том, как защитить отрасль от черного PR, как смягчить законодательные ограничения по вопросу рекламы уже явно вышедшие за рамки разумного, как противостоять крепкому некачественному алкоголю, как работать с розничными сетями, как оптимизировать логистику и дистрибуцию и т.д. А это вопросы «общего интереса» пивных компаний, а не только частное дело каждой отдельной пивоварни.

Но, что делать, если в отрасли нет ярко выраженного лидера на примере которого остальным можно было бы учиться? Или этот лидер решительно не желает делиться информацией? Или что делать самому лидеру — на чьих примерах учиться? В этих и других случаях «компанию мечты» можно и нужно создать виртуально.

С помощью исследовательских и консалтинговых процедур и методик нужно создать образ идеальной компании отрасли, а затем примерять к ней свою компанию, брать с нее пример, приближаться к ней по наиболее значимым параметрам. Конечно, такой подход требует больше временных и финансовых затрат, чем обучение на реальном, конкретном примере.

Березин Игорь

2.4. Промышленный шпионаж

Промышленный шпионаж в том виде, в котором мы его понимаем сегодня, – «подарок» прошлого века, угроза, которая никогда не исчезнет, если на этой планете все так же будет существовать человечество. Промышленный шпионаж понимают как передачу технологии – это незаконный экспорт данных или материалов. Передача не всегда является промышленным шпионажем. При промышленном шпионаже для передачи технологии часто используется небрежность ответственных лиц, осуществляющих контроль за экспортом; незаконные перевозки, как правило, адресуются подставному получателю. Таким образом, никто не хочет быть обманутым, а тем более оказаться в проигрыше, поэтому популярность (неофициальная) промышленного шпионажа постоянно растет. Несмотря на то что промышленная революция произошла не так уж давно в истории человечества, факты промышленного шпионажа были еще в древности. Так, например, шелк в древнем мире стоил очень дорого, его ценили очень высоко. Единственным производителем шелка был Китай – крупный монополист, который его экспортировал. В Китае строго охраняли все секреты производства. В результате цены на шелк завышали иногда и необоснованно, в силу ограниченных поставок тканей. Кроме того, перевозки тканей сопровождались многочисленными опасностями, расходами и огромными потерями времени. Положение изменилось после визита к римскому императору Юстиниану персидских монахов. После долгих уговоров и солидного вознаграждения монахи открыли секрет производства шелка. Они объяснили, что шелковых червей откармливают листьями тутовицы, после чего они прядут коконы, которые потом разматывают для получения шелковых нитей. Юстиниан понял, что климат в некоторых частях Греции годится для выращивания необходимой тутовицы. Он раздобыл и тутовые деревья, и шелковичных червей не без помощи этих же монахов, которые, вернувшись в Китай, вывезли шелковичных червей контрабандой в Рим в полых посохах. Юстиниан озолотился, а Китай потерял миллионы в своей внешней торговле.

В более поздний период американские колонисты нуждались в получении фабричных товаров от Англии. В обмен колонистам приходилось поставлять жизненно важное для создания собственной промышленности сырье, включая древесину и сельскохозяйственные продукты, а также дорогостоящие хлопок и табак. Колонии всегда теряли прибыль, поскольку Англия контролировала рынок. Цены на импортируемые товары и текстильные изделия для американцев были непомерно высоки. Англия в свою очередь не хотела терять свои рынки сбыта, для чего ею был наложен запрет на эмиграцию специалистов по производству текстиля в Америку, а также экспорт фабричного оборудования и даже любых его чертежей в колонии. Все так и оставалось, пока не появился некий Самуэль Слейтер (Samuel Slater). В 1789 г. Слейтер основал текстильную фабрику в Новом Свете, этот период и считают американской промышленной революцией.

Другим примером является каучук, монополией на производство которого до начала XX в. фактически владела Бразилия. Бразильская экономика не сильно зависела от каучуковой промышленности, хотя та в значительной мере обеспечивала определенный уровень национального процветания и полную занятость. Промышленность развивалась во многих странах, и многие другие были очень заинтересованы в том, чтобы уничтожить бразильскую монополию для получения личных экономических выгод, поскольку потребление каучука непрерывно возрастало. Несмотря на строжайший запрет бразильских властей на экспорт каучуконосов, Англии удалось нелегально вывезти несколько растений из Бразилии. Английские агрономы культивировали каучуконосные растения в теплице и изучали особенности их вегетации и выращивания. Определив необходимые условия, каучуконосы стали выращивать в Малайе, входившей в состав Британской империи, поскольку климат там подходящий. Малайский каучук вскоре вышел на лидирующие позиции на мировом рынке, потеснив бразильский, в результате чего в экономике Бразилии произошел кризис. Великобритания получала огромные прибыли от продажи каучука до Второй мировой войны, когда Япония захватила Малайю и когда были найдены заменители каучука.

Банковское дело. Европейские банкирские дома имеют длинную историю применения шпионажа в целях повышения ликвидности и надежности своих займов или финансовых резервов. Принято считать, что банкирский дом Ротшильдов (филиалы существовали во Франкфурте, Лондоне, Париже, Вене и Неаполе) вывел одну из величайших систем разведки своего времени. Процесс был продуман и отлажен до такой степени, что во время Первой мировой войны секретная линия связи Ротшильдов действовала быстрее, чем связь странучастниц войны. Банк Ротшильда в Лондоне, например, имел доклады с фронта раньше, чем их получал премьер-министр по официальным каналам. Естественно, что он был «на голову выше» всех своих конкурентов. Кроме того, разработанная система включала тщательное наблюдение за правительственной и деловой активностью, в ход шли и официальные открытые методы, и скрытый шпионаж. Одним из популярнейших в то время приемов наблюдения за движением банковских счетов стало применение к ним специальных зашифрованных пометок, сущность которых заключалась в поручении подачи определенного сигнала какому-то лицу (часто иностранцу) о движении капитала. Держатель счета вообще ничего не знал о существовании подобных пометок, которые стали прародителями современных электронных передатчиков, тайно устанавливаемых на чьем-то автомобиле.

Внутренний промышленный шпионаж. Американские корпорации, которые постигла участь промышленного шпионажа, стараются не разглашать сведения о таких фактах. Примером стали результаты нескольких последних исследований в этой области, которые показали, что существует целый ряд обоснованных причин для сокрытия фактов существования многих типов противозаконной деятельности. Случаи неожиданного промышленного шпионажа редко доходят до следственных органов, а тем более бывают раскрыты. Законы в таких ситуациях часто оказываются бессильными. Кроме того, слушания в суде и показания свидетелей еще больше делают предприятие уязвимым и способствуют раскрытию промышленных секретов. Однако корпорации, занимающиеся промышленным шпионажем, никогда не разглашают сведения об успешно проведенных операциях, а тем более их результатах, опасаясь за свою репутацию. Высшим пилотажем в этой области считается, когда факты промышленного шпионажа остались нераскрытыми или приписываются другим причинам.

Промышленный шпионаж является формой недобросовестной конкуренции, существующей на всех уровнях экономики, начиная от малых предприятий и заканчивая целыми государствами.

Сущность промышленного шпионажа заключается в том, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, в максимально сжатые сроки, сэкономив при этом значительные средства, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, используя разработанную им секретную новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки.

Похожая ситуация, цели и задачи наблюдаются и в межгосударственной конкуренции, главное отличие – лишь в масштабах и проблемах национальной безопасности.

Промышленный шпионаж отличается от конкурентной разведки тем, что промышленный шпионаж осознанно и целенаправленно нарушает нормы действующего законодательства (особенно уголовного), конкурентная разведка всегда работает легально.

К основным инструментам промышленного шпионажа относятся:

1) подкуп (подкупаются лица, которые объективно могут помочь получить закрытую информацию, передать документацию или образцы продукции по конкретным интересующим направлениям);

2) шантаж (в отношении тех же лиц);

3) кража (документов в любом виде, оборудования или образцов продукции);

4) диверсия (вредительские действия, совершаемые с целью временного или постоянного вывода из строя образцов продукции, людей или подразделений конкурента);

5) тайное незаконное проникновение на территорию предприятия конкурента, основанное на умышленном преодолении рубежей защиты, используемых конкурентом для обеспечения сохранности информации или продукции;

6) внедрение «своего» человека в организацию или страну конкурента с заданием получить доступ к информации или продукции, которые относятся к предмету коммерческой или государственной тайны конкурента;

7) хищение информации с помощью незаконного использования технических средств снятия информации (прослушивание чужих телефонных линий, незаконное проникновение в чужие компьютерные сети и т. п.). Промышленный шпионаж существует очень давно и не теряет своей актуальности в силу высокой эффективности, он остается и будет оставаться мощным инструментом государственных разведок в целях обеспечения и защиты собственных интересов.

Несмотря на эффективность промышленного шпионажа, в этом деле существует множество «подводных камней», в связи с чем большинство предприятий в последнее время все чаще склоняется в пользу конкурентной разведки. Это отчасти обусловливается еще и тем, что обычные фирмы не имеют полномочий государственных разведок и не получают от них поддержки, как, впрочем, и директив, поэтому при обнародовании случаев промышленного шпионажа и придания им огласки организация рискует не только потерять партнеров, репутацию и доверие потребителя, но и быть привлеченной к уголовной ответственности.

Многие исследователи сходятся во мнении, что предприятия малого и среднего бизнеса часто используют промышленный шпионаж потому, что не знают или не умеют пользоваться методами конкурентной разведки. В реальности, когда остро встает вопрос выживания или повышения конкурентоспособности, а законных методов достижения результата фирма не знает, многие организации прибегают к промышленному шпионажу.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Оставьте комментарий