Корпоративные споры подсудность

Понятие корпоративного спора

Понятие корпоративного спора дано в ст. 225.1 АПК РФ.
Корпоративный спор — это спор, связанный с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом.
К корпоративным спорам относятся, в частности:
— споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;
— споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав;
— споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее — участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;
— споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, споры, возникающие из гражданских правоотношений между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц, а также споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров;
— споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;
— споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
— споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
— споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;
— споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.
К корпоративным спорам не относятся в силу прямого указания закона (п. 2 ст. 225.1 АПК РФ):
— споры, вытекающие из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги;
— споры, возникающие в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов.

Правила рассмотрения дел по корпоративным спорам

Дела по корпоративным спорам рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными главой 28.1 АПК РФ.
При рассмотрении дел, предусмотренных пунктом 5 статьи 225.1 АПК РФ и связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, применяются также особенности, установленные главой 24 настоящего Кодекса.

Обеспечение доступа к информации о корпоративном споре и права на участие в деле

Арбитражный суд, рассматривающий дело по корпоративному спору, размещает на своем официальном сайте в сети Интернет информацию о принятии искового заявления, заявления к производству, а также о движении дела по спору и соответствующие судебные акты, в том числе о вступлении в дело новых лиц, об изменении основания или предмета ранее заявленного иска, о принятии обеспечительных мер, об отказе от иска, о признании иска, о заключении мирового соглашения, о принятии судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в арбитражном суде.
Лица, участвующие в деле, извещаются арбитражным судом, рассматривающим дело, по правилам, установленным статьей 121 АПК РФ. Арбитражный суд извещает также юридическое лицо, указанное в статье 225.1 АПК РФ, о принятии искового заявления, заявления по корпоративному спору к производству, об изменении основания или предмета иска путем направления этому юридическому лицу копий соответствующих судебных актов по адресу, содержащемуся в едином государственном реестре юридических лиц, не позднее следующего дня после дня вынесения соответствующих судебных актов.
В определении о принятии искового заявления, заявления к производству арбитражный суд может указать на обязанность юридического лица, указанного в части 2 настоящей статьи, уведомить о возбуждении производства по делу, предмете и об основании заявленного в арбитражный суд требования, об иных обстоятельствах спора участников этого юридического лица, лиц, входящих в его органы управления и органы контроля, а также держателя реестра владельцев ценных бумаг этого юридического лица и (или) депозитария, осуществляющих учет прав на эмиссионные ценные бумаги этого юридического лица.
В случае неисполнения обязанности, предусмотренной частью 3 настоящей статьи, на лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа или возглавляющее коллегиальный исполнительный орган юридического лица, указанного в статье 225.1 АПК РФ, арбитражным судом может быть наложен судебный штраф в порядке и в размерах, которые установлены главой 11 АПК РФ.
Юридическое лицо, указанное в статье 225.1 АПК РФ, вправе знакомиться с материалами дела по спору, делать выписки из них, снимать копии, получать информацию о движении дела с использованием любых общедоступных средств связи.

Особенности предъявления искового заявления

Исковое заявление по корпоративному спору помимо общих требований, установленных ст. 125 АПК РФ, должно содержать государственный регистрационный номер юридического лица, в связи с участием в котором или из деятельности которого возник спор.
Также в исковом заявлении должен быть указан содержащийся в ЕГРЮЛ адрес (место нахождения) юридического лица, в связи с участием в котором или из деятельности которого возник спор.
Дополнительно, помимо документов, указанных в ст. 126 АПК РФ, к исковому заявлению должна быть приложена выписка из ЕГРЮЛ или иной документ, подтверждающий государственную регистрацию юридического лица и содержащий сведения о его адресе (месте нахождения) и ОГРН. Таким документом может быть, например, устав юридического лица, содержащий отметку регистрирующего органа о государственной регистрации и присвоенном ОГРН.
Корпоративные споры рассматриваются арбитражным судом независимо от субъектного состава участников спора.
По подсудности корпоративные споры отнесены к делам, подсудным арбитражным судам субъектов Российской Федерации по месту нахождения юридического лица, в связи с участием в котором или из деятельности которого возник корпоративный спор (ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ).

Примирение по корпоративным спорам

АПК РФ предусматривает проведение примирительных процедур при рассмотрении корпоративных споров. Примирительные процедуры проводятся по общим правилам, установленным гл. 15 АПК РФ. Закон прямо называет возможность примирения сторон путем заключения мирового соглашения или при содействии посредника, не ограничивая при этом возможность проведения и других примирительных процедур (ч. 1 ст. 225.5 АПК РФ).

Применение обеспечительных мер при рассмотрении корпоративных споров

Обеспечительные меры применяются для обеспечения иска или имущественных интересов заявителя, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю. Обеспечительные меры должны соответствовать заявленным требованиям, т.е. быть непосредственно связанными с предметом спора, соразмерными заявленному требованию, необходимыми и достаточными для обеспечения исполнения судебного акта или предотвращения ущерба. АПК РФ устанавливает открытый перечень обеспечительных мер, которые могут быть приняты при рассмотрении корпоративного спора. К ним, в частности, относятся:
— наложение ареста на акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов;
— запрещение ответчику и другим лицам совершать сделки и другие действия в отношении акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов;
— запрещение органам юридического лица принимать решения либо совершать иные действия по вопросам, относящимся к предмету спора или непосредственно с ним связанным;
— запрещение юридическому лицу, его органам или участникам, а также иным лицам исполнять решения, принятые органами этого юридического лица;
— запрещение держателю реестра владельцев ценных бумаг и (или) депозитарию осуществлять записи по учету или переходу прав на акции и иные ценные бумаги, а также совершать другие действия в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг.
Обеспечительные меры применяются в арбитражном процессе по заявлению лиц, участвующих в деле. Как правило, такими лицами являются истец или заявитель, с чьей стороны может быть злоупотребление правом на применение обеспечительных мер. Закон содержит ряд положений, направленных на предотвращение подобных злоупотреблений правом. К ним относятся описание последствий, к которым не должно приводить применение обеспечительных мер, рассмотрение заявления о применении обеспечительных мер в судебном заседании.
Принятие обеспечительных мер не должно приводить к фактической невозможности осуществлять юридическим лицом деятельность или существенно ее затруднять, а также к нарушению юридическим лицом законодательства Российской Федерации (ч. 1 ст. 225.6 АПК РФ).

Компания «Лоттекс Ойл С.А.» купила у Игоря Седова* и Олега Горбачева* 352 обыкновенные акции ЗАО «Фирма «Интерьер», что составляет 100% уставного капитала этого общества. По договору продавцы гарантировали, что у общества есть в собственности недвижимость. Однако после приобретения акций компания «Лоттекс Ойл С.А.» обнаружила, что все имущество общества уже продано, а денег на счетах нет.

Тогда «Лоттекс Ойл С.А.» обратился в суд с иском об уменьшении покупной цены 175 акций, приобретенных у Седова, и 177 акций, приобретенных у Горбачева, а также о взыскании с обоих продавцов излишне уплаченных денег и процентов за их пользование. При этом компания ссылалась на п. 1 ст. 475 ГК («последствия передачи товара ненадлежащего качества»).

Актуальные темы Юристы раскрывают секреты: 10 правил подведомственности

Замоскворецкий районный суд Москвы решил, что это дело не подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции и подсудно арбитражному суду, ведь спор вытекает из договоров купли-продажи акций, в результате исполнения которых перешли права управления обществом. Поэтому суд прекратил производство по делу и разъяснил истцу, что тот вправе обратиться в арбитраж.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда дополнительно указала, что возникший спор является корпоративным, поскольку связан с изменением и исполнением договора купли-продажи акций, а также реализацией вытекающих из владения акциями прав. Таким образом, апелляция оставила без изменений определение суда первой инстанции.

ДЕЛО № 5-КГ17-218

ИСТЕЦ: Компания «Лоттекс Ойл С.А.»

ОТВЕТЧИКИ: Игорь Седов* и Олег Горбачев*

СУД: Верховный суд РФ

ДЕТАЛИ СПОРА: Определить, где должен рассматриваться спор с гражданами из договоров купли-продажи акций: в арбитражном суде или суде общей юрисдикции

РЕШЕНИЕ: Отменить определения нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда указала: спор с гражданами из договоров купли-продажи акций является корпоративным и подлежит рассмотрению арбитражным судом в случае, если предметом этого спора является установление принадлежности акций, их обременение или реализация вытекающих из них прав. Компания «Лоттекс Ойл С.А.» определила в качестве предмета иска уменьшение покупной цены акций и взыскание денег. При этом вопрос об установлении принадлежности акций, их обременении или реализации вытекающих из них прав истцом не ставился. Поэтому, решил ВС, указанный спор не является корпоративным и подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции. В итоге ВС отменил определения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ17-218). На сегодняшний день дело еще не рассмотрено.

«Наконец-то зафиксирована позиция ВС: спор о взыскании денег из договора купли-продажи акций является обычным гражданско-правовым спором, а не корпоративным. В среде практикующих юристов справедливость этой позиции, как правило, поддерживается. И в любом случае единообразие в судебной практике по такому вопросу необходимо как минимум для устранения ненужных временных и финансовых потерь истцов, предваряющих рассмотрение требования по существу», – отметил руководитель Группы корпоративных проектов VEGAS LEX Александр Гармаев. «Определение, поддержавшее узкий подход к корпоративности споров из договора купли-продажи акций, представляет несомненный интерес. Нельзя, однако, исключить, что эта позиция не будет поддержана Экономколлегией ВС и арбитражными судами. Поэтому неоднородность судебной практики, скорее всего, сохранится. В связи с этим хотелось бы получить окончательное решение этого вопроса на уровне постановления Пленума ВС», – заявил партнер юрфирмы Noerr Виктор Гербутов. «Представляется, что позиция ВС в целом согласуется с подходом, выработанным судебной практикой ранее: подобного рода споры, споры по расчетам из договоров купли-продажи акций не могут быть отнесены к корпоративным, исключительная подведомственность для которых установлена ст. 27, 225.1 АПК», – считает менеджер Департамента правового консалтинга ФБК Право Елена Бокарева.

* имя и фамилия изменены редакцией

  • Верховный суд РФ

Корпоративные споры и корпоративные конфликты

06.12.18

Статья размещена в газете «Первая полоса» № 11 (105), декабрь 2018

Корпоративные споры — не самая распространенная категория судебных споров, но они часто превращаются в настоящие корпоративные войны, приводящие к захвату бизнеса, к использованию уголовноправовых инструментов, воздействию через банкротство. Корпоративные конфликты изменяются, меняются используемые инструменты, т. к. меняется законодательство, которое регулирует эти вопросы в соответствии со ст. 225.1 АПК РФ.

Корпоративные споры — споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации. Корпоративные споры не очень многочисленны в общем числе всех арбитражных споров, но с каждым годом этот объем увеличивается, хотя увеличение также связано и с законодательным ограничением подмены корпоративных споров иными. Введение в 2009 году определения корпоративных споров и подсудности их арбитражным судам путем введения в АПК РФ гл. 28.1 позволило заложить процесс поступательного исключения недобросовестности. Действовавшее до 21 октября 2009 года российское арбитражное процессуальное законодательство позволяло недобросовестным субъектам предпринимательской деятельности формально законными средствами осуществлять принудительную смену корпоративного контроля в своих интересах, что отрицательно влияло как на осуществление своих прав и законных интересов участниками корпоративных отношений, так и на стабильность имущественного оборота в целом. Главой 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам» была установлена специальная подведомственность таких дел арбитражным судам (п. 2 ч. 1 ст. 33) и исключительная подсудность в соответствии с п. 4.1 ст. 38 по месту нахождения юридического лица, в связи с созданием, управлением или участием в котором возник соответствующий спор. Таким образом, был сформирован перечень дел, которые в обязательном порядке относятся к корпоративным спорам, а следовательно, родовой подсудностью будет выступать арбитражный суд. При этом лица, столкнувшиеся со спором, который можно назвать корпоративным нередко затрудняются точно квалифицировать спор, сложность также может быть связана с наличием нескольких истцов или нескольких ответчиков, с сутью заявленных требований. Следует отметить, что несмотря на деофшоризацию, мы видим многоуровневые структуры и часто сложно установить конечного бенефициара. И заинтересованное лицо может столкнуться с тем, что формально оно таковым не является. Неправильное определение подсудности приводит к потере времени, т. к. в случае ее нарушения потратится драгоценное время на передачу дела, что всегда опасно для защиты прав.

Основные виды корпоративных споров:
1. споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;
2. споры, связанные с принадлежностью акций, долей, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав;
3. споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;
4. споры, связанные с назначением или избранием, прекращением полномочий ответственных лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля, а также споры между указанными лицами;
5. споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, решений органов управления эмитента, оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов;
6. споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг;
7. споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
8. споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;
9. споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

Чаще всего возникают корпоративные споры по следующим основаниям:

1. Взыскание убытков с директора.

В соответствии со ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» Исполнительный орган Общества отвечает за убытки, причиненные обществу в результате его управленческих и кадровых решений, совершенных им сделок, ошибок либо тех или иных умышленных и неумышленных действий, нарушающих баланс интересов общества. В соответствии с Законом директор обязан действовать разумно и добросовестно, однако нередко видим, что уход от дел общества со стороны основателя/учредителя и передача управления наемному генеральному директору нередко приводят к его действиям, наносящим убытки обществу. Если деятельность повлекла убытки, то на директора ложится бремя ответственности и может быть взыскана в судебном порядке. Размер убытков должен быть установлен и обоснован. Также следует заметить, что использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, — это признаками преступлениями, предусматривающего ответственность по ст. 201 УК РФ. Разграничение гражданско-правового деликта и уголовно-правовых отношений не достаточно четкое, поэтому может являться поводом для использования уголовного закона в качестве средства давления на руководителя одной из сторон для получения каких-то благ, действий с его стороны, но в то же время создает ограничение для бесконтрольного поведения исполнительного органа в своих корыстных интересах, что нередко имеет место. Передача управления и последующее злоупотребление со стороны директора — это как раз одна из причин, почему многие компании, не имея четко отработанных правовых и финансовых механизмов контроля, не передают управление, что снижает рост компании и возникает риск попадания, в терминологии И. Адизеса, в «ловушку основателя».

2. Оспаривание сделок участниками общества и мера ответственности самих участников при оспаривании сделок.

Такие вопросы нередко возникают уже в стадии банкротства, но не только. При разрешении таких споров суд старается исходить из баланса интересов. Вывод, который был сделан в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18.04.2016 № 308-ЭС15- 18008, А32-35215/2014, и который должны знать учредители, основывался на том, что назначение генерального директора учредителем означало наличие между ними доверительных отношений, а потому Судебная коллегия ВС РФ встала на защиту интересов кредитора-залогодержателя, который не мог знать о том, что подпись поддельная. Вывод был сделан несмотря на противоправность действий генерального директора, а именно фальсификацию согласия единственного собственника на передачу в залог здания, что являлось крупной сделкой, доказанность противоправности в действиях директора вступившим в законную силу приговором суда. При этом оспаривание сделок, совершенных до или после выхода из общества в связи с нарушениями, связано с тем, что сделка должна быть квалифицирована как крупная. Понятие крупной сделки в соответствии с разъяснениями Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 и Постановлением Пленума ВС от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» будет применимо только при наличии одновременно количественного (более 25% балансовой стоимости) и качественного признака (сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, совершение сделки приводит к прекращению деятельности общества, изменению вида деятельности или масштабов). В связи с тем, что корпоративные отношения многогранны, спор часто подразумевает нечто иное. Встречаются примеры, где по одному и тому же основанию лица, вышедшие из состава общества многократно пытаются оспорить одну и ту же сделку по разным основаниям. Но, оспаривая сделку, необходимо учитывать позицию Пленумов ВС РФ, который указывает, что бремя доказывания совершения оспариваемой сделки за пределами обычной хозяйственной деятельности лежит на истце. Другой пример связан с систематическим на протяжении многих лет выводом денежных средств на компании, которые были аффилированы с генеральным директором и частью участников для создания фиктивных расходов и лишения законного права участника на распределение прибыли. В данном случае имеет место не только корпоративный спор, но и необходимость привлечения виновных лиц к уголовной ответственности.

3. Оспаривание одним из участников общества решения общего собрания.

Участник может предъявить иск в арбитражный суд к юридическому лицу, при этом на истца возложено бремя доказывания. Есть ситуации, когда участники злоупотребляют правом и корпоративный спор — это средство для достижения целей, выходящих за рамки спора. Не решая вопрос в арбитражном процессе, нередко со стороны одного из участников может быть инициировано возбуждение уголовного дела. Чаще всего ст. 159 УК РФ применяется именно в связи с наличием корпоративного спора и невозможности урегулировать этот вопрос. При этом если у лица, которое оспаривает решение, протокол отсутствует, то суд должен запросить такой протокол у тех лиц, которые его подписывали в соответствии с Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 23.01.2017 по делу № А40-251836/15.

4. Оспаривание продажи или залога доли компании, акций.

Сделки, связанные с покупкой, продажей, залогом доли или всех 100% в компании, несут определенные риски, если не знать всех регламентов, предусмотренных законодательством, а также поверхностно отнестись к проверке due diligence, т. к. покупка — это всегда инвестирование и к ним необходимо относиться с должной осмотрительностью. Достаточно перспективные инвестиции при детальном рассмотрении могут оказаться абсолютно бесперспективными и даже убыточными, что может привести к корпоративному спору. Как уже было отмечено ранее, иногда конечный бенефициар не сразу понятен. В 2016 году было принято интересное решение об успешном оспаривании конечным бенефициаром решения общего собрания акционеров и сделки общества по делу № А40-104595/2014 и № А40-95372/2014.

Приблизительная картина распределения корпоративных споров на основании анализа картотеки арбитражных дел за последние три года:

Но не все споры так или иначе, связанные с обществом являются корпоративными. Так, например, корпоративными спорами не являются:
1. Раздел имущества супругов, один из которых владеет долей в юрлице.
2. Трудовые правоотношения.

Следует отметить, что корпоративные споры связаны с трудностями, особенно когда участвует несколько юридических лиц, в том числе иностранных. Сложность таких споров связана с множеством лиц и применением не только норм российского права, но и права других стран, которое может отличаться. Самое сложное в корпоративных спорах с участием иностранных лиц — определить правильно подсудность. ВС в Постановлении Пленума ВС РФ от 27.06.2017 № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» установил, что право на судебную защиту в РФ каждого, в том числе участников международной экономической деятельности, признается и гарантируется Конституцией РФ (ст. 15,17, 19, 34, 35, 44, 46), общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ, указывая на достаточно широкий круг споров, который может рассматриваться арбитражным судом по правилам и в пределах полномочий, установленных АПК РФ, с особенностями, предусмотренными разделом V АПК РФ («Производство по делам с участием иностранных лиц»), если международным договором РФ не предусмотрено иное (ч. 3 ст. 2, ч. 1 ст. 253.2, 256.1 АПК РФ). Признается верховенство международного договора в таких спорах, т. к. установление международным договором иных правил судопроизводства применяются правила международного договора. В Постановлении ВС установлено толкование с увеличением возможности подавать исковые заявления с внутригосударственной подсудностью. Также определено, что в случае наступления события или иного действия, причинившего вред на территории РФ, истец вправе предъявить иск в том субъекте, где это имело место. Для участников корпоративных споров важно знать о возможности сделать корпоративный спор подсудным третейскому суду, что возможно в случае внесения в устав организации арбитражной третейской оговорки.Такая оговорка в соответствии с п. 7 ст. 7 Федерального закона от 29.12.2015 года № 382- ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» распространяется на споры участников юридического лица и споры самого юридического лица, в которых участвует другое лицо, но только в том случае, если другое лицо выразило свою волю о наличии такой третейской оговорки.

По системе ad-hoc, на которую перешли многие третейские судьи, не получившие лицензию после реформы 2017 года, рассматривать корпоративные споры нельзя. Также третейская оговорка не может быть включена в устав акционерного общества с числом акционеров — владельцев тысяча и более голосующих акций. Местом арбитража при рассмотрении указанных в настоящей части споров должна являться Российская Федерация.

Таким образом, возможность рассмотрения корпоративных споров в третейском суде — это способ существенно сократить сроки рассмотрения, возможность получить решение, которое вступает в силу с момента принятия, а также избежать публичной огласки, т. к. данные об участниках судебного разбирательства не публикуются на сайте kad.arbitr.ru.

Арбитражное соглашение, заключенное в порядке, установленном настоящей ч. 7 ст. 7 ФЗ-382, распространяется на споры участников юридического лица и споры самого юридического лица, в которых участвует другое лицо, только если это другое лицо прямо выразило свою волю об обязательности для него такого арбитражного соглашения. Следует предостеречь, что, несмотря на скорость получения решения, по такому решению могут не выдавать исполнительный лист на принудительное исполнение, так как АС может найти нарушения при внесении арбитражной оговорки или одна из сторон может счесть, что арбитражная оговорка внесена незаконно и подать иск о признании таких дополнений недействительными. Третейскому суду могут быть подсудны споры об исполнении / изменении / прекращении договоров об отчуждении акций, долей, паев, споры, связанные с обращением взыскания на акции, доли, паи, споры о признании вышеуказанных договоров недействительными (за исключением косвенных исков), споры о праве на акции, доли, паи, споры о выплате начисленных дивидендов, о предоставлении участнику обществом информации о деятельности общества, иные схожие споры о принадлежности акций, долей, паев и реализации прав и обременений на них, не затрагивающие интересы иных участников организации.

В статье разобраны наиболее часто встречающиеся трудности процессуального характера при возникновении корпоративного спора. Приведены примеры, когда корпоративные разногласия переходят в корпоративный спор в арбитражном процессе, когда переходят в уголовно-правовую плоскость, когда у управляющего органа возникает риск привлечения к уголовной ответственности с предъявлением гражданского иска в рамках уголовного процесса или с одновременной подачей иска в арбитражном процессе для урегулирования имущественных вопросов. Тема очень сложная и многогранная, но приведенные статьи и ссылки на Пленумы ВС призваны помочь читателям лучше ориентироваться в этом. При этом следует отметить, что часто корпоративная ситуация выходит из-под контроля именно из-за недостаточного внимания заинтересованных лиц, поэтому следует проявлять бдительность и осмотрительность собственникам компаний, не чувствовать себя безнаказанными при осуществлении противоправных действий генеральным директором.

Подводя итог, хотелось бы еще раз обратить внимание на законодательство и позиции, озвученные ВС РФ или ВАС РФ, которые помогут правильно определить подсудность спора, не пропустить сроки и иметь под рукой полезную информацию.

Для общих вопросов, связанных с корпоративным спором:
1. Раздел 28.1 АПК РФ.
2. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.11.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ».
3. Определение Конституционного cуда РФ от 17.06.2013 № 1027-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Макси-ГРУПП» на нарушение конституционных прав и свобод п. 4 ч. 1 ст. 33, п. 1 ч. 1 ст. 150 и п. 3 ст. 225.1 АПК РФ».
4. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»;
5. Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
6. Ст. 201 УК РФ. В случае применения или желании применить третейскую оговорку с изменением подсудности:
7. Федеральный закон от 29.12.2015 года № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ»; В случае, если в споре участвует иностранные лица или имущество не на территории РФ:
8. Постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2017 № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом»; В случае оспаривании сделки:
9. Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28;
10. Постановление Пленума ВС от о26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»;
11. Определение ВС РФ от 18.04.2016 № 308-ЭС15- 18008 по делу № А32- 35215/2014; Исковая давность: 12. Определение ВС РФ от 26.08.2016 № 305-ЭС16-3884 по делу № А41-8876/2015.

Авдеева Екатерина Валерьевна,
Член Адвокатской палаты, старший партнер Адвокатского бюро «МАГРАС»

Полное описание

Путём толкования статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса (в новой редакции) можно вывести определение корпоративных споров. Это споры, связанные с созданием, реорганизацией или ликвидацией юридического лица, управлением им или участием в нем. В частности, это могут быть споры о принадлежности акций или долей в уставном капитале, о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, о созыве общего собрания участников юридического лица или связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью органов управления юридического лица.

Несмотря на принятие в 2002 году изменений в АПК РФ, которые были направлены на образование нового процессуального механизма разрешения корпоративных споров в суде, всех проблем новый закон не решил.

Главой 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам» была установлена специальная подведомственность таких дел арбитражным судам (п. 2 ч. 1 ст. 33) и исключительная подсудность (по местонахождению юридического лица, в связи с созданием, управлением или участием в котором возник соответствующий спор (ч. 4.1 ст. 38).

Основной причиной внесения подобных изменений официально называли борьбу с рейдерами, которые, в частности, широко использовали следующие методы: инициировали нескольких параллельных судебных процессов по оспариванию тех или иных корпоративных решений (причем не только в арбитражных судах, но и в судах общей юрисдикции), необоснованное применение обеспечительных мер с целью заблокировать деятельность компании, предъявление иска не по месту нахождения общества.

Согласно новым правилам судопроизводства, было увеличено количество оснований для объединения нескольких дел в одно (как по инициативе суда, так и по инициативе лиц, участвующих в деле), а также расширены возможности процессуального соучастия, введены положения, направленные на информирование всех заинтересованных лиц о корпоративном споре. Закон предусматривает положения об обязательном опубликовании арбитражным судом на своем официальном сайте в сети интернет информации о движении дела и принятых по нему судебных актах, а также извещении компании, по поводу которой возник спор, обо всех процессуальных действиях и принятых судебных актах. Кроме того, в определении о принятии заявления к производству арбитражный суд может обязать компанию уведомить о возбуждении производства по делу своих участников, членов органов управления (ст. 225.4 АПК РФ в новой редакции). За нарушение этой обязанности предусмотрен судебный штраф с руководителя компании (5 тыс. рублей – ч. 4 ст. 225.4 и ч. 2 ст. 119 АПК РФ).

Однако новые правила подведомственности и подсудности корпоративных споров– один из основных механизмов антирейдерского воздействия.

Применение вышеуказанных правил на практике может вызывать определённые трудности.

Пример первый. В случае, когда спор о признании сделки недействительной направлен на оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество, правило о рассмотрении корпоративного спора судом по месту нахождения юридического лица корреспондирует с правилом о рассмотрении спора судом по месту нахождения недвижимого имущества.

Этот вопрос разрешен в постановлении Президиума ВАС РФ от 07.09.2010 № 6470/10: подлежит применению ч. 1 ст. 38 АПК РФ, устанавливающая исключительную подсудность в отношении споров о правах на недвижимое имущество. Такие иски предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества.

Таким образом, исходя из данной правовой позиции Президиума ВАС РФ, иск о признании сделки с недвижимостью и о применении последствий ее недействительности не может считаться корпоративным спором даже в том случае, когда основанием недействительности является нарушение норм корпоративного законодательства, поскольку исполнение соответствующего решения суда влечет внесение, изменение или прекращение записи в ЕГРП.
Пример 2. Спор об оспаривании сделки по продаже акций, связанный с неполучением согласия супруга на сделку

В данной ситуации возникает вопрос о правильной квалификации спора: вытекает ли он из семейных правоотношений или является корпоративным.

Если квалифицировать спор как вытекающий из семейных правоотношений, то в силу подпункта 1 части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса (далее – ГПК РФ) он подведомствен суду общей юрисдикции. В то же время, существует правило статьи 225.1 АПК РФ: споры, связанные с принадлежностью акций в уставном капитале обществ, отнесены к категории корпоративных и, соответственно, к исключительной подведомственности арбитражных судов независимо от того, являются ли участники правоотношений юридическими лицами, предпринимателями или гражданами. При этом споры, связанные с принадлежностью акций, не должны рассматриваться арбитражными судами, если они сопряжены с разделом общего имущества супругов (п. 2 ст. 225.1 АПК РФ). В то же время в соответствии с пунктом 4 статьи 22 ГПК РФ, в соответствии с которой при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие – арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

Основная проблема состоит в разном подходе судов к оценке наличия или отсутствия в споре о принадлежности акций требования о разделе общего имущества супругов.

При анализе судебной практики можно выделить следующие основные ситуации: если истец ограничивается требованием о признании сделки купли-продажи акций недействительной, то арбитражный суд примет исковое заявление к производству (определение ВАС РФ от 10.12.10 № ВАС-16252/10). Арбитражный суд также рассмотрит иск, если истец одновременно заявляет требование о применении последствий недействительности сделки (ст. 167 ГК РФ) в виде возврата акций продавцу, то есть супругу истца (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.01.12 по делу № А27-2579/2011). Суды общей юрисдикции тоже, как правило, склоняются к тому, что такие иски подведомственны не им, а арбитражным судам (определение Московского городского суда от 22.04.11 по делу № 33-11740). Если же истец наряду с требованием о признании сделки недействительной просит признать за ним право собственности на половину спорных акций (то есть фактически просит выделить его долю в совместной собственности), то такой иск подведомствен суду общей юрисдикции (определение Московского городского суда от 26.08.11 по делу № 33-27099).

Может являться спорной ситуация, когда одновременно с требованием о признании договора недействительным заявляется требование о признании спорных акций совместной собственностью истца и его супруга, арбитражный суд может расценить это как требование о разделе совместной собственности и вернуть иск (либо принять, но позднее прекратить производство по делу), а суд общей юрисдикции, наоборот, может посчитать, что в данном случае нет требования о разделе совместного имущества, и тоже отказать в рассмотрении иска. Например, истица обратилась в арбитражный суд, требуя признать недействительным договор купли-продажи акций, заключенный ее супругом без ее согласия. Изначально она просила также применить последствия недействительности сделки – вернуть акции супругу, но затем добавила требование о признании спорных акций их совместной собственностью с супругом. После этого арбитражный суд прекратил производство по делу, так как счел, что исковые требования направлены на возвращение акций в общую совместную собственность супругов с целью их последующего раздела. Истица пыталась обжаловать определение суда о прекращении производства, так как считала вывод суда о том, что в настоящем деле заявлен иск о разделе общего имущества супругов, необоснованным. Но вышестоящие инстанции с ее доводом не согласились и оставили определение в силе (постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.06.11 по делу № А44-4397/2010). В другом случае суд общей юрисдикции не принял аналогичный иск, полагая, что он подведомствен арбитражному суду. Вышестоящая инстанция подтвердила этот вывод, указав, что заявленный спор вытекает не из отношений, связанных с разделом имущества супругов, а из отношений по оспариванию сделки купли-продажи акций (определение Московского городского суда от 26.05.11 по делу № 33-16055).

Ещё один вариант формулировки исковых требований по аналогичному иску — о возвращении акций в совместную собственность. Так, при обращении в арбитражный суд истица просила истребовать акции из чужого незаконного владения в ее общую совместную собственность с супругом (продавца в сделке). Основание: отчуждение акций без согласия истицы. Арбитражный суд прекратил производство по делу, полагая, что в данном случае заявлены требования о разделе общего имущества супругов (при этом суд сослался на позицию ФАС Северо-Западного округа из описанного выше дела № А44-4397/2010). Суд апелляционной инстанции посчитал спор подведомственным арбитражному суду. Согласно выводам суда, рассматриваемый спор связан с защитой права истицы на акции, входящие в состав общего имущества супругов, и не является спором о разделе такого имущества: истица просила восстановить нарушенное право владения спорными акциями, требование о разделе имущества супругов она не заявляла (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.04.12 по делу № А57-22066/2011).

Пример 3. Ещё одна категория споров, при рассмотрении которых может возникнуть спор о подведомственности – споры о восстановлении на работе генерального директора.

С одной стороны, ситуация достаточно очевидна: спор связан с восстановлением на работе уволенного сотрудника, вытекает из трудовых правоотношений и в соответствии с п. 1 ст. 22 ГПК РФ подведомствен суду общей юрисдикции.

С другой стороны, в соответствии со ст. 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц.

Таким образом, для правильного определения подведомственности спора необходимо установить характер спора об увольнении руководителя организации: является ли он по своей природе трудовым (и подведомственным судам общей юрисдикции) или корпоративным (и подведомственным, соответственно, арбитражным судам.

Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 16.02.2011 по делу № А67-2912/2010 подтверждена правильность выводов суда апелляционной инстанции, прекратившего производство по делу о восстановлении в должности генерального директора в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.

В рассматриваемом деле истец (бывший генеральный директор) предъявил иск не просто о восстановлении его на работе, но также и о признании решения совета директоров общества незаконным в части прекращения его полномочий. Суд первой инстанции частично удовлетворил требования, мотивируя свое решение тем, что в силу п. 4 ст. 225.1 АПК РФ спор об оспаривании решения совета директоров подведомствен арбитражному суду, заявленные истцом требования взаимосвязаны, обращение отдельно в суд общей юрисдикции с требованиями, регулируемыми трудовым законодательством, не соответствует целям эффективного правосудия и не способствует защите нарушенных прав.

Суд кассационной инстанции не согласился с этой позицией, указав, что поскольку в обоснование заявленных требований истец ссылался на несоблюдение обществом при его увольнении норм ТК РФ и не приводил доводов о принятии советом директоров оспариваемого решения с нарушением положений Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу, что спор вытекает из трудовых отношений и подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции.

Существующая на сегодняшний день судебная практика по вопросу подведомственности споров, связанных с восстановлением на работе руководителя единоличного исполнительного органа, в целом дублирует логику указанных выше судебных актов арбитражных судов.

Пример 4.

Под «золотым парашютом» обычно имеется в виду соглашение компании-работодателя с работником (чаще всего с кем-либо из топ-менеджеров) о выплате последнему солидных компенсаций в случае прекращения трудового договора по определенным основаниям – например, в случае досрочного увольнения директора по решению компетентного органа компании или в случае смены собственника компании. Возможность установления дополнительных компенсаций работникам на случай прекращения трудового договора Трудовым кодексом практически не ограничена (ч. 4 ст. 178, ст. 279 ТК РФ). Но, учитывая, что суммы таких компенсаций могут быть достаточно велики, акционеры (участники) компании и сама компания могут быть заинтересованы в оспаривании подобных соглашений. Перспективы такого оспаривания будут зависеть от того, в каком суде будет рассматриваться дело – арбитражном или общей юрисдикции.

В отличие от арбитражных судов у судов общей юрисдикции подход единообразный: регулирование трудовых отношений с помощью норм гражданского законодательства (даже по аналогии) противоречит статье 5 Трудового кодекса и не предусмотрено статьей 2 Гражданского кодекса. В трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора (определения Верховного суда от 14.11.08 № 5-В08-84, от 24.12.09 № 48-В09-13). Поэтому попытки работодателей возразить на иски работников о взыскании компенсации доводами о недействительности соглашения о компенсации обречены на неудачу (определения Московского городского суда от 17.08.10 по делу № 33-24421, Санкт-Петербургского городского суда от 20.10.10 № 13892).

К подведомственности арбитражных судов отнесены споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок (п. 3 ст. 225.1 АПК РФ). При этом в соответствии с пунктом 5 постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.02 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие АПК РФ» арбитражные суды рассматривают споры, вытекающие из деятельности хозяйственных обществ, за исключением трудовых споров. А трудовым спором считаются неурегулированные разногласия между работодателем и работником, в частности по вопросам применения трудового договора, в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда (ч. 1 ст. 381 ТК РФ).

Арбитражные суды признают корпоративными спорами дела об оспаривании соглашения о компенсации при увольнении как крупной сделки или сделки с заинтересованностью, когда с соответствующим иском обращаются акционеры, и оспариваемое соглашение заключено с директором или членом коллегиального исполнительного органа (то есть действует положение абзаца 3 пункта 3 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которому на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и(или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона.). В других обстоятельствах возможен вывод о неподведомственности спора арбитражному суду. Например, ВАС РФ в определении от 16.09.11 № ВАС-10338/11 признал дело по иску об оспаривании соглашения о компенсации как крупной сделки и сделки с заинтересованностью трудовым спором. Иск был предъявлен обществом работнику, не входившему в органы управления ООО (это был директор по производству и развитию). Данный работник одновременно являлся участником ООО, но, по мнению ВАС РФ, это само по себе не влияло на природу спорных отношений и сделки.

Пример 5. Вопрос о возможности рассмотрения корпоративных споров третейскими судами.

После вступления в силу в конце 2009 года новой главы 28.1 АПК РФ, которая отнесла корпоративные споры к специальной подведомственности арбитражных судов, на практике возник вопрос: допустимо ли передавать их на рассмотрение в третейский (негосударственный) суд, в том числе международный коммерческий арбитраж.

Согласно ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, может передаваться в третейский суд по соглашению сторон третейского разбирательства, если иное не установлено федеральным законом. В соответствии с пунктом 6 статьи 4 АПК РФ, по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

Из этого следует, что любой корпоративный спор, несмотря на наличие общего правила о рассмотрении их арбитражными судами, может быть при наличии соответствующего соглашения участников спора передан на рассмотрение третейского суда.

К преимуществам третейского разбирательства относится: оперативность разрешения спора, упрощенная процедура разбирательства, конфиденциальность третейского разбирательства, возможность у сторон выбора оптимального варианта организации третейского суда, а также выбора арбитра с учетом специфики подлежащего разрешению спора и другие.

Однако передача корпоративного спора на рассмотрение третейского суда может вызывать определённые проблемы.

Первая проблема состоит в том, что корпоративные споры зачастую могут затрагивать права и интересы третьих лиц, не являющихся участниками общества. Так, к таковым относятся споры, связанные с формированием уставного капитала общества, споры об оспаривании решений органов управления обществом, об одобрении совершаемых обществом сделок, споры об оспаривании решений органов управления, являющихся основанием для вынесения актов государственными органами в рассматриваемой сфере (например, о внесении записи в единый государственный реестр юридических лиц, актов, выносимых регулирующим органом в процессе эмиссии ценных бумаг и т.д.).

При этом Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» не упоминает о такой форме участия в третейском разбирательстве, как третьи лица; положения (регламенты) ряда третейских судов допускают возможность привлечения третьих лиц в третейское разбирательство, условиями реализации которой является согласие спорящих сторон и самого третьего лица. То есть сам третейский суд без согласия сторон спора и согласия самого третьего лица не может привлечь последнего к участию в деле, и инициатива третьего лица об участии в разбирательстве не достигнет результата без соответствующего согласия сторон.

В том случае, когда спор затрагивает интересы третьих лиц, судом может быть сделан вывод о том, что корпоративный спор не может быть предметом третейского разбирательства.

Подобный вывод сделан Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа по делу № А33-14556/2011.

В данном деле гражданин (продавец) и компания (покупатель) заключили договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО. Договор содержал оговорку о рассмотрении всех возможных споров в МКАС при ТПП РФ. Продавец посчитал, что договор купли-продажи был заключен с нарушениями действующего законодательства, и обратился в арбитражный суд с иском о его расторжении. Определением Арбитражного суда Красноярского края от 31 октября 2011 года иск оставлен без рассмотрения из-за третейской оговорки в тексте оспариваемого контракта (ч. 5 ст. 148 ГК РФ).Однако Третий арбитражный апелляционный суд Постановлением от 07 декабря 2011 года отменил это определение и направил дело на новое рассмотрение. Суд посчитал, что требования истца о расторжении договора купли-продажи доли и ее возврате связаны с участием в юридическом лице, обязательственными правоотношениями общества и его участников. Такой спор является корпоративным (ст. 225.1 АПК РФ) и относится к спорам специальной подведомственности.

Спор, связанный с правом на долю в уставном капитале общества, не может не затрагивать сферы предпринимательской или иной экономической деятельности данной организации. Ее участник приобретает определенные права по отношению к обществу, в том числе право голосовать на собраниях участников, участвовать в распределении прибыли и др. Таким образом, результаты рассмотрения такого спора могут непосредственно повлиять на права или обязанности общества по отношению к одной из сторон.

Третейское соглашение заключено без участия общества, следовательно, исходя из принципов третейского разбирательства, ООО лишено процессуальной возможности участвовать в этом разбирательстве и, соответственно, реализовывать права, предоставленные процессуальным законодательством лицу, участвующему в деле.
Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа поддержал позицию суда апелляционной инстанции.
Выходом из приведённой выше ситуации может стать участие общества, доля в уставном капитале которого отчуждается, в соглашении о купле-продаже долей, поскольку третейские оговорки также включаются в текст такого соглашения.

С другой стороны, в крупных акционерных обществах подписание эмитентом с третьей стороны договора купли-продажи акций двух мелких акционеров нецелесообразно.

Кроме того, решение третейского суда может быть оспорено третьим лицом, если таким решением нарушены права этого лица, при этом арбитражный суд отменяет решение третейского суда в части, касающейся лица, не участвующего в третейском разбирательстве, о правах и обязанностях которого было принято решение (пункт 11 Информационного письма президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 года № 96 «Об утверждении Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов»).

Вторая проблема, которая может возникнуть в случае передачи корпоративного спора на рассмотрение третейского суда, состоит в том, что суды могут толковать положения ст. ст. 33, 225.1 АПК РФ как указывающие на возможность рассмотрения корпоративных споров исключительно государственными арбитражными судами.

Примером такого судебного толкования может являться следующее дело.

Акционерное общество на основании письменного соглашения приобрело у гражданина 50% плюс одну акцию другого акционерного общества. В соглашение стороны включили третейскую оговорку, согласно которой все споры по нему передаются на рассмотрение Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ.

Между сторонами возник спор, по итогам разрешения которого МКАС при ТПП РФ взыскал с акционерного общества в пользу гражданина сумму основного долга, проценты за пользование чужими денежными средствами, а также часть расходов по уплате арбитражного сбора. Акционерное общество оспорило данное решение МКАС в арбитражный суд.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 21.06.2011 по делу N А40-35844/11-69-311 решение МКАС отменено, сославшись на то, что выводы относительно исполнения соглашения о купле-продаже и передаче акций вправе делать лишь государственный суд (ст. 33, 225.1 АПК РФ). Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 26.09.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Судьи указали, что спор об оплате является частноправовым и может быть рассмотрен третейским судом, однако он неотделим от споров о переходе права собственности на акции в результате исполнения всего комплекса условий сделки, о корпоративном управлении, которые, по мнению коллегии судей, являются публично-правовыми (связанными с учётом прав на акции) и не подлежат рассмотрению третейским судом.

Коллегия судей ВАС РФ поддержала мнение нижестоящих судов и в передаче дела в Президиум для рассмотрения в порядке надзора отказала. В определении от 30 января 2012 года N ВАС-15384/11 указано, что МКАС при ТПП РФ не имел оснований разрешать рассмотренный спор. Третейский суд недостаточно полно исследовал природу сделки, которая стала основанием для предъявления иска, и это привело к неверному выводу относительно компетенции арбитража.

В связи с делом, которое приведено в примере, была также подана жалоба в Конституционный суд РФ о проверке на соответствие Конституции пункта 2 части 1 статьи 33 АПК РФ. По мнению заявителя, эта норма АПК РФ препятствует передаче в третейские суды дел по корпоративным спорам. Конституционный суд РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению. В то же время и конкретных выводов о том, могут ли корпоративные споры быть рассмотрены третейскими судами, в Определение КС РФ от 21 декабря 2011 года N 1804-О-О не содержится.

Позиция о наличии публично-правового элемента в вопросе о переходе прав собственности на акции представляется ошибочной.

На настоящий момент имеется Постановление КС РФ от 26 мая 2011 года N 10-П, в котором разрешён вопрос о том, могут ли являться предметом третейского разбирательства споры об объектах недвижимого имущества.

КС РФ разъяснил, что отношения по поводу государственной регистрации нельзя считать содержательным элементом спорного правоотношения, суть которого остается частноправовой, а «публичный эффект» появляется лишь после удостоверения государством результатов сделки или иного юридически значимого действия. То есть споры об объектах недвижимости могут быть рассмотрены третейскими судами. Таким образом, и в корпоративных спорах нельзя считать «публично-правовым» учет прав на акции в реестре акционеров или списке участников общества с ограниченной ответственностью.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что при решении спорных вопросов подведомственности корпоративных споров в первую очередь должны приниматься во внимание смысл и суть спорных правоотношений; вопрос должен решаться исходя из основополагающих принципов арбитражного процесса и судебной системы в целом — справедливости, разумности и процессуальной экономии.

Ильина П.С.

Юридическая компания Москва

Данное установление должно было исключить возникновение противоречащих друг другу актов, издаваемых судами различных систем. В отличие от некоторых категорий дел, предусмотренных АПК РФ, например, дел о банкротстве, рассматриваемых исключительно арбитражными судами, относимость дела к категории корпоративных споров должна быть в каждом конкретном случае специально квалифицирована судом с целью правильного определения вида подведомственности, правильного применения соответствующих норм порядка рассмотрения данной категории дел, а также определения исключительной подсудности.

Несмотря на то, что прошел достаточно большой период времени со дня введения в АПК РФ главы 28.1, суды до сих пор не пришли к единообразному и правильному определению подведомственности данной категории дел, что подтверждается судебной практикой, о которой пойдет речь ниже.

Понятие «корпоративные споры», по мнению М.В. Клепоносовой, содержит два признака, через которые раскрывается его правовая природа и которые объединяют гражданские дела в обособленную группу гражданских дел. К таковым относятся субъектный и предметный признаки.

Субъектный признак непосредственно связан организационно-правовой формой юридического лица и его видом, которые причисляют такое юридическое лицо к «корпорации» и в связи с участием которой и возник корпоративный спор. По субъектному признаку к корпоративным спорам законодатель прежде всего отнес споры с участием всех коммерческих организаций. По смыслу гражданского законодательства к коммерческим организациям, в частности, относятся и государственные и муниципальные унитарные предприятия, которые по своей природе не являются корпоративными юридическими лицами, так как не основаны на началах членства (ст. 65.1 ГК РФ). С другой стороны, к категории корпоративных споров не отнесены дела с участием некоторых организаций, которые, наоборот, построены на началах членства (например, общественная организация). В этом случае споры такого рода оказываются за пределами компетенции арбитражных судов и подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции. С учетом этого субъектный признак не может в полной мере выступать как критерий отнесения того или иного спора к корпоративному.

Предметный признак связан с созданием юридического лица, управлением или участием в нем, включая взаимодействие его участников. Данный признак отражает тематическое содержание правоотношений членов корпорации, корпоративныйхарактер правоотношений, по поводу которых участники вступают в связь с юридическим лицом, а также между собой.

Анализ положений главы 28.1 АПК РФ позволяет сделать вывод, что в основе определения подведомственности и квалификации спора как корпоративного будет находиться именно предметный, а не субъектный критерий. Сформулированное в ч. 1 ст. 225.1 АПК понятие корпоративного спора сводится к следующему: это спор, связанный с созданием юридического лица, управлением им или участием в: 1) юридическом лице, являющемся коммерческой организацией; 2)некоммерческом партнерстве; 3) ассоциации (союзе) коммерческих организаций; 4) иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей; 5)некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом. Мы видим, что законодатель не делает акцент на субъектах отношений в том смысле, являются ли они по своей природе корпоративными или нет, а указывает на то, в связи с чем возник спор у перечисленных субъектов.

Кроме того, ст. 225.1 АПК РФ содержит открытый перечень категорий споров, подлежащих квалификации как корпоративных. Словосочетание «в том числе» указывает на то, что данный перечень содержит лишь примеры возможных категорий корпоративных споров (либо споров, по своему содержанию не являющихся корпоративными, но тесно связанных с таковыми в целях исключения подведомственности таких дел судам общей юрисдикции, например, споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями), в то время как квалифицирующий признак (связь спора с созданием юридического лица, управлением им или участием в нем) является обязательным для остальных споров, не указанных в ст. 225.1 АПК РФ.

На наш взгляд, настолько широкая формулировка предмета корпоративных споров может привести к затруднениям судов при толковании понятия корпоративного спора. Кроме того, проанализировав судебную практику, можно сделать вывод, что данная формулировка не является четкой и конкретно-определенной для ее понимания. Суды приходят к выводу, что перечень, о котором говорилось ранее, является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.

Так, гражданин П., будучи участником ООО «П», обратился в суд о взыскании денежных средств на основании заключенных между П. и ООО «П» договоров займа. Никулинский районный суд г. Москвы от 4 августа 2014 г. прекратил производство по делу с указанием на то, что данный спор подлежит разрешению арбитражным судом, так как исковые требования заявлены по спору между участником хозяйственного общества и самим обществом. Данный вывод был подтвержден судом апелляционной инстанции. Кассационная жалоба П. об отмене указанных судебных постановлений Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ была удовлетворена. Верховный Суд установил, что спор вытекает из договоров займа, заключенных между физическим лицом и хозяйственным обществом, и подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции и в том случае, если заимодавец является одним из учредителей этого общества. Такой спор не подпадает под закрытый перечень категорий корпоративных споров. Таким образом, данный спор подведомственен суду общей юрисдикции.

По смыслу ст. 225.1 АПК РФ споры, аналогичные по своему содержанию корпоративным, в отношении большинства некоммерческих организаций подведомственны судам общей юрисдикции. В связи с этим встает вопрос, чем же отличается характер корпоративного спора в арбитражных судах и в судах общей юрисдикции. Безусловно, по содержанию данные споры одинаковы: они вытекают из отношений по управлению юридическим лицом, контролю над его деятельностью, принадлежности долей, распоряжения его имуществом. Учитывая тот факт, что некоммерческие организации имеют право заниматься предпринимательской деятельностью, направленной на достижение ее уставных целей, а некоторые из них обладают сравнительно немалыми материальными активами, а участие их в предпринимательской деятельности может быть прямо предусмотрено законом, то и в этом отношении характер корпоративных споров в таких организациях аналогичен упоминаемым в АПК РФ.

ГПК РФ не содержит в себе специальную главу, посвященную корпоративным правоотношениям. Исковое производство представляет институт, направленный на разрешение спора только между истцом и ответчиком. А.В.Сидоров предлагает в такой ситуации обращаться к ч. 4 ст. 1 Гражданского процессуально кодекса РФ, предусматривающей возможность применять судами общей юрисдикции, при необходимости, аналогию закона. Поскольку нормативных положений, подобных главе 28.1 АПК РФ, в ГПК РФ не предусмотрено, то такой пробел суды могут восполнить, применив по аналогии нормы АПК РФ.

Конституционный Суд РФ на этот счет в одной из правовых позиций высказался следующим образом:»Применение аналогии закона обусловлено необходимостью восполнения пробелов в правовом регулировании тех или иных отношений. Закрепление подобного права <…> является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, поскольку невозможность применения норм права по аналогии при наличии неурегулированных отношений привела бы к невозможности защиты прав граждан и, в конечном итоге, к ограничению их конституционных прав». Кроме того, такая «прерогатива», предоставляющая право судам применять аналогию закона относительно корпоративных споров, была подтверждена в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 №25: «При рассмотрении корпоративного спора судом общей юрисдикции положения глав 28.1 и 28.2 АПК РФ применяются по аналогии закона».Тем не менее, на наш взгляд, такой пробел необходимо устранить в целях упрощения применения судами процессуальной формы, предусмотренной АПК РФ для корпоративных споров.

Несмотря на то, что в АПК РФ порядок разрешения корпоративных споров, вытекающих из гражданских правоотношений, выделен в отдельный процессуальный институт, споры об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц (п. 3 ч. 6 ст. 27 АПК РФ) выделены в обособленную категорию споров, рассматриваемых по правилам производства по делам из публичных правоотношений.

Анализируя ст.27 АПК РФ, на первый взгляд, можно придтиввыводу, что независимо от организационно-правовой формы юридического лица все споры об отказе в государственной регистрации либо в уклонении от такой регистрации должны рассматриваться исключительно в арбитражных судах. Однако аналогичные споры могут быть подведомственны, если это предусмотрено законом, судам общей юрисдикции. Так, дела об оспаривании отказа (уклонения) в государственной регистрации некоммерческих организаций, в частности политических партий, религиозных организаций, общественных объединений, подведомственны судам общей юрисдикции. В связи с этим необходимо внести соответствующее уточнение в п.3 ч.6 ст.27 АПК РФ в отношении субъектного состава, определяющее подведомственность данной категории дел.

Однако суды на этот счет полагают, что, несмотря на установленное в ч.6 ст. 27 АПК РФ правило об исключительной подведомственности, нельзя не учитывать общее правило разграничения подведомственности споров арбитражным судам и судам общей юрисдикции. Так, С.обратился в Арбитражный суд Липецкой области с иском к Администрации Липецкой области и Управлению федерального казначейства по Липецкой области об обязании ответчиков выплатить истцу денежные средства в качестве компенсации ущерба, причиненного Администрацией в связи с лишением истца права собственности в отношении ряда сельскохозяйственных предприятий. Судом первой инстанции производство по делу прекращено определением от 06.11.2015 г. в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Суды апелляционной и кассационной инстанций данное решение оставили без изменений, указав на следующее.

Согласно ч. 2 ст. 33 (на сегодняшний день ч. 6 ст. 27) АПК РФ дела по спорам, указанным в ст. 225.1, рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Однако это положение АПК РФ не отменяет общего принципа разграничения юрисдикционных полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в соответствии с которым необходимо учитывать применяемые в совокупности субъектный состав спора, а также его характер: как следует из искового заявления, требования С., не являющегося с 2007 года учредителем юридического лица, связаны с нарушением его имущественных прав как физического лица и не направлены в защиту прав юридического лица. Поэтому оснований для отнесения спора к корпоративному не усматривается.

Данный случай является далеко не единственным, сегодня споры о подведомственности являются обычной практикой. Нельзя не отметить и положительные моменты. Ранее зачастую возникали споры о подведомственности дел, возникающих из наследственных правоотношений (например, о выплате действительной стоимости доли умершего участника его наследнику, о взыскании имущественного пая на основании свидетельства о смерти наследодателя), семейных отношений (например, о разделе общего имущества супругов, в том числе акций и долей в уставном капитале общества)., Однако законодательство не стоит на месте и активно развивается. Так, Федеральным законом от 29.12.2015 № 409-ФЗ, вступившим в силу 1 сентября 2016 г., в АПК РФ были внесены изменения, согласно которым к корпоративным спорам были отнесены споры, возникающие в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов (п. 2 ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ).

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что законодатель вносит изменения в АПК РФ не без учета сложившейся на сегодняшний день судебной практики. Поэтому полагаем, что отмеченные нами недостатки и пробелы законодательства, прослеживающиеся в большом количестве судебных постановлений о спорах о подведомственности, в ближайшем времени будут устранены.

Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)». Паспорт проекта Федерального закона № 384664-4 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс», дата обращения на 23.10.2016г.

Клепоносова М.В. Корпоративные споры: определение понятия в целях разграничения подведомственности и подсудности // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2012. №3.

Сидоров А.В. О подведомственности корпоративных споров // Арбитражные споры. 2013. №2.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» //Справочно-правовая система «КонсультантПлюс», дата обращения на 23.10.2016г.

В том числе проанализировано А. М.Грачевой в статье «Некоторые вопросы подведомственности споров о правах на акции» //Право: история, теория, практика. 2015. № 2.

Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ»О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс», дата обращения на 23.10.2016г.

Оставьте комментарий