Личный обыск до возбуждения уголовного дела

7.6. ЛИЧНЫЙ ОБЫСК В КОНТЕКСТЕ РАССМОТРЕНИЯ НАДЛЕЖАЩИХ СПОСОБОВ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ДОСУДЕБНОМ УГОЛОВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

Мамедов Рамил Ягубович, соискатель. Место учебы Краснодарский университет МВД РФ. Подразделение: кафедра уголовного процесса. Должность: преподаватель. Место работы: Кубанский государственный университет. Филиал: филиал в г. Тихорецке. E-mail: mamedovramil1990@mail.ru

Аннотация: В статье рассмотрены проблемы производства личного обыска, в том числе, произведенного при задержании подозреваемого как способов собирания вещественных доказательств в досудебном уголовном производстве. Обращено внимание на необходимость расширения полномочий должностных лиц на стадии возбуждения уголовного дела в части затронутой темы, а также предложено личный обыск при задержании оформлять отдельным протоколом личного обыска подозреваемого.

Ключевые слова: личный обыск, задержание подозреваемого, вещественные доказательства, надлежащий способ собирания вещественных доказательств, досудебное уголовное производство.

BODY SEARCH IN THE CONTEXT OF APPROPRIATE MEANS OF COLLECTING PHYSICAL EVIDENCES IN PRE-TRIAL INQUIRY

В соответствии со статьей 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного производства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ .

Сегодня процессуалисты нижегородской школы и их сторонники предлагают рассматривать собирание доказательств как собирание фактического материала в ходе уголовного производства сторонами путем производства гласных и негласных следственных действий, иных действий и мероприятий, не противоречащих новому уголовно-процессуальному кодексу, проект которого они выдвинули на обсуждение в ходе работы 20-21 мая 2015 года Международной научно-

практической конференции на тему «Новая теория уголовно-процессуальных доказательств».

Автор считает преждевременным начинать работу по подготовке проекта нового УПК, поскольку необходимо, все-таки, определиться с ролью и важностью дознания, целеполаганием следствия (установление истины или только поиск доказательств вины), правами защиты в уголовном процессе. На сегодня актуально и полезно для правоприменителя, например, продолжать исследовать предусмотренные действующим УПК РФ способы собирания вещественных доказательств, к которым закон относит следственные и иные процессуальные действия.

Система способов собирания доказательств, в том числе и вещественных доказательств, была изложена в статье 70 УПК РСФСР 1960 года, согласно которой к способам собирания доказательств относились:

1) производство следственных действий;

2) истребование предметов и документов;

3) требование о производстве ревизий и документальных проверок;

4) принятие документов, представленных участниками уголовного процесса и другими лицами.

В уголовном производстве основным способом собирания вещественных доказательств в системе способов собирания доказательств являются следственные действия. Однако не все следственные действия, предусмотренные УПК РФ, можно рассматривать как способы собирания вещественных доказательств в досудебном уголовном производстве. Четкое представление о круге таких следственных действий имеет важное значение для органов предварительного расследования.

По утверждению А.Б. Соловьева все следственные действия могут быть разделены на две группы: 1) направленные на получение и проверку показаний (допрос, предъявление для опознания, очная ставка, следственный эксперимент, проверка показаний на месте); 2) направленные на собирание путем обнаружения и изъятия следов преступления и других вещественных доказательств (осмотр места происшествия, освидетельствование, обыск, выемка и ее разновидности (наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров), осмотр изъятых предметов и документов, получение образцов для сравнительного исследования, производство судебной экспертизы) .

Именно вторая группа следственных действий, выдвинутых А.Б. Соловьевым, представляет интерес при исследовании способов собирания вещественных доказательств в досудебном уголовном производстве.

Проанализируем один из способов собирания вещественных доказательств — личный обыск, производство которого, как показывает изучение досудебной следственной практики, вызывает у работников полиции некоторые трудности, поскольку личный обыск является довольно специфическим следственным действием, его правовая природа сложная и неоднозначная, а практика применения противоречива, непоследовательна и не всегда законна. Например, положения УПК РФ и развитие практики привело к тому, что протокол задержания, предназначенный удостоверять факт и обстоятельства задержания, стал еще иметь и доказательственное значение, поскольку в нем отражаются результаты отдельного следственного действия — личного обыска задержанного.

Личный обыск как новый вид обыска появился только в УПК РСФСР 1960 года. Положение о личном обыске

было закреплено в статье 172 УПК РСФСР, и он производился в соответствии с общими положениями производства осмотра и выемки. В действующем УПК РФ личный обыск предусмотрен статьей 184, согласно которой при наличии оснований и в порядке частей первой и третьей статьи 182 УПК РФ личный обыск подозреваемого, обвиняемого производится в целях обнаружения и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для уголовного дела.

Таким образом, по общему правилу личный обыск возможен при соблюдении условий; 1)когда имеются предусмотренные законом основания; 2) по возбужденному уголовному делу; 3) при наличии судебного решения на производство данного следственного действия. Именно наличие в законе указанных условий делают затруднительным на практике производство личного обыска. Необходимость в производстве данного следственного действия часто возникает до возбуждения уголовного дела, порой в ночное время, когда получить судебное решение не представляется возможным, а произвести личный обыск необходимо немедленно, промедление может сделать его производство неактуальным.

Работники полиции, чтобы легализовать в уголовном процессе предметы и документы, полученные в результате фактически проведенного личного обыска, маскируют его под осмотр места происшествия, производство которого предусмотрено законом до возбуждения уголовного дела.

Например, гражданин Г. в феврале 2015 года при разборке старого сарая обнаружил охотничье ружье, укоротил его и спрятал у себя дома для личного пользования. А через некоторое время, решив пострелять собак, взял обрез охотничьего ружья и пошел по станице искать патроны у знакомых охотников. Однако на улице был замечен и остановлен участковым полиции, который заметив у Г. оттопыривающийся предмет под курткой, привел его в свой кабинет, где обнаружил у Г. за поясом брюк под курткой огнестрельное оружие, о чем составил не протокол личного обыска, который фактически провел, а протокол осмотра места происшествия, поскольку законность данного следственного действия, то есть, осмотра места происшествия, ни у кого не будет вызывать сомнение. Место происшествия был указан в протоколе кабинет участкового .

Встречаются ситуации, когда изъятые внепроцессу-альным способом предметы возвращаются работниками полиции потерпевшим по расписке, а потом после возбуждения уголовного дела эти предметы в качестве вещественных доказательств приобщаются к материалам уголовного дела путем проведения такого следственного действия, как выемка.

Например, гражданка К., находясь в гостях у своего знакомого Д., распивала с ним спиртные напитки. Затем осталась у него ночевать, а утром, когда Д. еще спал, она взяла из тумбочки его золотой перстень и деньги в сумме 2800 рублей и ушла. Д., обнаружив пропажу, обратился в полицию. В тот же день К. была найдена и доставлена в кабинет участкового, где из кармана ее куртки изъяли золотой перстень и передали присутствующему там потерпевшему Д., который написал расписку работнику полиции о получении перстня. После возбуждения уголовного дела следователь произвел выемку перстня у потерпевшего, осмотрел его, признал вещественным доказательством и приобщил к материалам уголовного дела. . Приведенный пример показывает, что перстень как

вещественное доказательство был получен не в результате производства выемки, а в результате фактически произведенного личного обыска.

Следует отметить, что способ собирания вещественных доказательств каждого вида предназначен и приспособлен для того, чтобы обеспечить необходимую надежность полученной информации в конкретной форме. Вещественные доказательства должны быть получены надлежащим способом. Здесь будет уместным процитировать мнение Ю. В. Худяковой о том, что надлежащий порядок получения сведений и формирование источника, в котором эти сведения должны содержаться, предполагают надлежащие (предусмотренные законом) способы собирания, закрепления и проверки доказательств .

По мнению автора, учитывая трудности фактического производства личного обыска, следует законодательно закрепить возможность проведения личного обыска до возбуждения уголовного дела, ведь предусмотрено статьей 144 уПк РФ проведение до возбуждения уголовного дела освидетельствования, которое по своему содержанию и порядку проведения близко к личному обыску.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме личного обыска как самостоятельного следственного действия, закон предусматривает личный обыск в целях обнаружения и изъятия предметов и документов при задержании подозреваемого. Согласно статьи 184 УПК РФ при задержании личный обыск может быть произведен без судебного постановления. А в соответствии со статьей 92 УПК РФ результаты личного обыска указываются в протоколе задержания. И вот здесь возникает вопрос: может ли задержание быть надлежащим способом собирания вещественных доказательств?

Автор считает, что задержание надлежащим способом собирания вещественных доказательств не является. Способом собирания вещественных доказательств может рассматриваться процессуальное действие (следственное , иное процессуальное действие), направленное на обнаружение и изъятие предметов и документов, могущих иметь значение для уголовного дела.

К числу дискуссионных в науке уголовного процесса относится вопрос : является ли задержание следственным действием или только мерой процессуального принуждения?

A.В. Ольшевский утверждает, что задержание является только мерой уголовно-процессуального принуждения. Правда в дальнейшем в своих рассуждениях в диссертационной работе на соискание ученой степени кандидата юридических наук он все же говорит о доказательственном значении задержания, но все же статуса следственного действия за ним не признает .

B.В. Бычков также не считает задержание следственным действием и относит его к мерам процессуального принуждения .

По смыслу п. 11 ст. 5 УПК РФ задержание подозреваемого это мера процессуального принуждения, основным предназначением которого является процессуальное задержание. При этом, как бы мимоходом решается и еще одна важная задача -производится личный обыск, в ходе которого обнаруживаются предметы и документы — потенциальные вещественные доказательства. При этом факт обнаружения фиксируется в протоколе задержания.

Отдельные процессуалисты относят задержание как к мерам уголовно-процессуального принуждения, так и

к следственным действиям по собиранию и закреплению доказательств .

А.Б. Рыжаков, например, писал, что «задержание подозреваемого — это одновременно следственное действие и мера процессуального принуждения» . Следует отметить, что позже он данное мнение изменил, указав, что «задержание следственным действием не является. Протокол задержания оформляется не в целях собирания доказательств, и поэтому имеет не большую доказательственную значимость, чем постановление о заключении под стражу, о приводе или любой иной мере процессуального принуждения .

Вроде бы следует согласиться с поздними доводами А.Б. Рыжакова, так как задержание преследует только одну цель — обеспечение явки лица к следователю. Однако почему все чаще защитники обращаются с ходатайствами к суду об исключении протокола задержания как недопустимое доказательство?

Следует признать правильность действия того суда, который не удовлетворяет подобные ходатайства, так как протокол задержания не может быть исключен из материалов уголовного дела, хотя бы потому, что он, в конце концов, удостоверяет факт задержания лица. И все же следует задуматься над доводами защитников, так ли уж их доводы безосновательны? Как поступать защитникам, когда протокол задержания содержит очень важную доказательственную информацию, в том числе и о вещественных доказательствах, с которой не согласны защитник и обвиняемый (подсудимый)?

Речь идет о предметах и документах, добытых в ходе личного обыска задержанного подозреваемого, результаты которого отражены именно в протоколе задержания.

Отказывая в удовлетворении ходатайства защитника об исключении из материалов уголовного дела протокола задержания, содержащего результаты проведенного при задержании личного обыска, суд еще до постановления приговора фактически делает вывод о допустимости вещественных доказательств, добытых в ходе личного обыска, произведенного при задержании, что не соответствует основным принципам уголовно-процессуального законодательства.

Автор считает, что исправить такое положение можно, если предусмотреть в УПК РФ, что личный обыск подозреваемого, проведенный при задержании, следует оформлять отдельным протоколом личного обыска задержанного. Тогда и судам не придется в приговорах ссылаться на протокол задержания, содержащий результаты личного обыска, как доказательство вины подсудимого.

Важность собирания вещественных доказательств в процессе доказывания заключается в том, что все другие действия с доказательствами осуществляется в отношении уже собранных доказательств. Поэтому ненадлежащий способ собирания вещественных доказательств, не соблюдение требований к его проведению влечет признание этих доказательств недопустимыми.

Список литературы:

1. Архив районного суда г. Тихорецка Краснодарского края, уголовное дело № 1-84/15 за 2015 год

2. Архив районного суда г. Тихорецка Краснодарского края, уголовное дело № 1-42/15 за 2015 год.

3. Антонова Э.Ю. Доказывание как вид познания и его теоретическое и практическое значение. // «Пробелы в российском законодательстве» № 1. 2015.

4. Арсланова А.Р. Проблемы изъятия предметов и документов до возбуждения уголовного дела. — «Пробелы в российском законодательстве» № 1. 2015.

5. Бычков В.В. Система следственных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве. «Российский следователь», 2013, № 10.

7. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. «Возбуждение уголовного дела». М.,»Юр. Литература», 1961.

8. Ковтун Ю.А.,Шевцов Р.М. Руднов Д.Н. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления: сущность, основания, процессуальный порядок и проблемные аспекты его производства. // «Пробелы в российском законодательстве» № 1. 2015.

9. Ольшевский А.В. Задержание подозреваемого как мера уголовно-процессуального принуждения. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2006.

10. Рыжаков А.Б. Краткий курс уголовного процесса/ Учебное пособие ч.1., М. 1998.

11. Рыжаков А.Б. Уголовный процесс. Учебник для ВУЗов, 2-ое издание, М., 2003.

12. Соловьев А.Б. Система следственных действий как средство уголовно-процессуального доказывания (проблемы уголовного процесса и криминалистики). М., 2006.

13. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Худякова Ю.В. Вещественные доказательства в уголовном процессе: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск. 2006.

16. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М. 1972.

Рецензия

на научную статью Мамедова Р.Я. «Личный обыск в контексте рассмотрения надлежащих способов собирания вещественных доказательств в досудебном уголовном производстве» (специальность 12.00.09-уголовный процесс)

В представленной статье освещены проблемы производства личного обыска как надлежащего способа собирания вещественных доказательств в досудебном производстве по уголовному делу. Актуальность статьи предопределена необходимостью совершенствования уголовно-процессуального законодательства по вопросам, касающимся производства такого следственного действия как личный обыск.

Автор исследует два вида личного обыска: личный обыск как самостоятельное следственное действие и личный обыск, произведенный при задержании подозреваемого. При этом приходит к выводу, что фактически на практике личный обыск производится часто, но маскируется под другими следственными действиями из-за сложностей выполнения требований, предъявляемых законом к производству личного обыска. В связи с чем, автор предлагает дополнить статью 144

УПК РФ, разрешив производить личный обыск до возбуждения уголовного дела.

Также, автором проанализированы проблемы производства личного обыска при задержании подозреваемого, связанные с отражением производства личного обыска в протоколе задержания. В результате протокол задержания, предназначенный удостоверять факт и обстоятельства задержания, но содержащий результаты личного обыска, в ходе которого обнаруживаются и изымаются предметы и документы, становится причиной обращения защитников об исключении его из уголовного дела как недопустимое доказательство. Но протокол задержания не может быть исключен из уголовного дела, хотя бы потому, что он удостоверяет факт задержания лица.

Автор в помощь правоприменителю предлагает в указанных ситуациях результаты личного обыска оформлять отдельным протоколом личного обыска задержанного, не смешивая в одном процессуальном документе два разных по цели и задачам процессуальных действия.

Вышеизложенное вполне позволяет рекомендовать статью к публикации в специализированных юридических изданиях.

Зав. кафедрой уголовного права, процесса и криминалистики филиала ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» в г. Тихорецке к.ю.н., доцент М.С.Сирик

СТ 60 УПК РФ

1. Понятой — не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия.

2. Понятыми не могут быть:

1) несовершеннолетние;

2) участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники;

3) работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования.

3. Понятой вправе:

1) участвовать в следственном действии и делать по поводу следственного действия заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол;

2) знакомиться с протоколом следственного действия, в производстве которого он участвовал;

3) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя и прокурора, ограничивающие его права.

4. Понятой не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования понятой несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарий к Статье 60 Уголовно-процессуального кодекса

1. Понятым является любой лично не заинтересованный в уголовном деле совершеннолетний гражданин, привлеченный с его согласия органом уголовного преследования к участию в производстве следственного действия для удостоверения факта его производства, содержания, хода и результатов с целью создания условий для проверки и оценки результатов такого действия в судебном разбирательстве. Понятой — это потенциальный свидетель в суде.

Понятой должен быть объективен и беспристрастен. Институт понятых служит дополнительной гарантией допустимости полученных доказательств. Понятой участвует в обеспечении удостоверительной стороны доказывания в уголовном судопроизводстве, гарантируя достоверность результатов следственных действий. Если впоследствии у кого-либо из представителей сторон возникнут сомнения в полноте и объективности следственного действия, в полученных при этом доказательствах, то понятые могут быть допрошены в качестве свидетелей.

2. Впервые участие понятых в уголовном судопроизводстве предусматривалось в Соборном Уложении 1649 г., которое определяло понятых как посторонних добрых людей, кому можно верить. Целью введения данного института было противодействие злоупотреблениям должностных лиц.

Важность участия понятого состоит в том, что он является лицом, способствующим собиранию доказательств. Столь ответственное предназначение предопределило содержащееся в законе требование об обеспечении участия в качестве понятых лиц, не заинтересованных в исходе дела. Заинтересованность может быть как личной, так и служебной. В этой связи в ч. 2 настоящей статьи специально закреплен круг лиц, которые не могут быть привлечены в качестве понятых.

3. Следственная и судебная практика исходит из необходимости указания сведений о месте жительства понятого в целях возможного вызова в необходимых случаях для проверки правильности проведения процессуального действия и оформления документа. В протоколе процессуального действия записываются сведения о понятом, в том числе о месте его жительства (ст. 166 УПК). Следовательно, понятой должен иметь постоянное место жительства. Кроме того, в отличие от иных участников процесса, законом установлен минимальный возраст понятого — 18 лет. При освидетельствовании, если оно сопровождается обнажением освидетельствуемого лица (ст. 179 УПК), а также при личном обыске (ст. 184 УПК) присутствуют понятые того же пола.

4. Часть 3 ст. 167 УПК содержит новое дополнительное основание привлечения понятых: для заверения факта невозможности подписания подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим протокола следственного действия в силу физических недостатков или состояния здоровья.

5. Закон устанавливает обязательное участие не менее двух понятых при производстве тех следственных действий, где имеет место непосредственное восприятие их участниками обстоятельств и фактов, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 170 УПК).

Однако и в этих случаях возможны исключения, когда такие действия могут быть проведены и без участия понятых (в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей). В указанных ситуациях по возможности применяются технические средства фиксации (ч. 3 ст. 170 УПК).

Вместе с тем предусмотрены случаи факультативного участия понятых. Так, по собственной инициативе следователя участие понятых может быть обеспечено и при производстве следственных действий, где такие субъекты прямо и не предусмотрены (ч. 2 ст. 170 УПК).

6. Части 3 и 4 настоящей статьи определяют пределы прав понятого, которые подчинены целям, для достижения которых он привлекается к участию в следственных действиях. В судебной практике неразъяснение понятым их прав и ответственности признается обстоятельством, лишающим протокол следственного действия, проведенного с их участием, доказательственного значения.

Понятой обязан не разглашать без разрешения органа, ведущего уголовный процесс, сведения о произведенном при его участии следственном действии и обнаружившихся при этом обстоятельствах; не разглашать ставшие ему известными сведения об обстоятельствах, затрагивающих неприкосновенность частной жизни, составляющих государственную, личную, семейную, служебную, коммерческую или другую охраняемую законом тайну. За разглашение данных предварительного расследования понятой несет ответственность в соответствии со ст. 310 УК.

Понятой может быть подвергнут денежному взысканию в случаях неисполнения своих процессуальных обязанностей, а также нарушения им порядка в судебном заседании (ст. ст. 117 и 118 УПК).

7. На основании ст. 131 УПК понятым возмещаются за счет процессуальных издержек средства, затраченные в связи с явкой по вызову; недополученная ими заработная плата или суммы, выплачиваемые за отвлечение от обычного рода занятий, если они не имеют постоянного места работы.

. Это разновидность обыска, состоящая в принудительном обследовании тела и одежды человека, а также имеющихся при нем вещей с целью обнаружения предметов и документов, относящихся к делу, и последующего отражения полученных результатов в протоколе.

Поскольку личный обыск связан с ограничением конституционного требования о неприкосновенности личности (ст. 22 Конституции), то ч. 1 ст. 184 УПК предусматривает, что личный обыск производится на основании судебного решения.

Исключение из общего правила составляют случаи, когда производство личного обыска не терпит отлагательства. К ним практика обычно относит ситуации:

• когда необходимо реализовать меры по предотвращению пресечения преступления, закреплению его следов;

• фактические основания для производства личного обыска появились в ходе осмотра, обыска или выемки в помещении;

• промедление с производством обыска позволит подозреваемому скрыться;

• неотложность проведения личного обыска обусловлена обстановкой только что свершенного преступления;

• возникла реальная угроза уничтожения или сокрытия искомых объектов.

В этих случаях личный обыск может быть проведен на основании постановления следователя без получения судебного решения.

Без постановления следователя личный обыск может быть произведен в следующих случаях:

• при задержании лица по подозрению в совершении преступления;

• заключении задержанного под стражу;

• наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором на основании постановления следователя производится обыск, скрывает при себе предметы или документы, которые могут иметь значение по уголовному делу.

По общему правилу закон не предусматривает присутствия понятых при личном обыске, кроме случая, когда лицо находится в жилом помещении и может скрывать при себе предметы и документы (в этом случае участие понятых обязательно).

В других случаях понятые могут быть привлечены по решению следователя, принятого им по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, подвергнутых обыску, их защитника либо по собственной инициативе.

Чтобы уменьшить нравственный ущерб, причиняемый лицу личным обыском, закон распространяет на него следующие правила: личный обыск производится только лицом одного пола с обыскиваемым и с участием понятых (если они присутствуют при обыске) и специалистов того же пола. Не допускаются действия, угрожающие здоровью, ущемляющие честь и достоинство обыскиваемого.

На практике, к сожалению, нередки факты, когда сотрудники милиции подбрасывают обыскиваемым запрещенные предметы, например оружие, наркотики или краденые вещи. Чтобы избежать негативных последствий таких незаконных действий милиционеров, следует запомнить несколько простых правил. Даже если у вас в кармане одежды нашли предметы, которые вам не принадлежат, никогда не дотрагивайтесь до них руками, не поддавайтесь на уловки типа «у вас что-то выпало из кармана, поднимите». Если вы уверены, что никогда до этих вещей не дотрагивались, требуйте назначения дактилоскопической экспертизы, которая подтвердит данный факт. Кроме того, если у вас обнаружены не принадлежащие вам вещи, потребуйте занести в протокол личного обыска ваши объяснения о том, что найденные при обыске вещи не ваши. Пока следователь, дознаватель или иное лицо, производящее обыск, не занесет ваши слова в протокол, ни в коем случае не подписывайте его либо сделайте такую запись собственноручно.

ПРОТОКОЛ личного обыска

г. Энск

2 февраля 201* г.

Личный обыск начат: 12 час. 45 мин.

Личный обыск окончен: 13 час. 30 мин.

Следователь следственного отделения Первомайского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Козлов Н.В. в кв. N 44 дома 5 по ул. Первомайской в г. Энске в присутствии понятых:

1) Иванова Сергея Ивановича, проживающего по адресу: г. Энск-123456, ул. Мира, д. 5, кв. 1 (тел.: 22-11-23);

2) Петрова Олега Ивановича, проживающего по адресу: г. Энск-123456, ул. Гайдара, д. 4, кв. 84 (тел. соседей: 22-89-09),

с участием привлеченного к участию в следственном действии в качестве специалиста эксперта ЭКЦ при У МВД России по Энской области капитана полиции Федорова Ивана Ивановича на основании постановления от 25 декабря 201* года и в соответствии со ст. 170, 182, 184 (ч. 5 ст. 165) УПК РФ произвел личный обыск подозреваемого Шонова Николая Васильевича.

В самом начале личного обыска следователем было предъявлено постановление о производстве личного обыска от 2 февраля 201* года.

Понятым разъяснены их права, обязанности и ответственность, в том числе предусмотренные ст. 60 УПК РФ.

Понятые: С.И. Иванов О.И. Петров

Следователь удостоверился в компетентности Федорова И.И. как специалиста, выяснил его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему и разъяснил его права, обязанности и ответственность, в том числе предусмотренные ст. 58 УПК РФ.

Специалист: И.И. Федоров

В самом начале производства личного обыска участвующим лицам объявлено о применении технических средств — металлодетектора Garrett Superwand модель 1165800.

Подозреваемому и другим участникам разъяснены их права, обязанности, ответственность и порядок производства личного обыска.

Подозреваемый: Н.В. Шонов Понятые: С.И. Иванов О.И. Петров Специалист: И.И. Федоров

После чего подозреваемому Шонову Н.В. было предложено добровольно выдать находящиеся у него и имеющие отношение к делу предметы. Указанные предметы последний выдать отказался.

При личном обыске у подозреваемого Шонова Н.В. обнаружено и изъято:

1. Складной перочинный нож с черной рукояткой длиной 10 см.

2. Начатая пачка папирос «Беломорканал» с папиросами в количестве 9 штук.

Указанные предметы изъяты принудительно, упакованы в отдельные два пакета и опечатаны печатью следователя Козлова Н.В. N 508.

Личный обыск подозреваемого Шонова Н.В. произвел

Следователь следственного отделения Первомайского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Н.В. Козлов

Перед началом, в ходе либо по окончании личного обыска от участвующих при его производстве лиц: понятых Иванова С.И. и Петрова О.И., специалиста Федорова И.И. и подозреваемого Шонова Н.В. заявления не поступили.

Подозреваемый: Н.В. Шонов Понятые: С.И. Иванов О.И. Петров Специалист: И.И. Федоров

По окончании личного обыска протокол данного следственного действия предъявлен его участникам для прочтения.

Протокол прочитан следователем вслух, материалы фото-, кино-, аудио- и видеозаписи из-за отсутствия таковых не воспроизводились. Замечания к протоколу отсутствуют.

Подозреваемый: Н.В. Шонов Понятые: С.И. Иванов О.И. Петров Специалист: И.И. Федоров

Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. 166 и ч. 12 — 15 ст. 182 УПК РФ.

Следователь следственного отделения Первомайского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Н.В. Козлов

Копию протокола личного обыска подозреваемый Шонов Н.В. получил.

Оставьте комментарий