Лицензионный платеж

Платежи за лицензии зависят:

• от способа применения лицензии и условий соглашения;

• ценности, которую лицензия представляет для лицензиара;

• факторов, связанных с законодательством и конкуренцией;

• умения сторон вести переговоры.

Существует несколько видов лицензионных платежей.

Роялти — это периодические процентные или фиксированные суммарные отчисления лицензиата в пользу лицензиара за права, предоставленные ему лицензиаром. В лицензионных соглашениях устанавливается размер, база исчисления и периодичность выпла­ты роялти. В международной практике размер роялти определя­ется исходя из среднего уровня стандартных ставок текущих от­числений, характерных для отраслей. Роялти могут исчисляться исходя из объемов прибыли, суммы продаж, отпускной цены и обычно составляют 3—5%.

На размер роялти влияет также отрасль техники: чем больше наукоемкость отрасли, тем выше роялти. Например, в фармацев­тике она может колебаться от 2—5 до 10—15%, что вызвано бо­лее высокими затратами на разработку лекарств, их обязательным патентованием и сложной процедурой получения разрешения на продажу. В прочих отраслях роялти могут составлять от 1—3 до 5—10%. Наиболее высоки стандартные ставки роялти в следующих отраслях: электронная промышленность, авиатехника, вооруже­ние — 4—10%, точное приборостроение, станкостроение — 4—7, автомобильная промышленность — 1—3, производство потреби­тельских товаров длительного пользования — 5, потребительских товаров с малым сроком использования — 0,2—1,5%.

Самой распространенной базой исчисления роялти является продажная цена продукции, рассчитанная на дату заключения соглашения. Ставки роялти должны как минимум покрывать лицензиару его издержки, связанные с подготовкой соглашения и передачей лицензии. В свою очередь максимальные выплаты, на которые может согласиться лицензиат, равны стоимости альтер­нативного решения, заменяющего приобретение лицензии.

Паушальный платеж: представляет собой зафиксированную в тексте лицензионного соглашения сумму, которая выплачивается в виде единовременного платежа или по частям. Эта величина не связана во времени с фактическим использованием лицензии, а устанавливается заранее путем экспертных оценок. По паушаль­ным платежам лицензиар стремится получить такую сумму, кото­рая, будучи положенной на банковский счет, обеспечила бы ему прибыль, равную по величине и времени выплате в виде роялти. Паушальная форма платежа страхует лицензиара от коммерческо­го и прочих рисков и используется при продаже лицензии малоиз­вестной фирме в качестве гарантии от разглашения секретов при передаче ноу-хау, а также при поставках комплектного обору­дования и в случаях, когда лицензиат хочет избежать контроля за последующим использованием технологии. В то же время ли­цензиар лишается возможности получения дополнительных сумм, если производство лицензионной продукции превысит расчетные объемы.

Участие в прибыли — отчисление в пользу лицензиара части прибыли от коммерческого использования предмета лицензии. Как правило, участие лицензиара в прибыли лицензиата фиксируется на уровне до 30% при предоставлении исключительной лицензии и 10% — при неисключительной лицензии.

Участие в собственности — передача лицензиатом лицензиару части акций своих предприятий в качестве платежа за предостав­ленную лицензию. Этот вид применяется в целях установления контроля над собственностью иностранных предприятий, исполь­зующих технологию лицензиара.

Цена лицензии основывается на определении стоимости объекта лицензирования, которая складывается из затрат владельца прав на создание новшества, его патентование, организацию использования, страхование, разрешение правовых конфликтов, а также с учетом сроков охранного документа и предполагаемого полезного использования объекта.

Верхним пределом цены лицензиара служит наименьшая из его оценок:

1) прироста прибыли покупателя в результате применения тех­нологии;

2) стоимости закупки покупателем аналогичной технологии у другого продавца;

3) издержек самостоятельной разработки технологии лицензиатом.

Для лицензиата «потолком » цены на приобретаемую техноло­гию является наименьшая из его оценок тех же показателей, но рассчитанных в обратной последовательности:

1) собственных издержек на разработку аналогичной техноло­гии или обход патентов лицензиара;

2) расходов на приобретение такой же технологии у другого поставщика;

3) прироста прибыли или экономии за счет приобретения тех­нологии у лицензиара либо издержек нарушения патентных прав лицензиара;

4) последствий от отказа от приобретения данной технологии.

Нижний предел цены лицензиара — его оценка издержек пере­дачи технологии плюс «упущенной» выгоды (прирост добавочной прибыли, которую бы мог получить владелец технологии на рын­ках, которые он отдает покупателю).

Нижний предел цены для лицензиата — оценка издержек ли­цензиара по передаче технологии.

Реальная цена будет находиться между нижним пределом цены лицензиара и «потолочным» значением цены лицензиата . Факторы рынка, влияющие на цену лицензии: государственные правила лицензирования; уровень производственной и технологи­ческой конкуренции на рынке; политический и деловой риск в стране лицензиата; нормативы, относящиеся к готовой продукции и соответствующей отрасли; способность страны лицензиата к восприятию технологии.

Условия лицензионного соглашения, влияющие на цену лицен­зии: рыночные ограничения, ограничения по объему производства, требования по качеству продукции, условия возврата субсидий, принудительный ассортимент, срок действия соглашения, новизна технологии, срок действия патента, прочие ограничения на ис­пользование технологии.

Проведенный в США опрос 428 компаний показал, что при оп­лате лицензионных соглашений преобладает сочетание паушаль­ных выплат и роялти, а 60% лицензиаров вносят начальную плату, за которой следует отчисление роялти, при этом размер начальной платы составляет в среднем от 3 до 10% суммарных ожидаемых отчислений роялти .

Расчет цены лицензии. В международной практике лицензион­ной торговли наиболее широко используются следующие методы расчета цены лицензии:

• на основе оценки ожидаемой прибыли лицензиата;

• на базе роялти;

• «затратным» методом;

• на основе комиссий за технические услуги.

Определение цены лицензии на основе оценки размера прибыли лицензиата. Размер ожидаемой прибыли лицензиата зависит от таких показателей, как объем производимой продукции по лицен­зии, прибыль от реализации на рынке единицы этой продукции, срок действия лицензионного соглашения. Исходя из этого, рас­четная цена лицензии определяется по формуле:

Cp=V·T·Pr·Sh,

где Ср — расчетная цена лицензии (cost);

V — среднегодовой объем выпуска продукции в течение действия

соглашения (в соответствующих единицах);

Т — срок действия соглашения;

Рr — дополнительная прибыль лицензиата от реализации лицензии;

Sh — доля лицензиара в дополнительной прибыли лицензиата.

Дополнительная прибыль лицензиата Рr рассчитывается как разность между прибылью лицензиата, полученной от реализации единицы лицензионного продукта Р1, и величиной прибыли, ко­торую можно получить без использования лицензии по действую­щей у лицензиата технологии Р2 :

Рr=Р1-Р2.

В свою очередь прибыль от лицензионного продукта Р1 определяется как разница между его продажной ценой Z1 и себестоимостью единицы продукции С1 Прибыль от нелицензионного продукта Р2 определяется как разница между его продажной це­ной Z2 и себестоимостью единицы продукции С2.

P1=Z1-C1,

Р2 = Z2-C2,

Pr=P1-P2=(Z1-C1)-(Z2-C2).

Доля лицензиара в дополнительной прибыли лицензиата обыч­но составляет от 10 до 50% и зависит от объекта и вида лицензии. При передаче беспатентной лицензии (ноу-хау) или в случае если объект еще не готов к промышленному или коммерческому исполь­зованию, доля лицензиара в прибыли лицензиата может составлять 20%; при неисключительной, простой лицензии — 20—30; при исключительной — 30—50%. При этом доход лицензиара дол­жен быть не ниже, чем при альтернативных формах реализации объекта лицензии (если бы лицензиар сам производил, реализовывал и экспортировал свою продукцию на территории, на которой будет действовать лицензионное соглашение).

На практике трудно определить дополнительную прибыль ли­цензиата, поскольку информация об издержках производства со­ставляет коммерческую тайну, а фактический уровень производст­ва можно определить только с начала освоения лицензионного объекта. Поэтому метод расчета цены на основе оценки ожидае­мой прибыли лицензиата применяется в основном при внутри­фирменном технологическом обмене или в рамках совместного предприятия.

Метод расчета цены лицензии на базе роялти наиболее рас­пространен в международной практике. Как правило, ставки роялти устанавливаются по аналогии, а расчетная цена лицензии увязыва­ется непосредственно со сроком лицензионного соглашения. Цена лицензии на базе роялти рассчитывается по следующей формуле:

где Сr — расчетная цена лицензии;

Vt — объем ожидаемого выпуска продукции по лицензии в году t;

Zt, — продажная цена изготовленной по лицензии продукции в году t; Rt — размер роялти в году t;

Т — срок действия лицензионного договора;

— сумма цен лицензии за годы действия лицензионного

соглашения.

«Затратный » метод и метод на основе комиссий используют­ся намного реже, чем первые два. В основе «затратного» метода лежит подсчет затрат на НИОКР лицензиара и средняя норма при­были. Метод расчета цены лицензии на основе комиссий, выпла­чиваемых за техническую помощь, оказываемую по лицензион­ным соглашениям, законодательно предусмотрен в ряде разви­вающихся стран (Бразилия, Пакистан и др.).

Расчет цены лицензии при паушальной форме платежа. Рас­четная цена лицензии рассчитывается по той же методике, что и цена лицензии на базе роялти, а затем пересчитывается в паушаль­ный платеж с помощью коэффициента дисконтирования, величина которого равна банковским ставкам по кредитам :

где — цена лицензии при паушальной форме оплаты;

Vt — объем ожидаемого выпуска продукции по лицензии в году t;

Zt — продажная цена изготовленной по лицензии продукции в году t ;

Rt — предполагаемые выплаты роялти в году t;

Т — срок действия лицензионного договора;

— сумма цен лицензии за годы действия лицензионного

согла­шения;

Kt — коэффициент дисконтирования, рассчитываемый по формуле

К = = 1: (1 + а : 100)t,

где а — процент по кредитным операциям, взимаемый ведущим ком­мерческим банком страны лицензиара (дисконт);

t — период с даты подписания договора до даты получения лицен­зиаром роялти в соответствующем году.

Комбинированная форма выплаты лицензионного вознаграж­дения представляет собой сочетание, как правило, первоначальной единовременной выплаты в форме паушального платежа с выпла­той оставшейся суммы в форме роялти по установленным в со­глашении ставкам и периодичности. При этом первоначальный платеж производится на начальном этапе реализации соглаше­ния при передаче технической документации. Обычно в мировой практике его размер составляет 10—30% расчетной цены лицен­зии. Комбинированная форма широко распространена в мировой практике, поскольку она позволяет уравнивать интересы лицен­зиара и лицензиата. При определении расчетной цены в этом случае вначале рассчитывается цена лицензии на базе роялти, потом она пересчитывается в паушальную форму. Затем с учетом выплаты первоначального платежа рассчитывается новая ставка роялти R1:

2007 Alberta Royalty Обзор был независимая группа под председательством Уильяма М. Хантер, установленное правительством Альберты пересмотреть уровень отчислений ресурсов , собранного правительством провинции от нефти и природного газа компании. В своем заключительном отчете, озаглавленном «Наша справедливая доля», опубликованном 18 сентября 2007 года, комиссия пришла к выводу, что жители Альберта, владеющие своими природными ресурсами, не получали «справедливую долю» от развития энергетики. Ставки и формулы роялти «не успевали за изменениями в ресурсной базе и мировых энергетических рынках». В результате обзора вступили в силу новые правила в соответствии с Законом о рудниках и полезных ископаемых Альберты, включая Постановление о лицензионных платежах за добычу нефти, 2009 г., и Постановление о роялти за природный газ, 2009 г. Правительство Альберты ожидало ежегодно собирать около 2 миллиардов долларов США с помощью новых формул роялти реализовано в 2009 году. Вместо увеличения роялти на нефть и газ, Альберта получила на 13,5 млрд долларов меньше с 2009 по 2014 год с помощью новой формулы. В формуле ставки роялти за газ за 2009 год, которая действовала с 1 мая 2011 года, была обнаружена ошибка, которая составляла почти 67% от общей суммы роялти, собранных Альбертой до 2009 года. В соответствии с формулой 2009 года, применяемой к Natural Газ и побочные продукты представляют собой снижение по сравнению с предыдущими фиксированными ставками. По этой формуле роялти за газ снижались примерно на 5 миллиардов долларов в год и составляли лишь 17% от общей суммы роялти. В 2008 году мировая цена на нефть упала с рекордно высокого уровня в 145 долларов за баррель 8 июля 2008 года до 32 долларов за баррель позже в 2008 году, что привело к «отмене многих энергетических проектов» в Альберте. К 2015 году некоторые из этих нефтяных проектов не возобновились. Несмотря на это, Альберта получила 2 миллиарда долларов лицензионных отчислений за нефтеносные пески в период после 2009 года по новой ставке 20% по сравнению с 1,5 миллиардами долларов с 2004 по 2009 год при старой ставке 15%.

Средняя ставка роялти

Средний годовой гонорар за 2004-2014 гг., Составлено Джимом Роем, Институт Паркленда, 2015 г.

Роялти до AAR 2004-2009 (миллиарды долларов) Роялти после AAR 2009-2014 (миллиарды долларов) Разница (миллиарды долларов) Ставка роялти до 2009 г. Ставка роялти после 2009 г.
Масло 1,5 доллара 2 доллара 0,5 доллара США 15% 20%
Газ 6,3 долл. США 1,1 долл. США — 5,2 доллара США 19% 8%
Нефтеносные пески 1,9 доллара США 3,9 доллара США 2 доллара 3% 10%
Общее количество 9,7 долл. США 7 долларов — 2,7 доллара США 14% 11%
Всего за пять лет 48,4 долл. США 35 долларов США — 13,5 долларов США 14% 11%
Год за годом общий собранный доход на основе данных Energy Alberta 2012

год миллиарды долларов
2006/2007 12 260 долларов США
2007/2008 11 271 долл. США
2008/2009 12,176 $
2009/2010 6,189 $
2010/2011 8,555 долл. США
2011/2012 11,765 $
2012/2013 3,56 доллара США

Задний план

В районах, обследованных и заселенных в начале истории Альберты, все права на недропользование принадлежат землевладельцу, но в районах, обследованных позже, или на обширных земельных участках северной части провинции, где расположены текущие продуктивные месторождения нефти , Корона , представленная правительством провинции, владеет всеми ресурсами недр.

В отличие от многих других нефтедобывающих юрисдикций, таких как Саудовская Аравия или Норвегия, в Альберте нет национальной нефтяной компании, которая владеет и эксплуатирует все нефтяные ресурсы. Вместо этого частным нефтяным компаниям различных размеров, как внутри, так и за пределами Канады, рекомендуется бурить добычу нефти и газа или добывать нефтеносные пески на земле Короны, а взамен платить роялти.

В 1930 году Закон о передаче природных ресурсов передал контроль над природными ресурсами в Альберте от федерального правительства к правительству провинции.

Ставки роялти

В 1931 году правительство Альберты установило ставку роялти на нефть и газ в размере пяти процентов, создав разрыв с нефтяной промышленностью.

В 1971 году, вскоре после победы в правительстве большинства в пользу прогрессивных консерваторов в 1971 году, тогдашний премьер Питер Лугид предпринял попытку увеличить долю Альберты в гонорарах, что привело к враждебности с нефтяной промышленностью. В то время цена на нефть в мире росла по мере усиления влияния недавно созданной Организации стран-экспортеров нефти .

В 1986 году, когда цена на нефть упала до 10 долларов за баррель, Дон Гетти , который был премьер-министром с 1985 по 1992 год, ответил, предоставив нефтяной промышленности 250 миллионов долларов в виде льгот и сокращений роялти. К концу 1986 года Альберта предоставила еще одно девятимесячное сокращение роялти с 12% до 1% на Suncor Oilands.

Ральф Кляйн снизил роялти в начале 1990-х годов, чтобы стимулировать инвестиции в нефтеносные пески, будущее которых было неопределенным из-за низких цен на нефть в то время. В 1997 году правительство Альберты установило «общую формулу роялти для проектов по разработке нефтеносных песков», используя «формулу 1% и 25%». В 2001 году на нефтегазовую промышленность приходилось 23 процента ВВП Альберты.

В 2006 году, за год до того, как стать премьер-министром Альберты, Эд Стельмах объявил о своем намерении пересмотреть ставки роялти на нефтяные пески, а также на обычную нефть и природный газ. В качестве премьер-министра в 2007 году он поручил тогдашнему министру финансов Лайлу Обергу возглавить процесс проверки роялти в Альберте. К 2007 году нефтегазовая промышленность составляла 19 процентов ВВП провинции.

В 2006-2007 годах доход от лицензионных платежей за разработку нефтеносных песков составил 2,411 миллиарда долларов. В 2007/08 году он вырос до 2,913 миллиарда долларов и продолжал расти в 2008/09 году до 2,973 миллиарда долларов. После пересмотра режима роялти в Альберте он упал в 2009/10 году до 1,008 миллиарда долларов. В том году общий доход Альберты от природных ресурсов «упал ниже 7 миллиардов долларов … когда мировая экономика находилась в тисках рецессии».

В феврале 2012 года провинция Альберта «ожидала 13,4 миллиарда долларов дохода от невозобновляемых ресурсов в 2013-14 годах. К январю 2013 года провинция ожидала только 7,4 миллиарда долларов». 30 процентов бюджета Альберты, составляющего примерно 40 миллиардов долларов, финансируется за счет нефти и доходы от газа. Роялти на битум составляют примерно половину этой суммы «. В 2009/10 году роялти за добычу нефтеносных песков составили 1,008 миллиарда долларов (бюджет на 2009 год, цитируется в Energy Alberta 2009.

Чтобы ускорить разработку нефтеносных песков, федеральное и провинциальное правительства более тесно увязывали налогообложение нефтеносных песков с другими видами открытой добычи, в результате чего «взимался один процент валовой выручки проекта до тех пор, пока инвестиционные затраты по проекту не будут оплачены полностью, при этом процентные ставки увеличились до 25 процентов от чистой выручки. Эти изменения в политике и более высокие цены на нефть после 2003 года привели к желаемому эффекту ускорения развития нефтеносных песков «. 1 января 2009 года был введен в действие пересмотренный режим роялти Альберты, в соответствии с которым каждый По проекту нефтеносных песков ставка роялти от валового дохода составляет 1%.

В разделе «Фискальные режимы для нефтегазовой отрасли» описано, как рассчитывались роялти:

После того, как проект роялти за разработку нефтеносных песков достигает выплаты, роялти, подлежащие уплате в пользу Crown, равняются наибольшему из: (a) роялти от валовой выручки (1% — 9%) за период и (b) процента роялти (25%). — 40%) чистой выручки за период. С 1 января 2009 г. процент роялти от чистой выручки также индексируется по цене WTI в канадских долларах. Он составляет 25%, когда цена WTI меньше или равна 55 долларам за баррель, и линейно возрастает до максимальных 40%, когда цена достигает 120 долларов за баррель. Для целей роялти чистая выручка равна выручке от проекта за вычетом допустимых затрат.

-  Фискальные режимы для нефти и газа

Когда цена на нефть за баррель меньше или равна 55 долл. США за баррель, индексированная по отношению к West Texas Intermediate (WTI) (Oil and Gas Fiscal Regimes 2011: 30) (индексируется по цене на нефть West Texas Intermediate (WTI) в канадских долларах на максимум 9%). Когда цена на нефть за баррель меньше или равна 120 долларов за баррель, индексируемая по «выплате» West Texas Intermediate (WTI).

Выплата означает «первый раз, когда разработчик возместил все разрешенные затраты по проекту, включая надбавку на возврат этих затрат, равную ставке по долгосрочным облигациям правительства Канады .

В целях стимулирования роста и процветания, а также из-за чрезвычайно высокой стоимости разведки, исследований и разработок, нефтеносные пески и горнодобывающие предприятия не платят корпоративных, федеральных, провинциальных налогов или государственных роялти, кроме подоходного налога с физических лиц, поскольку компании часто остаются в убыточном положении. для целей налогообложения и роялти в течение многих лет. Определение убыточной позиции становится все более сложным, когда речь идет о вертикально интегрированных транснациональных энергетических компаниях. Suncor утверждает, что понесенные ими убытки были законными, и что Канадское налоговое агентство (CRA) несправедливо требует уплаты налогов в размере 1,2 миллиарда долларов, что ставит под угрозу их деятельность.

«Методология оценки битума (BVM) — это метод определения для целей лицензионных платежей стоимости битума, добываемого на нефтеносных песках, который либо модернизируется на месте, либо продается или передается дочерним компаниям. BVM гарантирует, что Альберта получит рыночную стоимость своего производства битума, взятые в денежной форме или битум в натуральном выражении, по формуле роялти. Western Canadian Select (WCS), сорт или смесь битумов Альберты, разбавителей (таких продуктов, как нафта или конденсат, которые добавляются для повышения способности нефти для протекания по трубопроводу) и обычных тяжелых нефтей, разработанных производителями Альберты и хранящихся и оцененных в Hardisty, AB была определена как лучшая справочная цена на сырую нефть при разработке BVM «.

К концу 2001 года цена на нефть составляла всего 20 долларов за баррель. К 8 июля 2008 года цена на нефть неуклонно росла, пока не достигла исторического максимума в 145 долларов за баррель. Позже в 2008 году цена на нефть упала до 32 долларов за баррель, что привело к «отмене многих энергетических проектов» в Альберте. К 2015 году некоторые из этих нефтяных проектов не возобновились.

В 2009–2010 годах правительство Альберты собрало 6,1 млрд долларов роялти, что на 3 млрд долларов меньше.

Согласно 2015 Университету Альберта «s Парклендского института доклада Джима Рой, который был старшим советником особ политики в Альберте энергетику с 1985 по 1993 году, с 2010 по 2015 Alberta собрал 13500000000 $ меньше роялти , чем в предыдущие пять лет. Вместо ожидаемого увеличения на 2 миллиарда долларов в год, в Альберте наблюдалось снижение на 3 миллиарда долларов в год. Снижение составило 5 млрд долларов в год снижения роялти за газ, частично компенсированного увеличением роялти за добычу нефти и нефтяных песков. Общая стоимость добычи углеводородов была примерно одинаковой в течение каждого пятилетнего периода.

С октября 2009 по 2013/14 гг. Роялти за битум и сырую нефть «в среднем составляли 6,2 миллиарда долларов и составляли чуть менее 16% годовых доходов государства». Правительство Альберты предсказало в своем бюджете на 2014/15 финансовый год, что в течение следующих трех финансовых лет (с 2014/15 по 2016/17 гг.) Будет «в среднем 8,0 млрд долларов США в виде лицензионных отчислений на битум и сырую нефть. годовая доля лицензионных отчислений на битум и сырую нефть составляет более 17% государственных доходов «.

В 2012-2013 гг. Было получено отчислений от нефтяных песков в размере 3,56 млрд долларов США.

Мировая цена на нефть

Ставки роялти на нефть в Альберте на основе цены West Texas Intermediate (WTI) , в тесте в ценах на нефть в Северной Америке и базового товара на Нью — Йоркской товарной бирже нефть «с фьючерсными контрактами . Western Canadian Select — это эталонная нефть для альбертанской нефти.

Выводы

В письме, адресованном министру финансов Альберты в сентябре 2007 года, председатель Alberta Royalty Review за 2007 год Билл Хантер заявил, что «жители Альберты не получают свою справедливую долю от развития энергетики, и на самом деле они не получали свою справедливую долю за когда-то.»

В отчете комиссии не только рекомендовалось повысить ставки роялти по всем трем основным ресурсам (обычная нефть, природный газ и нефтесодержащие пески), но и утверждалось, что правительство не смогло собрать уже причитающиеся роялти.

Рекомендуемое повышение ставки составляет 20% или дополнительно 2 млрд долларов в год.

отклик

Некоторые сторонники нефтяной промышленности ответили на «Обзор 2007 года» с опасениями, что Калгари станет «Каракасом на носу» в провинции «Альбертастан».

В 2007 году политическая реакция была сильно поляризована, со сторонами слева, Альберта либералами и Альберта новых демократов , критикуя правительство за то , чтобы получить «справедливую долю» Альберты и, по сути, субсидируют нефтяные компании за счет общественности кошелек. Однако им не удалось добиться каких-либо успехов против консерваторов во время всеобщих выборов в провинции Альберта в 2008 году, несмотря на рекордно низкую явку, вызванную, главным образом, тем, что традиционные сторонники тори остались дома.

Уважаемая глобальная консалтинговая компания в области энергетики Wood Mackenzie в сентябре 2007 года опубликовала исследование, в котором оценила налоговый режим Альберты для нефтяных песков в 2007 году как 11-е место наиболее благоприятного из 100 юрисдикций в мире. Если все рекомендации отчета выполнены, в отчете указано, «что условия нефтеносного песка по-прежнему будут занимать 44 место из 100 стран с точки зрения привлекательности». В 2007 году предлагаемый государственный взнос в размере 64% оставался значительно ниже среднего государственного государственного взноса в размере 74%, рассчитанного Wood Mackenzie для других стран, участвовавших в исследовании (этот показатель включал участие государства в капитале многих стран). Исследование Wood Mackenzie подтверждает выводы Группы в этом отношении «.

В сентябре 2007 года главный экономист финансовой группы TD Bank Дон Драммонд и Дерек Бурелтон заявили, что экономика Альберты продолжит процветать. В отчете TD ожидалось, что реакция Альберты на ARR станет «следующим крупным событием», экономисты TD предположили, что многие из рекомендаций Группы по обзору имеют экономический смысл. TD Economics обозначил коридор Калгари-Эдмонтон в качестве западного экономического тигра Канады в 2003 году. С 1993 по 2003 год в коридоре Калгари-Эдмонтон «был зарегистрирован взрывной рост реальной экономики и рост населения, превышающие темпы, отмеченные в большинстве городских центров Северной Америки». К 2003 году доходы от лицензионных платежей за нефть и газ росли, и Коридор стал «единственным городским районом Канады, который мог соперничать с мегаполисами США с точки зрения производительности и уровня жизни».

Последствия

Консерваторы частично выполнили рекомендации комиссии. Это совпало с падением цен на нефть во время финансового кризиса 2007–2008 годов . Нефтегазовые компании, особенно небольшие компании, жаловались, что это наносит ущерб их чистой прибыли, и пригрозили покинуть провинцию или закрыть. В 2008 году мировая цена на нефть упала со 145 долларов за баррель до 32 долларов за баррель, и многие энергетические проекты покинули провинцию или были закрыты в Альберте. Некоторые так и не возобновились. Альберта получила 2 миллиарда долларов в виде лицензионных отчислений за нефтеносные пески после 2009 года по новой ставке 20%.

Правительство Альберты объявило 11 марта 2010 года, что ставки роялти, вступившие в силу в январе 2011 года, будут снижены, снижая максимальную ставку для традиционной нефти с 50% до 40% от доходов и снижая максимальную ставку для природного газа с 50% до 36%. . Существенное снижение роялти, начавшееся в 2009 году, в основном связано с тем, что газовая формула автоматически корректировалась с учетом падающей цены на природный газ. Правительство ввело стимул для «новой скважины», который ограничил роялти до 5% в течение первого года добычи. Однако этот стимул не оказал фактического воздействия на роялти за газ, потому что чувствительная к цене формула устанавливает отрицательную ставку роялти каждый месяц с момента введения. Почти для всех скважин в формуле роялти по умолчанию установлена ​​минимальная ставка роялти в размере 5%. Правые критиковали правительство за повышение лицензионных отчислений и нанесение ущерба прибылям в самой важной отрасли Альберты, что они сравнивали с «убийством Гуся, Который нес золотые яйца «. Младшие нефтяные компании сыграли важную роль в финансировании выскочки » Партии Уайлдроза», которая на всеобщих выборах в провинции Альберта в 2012 году стала главным соперником правящих тори и стала официальной оппозицией.

Последствиями для лицензионных платежей стало то, что в 2009–2010 годах правительство Альберты собрало 6,1 миллиарда долларов в виде лицензионных платежей для нефтегазового сектора. Это было падение на 3 миллиарда долларов. За следующие пять лет Альберта собрала роялти на 13,5 млрд долларов меньше, чем за предыдущие пять лет. Вместо ожидаемого увеличения на 2 миллиарда долларов в год, в Альберте наблюдалось снижение на 3 миллиарда долларов в год. Снижение составило 5 млрд долларов в год снижения роялти за газ, частично компенсированного увеличением роялти за добычу нефти и нефтяных песков. Общая стоимость добычи углеводородов была примерно одинаковой в течение каждого пятилетнего периода.

внешние ссылки

  • Официальный сайт
  • CBC News Report

Стенограмма выступления Р. Шафигулина на ежегодной конференции «Таможня для бизнеса. Итоги 2018 года», Москва, 30 января 2019 г.
Вопрос включения лицензионных платежей в таможенную стоимость традиционно носит сложный и неоднозначный характер. В последние 3 года были приняты несколько актов, которые являются основными источниками разрешения спорных ситуаций по этому вопросу. Основной акт – это Рекомендация Коллегии ЕЭК № 20, которая детально разбирает каждый из критериев включения лицензионных платежей в таможенную стоимость, приводит некоторые примеры и прослеживает логику принятия решений в каждой конкретной ситуации по вопросу включения лицензионных платежей.

В августе 2018 года в Рекомендацию были внесены дополнения в части платежей за право на воспроизводство и тиражирование товаров и платежей за ноу-хау. Были дополнены некоторые примеры как в части этих вопросов, так и в части платежей за товарный знак. Кроме того, для решения вопросов о включении лицензионных платежей используются комментарии, консультативные заключения Всемирной таможенной организации (ВТамО). Возможность ссылаться на них была обозначена еще Постановлением Пленума № 18. На данный момент по судебной практике мы видим, что как участники ВЭД, так и суды активно ссылаются и используют логику ВТамО при принятии решений, если ситуация неоднозначная и нужно некое дополнительное руководство.

Кратко остановлюсь на двух основных критериях включения. Первое – это то, что лицензионные платежи относятся к ввозимым товарам. Здесь очень важно ответить на вопрос о том, за что платятся лицензионные платежи, и что получает покупатель в обмен на их уплату. Прежде всего имеет значение как сформулирован предмет в лицензионном договоре. Если, например, говорится, что лицензионные платежи платятся за использование товарного знака при ввозе товаров, то данный фактор будет свидетельствовать в пользу того, что критерий выполняется и платежи относятся к ввозимым товарам. Также в пользу выполнения данного критерия будет свидетельствовать наличие знака объекта интеллектуальной собственности на товаре на момент его ввоза. Например, на него нанесен товарный знак, или товар был изготовлен на территории иностранного государства с использованием ноу-хау.

По второму критерию. Уплата лицензионных платежей является условием продажи ввозимых товаров для их вывоза на территории Союза. Здесь вопрос заключается в том, может ли покупатель приобрести данные товары без уплаты лицензионных платежей, могут ли третьи лица, которые не платят лицензионные платежи, приобрести идентичные товары. Здесь также важно смотреть на формулировки как лицензионного договора, так и внешнеэкономического контракта. Если есть какие-то перекрестные ссылки между ними или предусматривается возможность расторжения внешнеэкономического контракта в случае неуплаты лицензионных платежей, то это свидетельствует о том, что данный критерий не может выполняться.

Важный вопрос в рамках данного критерия – это возможность правообладателя осуществлять контроль за производством и продажей товаров. Может ли запретить правообладатель в рамках осуществления данного контроля определенным компаниям продавать товары покупателям, если они не уплатили лицензионные платежи?

Практический пример. Российская компания приобретает компоненты у иностранного продавца. Часть компонентов используется для производства оборудования на территории России. Потом это оборудование перепродается третьим лицам. Другая часть компонентов напрямую идет на перепродажу. Покупатель, продавец и правообладатель являются взаимосвязанными лицами. На все компоненты, ввозимые в Россию, нанесен товарный знак. За использование товарного знака платится роялти третьему лицу иностранному правообладателю. Здесь имеет смысл, при рассмотрении того, насколько выполняются критерии, разделить и отдельно рассмотреть два потока: компоненты для производства и компоненты для перепродажи. В отношении последних все более-менее понятно. Например, товарный знак нанесен на ввозимые компоненты, особой переработки между ними не осуществляется, а просто перепродаются третьим лицам. В таком случае с высокой долей вероятности такие лицензионные платежи могут быть признаны относящимся к таким разновидностям компонентов.

В отношении компонентов, используемых в производстве, вопрос более сложный. Здесь имеет смысл посмотреть на сам процесс производства на территории РФ. Осуществляется ли правообладателем какой-либо контроль за производством на территории России? Имеет ли он право указывать покупателю, который осуществляет производство на территории РФ, у кого он может закупать определенные компоненты, может ли он использовать только компоненты с нанесенным на них товарным знаком, формирует ли он перечень поставщиков и так далее? Если на все эти вопросы мы отвечаем положительно и, как дополнительный фактор, например, кроме компонентов с нанесенных на них товарным знаком, в производстве никаких компонентов больше не используется, то можно говорить о том, что высока вероятность необходимости включения лицензионных платежей в таможенную стоимость компонентов, которые потом подлежат переработке.

В отношении выполнения критерия об условиях продажи. На практике часто взаимозависимость продавца, правообладателя и покупателя указывает на то, что данный критерий выполняется. Логика здесь в том, что правообладатель, будучи с продавцом и покупателем компании в одной группе, вправе осуществлять контроль за их деятельностью. В то же время представляется, что сама по себе взаимосвязь не всегда подразумевает наличие контроля. Если в рамках рассмотрения конкретного дела есть возможность предоставить доказательство обратного, то даже при наличии взаимосвязи можно попробовать доказать, что контроль фактически не осуществляется.

Рассмотрим несколько относительно недавних судебных дел. Первое из них. Покупатель приобретает кирпичи у иностранного продавца. На товар нанесен товарный знак. Товар производится на территории иностранного государства с использованием ноу-хау. За использование ноу-хау и товарного знака платится роялти. Основа начисления роялти — поступления от реализации товаров и услуг за использование товарного знака товаров как собственного производства, так и приобретаемых для перепродажи. Надо отметить, что покупатели и правообладатели подписали дополнительное соглашение к лицензионному договору, где установили, что из расчета роялти исключаются доходы от реализации товаров, которые были приобретены у компании группы. Арбитражный суд Северо-Западного округа принял решение в пользу таможенного органа. Прежде всего он сказал, что на момент ввоза товар содержит объект интеллектуальной собственности. На нем нанесен товарный знак, и он изготовлен с использованием ноу-хау. Наличие объекта интеллектуальной собственности формирует более высокую коммерческую ценность товара. Тот факт, что доходы от реализации товаров, приобретенных у компаниии группы, были исключены из расчета роялти, не был принят во внимание судом. Было указано, что соответствующее дополнительное соглашение было подписано уже после поставки конкретного товара. В то же время, согласно фактологии дела, указанное дополнительное соглашение имело ретроспективную оговорку и распространяло свое действие на предыдущие периоды, в том числе, когда имело место поставка товаров. Логика суда здесь не прослеживается, по крайней мере по тексту судебного постановления. Возможно, был применен аргумент о том, что механизм расчета роялти не является основополагающим при решении вопроса о том, относятся ли лицензионные платежи к ввозимым товарам. Кроме того, дополнительно суд указал, что правообладатель осуществляет контроль за процессом производства товара иностранным изготовителем. Контроль заключался в том, что устанавливались определенные требования качества. Здесь не совсем понятно, как это соотносится с Рекомендацией № 20, где говорится, что контроль, не выходящий за рамки контроля качества, не может выступать признаком того, что лицензионные платежи уплачиваются в качестве условия продажи, и правообладатель осуществляет определенный контроль над производством товаров.

Следующее дело. Покупатель заказывает у иностранного производителя упаковочный материал (пленку), согласовывает ее дизайн. На пленку наносится товарный знак при изготовлении. За использование товарного знака платится роялти иностранному правообладателю, взаимосвязанному с покупателем. Интересно, что в Рекомендации № 20 содержится подобный пример в отношении пленки, причем этот пример в пользу импортеров. Здесь же арбитражный суд Центрального округа вынес постановление в пользу таможенного органа и обратил внимание на формулировку лицензионного договора. В частности, суд указал, что разрешенное использование товарного знака прописано следующим образом. Роялти платится за возможность нанесения товарного знака как на изделия, так и на упаковку. Соответственно, если наносится товарный знак на пленку (на упаковочный материал), то критерий о том, что лицензионные платежи относятся к ввозимым товарам, то есть к пленке, на которой нанесен товарный знак, считается выполненным. При этом в отношении второго критерия в тексте судебного постановления логика отсутствует. Возможно, был использован аргумент таможенного органа о том, что покупатель и правообладатель взаимосвязаны. Это означает, что правообладатель может указывать покупателю у кого приобретать или заказывать пленку, то есть, если данный поставщик не был одобрен, то товарный знак на соответствующую пленку нанесен не будет. Дополнительный интересный момент в том, что в данном деле суд первой инстанцией исследовал вопрос осуществления контроля. Как я говорил ранее, взаимосвязь сама по себе не была воспринята как возможность осуществления контроля. Суд исследовал учредительные документы и сказал, что согласно внутренним корпоративным процедурам выбор поставщика является рутинной деятельностью и не подлежит одобрению общим собранием акционеров. Несмотря на то, что правообладатель является мажоритарным акционером покупателя, контроля фактически нет. К сожалению, данная логика в постановлении арбитражного суда округа уже была потеряна.

Резюмирую, на что необходимо обратить внимание по вопросу включения лицензионных платежей в таможенную стоимость. Прежде всего необходимо уделить особое внимание формулировкам лицензионного договора и внешнеэкономического контракта. Если есть основание полагать, что часть лицензионного платежа подлежит включению, а часть нет, то имеет смысл разделить лицензионные платежи непосредственно в договоре. Если такой возможности нет, то можно подумать о том, каким образом и сможем ли мы обосновать такое разделение документально после непосредственно ввоза или же заранее проговорить этот вопрос с таможенным органом. Кроме того, есть смысл подумать о том, как включать лицензионные платежи, если на момент ввоза товара их размер неизвестен. Например, частый на практике случай, когда роялти устанавливается как процент от продаж на территории России. Здесь надо оценить то, как рассчитывать и включать. Возможно, имеет смыл подумать о применении отложенного определения таможенной стоимости. Особое внимание необходимо обратить на случай, когда лицензионный договор имеет ретроспективное действие и распространяется на предыдущие периоды. За эти предыдущие периоды уплачиваются лицензионные платежи. Здесь также нужно подумать о том, как мы будем включать эти лицензионные платежи. Либо в следующей поставке, либо надо будет корректировать предыдущие декларации на товары.

Оставьте комментарий