Министерство финансов в российской империи

1917 — 1991

1991 — 2014

Основание министерства

1802 — 1917

Манифестом 8 сентября 1802 г. учреждено Министерство финансов, на обязанности которого лежало «управление казенными и государственными частями, кои доставляют правительству нужные на содержание его доходы, и генеральное всех доходов рассигнование по разным частям государственных расходов». На министра финансов манифест возлагал еще обязанность «при конце каждого года делать для наступающего подробный штат общих государственных расходов». Ведомство государственного казначея осталось неприкосновенным.

При преобразовании министерств в 1810—1811 годах управление государственными доходами и расходами было распределено между тремя ведомствами: 1) Министерство финансов, которое ведало все источники доходов, 2) государственным казначейством, ведавшим движением сумм, и 3) государственным контролем, которому была поручена ревизия всех счетов.

Состав Министерства финансов определился в следующем виде:

  • Департамент государственных имуществ (дела о казенных крестьянах, имениях, лесах, оброчные статьи и винокуренные заводы);
  • Департамент внешней торговли (торговые внешние сношения и таможенные дела);
  • Департамент Мануфактур и Внутренней Торговли;
  • Департамент податей и сборов (питейные и другие сборы, подати и повинности и отделение гербовой бумаги);
  • Департамент Государственного Казначейства с состоящим в непосредственном ведомстве сего Департамента Главным Казначейством;
  • Главное Управление Монетной, Горной и Соляной части, к коему принадлежали:
    • Департамент Горных и Соляных Дел
    • Штаб Корпуса Горных Инженеров;
    • Совет Корпуса Горных Инженеров;
    • Горный аудиториат;
    • Ученый Комитет Корпуса Горных Инженеров.
  • Две Канцелярии Министра:
    • Общая Канцелярия;
    • Особенная Канцелярия по кредитной части.

В 1817 г. в ведение Министерство финансов передан (из Министерства внутренних дел) департамент мануфактур и внутренней торговли, а в 1821 г. — департамент государственного казначейства. В 1824 г. учреждена особенная канцелярия по кредитной части, в 1828 г. — мануфактур-совет, в 1829 г. — коммерческий совет. С учреждением Министерства государственных имуществ, от Министерства финансов отошло в 1838 г. управление казенными крестьянами, землями, лесами и оброчными статьями. 27 октября 1861 г. открыло свои действия главное выкупное учреждение, упраздненное в 1895 г.

Указом 15 апреля 1863 г. департамент горных и соляных дел преобразован в Горный департамент, а вместо департамента податей и сборов учреждены два новых департамента, окладных и неокладных сборов.

29 октября 1864 г. департамент внешней торговли переименован в департамент таможенных сборов, а департамент мануфактур и внутренней торговли — в департамент торговли и мануфактур. В 1866 г. уничтожено отдельное существование финансовой администрации Царства Польского и образован особый отдел по финансам Царства Польского, упраздненный 2 8 декабря 1884 г. 7 июня 1872 г. издано положение о совете торговли и мануфактур, открытом вместо советов коммерческого и мануфактурного. 21 декабря 1873 г. все части горного ведомства — горный департамент, горный совет, горный институт и горный ученый комитет — переданы в Министерство государственных имуществ. В ведомстве Министерства финансов остались пробирная и монетная части — пробирные палатки, монетное отделение горного департамента и Петербургский монетный двор. 18 мая 1882 г. утвержден устав крестьянского поземельного банка.

До 1874 Горный департамент продолжал находиться в составе Министерства Финансов. Горный департамент включал следующие отделения: Монетное, Казенных горных заводов, Частных горных заводов, Частных золотых промыслов, Горных заводов Царства Польского (с 1869), Инспекторское (с 1864 после упразднения Штаба КГИ), а также Счетное (с 1868 оно именовалось Бухгалтерским) и Судное.

С переходом с 1 января 1874 года Горного департамента (а также Горного совета, Горного ученого комитета и Горного института) из Министерства финансов в Министерство государственных имуществ Монетное отделение было оставлено в МинФине.

Издание в 80-х годах ряда законов, положивших начало государственному вмешательству в отношения между фабрикантами и рабочими, вызвало учреждение фабричной инспекции в лице фабричных инспекторов. 31 января 1884 г. учрежден при департаменте неокладных сборов технический комитет. 30 апреля 1885 г. учреждены в ведении казенных палат податные инспектора. 3 июня 1885 г. учрежден государственный дворянский земельный банк. В 1889 г. образован департамент железнодорожных дел. 14 декабря 1892 г. учреждено при департаменте торговли и мануфактур хлеботорговое отделение. При том же департаменте 3 июня 1893 г. учреждена главная палата мер и весов. 6 мая 1896 г. последовало преобразование департамента неокладных сборов в главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей.

Д. И. Игнатенко

Министры финансов Российской империи

Проводя ретроспективный анализ финансовой системы России, следует иметь в виду, что структурные элементы финансовой системы Российского государства на различных этапах его исторического развития были различными, и нередко их функционирование во многом зависело от деятельности того или иного чиновника.

Финансовые институты находились в состоянии эволюции и поэтому на каждом историческом этапе развития государственности имели свою специфику. Центральным элементом финансовой системы как совокупности финансовых учреждений страны в Российской империи являлось Министерство финансов. Оно было создано в 1802 г. Манифестом Александра I «Об учреждении министерств», в котором Министерство рассматривалось как центральный структурно-функциональный элемент финансовой системы Российской Империи1. В Манифесте определялось: «Должность министра финансов имеет два главных предмета: управление казенными и Государственными частями; кои доставляют Правительству нужные… доходы и генеральное всех доходов разсигнование по разным частям Государственных расходов»2.

1 мая 1805 г. был подписан указ «Об учреждении Комитета сенаторов для исчисления и распределения общего земского сбора на все губернии соразмерно их населению и относительно выгодам».

Окончательно Министерство финансов было сформировано к 1811 г.3. Его функции были чрезвычайно разнообразны и занималось оно фактически всеми источниками доходов. Расходами ведало Государственное казначейство — самостоятельное ведомство. Ревизией всех счетов занимался Государственный контролер.

Министрами финансов и управляющими Министерства финансов Российской империи в разные годы были: 1802-1807 — Васильев Алексей Иванович; 1807-1810 — Голубцов Федор Александрович; 1810-1823 — Г урьев Дмитрий Александрович; 1823-1844 — Канкрин Егор Францевич; 1844-1852 — Вронченко Федор Павлович; 18521858 — Брок Петр Федорович; 1858-1862 — Княжевич Александр Максимович; 1862-1878 — Рейтерн Михаил Христофорович; 18781880 — Грейг Самуил Алексеевич; 1880-1881 — Абаза Александр Аг-геевич; 1881-1887 — Бунге Николай Христианович; 1887-1892 -Вышнеградский Иван Алексеевич; 1892-1903 — Витте Сергей Юлье-

1 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1 (далее ПСЗ). Т. XXVII. № 20406.

2 ПСЗ. Т. XXVII. № 20406. С. 245-248.

3 Налоги: учеб. пособие / под ред. Д. Г. Черника. М., 2000. С. 43.

вич; 1903-1904 — Плеске Эдуард Дмитриевич; 1904-1905 — Коковцов Владимир Николаевич; 1905-1906 — Шипов Иван Павлович; 19061914 — Коковцов Владимир Николаевич; 1914 — 28 февраля 1917 -Барк Петр Львович.

Государственными казначеями являлись: 1802-1810 — Голубцов Федор Александрович; 1810-1811 — Кампенгаузен Балтазар Балта-зарович

О деятельности министров финансов Российской империи до сих пор нет современных монографических исследований1. Их деятельность как детерминанта эффективного обеспечения финансово-экономических интересов государства до сих пор не нашла своего должного освещения в историко-правовой и исторической науке. Деятельности министров финансов Российской империи уделено внимание на страницах официального юбилейного издания 1902 г., содержащего отдельные биографии руководителей ведомства2, в работах С. Н. Петишкиной, посвященной главным образом экономической политике министров3, в статье А. В. Семенкова4 и составленном Д. Н. Шиловым справочнике «Государственные деятели Российской Империи. 1802-1917 гг.».

В большинстве ведомств к началу XX в. наблюдается тенденция к профессионализации бюрократического опыта у лиц, занимавших министерские посты. Складываются стандартные «пути в министры». Например, в Министерстве внутренних дел он выглядел так: уездный предводитель дворянства — губернский предводитель или вице-губернатор — губернатор — ключевая должность в центральном аппарате министерства (директор департамента или товарищ министра) — министр (с небольшими вариациями, пропусками и т. п.). Не так было в Министерстве финансов. Общая для других министров карьерная схема наблюдается в нем эпохой раньше — в первые шестьдесят лет XIX в., когда, за исключением Гурьева и Канкрина, все министры начинали карьеру по финансовому ведомству с самого низа и имели за плечами по 20-30 лет службы в нем к

‘ Деятельность министров финансов Российской империи первой половины XIX в. еще ждет своих исследователей. Из министров только Е. Ф. Канкрину посвящены отдельные работы, вышедшие в основном в досоветский период (чаще всего имеющие популярный характер). См., например: Секнтковский Р. И. Е. Ф. Канкрин: Его жизнь и государственная деятельность. СПб., 1893; Лебедев В. А. Гр. Е. Ф. Канкрин: Очерк жизни и деятельности. СПб., 1896; Божеря-нов И. Н. Гр. Е. Ф. Канкрин, его жизнь, литературные труды и двадцатилетняя деятельность управляющим Министерства финансов. СПб., 1897.

2 Министерство финансов. 1802-1902. Ч. 1-2. СПб., 1902.

3 Петишкина С. Н. Министры финансов России XIX в. (Краткие очерки о государственной деятельности). М., 1995.

4 Семенков А. В. Министры финансов России (От Васильева до Витте) // Министерству финансов России 190 лет. М., 1993. С. 30-37.

моменту назначения на руководящий пост. Выдвижение происходило автоматически, за отсутствием других кандидатов: трое стали министрами финансов из товарищей, двое — из государственных казначеев (должность, близкая по характеру к товарищеской). Только Княжевич вместо этой ступени из директоров департаментов шагнул в Сенат. А вот карьера Канкрина была бы характерной для пореформенной эпохи — он выдвинулся благодаря своей деловой репутации.

Карьеры наиболее видных пореформенных министров не были связаны со сколько-нибудь продолжительной службой в Министерстве финансов. Рейтерн сменил несколько ведомств, нигде подолгу не задерживаясь; Бунге был «чистым» профессором; Вышнеградский — профессором-дельцом; Абаза — придворным, крупнейшим помещиком и биржевым игроком; Витте — железнодорожным деятелем. Обстоятельства назначения каждого из них тоже необычны, нехарактерны для чиновного мира. Причина, на наш взгляд, очевидна: с 1860-х гг. министры финансов должны были обладать совершенно особыми качествами и познаниями, чтобы успешно руководить экономической жизнью страны. Поэтому их выбор зависел прежде всего от способностей кандидатов, их деловой репутации, а уж потом — от их бюрократической опытности, связей и т. д.

Талантливый министр приносил с собой в ведомство и особый стиль работы, особые отношения со служащими. У каждого из них они были свои, но обязательно подчиненные прежде всего интересам дела. Так, например, Е. Ф. Канкрин с мягкостью в обращении совмещал чрезвычайную простоту и скромность жизни, а также невероятное трудолюбие. Забавную и вместе с тем характерную сцену описывает К. И. Фишер: Канкрин здоровался с детьми так: «Он протягивал руку, закусив трубку; не глядя на здоровающегося, продолжал писать; почувствовав поцелуй, клал руку на плечо приветствующего, поворачивал его и давал легкий толчок в спину, не говоря ни слова». За работой министр никогда не прерывался и никого не принимал, причем «никогда не употреблял обычного способа отказывать в приеме отзывом, что его дома нет, а говорил просто, что занят», но обещал, если посетитель был важный, приехать к нему после1.

Но если в дореформенную эпоху наряду со «стилем Канкрина» был возможен и стиль самодура Вронченко2, то начиная с 1860-х годов мы видим совсем иные примеры. О Рейтерне современник говорит, что он никогда не давал особых поручений чиновникам, не

1 Записки сенатора К. И. Фишера // Исторический вестн. 1905. № 1. С. 6465.

спросив предварительно на то их согласия1. Бунге, вообще удачно подбиравший людей, вопреки бюрократическим традициям не стеснялся приглашать служащих к себе «на чай», чтобы обсудить те или иные вопросы2. При его преемнике И. А. Вышнеградском, по свидетельству одного из чиновников, в ведомстве «почувствовался какой-то новый дух». Сначала министр «предписал, чтобы служба начиналась обязательно с 11 часов» (до того — с часу дня); «личные еженедельные доклады министру потребовали особо напряженного труда от докладчиков, начальников отделений», так как «Вышнеградский, живо интересуясь докладами, не всегда ограничивался пределами самого докладываемого вопроса, а нередко задавал и попутные вопросы, доставая при том для своих ссылок книги из шкафов своей библиотеки. Нередко к докладам стали привлекаться — чего прежде не бывало — не только начальники отделений, но и … столоначальники как более близко знакомые с деталями де-

о

ла»3. При Витте формализма «стало еще меньше. Он всегда отличался простым и чуждым официальности отношением к служащим, и это не только облегчало их работу, а было, конечно, полезно и для самого дела, ибо язык докладчиков не был связан никаким церемониалом, и они могли достаточно свободно высказывать свои мысли и мнения». Терпимый к возражениям, удивительно трудоспособный, Витте «быстро схватывал руководящие идеи и кардинальные доводы. В работе его интересовала основная мысль и общее направление … К ближайшим сотрудникам он относился с большим доверием и предоставлял им широкую самостоятельность и большой почин. За час-полтора времени проходило в его кабинете много докладов. Шаблонные он пропускал либо молчаливым кивком головы, либо лаконическим «дальше»»4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Деятельность целого ряда министров финансов удостоилась исключительных наград. Особо следует сказать о графских пожалованиях. Если в дореформенную эпоху этот титул был сравнительно широко распространенным отличием и пожалования Гурьева, Кан-крина и Вронченко соответствовали обычаю, то за два последних царствования из шести подобных отличий, данных руководителям ведомств, половина приходилась на бывших министров финансов (Рейтерн, Витте, Коковцов).

Есть и другие факты, подчеркивающие особое положение министров финансов. Так, в пореформенную эпоху происходит их за-

1 Воспоминания жизни Ф. Г. Тернера. Т. 2. СПб., 1911. С. 39.

2 Шилов Д. Н. Министры финансов царской России: краткий обзор // История финансовой политики в России. СПб., 2000. С. 253.

3 Цит по: Там же. С. 254.

4 Ковалевский В. И. Воспоминания // Русское прошлое: Историко-

документальный альманах. Л., 1991. Кн. 2. С. 66.

метное омоложение: если до 1855 г. средний возраст министра финансов составлял около 61 года, то после — только 53. Уместно будет заметить, что средний возраст всех министров вообще в эти два периода одинаков — около 56 лет. Инертные лица солидного возраста, как Ф. П. Вронченко или А. М. Княжевич, уже совершенно невозможны в эпоху Бунге и Витте.

Министры финансов — самая демократичная группа среди всех российских руководителей ведомств: 11 человек из 17 (т. е. почти две трети) не принадлежали к потомственным дворянам. Только среди министров финансов мы не найдем ни одного титулованного аристократа — во главе всех остальных ведомств они были.

Отличались министры финансов и уровнем образованности. За исключением дипломатов, среди них раньше всего возникла тенденция к его повышению — еще в царствование Николая I. И Кан-крин, и Вронченко, и Брок — выпускники университетов, причем два последних получили образование в России. В пореформенную эпоху четверо из одиннадцати министров финансов окончили Александровский лицей, причем лицеисты в этот период управляли ведомством 50 % времени. Из семи министров с физикоматематическим образованием двое были министрами финансов (Витте и Вышнеградский).

Отметим далее, что среди них много потомков иностранцев и инославных — 11 из 17. В пореформенную эпоху русскоправославные корни имели только трое — Вышнеградский, Коковцов и Шипов. Все остальные (Княжевич, Рейтерн, Грейг, Абаза, Бунге, Витте, Плеске, Барк) были потомками обрусевших чиновников, в основном из прибалтийских немцев.

В имущественном отношении министры финансов мало отличались от своих коллег из других ведомств: среди них приблизительно такой же, как и в среднем по всему министерскому корпусу, процент безземельных, мелких, средних и крупных помещиков. Примеры Абазы, Вышнеградского, Витте, Барка показывают также, что представители министерского корпуса все чаще связывали свое благосостояние с новыми формами коммерческой деятельности: участием в правлениях банков, акционерных обществ и т. д.

Особо следует коснуться вопроса о коррупции среди министров финансов. В дореформенную эпоху некоторых из них упрекали в злоупотреблениях и, по-видимому, не всегда безосновательно1. В пореформенный период ситуация изменилась не только благодаря качественным переменам внутри бюрократии, но и вследствие тех особых условий, в которых стала протекать деятельность министра финансов из-за пристального внимания общества к ней.

1 Записки сенатора К. И. Фишера. С. 66.

С. Ю. Витте, например, говорил Александру III, что «министр финансов у нас в России обставлен так, что делать злоупотребления он не может. Всякий министр финансов находится как бы под стеклянным колпаком, вследствие чего все его сотрудники видят каждый его шаг, каждое его действие. Делать какие-нибудь злоупотребления в том смысле, чтобы брать какие-нибудь деньги от кого бы то ни было под каким бы то ни было видом, министр финансов не может, ибо он не может взять деньги так, чтобы некоторые — несколько других человек — этого не знали, а достаточно, чтобы об этом знало несколько человек, чтобы это сию же минуту сделалось общеизвестным»1. С другой стороны, министр мог иметь не афишируемые им, но законные источники дохода. Так, из воспоминаний В. И. Ковалевского очевидно, что министры финансов до Н. X. Бунге обычно получали отчисления за успешные конверсии и займы2.

Средний срок пребывания в должности у министров финансов немного больше, чем в общем у всех министров (6,5 лет против 5,5). Однако в отличие от всех остальных он приблизительно одинаков во все царствования, тогда как в целом стабильность министров Николая I более чем в четыре раза превышает стабильность министров Николая II. Это свидетельствует о том, что, во-первых, хорошему министру финансов было непросто подобрать замену, а во-вторых, что занимать эту должность более определенного числа лет было нелегко: и человек изматывался, и обстоятельства изменялись, требуя новых экономических решений.

Чтобы достигнуть поста министра финансов, человеку нужно было многим пожертвовать, в частности, как можно видеть, семьей. Особенно это характерно для пореформенной эпохи: Рейтерн и Бунге были холосты; Абаза, Витте и Коковцов имели только по одной дочери. Среди всех министров финансов ни один не имел более пяти детей, тогда как среди руководителей иных ведомств немало обладателей более многочисленных семей (по 7-10 детей).

У многих министров финансов имелись ученые и литературные труды. Канкрин, кроме книг и статей по экономическим вопросам, писал очерки по археологии, географии и сельскому хозяйству. В молодости увлекался литературой Княжевич, издававший вместе со своим братом журнал «Библиотека для чтения» и печатавший в нем собственные сочинения и переводы. В 1860-х годах сотрудничал в аксаковском «Дне» Абаза. Литературные труды Бунге широко известны; немало научных исследований и курсов опубликовал Вышнеградский. Работы Витте были посвящены в основном насущным

1 Витте С. Ю. Воспоминания. М.; Талин, 1994. Т. 1. С. 274.

2 Ковалевский В. И. Воспоминания. С. 84.

политическим проблемам; единичные публикации на экономические темы были у Коковцова и Шилова1.

Пять министров финансов оставили мемуары. Наиболее известны из них воспоминания С. Ю. Витте, породившие десятки научных и публицистических изысканий и даже ставшие предметом диссертационной работы2. Столь же обширны, более объективны, но гораздо менее занимательны мемуары В. Н. Коковцова, два тома из которых вышли в 1933 г. в Париже и несколько лет тому назад переизданы в России3. Путевые дневники Е. Ф. Канкрина за 18401845 гг. были изданы в 1865 г. в Берлине на немецком языке. Написанные по-английски воспоминания П. Л. Барка в русском переводе были, по-видимому частично, опубликованы в парижском журнале русской эмиграции «Возрождение» в 1965-1967 гг. Мемуарные отрывки, написанные М. X. Рейтерном, были изданы в приложении к его биографическому очерку в 1910 г.4. Не так уж и много, если учесть, что двое из пятерых писали свои воспоминания на вынужденном эмигрантском досуге.

В то время как везде министерствами руководили «универсалы», чиновники с произвольным служебным опытом, без специализации, Министерство финансов уже возглавляли профессиональные бюрократы-финансисты. Когда в других ведомствах началась профессионализация, в Министерство финансов пришли способные государственные деятели, на чиновничий стаж которых внимание вообще не обращалось. Остается предположить, что такова в общих чертах была основная тенденция смены типов министров в Российской империи на протяжении XIX — начала XX в. — от «универсалов» к «специалистам» и от «специалистов» к государственным деятелям с особыми способностями и широким политическим кругозором. Отчасти эта тенденция в других ведомствах сказалась в появлении группы министров из Государственной канцелярии, в которой происходил более жесткий отбор способных чиновников. Но должное завершение указанная тенденция получила только в Министерстве финансов, выступавшем как бы впереди остальных.

1 Шилов Д. Н. Министры финансов царской России: краткий обзор. С. 257.

2 Ткаченко М. А. «Воспоминания» С. Ю. Витте: Вопросы источниковедческого анализа: автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1979.

3 Первая неопубликованная часть мемуаров «Воспоминания детства и лицейской поры гр. В. Н. Коковцова» хранится в Бахметьевском архиве (Колумбийский университет, Нью-Йорк, США). См.: Шилов Д. Н. Министры финансов царской России: краткий обзор. С. 257.

4 Куломзин А. Н., Нолькен В. Г. М. X. Рейтерн: биографический очерк. СПб., 1910.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оставьте комментарий