Минздрав по эко

С 2016 года оказание медицинской помощи при лечении бесплодия с использованием экстракорпорального оплодотворения осуществляется в рамках базовой программы обязательного медицинского страхования (далее — ОМС).

После обследования семейной пары и установления диагноза «бесплодие», а также необходимости проведения лечения с применением вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), врачом женской консультации по месту регистрации женщины оформляется выписка из медицинской документации и направляется председателю окружной подкомиссии административного округа, на территории которого находится медицинская организация, оказывающая пациентке первичную медико–санитарную помощь. Основными задачами Комиссии являются формирование и упорядочивание потока пациентов путем составления листов ожидания и осуществление контроля за соблюдением очередности оказания медицинской помощи при лечении бесплодия с помощью ЭКО.

Комиссия рассматривает представленные документы, и в случае принятия положительного решения сведения о пациентке вносятся в реестр (лист ожидания), заполняется направление на лечение бесплодия с применением ВРТ, включающее индивидуальный шифр пациентки.

Электронная версия листа ожидания с указанием очередности и шифра пациента без персональных данных размещается на официальном сайте органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения с целью возможности беспрепятственного контроля за движением очереди со стороны пациентов.

При направлении пациента для проведения процедуры ЭКО в рамках базовой программы ОМС, Комиссией предоставляется перечень медицинских организаций, выполняющих процедуру ЭКО из числа участвующих в реализации территориальных программ государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, в том числе территориальных программ обязательного медицинского страхования, и выдается направление на проведение процедуры ЭКО в рамках базовой программы ОМС.

Выбор медицинской организации для проведения процедуры ЭКО осуществляется пациентами в соответствии с перечнем.

В случае наступления беременности после проведения процедуры ЭКО беременная женщина обеспечивается необходимой медицинской помощью в соответствии с Порядком диспансерного наблюдения, определяемым Комиссией субъекта Российской Федерации.

При отсутствии беременности после проведения процедуры ЭКО пациенты могут повторно включаться Комиссией субъекта Российской Федерации в лист ожидания при условии соблюдения очередности.

С целью предупреждения осложнений связанных с применением процедуры ЭКО, не допускается проведение более двух попыток процедур ЭКО в год, сопровождающихся стимуляцией суперовуляции.

УДК 347.6::612.63

htt ps ://d oi.org/10.24158/tipor.2017.8.11

Працко Геннадий Святославович

доктор юридических наук, профессор Института управления, бизнеса и права Южного федерального университета

Арутюнова Анна Алексеевна

аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин Института управления, бизнеса и права Южного федерального университета, юрисконсульт

К ОЦЕНКЕ ДОСТАТОЧНОСТИ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА

Аннотация:

В статье затронуты актуальные вопросы правового регулирования вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), рассматриваются существующие методы, правовой режим их применения, а также возможные основания гражданско-правовой ответственности в данной сфере. Проведен анализ нормативно-правовых актов, регулирующих ВРТ. Названы основные виды нарушений, которые допускаются медицинской организацией при применении ВРТ и за которые должна быть предусмотрена гражданско-правовая ответственность, прежде всего в виде компенсации морального вреда. Особое внимание уделено суррогатному материнству как одному из методов вспомогательных репродуктивных технологий. Законодательная база, регулирующая суррогатное материнство, очень противоречива. Оказание услуг суррогатного материнства в России производится сейчас по гражданско-правовому договору, который допускает закрепление любых обязанностей и прав сторон, но не гарантирует при этом их строгого выполнения. Нерешенными остаются и другие вопросы. 27 марта 2017 г. в Госдуму был внесен законопроект, запрещающий суррогатное материнство. Однако суррогатное материнство пока остается последней возможностью для тех, кому не удается обзавестись собственными с генетической точки зрения детьми. Отказ от суррогатного материнства усугубит это социальное бедствие. Авторами обоснована необходимость совершенствования правового регулирования в указанной сфере правоотношений путем принятия федерального закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их осуществлении».

Ключевые слова:

правовое регулирование вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), суррогатное материнство, права детей, договор о суррогатном материнстве, репродуктивные права, биологические родители.

Pratsko Gennady Svyatoslavovich

LLD, Professor, Institute of Management Business and Law, Southern Federal University

Arutyunova Anna Alekseevna

EVALUATING THE SUFFICIENCY OF LEGAL SUPPORT FOR ASSISTED REPRODUCTIVE TECHNOLOGIES AND SURROGACY

На сегодняшний день значительное число людей в силу различных обстоятельств (от естественной врожденной или приобретенной неспособности к деторождению до жизненных обстоятельств, препятствующих рождению и воспитанию потомства) не имеют собственных детей. В за-

висимости от происхождения обстоятельств, по которым семьи не имеют детей, выделяется бесплодие медицинское либо социальное. Медицинское бесплодие можно определить как неспособность достичь беременности через год-два регулярной половой жизни при отсутствии применения каких-либо средств контрацепции. «Социальное бесплодие» означает неспособность отдельных лиц иметь ребенка из-за различных социальных обстоятельств в их жизни. К причинам «социального бесплодия» можно отнести вдовство, разводы и отсутствие постоянных партнеров у одиноких женщин и мужчин, случаи добровольной стерилизации и т. п. .

Сегодня в РФ бесплодные браки составляют 17 % от всех брачных пар: около 6 млн супружеских пар бесплодны и из них 3 млн нуждаются в помощи репродуктивных технологий .

Успехи биомедицинских технологий в области репродукции огромны, и все они служат гуманным целям: лечению мужского и женского бесплодия, рождению ребенка, когда все остальные возможности, как природные, так и терапевтические, исчерпаны.

Интенсивно прогрессирующее вмешательство в процесс деторождения породило круг моральных и правовых вопросов. Право иметь детей, безусловно, относится к одному из важнейших прав человека, составляющих содержание репродуктивных прав в целом. Задача государства состоит в создании условий для реализации этого права, в том числе путем разработки правового режима применения методов репродуктивных технологий.

Итак, сегодня благодаря научным достижениям в медицине стало возможным применение методов искусственной репродукции, которые в совокупности принято называть вспомогательными репродуктивными технологиями (далее — ВРТ). Согласно ст. 55 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ф3, вспомогательные репродуктивные технологии представляют собой методы лечения бесплодия, при применении которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне материнского организма .

ВРТ включают следующие методы: экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) и перенос эмбрионов (ПЭ) в полость матки, инъекцию сперматозоида в цитоплазму ооцита (ИКСИ), искусственную инсеминацию спермой мужа (ИИСМ) или спермой донора (ИИСД), донорство спермы, донорство ооцитов, предымплантационную диагностику наследственных болезней и суррогатное материнство.

Основными правовыми источниками регулирования вспомогательных репродуктивных технологий являются Семейный кодекс РФ , ФЗ от 21.11.2011 № 323-ф3 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», Приказ Минздрава РФ от 30.08.2012 № 107н «О порядке использования ВРТ, противопоказаниях и ограничениях к их применению» .

Необходимо отметить, что, несмотря на широкое применение указанных технологий и разрешительный характер российского законодательства в этой сфере, правовое регулирование носит фрагментарный характер и не всегда является последовательным. Существует ряд проблем правового и медицинского уровня, которые требуют незамедлительного решения.

В первую очередь, на наш взгляд, необходимо принятие федерального закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их осуществлении», поскольку Приказ Минздрава России не может рассматриваться в качестве достаточного источника правового обеспечения искусственной репродукции человека. Закон создаст правовой режим применения ВРТ, должным образом регламентирует права и обязанности граждан при применении методов искусственной репродукции, а также право на донорство гамет и эмбрионов, правовой режим суррогатного материнства, закрепит механизм юридической ответственности.

Основными видами нарушений, которые допускаются медицинской организацией при применении ВРТ и за которые должна быть предусмотрена гражданско-правовая ответственность, прежде всего в виде компенсации морального вреда, являются следующие:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— использование иного генетического материала, не предусмотренного в договоре (в том числе в результате врачебной ошибки);

— использование генетического материала, который не может быть применен в отношении данного заказчика с учетом состояния здоровья заказчика;

— нарушение тайны применения вспомогательных репродуктивных методов, например тайны суррогатного материнства, тайны донорства;

— предоставление медицинской организацией не соответствующей действительности информации;

— нарушение формальных процедур, имеющих значение при последующей реализации семейных прав, например неполучение от супруга-заказчика согласия на применение ВРТ, что в дальнейшем может дать повод к оспариванию отцовства по этому основанию.

С учетом правоприменительной практики разграничиваются меры гражданско-правовой ответственности и риски, которые несет пациент при применении ВРТ и которые не могут быть

полностью предотвращены медицинской организацией. Так, в результате подсадки нескольких эмбрионов нельзя определить, какое количество из них выживет, в результате чего ни один из эмбрионов может не прижиться или может родиться двойня, тройня и т. д.

В связи с последними изменениями в законодательстве особое внимание хотелось бы уделить суррогатному материнству как еще одному методу вспомогательных репродуктивных технологий.

Суррогатное материнство становится все более частой альтернативой усыновлению. Тем не менее, несмотря на огромную важность и вовлечение в процедуру суррогатного материнства до 5 различных сторон (предполагаемых родителей, биологической матери, биологического отца, суррогатной матери, донора спермы/яйцеклеток), очень мало сделано для ее должного правового обеспечения и защиты интересов обозначенных участников.

27 марта 2017 г. в Госдуму был внесен законопроект, запрещающий суррогатное материнство . Инициатором этого закона является член Совета Федерации Антон Беляков, который считает, что наша страна стала центром «репродуктивного туризма», но отношения участников этого бизнеса почти не регулируются государством. В результате остаются без должной юридической защиты и суррогатные матери, и генетические родители, а также дети, рожденные таким способом. Законопроект поддерживает Русская православная церковь, но медики и юристы, разумеется, выступают против запрета.

Безусловно, законодательная база, регулирующая суррогатное материнство, очень противоречива. Справедливы высказывания о том, что оказание услуг суррогатного материнства в России производится сейчас по гражданско-правовому договору, который допускает закрепление любых обязанностей и прав сторон, но не гарантирует при этом их строгого выполнения. Нерешенным остается вопрос, является ли рождение ребенка с патологией или случай внутриутробной смерти результатом ненадлежащего выполнения услуг и основанием для расторжения договора.

Сторонники запрета вышеназванного метода убеждены, что многочисленные научные исследования доказали формирование связи ребенка с матерью на пренатальной стадии его развития. Прерывание этой связи влечет существенный стресс для ребенка и другие негативные последствия.

Тем не менее, на наш взгляд, идти по пути запрета неверно, даже учитывая тот факт, что проще запретить суррогатное материнство, чем предложить рабочую версию закона. Необходимо тщательно, с учетом общественного мнения проработать все отношения, которые складываются в этой процедуре, устранить пробелы и усовершенствовать имеющееся законодательство, ставя превыше всего интересы ребенка.

Разумеется, каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу и совместное проживание с ними. Проблема защиты детей вследствие отсутствия своевременных мер для ее устранения приобретает общегосударственные масштабы. Повышение актуальности и практической значимости проблем, связанных с защитой детей, обозначается на уровне президента и правительства РФ, получает отражение в международных договорах, федеральных целевых программах . На наш взгляд, пользование услугами суррогатного материнства никак не нарушает права ребенка, так как он остается с биологическими родителями, которые о нем давно мечтали. Что касается психологической внутриутробной связи ребенка с матерью, то однозначных научных доказательств этому нет, хотя отвергать наличие данной комплексной (медицинской, психологической, социальной и правовой) проблемы, безусловно, нельзя.

Семейный кодекс содержит нормы, в соответствии с которыми после рождения ребенка вопрос о том, будут ли его биологические родители записаны в свидетельство о рождении, зависит от согласия суррогатной матери. Получается, что судьба ребенка и всей семьи находится в ее руках. И если основываться именно на нормах семейного законодательства, то напрашивается вывод о том, что изменить данное установление нельзя. Даже если они заключат соглашение, что суррогатная мать должна передать ребенка, все равно закон на ее стороне. При этом подзаконные акты определяют процедуру суррогатного материнства как один из методов лечения бесплодия, и если ставится такая задача, то приоритет, как представляется, нужно отдавать не суррогатной, а биологической матери. Таким образом, обозначенная несогласованность и раз-нонаправленность законодательства об охране здоровья граждан и семейного законодательства требует повышенного внимания к анализу данного вопроса.

Однозначное удовлетворение интересов суррогатной матери фактически в каждом случае приводит к нарушению репродуктивных, а также иных (принимая во внимание договорные отношения) прав генетических родителей. В стране уже прошло несколько судебных процессов, когда биологические родители ставили перед судом вопрос о соотношении их родительских прав в отношении ребенка с правами суррогатной матери.

Так, 16 мая 2017 г. Верховный суд вынес постановление № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» , в котором Пленум пока прямо не отдал никому приоритета, однако были обозначены тенденции признания прав не только за суррогатной матерью. В частности, в постановлении отмечается: «Вместе с тем судам следует иметь в виду, что в случае, если суррогатная мать отказалась дать согласие на запись родителями указанных выше лиц (потенциальных родителей), то данное обстоятельство не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска этих лиц о признании их родителями ребенка и передаче им ребенка на воспитание.

В целях правильного рассмотрения дела суду, в частности, следует проверить, заключался ли договор о суррогатном материнстве и каковы условия этого договора, являются ли истцы генетическими родителями ребенка, по каким причинам суррогатная мать не дала согласия на запись истцов в качестве родителей ребенка, и с учетом установленных по делу обстоятельств, а также положений статьи 3 Конвенции о правах ребенка разрешить спор в интересах ребенка» .

По нашему мнению, поскольку законодательством эта сфера недостаточно урегулирована, разъяснения по спорам, связанным с применением вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе и суррогатного материнства, являются одними из самых важных направлений работы Верховного суда РФ при подготовке постановлений.

Многие эксперты уверены, что отказ суррогатной матери отдать ребенка генетическим родителям теперь не ставит в деле точку. У биологических родителей будет больше шансов, просто им нужно будет ссылаться не только на биологическую связь, но и другие доказательства, например договор. При возникновении правоотношений, связанных с применением ВРТ, всегда должен заключаться договор; судам рекомендовано изучать договор с суррогатной матерью, вникнуть, по какой причине суррогатная мать отказывается выполнять условия договора (отдать ребенка).

Суд не должен всегда принимать сторону суррогатной матери в спорах с потенциальными родителями, а отказ передать ребенка «клиентам» не может служить «безусловным основанием» для вынесения решения. Об этом, в частности, говорится в постановлении Пленума ВС РФ.

Отказ от процедуры суррогатного материнства будет также отказом от самых современных достижений медицины в этой области.

Медики, специализирующиеся на лечении бесплодия, бьют тревогу. По их данным, растет число людей, которые не могут иметь детей по состоянию здоровья. Суррогатное материнство пока остается последней возможностью обзавестись собственными с генетической точки зрения детьми. Отказ от суррогатного материнства усугубит это социальное бедствие. Только в Москве сейчас находится 56 медицинских центров, которые занимаются вспомогательными репродуктивными технологиями, в том числе суррогатным материнством, это свидетельствует о значимости и востребованности соответствующих услуг.

Недостаточное государственное финансирование, высокая стоимость услуги и препаратов, отсутствие отечественных аналогов дорогостоящих зарубежных гормональных препаратов, низкая информированность населения о существующих методах ВРТ значительно затрудняют доступность ВРТ гражданам. К сожалению, сегодня в РФ одна из самых низких среди развитых стран степень развития и доступности ВРТ.

Таким образом, для разрешения существующих проблем в области ВРТ в РФ необходим целый комплекс хорошо продуманных мер государственной политики, правового регулирования, которые сделают ВРТ доступными для всех нуждающихся в этом пар.

Ссылки:

2. Яковенко Е.М., Яковенко С.А. Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) и другие методы преодоления бесплодия. М., 2016. 280 с.

3. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации : федер. закон от 21 нояб. 2011 г. № 323-ФЗ : ред. от 3 апр. 2017 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению : приказ Минздрава России от 30 авг. 2012 г. № 107н : ред. от 11 июня 2015 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

7. Левицкая Е.А., Пасикова Т.А. Особенности правового статуса детей, оставшихся без попечения родителей. Тамбов, 2016.

8. О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей : постановление Пленума Верховного суда РФ от 16 мая 2017 г. № 16. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

9. Там же.

Новый приказ по ЭКО 216 орг

Памятка для пациентов, направленных на ЭКО в 2018 году

Перечень клиник ЭКО Российской Федерации на 2017 и 2018 год

Перечнь медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь по ЭКО в 2016 году

Приказ об амбулаторном обследовании бесплодных супружеских пар

Изменения в приказ министерства здравоохранения Красноярского края от 02.07.2015 №416-орг (ЭКО)

Приказ министерства здравоохранения Красноярского края от 02.07.2015 № 416-орг по организации оказания медицинской помощи при бесплодии с применением методики экстракорпорального оплодотворения

Пошаговый алгоритм для пациентов, планирующих лечение бесплодия методом ЭКО

Оказание медицинской помощи при женском бесплодии с применением вспомогательных репродуктивных технологий методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) за счет средств ТФОМС Красноярского края (сайт Территориального фонда ОМС Красноярского края)

Информация по «листу ожидания» для пациентов (сайт КГБУЗ «Красноярский краевой клиническая центр охраны материнства и детства»).

«Лист ожидания» ЭКО по состоянию на 28.08.2020 г.

Памятка для пациентов, направленных на лечение бесплодия методом ЭКО/ЭКО+ИКСИ за счет средств Территориального фонда обязательного медицинского страхования в 2019 году

С 2013 года процедура экстракорпорального оплодотворения стала оплачиваться из средств обязательного медицинского страхования. Клиникам при оказании услуг предлагалось руководствоваться Приказом Минздрава от 30 августа 2012 г. N 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению» и Информационно-методическим письмом «О направлении граждан Российской Федерации для проведения процедуры ЭКО», утвержденным Минздравом России 28.02.2013 N 15-4/10/2-1326, в котором, собственно, и определялся порядок действий при направлении пациентов на бесплатное ЭКО, а также формы направления и отчета о проведенной программе. Медицинское сообщество, вслед за Письмом, ожидало принятия приказа Минздрава по этому вопросу или изменений в Приказ № 107н, но этого не случилось.

Минздраву, совместно с Федеральным Фондом ОМС, удавалось регулировать ситуацию с ЭКО по ОМС при помощи подобных информационных писем в течение пяти лет. Помимо вышеупомянутого Письма, было выпущено Информационно-методическое письмо «О направлении граждан Российской Федерации для проведения процедуры ЭКО в 2014 году», утв. Минздравом России 18.03.2014 N 15-4/10/2-1777), Информационно-методическое письмо «О направлении граждан Российской Федерации для проведения процедуры ЭКО в 2015 году», утв. Минздравом России 20.02.2015 N 15-4/340-08, Информационно-методическое письмо «О направлении граждан Российской Федерации для проведения процедуры ЭКО», утв. Минздравом России 22.03.2016, а также Информационно-методическое Письмо Минздрава России от 26.02.2018 N 15-4/682-07 «О совершенствовании медицинской помощи при бесплодии с использованием вспомогательных репродуктивных технологий».

В 2018 году один из участников системы ОМС – ООО «ИнАлМед» — обратился в Верховный Суд РФ с административным иском о признании частично недействующим Письма Минздрава России от 29 марта 2016 г. N 15-4/10/2-1895 «О направлении граждан Российской Федерации для проведения процедуры ЭКО». Письмо было применено в отношении ООО «ИнАлМед» при рассмотрении вопроса о правомерности оплаты стоимости медицинских услуг в рамках ОМС «Страховой компанией «Капитал-полис Медицина», государственным учреждением «Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Санкт-Петербурга», а также арбитражными судами (13-й ААС, постановление от 03.11.2017 г. по делу № А56-23690/2017, АС Северо-Западного округа, постановление от 16.04.2018 г.) Письмо закрепляло форму направления Комиссии по отбору пациентов для проведения ЭКО за счет средств ОМС, на основании которого медицинские организации должны были принимать пациентов в программу ЭКО. Обществу «ИнАлМед» было отказано в оплате оказанных медицинских услуг из-за отсутствия такого направления в медицинской документации.

Итогом разбирательства по административному иску стало признание Информационного письма N 15-4/10/2-1895 от 29.03.2016 года недействующим со дня его принятия на том основании, что оно, имея признаки нормативно-правового акта, не было зарегистрировано в установленном порядке.

Что это значит для участников системы ОМС, которые проводят ЭКО?

В соответствии со ст. 311 АПК РФ, отмена постановления суда или иного органа, послужившего основанием для принятия судебного акта по делу, относится к новым обстоятельствам, которые являются основанием для пересмотра судебного решения, принятого вследствие применения отмененного нормативного правового акта.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 06.07.2018 N 29-П разъясняется, что вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда подлежит пересмотру по новым обстоятельствам по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом общей юрисдикции, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим. Конституционно-правовой смысл пункта 1 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации, выявленный в указанном Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Медицинские организации системы ОМС, которым в судебном порядке было отказано в оплате медицинских услуг по ЭКО на основании отмененного Письма Минздрава, могут оспаривать данные решения арбитражных судов, вступившие в законную силу, по новым обстоятельствам. Этим правом они могут воспользоваться в течение трех месяцев со дня вступления в законную силу решения Верховного Суда РФ от 25.09.2018 г. № АКПИ18-856.

Минздравом отозваны Информационные письма 2016 и 2018 гг.

Взамен министерство подготовило проект приказа о внесении дополнений в Приказ Минздрава от 30 августа 2012 г. N 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению».

Какие изменения последуют?

  1. Впервые в приказе Минздрава будет зафиксировано, что за счет средств территориальных программ обязательного медицинского страхования осуществляются базовая программа вспомогательных репродуктивных технологий (ЭКО), криоконсервация эмбрионов и перенос криоконсервированных эмбрионов (криоперенос).
  2. Будет описан порядок создания и работы врачебной комиссии, которая направляет пациенток на ЭКО за счет средств ОМС.
  3. Будут утверждены формы направлений на процедуру ЭКО и криоперенос.
  4. Будут утверждены формы справок о проведенных процедурах ЭКО и криопереноса, закреплена обязанность медицинских организаций предоставлять такие справки по окончании лечения той комиссии, которая направила пациента;
  5. Будет добавлен раздел «Этапность оказания медицинской помощи с использованием вспомогательных репродуктивных технологий за счет средств территориальных программ обязательного медицинского страхования».
  6. Количество попыток ЭКО будет ограничено до двух сопровождающихся стимуляцией суперовуляции попыток в год, а количество криопереносов будет ограничено четырьмя в год.

Обществу «ИнАлМед» понадобилось полтора года судебных разбирательств, чтобы Минздрав собрался узаконить собственные инструкции.

Пятилетний эксперимент «ЭКО по ОМС» увенчается официальным Порядком оказания медицинской помощи, как и должно быть.

Ст.35. Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона…
Сведения о проведенных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну…
Семейный кодекс Российской Федерации

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1
Ст.35. Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона…
Сведения о проведенных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну…
Семейный кодекс Российской Федерации
Ст. 51 ч.4. Лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождений.
Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).
Ст.52 ч.3. Супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.
Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать (часть вторая пункта 4 статьи 51 настоящего Кодекса) не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.
Федеральный закон «Об актах гражданского состояния»
Ст. 15 ч.1 Государственная регистрация рождения производится органом записи актов гражданского состояния по месту рождения ребенка или по месту жительства родителей (одного из родителей).
Ст.16 ч. 5. При государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка.
Зачем нужны информированные согласия?
Значение заявлений (информированных согласий) предоставляемых Клиникой для пациентов, намного шире, чем можно представить.
Подпись пациента является подтверждением факта ознакомления с информацией об особенностях определенной медицинской процедуры. Однако, это далеко не все.
Своевременное предоставление пациенту необходимой информации является обязанностью Клиники.
При этом, обязанностью пациента является указание всех своих координат (телефон, адрес, электронная почта).
Отсутствие в информированном согласии контактных данных пациента или не возможность связаться с пациентом по указанным координатам, предполагает возможность принятия Клиникой самостоятельного решения по возникшему вопросу, например: уничтожение репродуктивного материала, если срок его хранения истек, а пациент не заключил договор на продление срока хранения.
Дополнительное назначение информированных согласий заключается в том, что лечение бесплодия методом ЭКО предполагает проведение манипуляций с репродуктивным материалом пациента (криоконсервация, культивирование эмбрионов, генетическая диагностика, разморозка, перенос).
Репродуктивный материал является объектом вещного права, как например – автомобиль, т.е. любые действия, совершаемые третьим лицом с объектом вещного права должны осуществляться с согласия владельца.
Во многих случаях мужчина представляет свой материал заранее, и он храниться в замороженном виде до момента востребования.
Хранящиеся в Клинике эмбрионы являются совместной собственностью мужчины и женщины, предоставивших свой репродуктивный материал.
Если при составлении информированного согласия мужчина не указал, что некая женщина уполномочена распоряжаться его репродуктивным материалом, то Клиника не сможет провести процедуру размораживания, культивирования и переноса эмбрионов.
Манипуляции с эмбрионами (криоконсервация, ПГД, размораживание и перенос) осуществляются только по согласию обеих пациентов.
Не редко после наступления беременности в Клинике остается не использованный репродуктивный материал (сперма и/или эмбрионы), при этом у Клиники нет правовых оснований для продолжения хранения материала.
Репродуктивный материал пациента будет уничтожен или использован в научных целях если при оформлении информированных согласий пациент не указал иное.
Лечение бесплодия методом ЭКО предполагает наступление беременности не естественным путем.
По этой причине, теоретически, один из родителей может в последующем заявить, что не осознавал значение происходящего, что, по сути, может служить основанием для отказа от исполнения родительских прав и обязанностей по отношению к родившемуся ребенку.
Вероятность наступления подобной ситуации увеличивается в случаях использования донорского репродуктивного материала, т.е. один из родителей фактически не будет иметь генетической связи с рожденным ребенком.
В этом случае, прежде всего, страдают интересы ребенка, т.к. он автоматически лишается права пользования имуществом, принадлежащим одному из родителей, права наследства на данное имущество, исключаются основания для взыскания алиментных выплат и т.д.
При расторжении брака, это обстоятельство может повлиять на раздел совместно нажитого имущества.
Согласно Ст.52 ч.3. Семейного Кодекса РФ «Супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства».
Из данной статьи следует, что оформление согласия в письменной форме исключает возможность уклонения одним из родителей от исполнения родительских обязанностей по основаниям связанным с лечением бесплодия методом ЭКО, даже если при этом использовался донорский материал.
Налоговый кодекс Российской Федерации
Ст. 219 ч.1 п.п.3 Налогоплательщик имеет право на получение социальных налоговых вычетов в сумме, уплаченной налогоплательщиком в налоговом периоде за услуги по лечению, предоставленные ему медицинскими учреждениями Российской Федерации, а также в размере стоимости медикаментов, назначенных им лечащим врачом, приобретаемых налогоплательщиками за счет собственных средств. (рекомендуем ознакомиться с полным текстом статьи.)

Приказы МЗ РФ*:
-от 26 февраля 2003 г. N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия»
-от 26 декабря 2008 г. N 782н «Об утверждении и порядке ведения медицинской документации, удостоверяющей случаи рождения и смерти»
— от 1 августа 2007 г. N 514 «О порядке выдачи медицинскими организациями листков нетрудоспособности» (ст.55)
* — Приказы МЗ РФ не обладают юридической силой и правовым статусом Федерального Закона, такого как, например – Гражданский или Семейный кодекс. Рекомендуем ознакомиться с полным текстом указанных нормативных актов.

Оставьте комментарий