Находка или кража судебная практика?

«Находка или кража. Как расценивается законодателем присвоение найденного имущества?»

На этот вопрос отвечает старший помощник прокурора г. Самары Долинина А.Г.:

«Разграничить понятия «находка» с понятием «хищение» чужого имущества достаточно сложно. В связи с этим, при решении вопроса следует уяснить понятие владения имуществом и различие между потерянной вещью и забытой.

Владение в юридическом смысле понимается значительно шире, чем простое держание в руках или непосредственное использование вещью. Все имущество, находящееся в помещении, специальном хранилище, транспортном средстве (автомобиле, купе поезда), считается находящимся во владении лица, которому принадлежит помещение или который поместил там свои вещи.

Вещи, оставленные без присмотра в специальных местах (вокзал, аэропорт и т.д.), считаются находящимися во владении лиц, которым они принадлежат. Поэтому, если пассажир оставил на время чемодан на вокзале без присмотра, отойдя в буфет, завладение этим чемоданом посторонним лицом квалифицируется как кража.

Например, если пассажир, забывает в такси свою сумку, а водитель либо последующий пассажир забирает ее с намерением обратить в свою пользу, он совершает кражу. Если гражданин забывает в туалете медицинского (или иного) учреждения свой телефон, а следующий человек забирает его с намерением обратить в свою пользу, он также совершает кражу.

Потерянная вещь – это предмет, не имеющий идентификационных признаков принадлежности и находящейся в месте, которое собственнику или владельцу неизвестно. Так, потерянные в лесу часы, нож или на пляже цепочка для нашедшего их являются находкой, а оставленный в лесу на длительное время автомобиль – нет. Если таким автомобилем завладеет обнаруживший его без владельца какой-либо субъект с намерением обратить его в свою пользу, он совершит кражу или угон поскольку очевидно, что автомобиль оставлен без присмотра и его принадлежность легко устанавливается. Аналогичным образом складывается судебная практика и с оставленным в парке телефоном, поскольку телефон также имеет идентификационные признаки принадлежности (IMEI номер, СИМ-карту и др.).

Таким образом, присвоение находки, т.е. утерянной вещи, не влечет уголовной ответственности.

Между тем, при находке вещей всё же необходимо задуматься о правомерности своих действий, а также об избежании уголовной ответственности, предусмотренной ст.158 УК РФ, необходимо выполнение ряда несложных действий, которые закреплены гражданским законодательством.

В соответствии со ст.227 ГК РФ, нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу. Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несёт обязанности лица, нашедшего вещь. В п.2 указанной статьи сказано, что если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления. При этом нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в полицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу.

Таким образом, основанной обязанностью нашедшего вещь является, с одной стороны, информировать о находке, а с другой – возвратить вещь собственнику».

Существует вечный спор: что появилось раньше — курица или яйцо?

Но у адвокатов другие темы для дебатов. Одна из них — кража или находка?

Тема на Праворубе поднималась неоднократно. Позволю себе немного систематизировать материал.

В 2016 года бурное обсуждение вызвала эта публикация Абдуразакова Геннадия Абдуразаковича. Более 100 комментариев и отсутствие единого мнения среди коллег. Ситуация заключалась в том, что человек нашел около своего автомобиля лыжи.

Автор дошел до кассационного суда, обжалуя незаконное постановление о возбуждении уголовного дела, в итоге кассация всё-таки усмотрела кражу:

по смыслу уголовного закона целенаправленные активные действия по изъятию имущества из владения потерпевшего не являются обязательным элементом состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ, поскольку достаточно и незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою пользу или пользу третьих лиц.

Особого внимания коллег заслужил этот комментарий, где Цзен Матвей Николаевич предложил разделять правовой режим вещи на:

1. Вещь, оставленная без присмотра (как правило в специально отведённых местах).
Это вещь, которая, хотя владелец и не осуществляет за ней непосредственный контроль, но находится в месте, известном владельцу; данное место, в силу обычая или назначения его используется для временного или кратковременного хранения. Примеры: пассажир оставил на вокзале тяжёлый чемодан, пока отошел в буфет; телефон, оставленный на столике в кафе, пока владелец отлучился в туалет, полотенце и солнечные очки, оставленные на пляже, пока их владелец купается в лазурных водах Карибского моря.
Завладение такой вещью образует состав кражи.
2. Забытая вещь
Это вещь, находится в месте, известном владельцу, и он имеет возможность за ней вернуться или иным способом её возвратить. Так, если пассажир, забывает в такси свои вещи (сумку телефон), а водитель либо последующий пассажир забирает их с намерением обратить в свою пользу, он совершает кражу.
3. Потерянная вещь
Потерянная вещь – это предмет, не имеющий идентификационных признаков принадлежности и находящейся в месте, которое собственнику или владельцу неизвестно. Так, потерянные в лесу часы для нашедшего их являются находкой, а оставленный в лесу на длительное время автомобиль – нет. Если таким автомобилем завладеет обнаруживший его без владельца какой-либо субъект с намерением обратить его в свою пользу, он совершит кражу, поскольку очевидно, что автомобиль оставлен без присмотра и его принадлежность легко устанавливается.
4. Брошенная вещь
Вещь, от собственности на которую владелец отказался, в том числе и путём её оставления, как правило, в соответствующих местах — свалках, мусорках и т.п.
Таким образом, граница между кражей и находкой пролегает по границе между забытой и потерянной вещью. А здесь мы обнаруживаем, что иногда граница между забытой и потерянной вещью — субъективна и пролегает в сознании её собственника.
Поэтому в данной конкретной ситуации я рекомендую тщательнейшим образом изучить заявления и объяснения/показания потерпевшего и строить свою позицию от них.

Указанный вопрос был поднят и Коробовым Евгением Алексеевичем своей публикации. Автор делал акцент на следующем:

Основной вопрос, который необходимо выяснять при разграничении деяний при краже или находке – вопрос о том, находилось ли спорное имущество во владении лица, которое заявляет о его краже?

Очки, оставленные на пляже, не выбывали из владения лица, которое решило сходить и искупаться. А вот телефон, забытый в такси, уже выбыл помимо воли этого лица из его законного владения. Это лицо утратило возможность владеть или иным образом распорядиться своей вещью. Независимо от того, что последний знает, в каком такси он его забыл.
Даже если этот телефон впоследствии возьмёт себе таксист и по требованию лица, утерявшего телефон, не вернёт его, то в действиях таксиста не будет кражи, а будет незаконное присвоение или говоря языком гражданского права, неосновательное обогащение.

Рекомендую коллегам прочитать упомянутые выше публикации и комментарии к ним.

Судебная практика

Позиции тех, кто за находку, серьезно пошатнулись в 2017 году. Кассационное определение ВС РФ от 19.04.2017 № 75-УД17-2 усилило обвинение в этом вопросе. Главный вывод заключается в том, что если собственнику достоверно известно место оставления вещи, и предпринимались меры к её поиску, то вещь не является потерянной. В конкретном решении осужденная не отвечала на звонки на телефоне и выбросила СИМ-карту телефона.

После этого многие региональные прокуратуры высказались на этот счет: вот разъяснение прокуратуры Приморского края, а вот Волгоградская прокуратура, Челябинская и Иркутская, тоже не остались в стороне. Я думаю, что мнение прокуроров вы угадаете, не открывая ссылки.

Для чего же я вновь поднял эту тему, спросите вы?

Недавно попалось очень интересное дело, которое рассматривалось в Московском городском суде — 10-2095/2020

. Фабула дела следующая:

фио совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, а именно: 12 августа 2019 года в 01 час 38 минут фио, проходя около подъезда № 1 дома 17 по адрес, обнаружил лежащий на асфальте мобильный телефон марки «Apple iPhone 7 Plus», Rose Gold, 32 Gb, Модель A1784, принадлежащий фио, стоимостью согласно заключению эксперта 21 546 рублей 61 копейка, в котором была установлена не представляющая материальной ценности сим-карта сотового оператора «Теле2» и который находился в силиконовом чехле, не представляющем материальной ценности, и в результате внезапно возникшего корыстного умысла, направленного на тайное хищение чужого имущества, фио, убедившись, что за его действиями никто не наблюдает, поднял вышеуказанный телефон и забрал себе, таким образом тайно похитив его, после чего с похищенным мобильным телефоном с места совершения преступления скрылся, распорядившись им по своему усмотрению, причинив своими преступными действиями фиозначительный материальный ущерб в размере 21 546 рублей 61 копейки.

Дело примечательно тем, что судебное разбирательство проходило в особом порядке (!) при полном признании вины (!) подсудимого, который был к тому же неоднократно судим (!).

Так вот, указанный приговор Мосгорсуд снёс, осужденного из под стражи отпустил и направил дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

При таких обстоятельствах вывод суда о согласии фио с предъявленным обвинением не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Заявление фио в судебном заседании о признании вины носило формальный характер.

Таким образом, принятие судом без достаточных оснований решения о проведении судебного заседания в особом порядке и, как следствие этого, постановление обвинительного приговора без исследования и оценки собранных доказательств исказило саму суть правосудия и противоречит принципу законности. Данные нарушения, по мнению суда апелляционной инстанции, неустранимы в суде апелляционной инстанции, поскольку касаются фундаментальных основ уголовного судопроизводства, последствия которых привели к процессуальной недействительности производства по делу. При таких обстоятельствах состоявшийся по делу приговор подлежит отмене, а дело передаче на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии назначения дела к слушанию.

Возможно, практикующим адвокатом будет интересно это решение суда — как для общего развития, так и для построения защиты на стадии предварительного расследования и в суде.

Оставьте комментарий