Наказания в уголовном праве США

УДК 343.8(4/8) S. BORONBEKOV

ББК 67.408(7Сое)

Б83 CRIME AND PUNISHMENT IN CRIMINAL LAW OF THE UNITED STATES OF AMERICA (BRIEF DESCRIPTION)

Аннотация: в статье идет речь о системе уголовного правосудия США, в частности об основных видах уголовногонаказания.

Ключевые слова: преступление, наказание, уголовное право США.

СУЛТОНБЕК

БОРОНБЕКОВ*

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ (КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА)

Key words: crime, punishment, criminal law of the USA.

Преступление и наказание — основополагающие, структурообразующие уголовно-правовые институты. Такое качество они сохраняют не только для уголовного права, но и для ряда смежных отраслей права, в частности уголовно-исполнительного, где тяжесть совершенного деяния, а также вид и мера назначенного судом наказания определяют последующее правовое положение осужденного. Эти институты также служат в качестве критериев, разграничивающих уголовное право и другие отрасли права. Подобная значимость данных двух институтов характерна для всех правовых систем, в том числе англо-саксонской, к которой относится правовая система Соединенных Штатов Америки (США). Уголовное право является одним из основных инструментов, средств обеспечения уголовного правосудия. Структуру системы уголовного правосудия США образуют уполномоченные органы государства и применяемые ими нормативно-правовые акты, призванные защитить общество и обеспечить правосудие.

В структуру системы уголовного правосудия США входят: полиция, прокуратура, адвокатура (система общественных, государственных либо неправительственных организаций), суд, судьи, жюри присяжных и исправительные учреждения1 .

В соответствии с правовой теорией США право классифицируется на уголовное и гражданское (цивильное). Уголовное право имеет дело с нарушениями уголовных статутов. Такие нарушения, деяния в целом рассматриваются как неправомерные, опасные, пагубные для общества и, именуясь преступлением, понимаются как публичная обида, зло, совершаемое против всех людей страны, штата. Мерой

* Доктор юридических наук, профессор E-mail: editor62@yandex.ru.

Уголовно-исполнительное право

Уголовно-исполнительное право

воздаяния для нарушителей уголовного закона обычно становится наказание2. В силу этого уголовно-правовое преследование является следствием нарушений уголовного закона.

В свою очередь, гражданское (цивильное) право имеет дело с непреступными правонарушениями или с частным неправомерным, несправедливым совершением деяний одним лицом против другого. Такие гражданские поступки называются деликтами, их цель — возмещение причиненного вреда или исправление, восстановление нарушенных прав.

Основное стремление американского уголовного права заключается в сохранении баланса между практической полезностью уголовного права и правосудием. Исходя из этого существует мнение, согласно которому уголовное право преследует такие цели, как реабилитация, наказание, возмездие, открытое изобличение и устрашение3. Следует отметить, что предлагаемые цели в своей основе совпадают с целями уголовного наказания. В некоторых других источниках цель уголовного права видится исключительно в наказании, включающем в себя смертную казнь; заключение в тюрьму; штраф, оплачиваемый городу, графству, штату или стране; смещение со службы или дисква-лификацию4.

Действующее уголовное право США представляет собой достаточно разветвленную, сложную систему, вытекающую не только из принципа федеративного устройства страны, суверенитета ее территориальных образований и четкого разделения властных полномочий между территориальными образованиями и уровнями их властных компетенций, но и из системы юрисдикций. Если современная уголовно-правовая юрисдикция России выступает в качестве гражданско-правовой (цивильной) и военной, действующих на основе единого Уголовного кодекса Российской Федерации, то в США выделяются не только военная и цивильная уголовноправовая юрисдикция, но и 54 уголовно-правовых юрисдикции5, вытекающих из принципа территориально-законодательного суверенитета штатов (субъектов федерации) и особенностей столицы страны — Вашингтона. В целом система уголовного права США складывается из общефедерального уголовного права и уголовного права каждого штата в отдельности.

Источниками современного уголовного права США являются Конституция США и конституции штатов, статуты и прецеденты. Кроме того, почти в 40 штатах в качестве источника признается и Модельный уголовный ко-

декс. Правила и положения, закрепленные в общефедеральной конституции и конституциях штатов, образуют основу основ всей правовой системы. При этом конституции штатов могут дополнять, но не отменять либо иным образом ограничивать гражданские права и свободы, предусмотренные общефедеральной конституцией. Общефедеральная конституция является высшим законом страны. Многие уголовноправовые и уголовно-процессуальные правила прямо вытекают из положений общефедеральной конституции и отражены в первых 10 поправках к Конституции США. Эти поправки известны как Билль о правах.

Статуты (статутные законы, статутное право) представляют собой писаные законы, принятые законодательной ветвью власти в установленном порядке. К ним можно отнести все уголовные кодексы, как общефедеральный, так и штатов. Все статуты фиксируются в кодексах. Кодексы, в свою очередь, классифицируются на общефедеральные, кодексы штатов, графств и муниципалитетов. Кодексы графств и муниципалитетов представляют собой сборники действующих ордонансов, принятые законодательным органом этих властно-территориальных образований. Необходимо отметить, что преступность и наказуемость деяний в подавляющем большинстве штатов определяются исключительно статутами. Так, в соответствии с УК штата Калифорния все преступления носят статутный характер. Чтобы быть применимым, закон должен быть писаным, а не устным и базироваться на концептуальном принципе: «Нет преступления там, где нет статута», и наказуемость должна быть предусмотрена6 . Запрещается применение закона в порядке постфакта, то есть принятый новый закон не обладает обратной силой (ex post facto law). Графства и муниципалитеты не обладают правом законотворческой деятельности в сфере уголовно-правовых отношений.

Прецеденты (Common Law — обычное право) базируются на предыдущих решениях судов апелляционной инстанции и связаны с решением суда нижестоящей инстанции. Первостепенная цель прецедентов заключается в интерпретировании Конституции и объяснении статутов сделать их ясными и понятными к применению. Суды штатов обязаны следовать решениям, исходящим как от федерального апелляционного суда, так и от апелляционного суда штата. В США на федеральном уровне не существуют, не выделяются преступления, предусмотренные прецедентами, то есть общефеде-

ральные, прецедентно предусматриваемые преступления. Все преступления обязательно должны быть четко определены специальным уголовным статутом. Принято считать, что позволение суду создавать законы — это нарушение пункта о разделении власти. Большинство штатов также не позволяют судам штата создавать, образовывать прецедентные преступления. Считается, что это будет нарушать принцип надлежащей реализации закона7, который является одним из основополагающих принципов осуществления правосудия и означает ясное, четкое применение закона в соответствии с установленными процедурами и уважением фундаментальных прав и свобод народа в свободном обществе. Данный концептуальный принцип содержится в восьмой и четырнадцатой поправках к Конституции США, запрещающих федеральному правительству и правительству штата лишать любого лица жизни, свободы, собственности вне принципа должного осуществления процесса правосудия8 .

Модельный уголовный кодекс США является важным, независимым, самостоятельным источником принципов уголовного права. Он был разработан и опубликован Американским институтом права как частным, неправительственным коллективом в 1962 г. Модельным кодексом не обязывается его применение во всех штатах напрямую, хотя более половины всех штатов ввели в свои уголовные кодексы статуты, которые заимствовали слова или концепции Модельного кодекса* .

Под преступлением в уголовном праве США понимается совершение неправомерного деяния против жителей страны или штата. Каждое лицо, обвиненное в совершении преступления, может подвергаться уголовному преследованию и в случае осуждения — наказанию, предусмотренному законом. Преступление считается нарушением уголовного статута. Так, § 15 УК штата Калифорния устанавливает, что преступление или публичное правонарушение является деянием, совершенным действиями или бездействием в нарушение закона, угрожающим или внушающим это, которое может влечь за собой судимость либо такие виды наказания, как: смерть; тюремное заключение; штраф; увольнение со службы или лишение права занимать должности, связанные с почестями, доверием или выгодой в штате10. Приведенное понятие показывает формальный подход к определению преступления, то есть, преступлением считается деяние, запрещенное законом под страхом наказания.

Уголовное право США выделяет следующие основные элементы: деяние, вина и последствия.

Деяние характеризуется такими признаками, как совершение запрещенного акта или несовершение требуемого акта.

Вина охватывает преступное намерение или преступную небрежность (халатность). Намерение может классифицироваться как генеральное (основное), специальное и переходящее.

Генеральное намерение означает явное осознание лицом характера совершаемого деяния. В данном случае не требуется особого его доказывания (транспортировка наркотических средств, поджог и др.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Специальное намерение всегда требует своего доказывания (грабеж, похищение человека с целью получения выкупа и т. д.). Преступления со специальным намерением всегда узнаваемы в статутах. При их описании статут указывает на намерение или цель их совершения.

Переходящее намерение предполагает; что незаконное деяние оказывает влияние на лицо, не имевшее отношения к содеянному (производя выстрел с намерением убить конкретного человека, виновный убивает рядом стоявшее, не входившее в его преступное намерение лицо).

Последствие характеризуется причинением вреда, который может выступать в форме физического (убийство), материального (хищение) и морального (оскорбление).

Классификация преступлений представляет собой одно из основополагающих звеньев уголовного права. Через классификацию преступлений прокладывается мост к такому важному уголовно-правовому институту, как наказание. Она позволяет не только разграничивать преступления, но и определять вид, размер назначаемого наказания, вид исправительного учреждения, а также возможности досрочного освобождения от отбывания наказания. В США выделяется законодательная и доктринальная классификация преступлений. Законодательная классификация содержится в статутах, к которым относятся уголовные кодексы. При этом значительное расхождение можно обнаружить не только в доктринальной, но и в законодательной классификации преступлений. Так, федеральным УК, в соответствии с изменениями от октября 1984 г. преступление трактуется как правонарушение и классифицируется на фелони, мисдиминор и мелкое, незначительное правонарушение. УК штата Калифорния (§ 16) в качестве видов преступления выделяет фелони, мисдиминор и нарушение.

Уголовно-исполнительное право

Уголовно-исполнительное право

Фелони считается наиболее серьезным преступлением, наказуемым смертной казнью или лишением свободы на срок не менее одного года с заключением в тюрьме, находящейся в юрисдикции штата. Все остальные преступления или публичные нарушения относятся к категории мисдиминор, за исключением тех уголовно наказуемых проступков (offenses), которые классифицированы как нарушение.

Существенное отличие в классификации преступлений содержит УК штата Мэн, в соответствии с § 4 которого убийство выделяется в качестве самостоятельного вида преступления. Кроме убийств, остальные преступления классифицируются на преступления класса А, В, С, Д и класса И11. Данная классификация зависит от срока тюремного заключения, который при классе А составляет более 10 лет, классе В — более 5, но не более 10 лет, классе С — более 3 лет, но не более 5 лет, классе Д -более одного года, но не более 3 лет, и при классе И — не более одного года.

Теория уголовного права США также приводит классификацию преступлений. Так, в теории уголовного права штата Калифорния в зависимости от строгости наказания преступления в целом классифицируются на следующие три вида: фелони, мисдиминор и нарушение. Однако предлагается выделение еще одного вида, именуемого «вобблер» (от англ. wobbler -ненадежный человек).

Фелони представляет собой преступление, наказуемое штрафом и (или) тюремным заключением в тюрьме штата, смертью или увольнением со службы.

Мисдиминором признается преступление, наказуемое штрафом и (или) тюремным заключением в местах заключения.

Нарушением считается публичное правонарушение, наказуемое только штрафом.

Вобблер есть преступление, которое занима -ет пограничное положение между фелони и мисдиминор и может повлечь за собой наказание в виде тюремного заключения в тюрьме штата или местах заключения графства либо штраф.

Наказание — это второй, главный институт уголовного права. Американское уголовное право придерживается двух основных философских подходов к пониманию, сущности и предназначению уголовного наказания. В принципе они относятся и к уголовному праву в целом.

1 Criminal Law. 6-th ed. New York, 2009. P. 1-3.

Считается, что целями наказания, как и уголовного права в целом, должны быть утилитаризм и ретрибютивизм.

Утилитаризм (практицизм, практичность) подразумевает принцип оценки всех явлений с точки зрения их полезности, возможности служить средством для достижения какой-либо цели. С позиции утилитаризма наказание и вся система уголовного права должны стараться достичь следующего:

— избежать криминального поведения внутри общества в будущем, то есть осуществить общую превенцию. В связи с этим сторонники утилитаризма подчеркивают более значимую важность устрашающей роли наказания. Так, если «Д» совершил преступление, то его наказание должно убедить сообщество избежать преступного поведения в будущем;

— добиться осуществления частной превенции. Возможность избежать повторения индивидуального криминального поведения в будущем утилитаристы усматривают через функцию «специфического устрашения» — наказания (иногда именуемого как «индивидуальное устрашение»). Данный подход означает: если лицо совершило преступление, то применяемое к нему наказание должно удерживать его от совершения нового преступления в будущем;

— реабилитировать осужденного. Утилитаристы полагают, что система уголовного правосудия должна стараться предостеречь лицо от совершения новых преступлений посредством его обучения, образования, иначе говоря, реформирования, а не посредством причинения ему страха, боли, наказания в будущем.

Ретрибютивизм означает «карательный», «карающий». Ретрибютивисты верят в то, что принципиальной, может быть, единственной целью уголовного права и наказания должно быть наказание нравственно виновного лица. Сторонники карательного, ретрибютивистского подхода не считают, что уголовному праву следует тратить много усилий на реабилитацию правонарушителей12 . Важно отметить, что в большинстве судов считается, что наказание выступает основной целью уголовного права, а устрашение, реабилитация и кара — второстепенной.

В целом выделяются следующие три основных вида уголовного наказания: тюремное заключение, смертная казнь и наложение денежного штрафа. Однако уголовные кодексы штатов могут предусматривать и иные виды наказания.

2 Crowell C.You and the Law. New York, 1993. P. 14.

3 Criminal Law. 6-th ed. P. 15.

4 Introduction to Criminal Law. Version 5.1. Basic Course // California Commission on POST. 2009. P. 21-29.

5 Dubber M Criminal Law: Model Penal Code. New York, 2002. P. 3.

6 California Penal Code. California, 2007. § 6; Introduction to Criminal Law. P. 1-2.

Быстрая навигация: Каталог статей Иные вопросы Преступление по уголовному праву США (Петров А.В.)

Дата размещения статьи: 14.08.2014

В современном мире угроза международному сообществу исходит от преступности, как национальной, которая принимает все более организованные формы, так и от транснациональной, которая, в свою очередь, приобретает глобальный характер.
Сравнивая уголовно-правовые системы зарубежных государств, следует отметить практически полное отсутствие единых для международного сообщества четких дефиниций уголовно-правовых институтов, использование юридически неопределяемых терминов и понятий. Такое положение, в первую очередь, объясняется сложившимися традициями и особенностями юридической техники в разных странах. При этом следует заметить, что каждое государство имеет свое право, а иногда действует несколько конкурирующих правовых систем.
В любой стране уголовно-правовая система (запреты) неоднозначна. К примеру, Особенная часть Уголовного кодекса России содержит 304 статьи, т.е. запрета под угрозой наказания. В других странах уголовно-правовых запретов во много раз больше или меньше. В России под преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания. В Германии, например, под преступлением понимается деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания в виде лишения свободы не менее 1 года.
Понятие преступного деяния является центральным, стержневым в любой правовой системе, однако оно не всегда приводится в тексте закона или нормативного акта либо изложено формально.
В английском и французском уголовном праве законодательного определения преступного деяния нет. Понятие преступления дается либо в судебных решениях, причем применительно к конкретным его видам, например в Англии, либо в литературных источниках по уголовному праву.
Интерес представляет понятие и содержание преступления по уголовному праву США.
Сфера действия федерального уголовного законодательства в США ограничивается защитой федеральных интересов, так как там на территории каждого субъекта федерации существует своя правовая система: 50 штатов, свободно присоединившегося государства Пуэрто-Рико и округа Колумбия, где расположена столица страны.
Федеральные уголовно-правовые нормы в основном собраны в разделе 18 Свода законов США, который в американской, да нередко и в отечественной юридической литературе именуется уголовным кодексом, хотя это название условное.
На федеральном уровне в штатах общего законодательного понятия преступления нет. В доктрине существует несколько основных концепций понятия преступного деяния, неразрывно связанных с главными концепциями понимания уголовного права, разработанного в англосаксонской теории. Сторонники формального (нормативистского) определения преступления под таковым понимают «неприемлемое поведение, которое наказуемо по закону» либо «поведение, которое точно описано в уголовном законе». С другой стороны, преступление нередко понимается как деяние, посягающее на общество. Приверженцы такого подхода к определению преступления указывают на то обстоятельство, что многие виды антиобщественного поведения, не предусмотренные нормативно, остаются за рамками оценки. Более того, социально «правильные» действия должны исключить противоправность деяния, если для их осуществления были «достаточные основания».
В уголовных кодексах отдельных штатов определения преступлений очень разнообразны. Например, в § 10.00 УК штата Нью-Йорк преступлением названо поведение, караемое тюремным заключением или штрафом, предусмотренными «любой нормой права, местным правом либо ордонансом органа политической власти данного штата или любым приказом, правилом или инструкцией, которые приняты каким-либо правительственным учреждением в соответствии с предоставленными ему для этого полномочиями». В этом определении главный признак преступного посягательства — наказуемость деяния специфичным уголовным наказанием — тюремным заключением, а также штрафом. Интересно то обстоятельство, что преступлением, согласно такому определению, является деяние, запрещенное любой нормой права. Примером формального определения может служить ст. 40-1-104 УК штата Колорадо, согласно которой преступление означает нарушение любого закона штата или отраженное таким законом поведение, за которое могут быть назначены штрафы или тюремное заключение. Из определения видно, что на первый план выдвигается признак наказуемости, поскольку запрещенность деяния «любым законом» не позволяет отличить преступление от других правонарушений. Вместе с тем такое определение исключает возможность уголовного преследования при отсутствии факта нарушения закона.
Согласно § 15 УК штата Калифорния преступлением или публичным уголовным правонарушением является «деяние, которое совершено или не совершено в нарушение какой-либо нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также при осуждении за которое назначается одно из следующих наказаний: 1) смертная казнь; 2) тюремное заключение; 3) штраф; 4) отстранение от должности; 5) лишение права занимать в данном штате должность, пользующуюся почетом, доверием или приносящую прибыль».
Таким образом, на уровне штатов прослеживается тенденция к закреплению в законодательстве таких признаков преступления, как противоправность (противоречие норме закона или иного акта) и возможность применения строго определенных видов наказания. С другой стороны, в некоторых штатах преступность деяния продолжает во многом определяться в соответствии с общим правом. Например, во Флориде общее право действует без каких-либо ограничений.
Классификация преступлений в уголовном праве США весьма разнообразна и зависит в первую очередь от уголовного законодательства штата. В большинстве из них преступления разделены на фелонии (опасные преступления) и мисдиминоры (менее опасные преступления), различающиеся по характеру и степени наказания за них. Нередко в фелониях и мисдиминорах выделяется несколько степеней тяжести (классов).
Ключевыми элементами любого преступления и предпосылками уголовной ответственности в уголовном праве США, как и в английском праве, являются actus reus и mens rea. По наиболее распространенному в доктрине мнению, mens rea есть психический элемент, который требуется установить в отношении каждого преступления и который должен всегда «сопутствовать материальному элементу actus reus» <1>. Если основными составляющими actus reus в доктрине признаются добровольное (волевое) деяние и его результат, то в отношении теоретического понимания mens rea в американском уголовном праве продолжаются острые дискуссии <2>.
———————————
<1> Bassiouni M.Ch. Substantive Criminal Law. Springfield, 1978. P. 168.
<2> См.: Есаков Г.А. Mens rea в уголовном праве Соединенных Штатов Америки. СПб., 2003. С. 335 — 350.
К числу проблемных в американской доктрине относится вопрос о причинной связи. В теории формулируются концепции «достаточности альтернативных» причин, «непосредственной» причины. Особое внимание уделяется проблемам причинности при бездействии, а также роли жертвы в причинной связи <3>.
———————————
<3> См.: Fletcher G. Rethinking Criminal Law. Boston, 1978. Chs. 6 — 7.
В уголовных законах некоторых штатов элементы actus reus и mens rea сформулированы как нормы о виновности. В частности, в § 301 УК штата Пенсильвания говорится о «требовании добровольного действия», т.е. лицо считается невиновным в преступлении, если «его ответственность не основана на поведении, включающем добровольное действие или несовершение действия, которое оно физически способно совершить». В § 302 этого же закона в качестве «минимального требования виновности» названа необходимость установления в отношении каждого материального элемента преступления (т.е. в составляющих actus reus) намеренности, сознательности, небрежности или неосторожности, «как того требует закон» (т.е. установления mens rea).
Как и в любом другом государстве, в США на законодательном уровне пытаются сформулировать нормы, определяющие формы вины. В частности, уголовным кодексом штата Пенсильвания они определены следующим образом:
1) намеренность в отношении материального элемента преступления имеет место, если: а) сознательной целью лица является осуществление акта преступного поведения или наступление последствий; б) лицо осознает существование обстоятельств, сопутствующих совершению деяния (наступлению последствий), или предполагает либо надеется на существование таких обстоятельств;
2) сознательность в отношении материального элемента преступления наличествует, если: а) лицо осознает запрещенный характер своего поведения либо осознает наличие сопутствующих обстоятельств; б) лицо сознает существование «практической вероятности» того, что его поведение вызовет последствия, предусмотренные материальным элементом;
3) небрежность в отношении материального элемента устанавливается в случае, когда лицо сознательно пренебрегает значительным и неоправданным риском того, что существует материальный элемент или наступят последствия его поведения;
4) неосторожность в отношении материального элемента имеет место, когда лицо осознает значительный и неоправданный риск существования материального элемента или наступления последствий. Риск должен быть «такого характера и степени, что неосознание исполнителем этого риска с учетом характера и цели его поведения и обстоятельств, известных ему, включает грубое отклонение от требований осторожности, которую разумный человек должен соблюдать в ситуации исполнителя».
В доктрине американского уголовного права не утихает спор о разграничении неосторожности и случая (т.е. невиновного причинения вреда). По мнению Дж. Флетчера, неосторожность есть разновидность необоснованного риска. Разница между «осознанной» неосторожностью (неосторожностью в собственном смысле — recklessness) и «неосознанной» неосторожностью (небрежностью — negligence) состоит в способности деятеля («разумного» или «обычного» человека) в достаточной степени осознавать риск, сопряженный с его поведением <4>.
———————————
<4> См.: Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М., 1998. С. 286 — 290.
В США до настоящего времени окончательно не разрешен вопрос об уголовно-правовом значении мотива и цели преступного поведения. По словам Э. Дэнджела, в «повседневном употреблении термины «мотив» и «цель» считаются синонимами, но в праве они различаются. Мотив не является целью, хотя он и приводит к постановке цели. Он предшествует преступному поведению, тогда как цель сопровождает его». Мотив «искушает разум совершить преступление, вынуждает совершить действие для достижения… результата» <5>. Большинство авторов, признавая разнообразие мотивов для достижения одной цели, уголовно-правовое значение их связывают с «ближайшим» и «конечным» результатом акта человеческого поведения.
———————————
<5> Dangel E. Criminal Law. Boston, 1951. P. 92.
По вопросу понятия сущности мотива преступления известный российский ученый Б. Волков очень образно на этот счет подметил, что «мотив «нравственным светом» освещает содеянное человеком, его помыслы и поступки. Мотив, будучи непосредственно связанным с личностью, ее социально-психологическими особенностями, играет важную роль в индивидуализации ответственности и наказания…» <6>.
———————————
<6> Уголовное право России. Общая часть. Изд-во Казанского университета, 1994. С. 155.
Уголовному праву США знаком институт «строгой» («абсолютной») ответственности, когда лицо может быть подвергнуто наказанию без установления вины. При этом «строгая ответственность» является проявлением объективного вменения <7>. В частности, это имеет место при ответственности одного лица за другое (чаще всего хозяина) за уголовно наказуемые действия своих рабочих или служащих.
———————————
<7> См.: Козочкин И.Д. Строгая ответственность в уголовном праве Англии и США // Правоведение. 2000. N 1. С. 136.
Физическое лицо в США подлежит уголовной ответственности за некоторые преступления по достижении возраста 7 лет, но в полном объеме уголовная ответственность наступает для лиц старше 14 лет. В некоторых штатах минимальный возраст уголовной ответственности установлен с 10 (Луизиана), 13 (Иллинойс), 14 (Миннесота), 15 (Техас), 16 (Нью-Йорк) лет. Обязательным признаком субъекта — физического лица — является его вменяемость. Как и в Англии, уголовное право США фактически презюмирует вменяемость лица, достигшего возраста уголовной ответственности, а состояние невменяемости определяется по «правилам Макнотена». В отдельных штатах эти правила дополнены доктриной «непреодолимого импульса» (irresistible impulse), вызванного психическим заболеванием или дефектом психики, лишившими лицо возможности контролировать свое поведение <8>.
———————————
<8> См.: Ferguson R.W. Readings on Concepts of Criminal Law. Minneapolis-St. Paul, 1975. P. 543.
Состояние невменяемости законодательно закреплено в УК некоторых штатов по образцу, предложенному Примерным уголовным кодексом (например, в § 30.05 штата Нью-Йорк).
Уголовное право США традиционно исходит из признания юридического лица субъектом преступления. В § 18 раздела 18 Свода законов США в самой общей форме говорится, что термин «организация» означает любое лицо, кроме индивида. Виды юридических лиц как субъектов и пределы их уголовной ответственности серьезно варьируются в законодательстве отдельных штатов от признания корпорации субъектом преступления как таковой (§ 60.25 УК штата Нью-Йорк) до градации юридических лиц как субъектов (корпорации и организации, т.е. неинкорпорированные объединения), установления в некоторых случаях их «строгой» ответственности по правилам объективного вменения, а также указания ситуаций субститутивной ответственности физических лиц за корпоративные преступления (§ 307 УК штата Пенсильвания) <9>.
———————————
<9> См.: Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2002. С. 58 — 74.
Как правило, юридические лица в США несут уголовную ответственность за преступления, связанные с их экономической деятельностью, нарушением экологических правил и т.п., однако в истории американской юстиции есть прецедент предъявления корпорации обвинения в убийстве <10>.
———————————
<10> Речь идет о широко известном случае, когда корпорации Ford Motors было предъявлено обвинение в убийстве трех человек, сгоревших в автомобилях марки Pinto. Расследование установило, что руководство компании выпустило автомобиль в продажу, будучи осведомленным о том, что его бензобак расположен в опасном месте и существовала «высокая вероятность» его взрыва при столкновении. См.: Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990. С. 53.
Обстоятельства, исключающие преступность деяния. К этим обстоятельствам («защитам») в уголовном праве США традиционно относят ошибку, необходимую оборону, необходимость, исполнение приказа.
Следует отметить, что институт необходимой обороны состоит из трех ее разновидностей: самообороны, обороны другого лица и обороны имущества. В США вопрос о необходимой обороне решается в рамках проблемы о правомерности применения физической силы для защиты (спасения) индивидуального интереса.
Американские законодатели, определяя условия правомерности необходимой обороны, акцентируют внимание на детализации пределов применения насилия в целях обороны. В американской теории и судебной практике при правовой оценке действий обороняющегося наиболее часто подвергаются анализу следующие вопросы: а) когда в случае нападения может быть использована «смертоносная» сила и является ли ее применение всегда вынужденным; б) имелась ли у обороняющегося «разумная уверенность» в применении силы; в) было ли нападение непосредственным и реальным <11>.
———————————
<11> См.: Robinson P.H. Criminal Law Defenses: A Systematic Analysis. Columbia Law Review, 1982. Vol. 82. P. 199 — 211.
Закон определяет посягательства и предписывает использовать физическую силу той или иной степени тяжести на основании принципа соразмерности. Так, УК штата Нью-Йорк в ч. 2 § 35.15 разрешает обороняющемуся лицу применять смертельную физическую силу, если оно разумно полагает, что другое лицо: 1) применяет или вот-вот начнет применять смертельную физическую силу; 2) совершает или пытается совершить похищение человека, насильственное половое сношение (изнасилование) или ограбление; 3) совершает или пытается совершить «берглэри» (взлом жилища с целью хищения); 4) совершает или покушается на совершение поджога.
Отдельную норму американское законодательство посвящает определению пределов применения насилия в целях защиты собственности и жилища. УК штата Нью-Йорк в § 35.20 излагает пределы правомерного использования насилия для защиты недвижимости. В частности, «любое лицо может применить физическую силу к другому лицу, если оно разумно полагает, что это необходимо для предотвращения или пресечения того, что… представляет собой совершение или покушение на совершение преступления, связанного с причинением ущерба помещению и любой недвижимости. Оно может применить физическую силу любой степени тяжести, кроме смертельной физической силы, которая… необходима для данной цели, и оно может применить смертельную физическую силу, если, как оно разумно полагает, она необходима для предотвращения или пресечения совершения поджога».
Регламентируя пределы обороны движимого имущества, УК штата Нью-Йорк в § 35.25 закрепляет следующие положения: «Лицо может применить физическую силу к другому лицу за исключением смертельной физической силы тогда и в такой степени, когда и насколько, как оно разумно полагает, это необходимо для предотвращения или пресечения того, что… представляет собой совершение или попытку совершения таким другим лицом кражи либо причинение или попытку причинения им уголовно наказуемого ущерба имуществу, но не такому, каким является помещение и любая недвижимость».
Американская доктрина необходимости исходит в основном из предположения субъекта о грозящей опасности, т.е. сводится к его субъективному восприятию. Основание допустимости причинения вреда в состоянии необходимости основывается на защите коллективного (публичного) интереса, т.е. когда лицо сознательно нарушает один охраняемый законом интерес для сохранения другого, более важного интереса, как бы соотнося свое поведение с интересами общества в целом. «С точки зрения общественного интереса правильно войти в чужой дом, чтобы предотвратить пожар. Действие во имя общего блага оправдывает нарушение менее важных интересов» <12>.
———————————
<12> Флетчер Дж., Наумов А.В. Указ. соч. С. 352.
Тем не менее в американской доктрине особо обсуждается вопрос об «оправданном» причинении смерти человеку в состоянии «вынужденной» необходимости, например, в случае, когда два и более человека оказываются перед лицом общей опасности, ни у кого из них не возникает права спасать свою жизнь, «убивая другого» <13>.
———————————
<13> См.: Smith J. Op. cit. P. 272.
В ст. 3.02 Примерного уголовного кодекса установлены следующие условия правомерности крайней необходимости: вред угрожает самому лицу или другим лицам; угрожающий вред или зло больше, чем вред или зло от поведения, к которому прибегает лицо; УК или другой уголовный закон не делают изъятий для защиты в связи с этой конкретной ситуацией; законодатель не выражает иным образом свой отказ предоставить защиту в этой ситуации.
Если ситуация крайней необходимости возникла в результате опрометчивого или небрежного поведения самого лица либо вывод лица о необходимости такого поведения — результат его опрометчивости или небрежности (т.е. в действительности не было необходимости в таком поведении и «разумное лицо» не стало бы причинять вред), то лицо несет уголовную ответственность при условии, что для наступления уголовной ответственности таких форм вины, как небрежность или «неосознанная» небрежность, достаточно.
Согласно п. 2 § 35.05 УК штата Нью-Йорк, поведение не является наказуемым, если оно является необходимым как чрезвычайная мера, чтобы избежать нависшей угрозы причинения публичного или личного вреда при соблюдении следующих условий: 1) ситуация не создана по вине самого лица; 2) угроза настолько серьезна, что в соответствии с «обычными стандартами интеллекта и морали желательность и срочность недопущения такого вреда несомненно перевешивают желательность недопущения вреда, на предупреждение которого направлен закон, определяющий соответствующее посягательство»; 3) необходимость и оправданность такого поведения не может основываться на соображениях, имеющих отношение только к морали и целесообразности, следующей из закона, как в плане его общего применения, так и в отношении его применения к определенной категории дел.
Один из разработчиков Примерного УК США Л. Шварц сказал: «Образ Америки, который воздействует на наших друзей, врагов и нейтрально настроенных людей во всем мире, — это не только отражение наших материальных ресурсов или нашей военной мощи. Мир оценивает нашу цивилизацию также, а может быть, в первую очередь, по результатам нашего интеллектуального творчества и по тому, каковы идеалы и практика нашего правосудия» <14>.
———————————
<14> Цит. по: Примерный уголовный кодекс / Под ред. и с предисловием Б.С. Никифорова. М., 1969. С. 25.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Оставьте комментарий