Недостача в магазине, что делать?

Почти все Владельцы магазинов используют постановление Министерства труда Республики Беларусь от 14 апреля 2000 г. №54 «Об утверждении Положения о коллективной (бригадной) материальной ответственности» в целях сохранить свои денежные средства при недостачах. Согласно этому Положению, ответственность за недостачу несет продавец или кассир, то есть материально ответственные лица.
Сразу следует отметить, что это работает ТОЛЬКО при мелких недостачах. Крупные недостачи, которые составляют, например, 3-4 месячную зарплату сотрудника, гарантированно заканчиваются судами, письмами во все инстанции, увольнением почти всего коллектива.
Владелец при этом теряет и деньги, и нервы. Исходя из собственного опыта могу сказать, что ни одна продовольственная компания малого и среднего бизнеса не является идеально «подкованной» с юридической точки зрения.
Поэтому чаще всего в случае, когда группа сотрудников обращается в суд вместе с опытным юристом, то дело для владельца компании оказывается проигранным.
Существует глубокое заблуждение владельцев, что если недостача выявлена, и подписан договор о коллективной материальной ответственности, то виновное лицо гарантированно вернёт денежные средства. Это далеко не всегда так — вам явно не попадались «зубастые» сотрудники с грамотным адвокатом.
Ещё одно заблуждение состоит в том, что наличие видеокамер предупреждает недостачу кассиров и продавцов. Прежде чем ставить видеокамеры, посчитайте, сколько стоит оборудование и его обслуживание, кто и за сколько денег будет просматривать видео по 12-15 часов в сутки, сохраняя внимательность на 3-5 камер. Видеокамеры на первое время предотвращают недостачи денег, а далее по классическому сценарию: присвоил немного денег – сошло с рук – можно брать больше.
ПОЧЕМУ ПРОИСХОДЯТ КРАЖИ?
Среди основных причин можно назвать слабый учет и контроль денежных средств, наличие неофициальных денег, злоупотребление доверительными отношениями.
С точки зрения психологии лишь 5% осуществляют кражи на предприятии или в магазине по своей природе. Это люди, которые врут, мошенничают и воруют всегда, в любой удобной и не очень удобной ситуации, даже тогда, когда это не идёт им на пользу. В случае подобной патологии есть только одно надёжное средство: не подпускать таких людей к себе. С другой стороны, существует и 5% людей, которые не будут воровать ни при каких обстоятельствах, из-за своих принципов, честности и/или чувства страха. В случае совершения кражи такие люди испытывают длительное психологическое угнетение и даже могут впасть в депрессию.
В остальных 90% случаев воровство происходит из-за:
1) мнимой или реальной нужды;
2) возможности оправдать свой поступок;
3) уверенности, что кража сойдет с рук.
МЫ ПОДХОДИМ К ГЛАВНОМУ ВОПРОСУ: КАК ЗАДЕЛАТЬ ДЫРЫ, ПРОТОЧЕННЫЕ В ВАШЕМ БИЗНЕСЕ ВОРАМИ?
Сначала надо определить, что такое кража или недостача. В продуктовом магазине есть очевидные кражи — например, когда продавец съедает товар и не платит за него — это называется «крысинг». Если каждый продавец ежедневно будет съедать пачку печенья, пакетик чипсов, шоколадный батончик и т.п., пусть даже на несколько долларов в день (в Беларуси курсы непостоянны, и для объективного взгляда на проблему проще считать в долларах США), то в месяц сумма окажется довольно значительной.
Расследование краж в магазине и недостач в кассе обязательно нужно проводить, хотя бы на рабочем месте. Нельзя оставить виновного безнаказанным, а также необходимо показать другим сотрудникам, что вы активно боритесь с хищениями на работе.
Зачастую на предприятиях происходит воровство, на которое хозяева обычно не обращают никакого внимания. Например, сотрудник распечатал школьный доклад своего ребенка на офисном ксероксе: немного вашей бумаги, ваших чернил, вашего электричества, полчаса оплаченного вами рабочего времени.
Между прочим, значительная часть внутренних хищений и растрат начинается с того, что носитель ситуационной этики сталкивается с новой и острой дилеммой: например, Мария Ивановна обнаруживает, что ее сына арестовали с сильнодействующими препаратами, на которые ему никто не выписывал рецепта, и теперь ей нужны 3000 долларов на адвоката и прочие подобные нужды, а взять их неоткуда. Похожие проблемы встают перед тысячами белорусов еженедельно, и их порой не могут избежать даже самые благополучные семейства. И вот, вполне порядочная и надежная сотрудница внезапно оказывается перед выбором: вы или ее дом, вы или ее сын. Вы не можете управлять реальными или мнимыми нуждами сотрудника ни через зарплату, сколько вы ее ни повышайте, ни через бонусы, ни через мотивационные семинары, ни через поощрения за отличную работу, ни через длительные взаимоотношения. НЕ МОЖЕТЕ.
Выход только один: быть бдительным, внимательным и отслеживать все критические изменения в жизни ваших сотрудников.
Возможность оправдать свой поступок (хищения на работе) часто сопряжены с психологическим контекстом. Вы не можете управлять мыслями человека и проникать в его извращенную логику. Вот такую, например:
«Да у нас целая комната бумаги для ксерокса. Подумаешь, одна пачка!»
«Я беру не себе, а своим детям. Вот, дострою дом и будет наследство единственной дочке».
«Маша, Настя и Иван Иванович так делают. А я что, хуже?»
«Он столько лупит с клиентов, что вполне обойдется без…»
В общем, вы поняли. А сочетание сильной нужды и готовых оправданий — это уже что-то.
Итак, вы не можете контролировать нужды людей и не можете контролировать их оправдания. В тех секторах розничной торговли, где мы работаем в качестве эксперта по борьбе с кражами среди персонала, рентабельность бывает настолько низкая, что вороватые продавцы с курьерами кладут львиную выручки магазина себе в карман, причем, в отличие от хозяина этого магазина, безо всяких вложений, рисков, хлопот с арендой, оборудованием и наймом персонала. Не удивительно, что магазины закрываются, особенно если в стране сложная ситуация. Таким образом, вашим работникам и не нужно каждый день красть помногу, чтобы вы столкнулись с перспективой выйти на пенсию совсем не таким состоятельным человеком, как планируете. К сожалению, большинство владельцев предприятий эта мысль вряд ли заставит шевелиться.
Странное дело, бизнесмены, которые впадут в ярость, застукав сотрудника за кражей денег из кассы или за растратой средств с расчетного счета компании, смотрят сквозь пальцы на другие формы воровства. Потому давайте я кратко пробегусь по этим другим формам, от которых у вас, возможно, закипит кровь в жилах, и вы решите, наконец, что выносить подобного больше нельзя.
СЛУЧАЙ В МАГАЗИНЕ
Вот поучительная история. Рядом три небольших продовольственных магазина (по 10-12 сотрудника в штате). Недостачи в магазине были мелкими, владелец не акцентировал свое внимание на этом. Для того, чтобы конкурировать с двумя другими магазинами и не вылететь из бизнеса в кризисное время, он вложил немалую сумму в частную консалтинговую компанию, занимающуюся увеличением продаж. Согласно разработанной концепции, он начал проводить обширную промокампанию с выдачей подарков, сбор клиентской базы, массивное рекламное продвижение, акции, скидки, флаеры, доставки и т.д. При проведении замеров показателей всей маркетинговой компании, результаты оказались положительными, но слабыми. Однажды владелец зашел в магазин с черного хода незамеченным и подслушал, что продавщица говорила новому клиенту, который пришел с купонами акции: «Ну, вы же понимаете, что это все разводка? Хозяин покупает это барахло за бесценок на какой-то распродаже, к тому же вы все равно платите за этот подарок. А главный приз, могу спорить, выиграет какой-нибудь его родственник. Кстати, эта колбаса стоит дешевле на 2 рубля в соседнем магазине». И клиент пошел восвояси.
Получив такой удар, владелец решил изучить, как работают остальные его люди, и обратился к нам за необычной услугой «Тайный сотрудник». В течение трёх дней наши агенты наряду с другими продавцами стояли за прилавком, вместе обедали, менялись сменами и т.д. Выяснилось, что большинство, рассчитывая клиента, не сообщали ему о других предлагаемых товарах, акциях и т.п. Некоторые добавляли незначительную сумму к ценнику, не пробивая чек, а позже разницу клали себе в карман. Другие прямо на рабочем месте берут с полки вафли и едят их, а в тетрадь записей в конце смены не вписывают, якобы по забывчивости. Одна из сотрудниц своему знакомому насыпала горсть купонов, а позже этот же человек пришел с заполненной книжкой купонами и получил подарок. По отношению к владельцу – вечное недовольство: жлоб, жмот, недоплачивает. В итоге владельцу пришлось заменить весь коллектив, так как реанимировать корпоративные отношения в данном случае бессмысленно, а объяснить, что надо улыбаться клиенту, а тем более заставить, чтобы продавцы бесконтрольно выполняли эту элементарную задачу — просто невыполнимая миссия. Таких примеров множество!
Если Вы считаете, что этого нет в Вашей компании, копните поглубже. Владелец теряет деньги именно из-за персонала, который обязался честно выполнять свои трудовые обязанности. Когда приходит время получения зарплаты все хотят денег и ни в коем случае не меньше, но я не видел еще ни одного продавца, который сказал бы: «Знаете, Иван Иванович, я в этом месяце потрудилась на 90% своих обязательств, поэтому не доплатите мне 10% к моей зарплате». Наличие недостач в кассе и на складе или отсутствия расследований краж на рабочем месте, которые расписываются на виновных и невиновных, значительно усиливает негативное отношение к работе и руководству. По нашим подсчетам, владелец бизнеса из-за недобросовестного персонала теряет (недозарабатывает) 20-50% из своего заработка ежемесячно.
Вывод: сотрудник всегда будет оправдывать свои плохие поступки. Изменить это не под силу никому.
КАК ЖЕ ПОСТУПАТЬ В ПОХОЖИХ СЛУЧАЯХ И НЕ ПОТЕРЯТЬ ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА?
Отправьте нам заявку. Мы подскажем юридические нюансы и поможем уцелеть вашему бизнесу.
ПОЛИГРАФ КАК СРЕДСТВО КОНТРОЛЯ
Уверенность вора, что ему все сойдет с рук — это единственное, чем вы можете управлять и должны контролировать. Вот именно здесь успешно применяется полиграф. Полиграф эффективно предупреждает недостачи в магазинах товара на складе или денег в кассе, совершаемых собственным персоналом. Рекомендую при приеме на работу упоминать о применении полиграфа в Вашей организации и ежегодно осуществлять прохождение полиграфа выбранным персоналом. Нет необходимости проверять каждого на полиграфе. Важно, чтобы все сотрудники видели и знали, что работают на серьезную фирму, которая жестко борется с воровством на предприятии. Полиграф, в данном случае, играет роль «кнута» и создает внутренний страх у нерадивого сотрудника, что в любом случае о его неправильном поступке узнают все. Ответственность за принятие решения берёт на себя полиграфолог.
В нашей практике те компании, у которых я регулярно провожу хотя бы одну проверку в год, не страдают от краж и недостач. Поэтому проверки на полиграфе являются профилактикой воровства в коллективах, краж в магазине и недостач в кассе. Крупные кражи, как правило, начинаются с мелких, когда вор в коллективе осознал, что преступление сошло ему с рук. К внезапным крупным кражам часто причастны руководящие должности: директор или заведующий. Ниже я приведу несколько ситуаций из моей практики, мотивы и методы предупреждения подобных деяний (название организаций опускаю, на основании договора о конфиденциальной информации и разглашению не подлежат):
А) Новый продовольственный магазин с персоналом в 6 человек. Владелица на должность заведующей магазином взяла старую знакомую, которая давно работает в торговле. Первая инвентаризация через 3 месяца выявила недостачу в 500$ (расписали на всех сотрудников).
Вторая инвентаризация ещё через 3 месяца, недостача – 900$ (расписали на всех сотрудников).
Третья – 4 400$.
Результаты проверки: только заведующая магазином причастна к недостачам.
Нужда: содержала безработного мужчину, значительно моложе, чем сама.
Оправдание: для любимого человека, для себя любимой.
Уверенность: украла в первый раз и всё сошло с рук, можно и ещё раз.
Б) Продовольственный магазин, персонал — 4 человека. Семь лет без недостач. Пришла новая сотрудница. Ближайшая инвентаризация через 3 месяца — недостача 350$. Следующая — недостача 3800$.
Результаты проверки: причастна давно работающая женщина, новичок непричастна.
Нужда: сын под следствием, деньги для спасения от возможной тюрьмы.
Оправдание: всё для единственного сына.
Уверенность: торговали из-под прилавка «левым» мясом, без пробивания по кассе, поэтому была уверенна, что обращаться в милицию хозяин не будет.
В) Цветочный магазин 5 человек. Были мелкие недостачи до 100$, расписывались среди всех. Неизменный коллектив работал последние 2 года. Предпоследняя инвентаризация – 1200$, а последняя – 4200$.
Результаты проверки: одна из молодых сотрудниц просто не пробивала по кассе и потом разницу по отчету клала в карман, другая – накручивала большую сумму, чем на ценнике, а разницу в карман.
Нужда: мать одиночка, раньше себе позволяла больше тратить денег.
Оправдание: девальвация рубля, а жильё в долларах.
Уверенность: я неофициально работаю, так что с меня, как «с гуся вода».
Предоставляю практический кейс: нарезка видео по недостаче в магазине бытовой техники. В круг подозреваемых входит 4 человека, включая заведующую. Инвентаризация на предприятии проводится 1 раз в 6 месяцев. Сумма недостачи составила около 1500 долларов США. Руководитель не стал дожидаться более крупных недостач и обратился в компанию «Верификатор» для проведения служебного расследования с применением полиграфа.
Задача: установление причастных лиц к недостаче и, по возможности, возврат похищенного товара или денежных средств.
Итог служебного расследования: установлено одно причастное лицо, добровольный возврат денежных средств, даны рекомендации по работе с персоналом и методы предупреждения повторных недостач.

Youtube В Беларуси продавец – одна из самых дорогих профессий. Устроился на работу, поставил подпись в договоре, что ты материально ответственный, – и ответственность появится. Все, чего недосчитались во время инвентаризации, руководство взыщет с работников. Суммы недостачи могут быть больше, чем зарплата. И доказать, что ты ничего не брал, – надежды мало.

«Через месяц после приема товара у нас вышло 5700 рублей недостачи», – говорит бывшая заведующая магазина Юлия Пуцко.

В прошлом году Юлия пришла работать заведующей «Детского мира». Магазин принадлежит Щучинскому райпотребсоюзу. Заработок женщины был 280 рублей. Отработала месяц и ушла, имея задолженность 2850 рублей. Недостачу разделили между Юлией и ее коллегой.

«В торговлю больше не хочу идти, и не верю людям, и не буду вообще верить, потому что за месяц работы я получила одну зарплату, а надо отдать 10 таких зарплат», – говорит Елена Бакун, которая работала в «Детском мире» продавщицей .

Когда Елена и Юлия устраивались на работу в «Детский мир», а бывшие продавцы увольнялись, – руководство, как и полагается в таких случаях, проводило инвентаризацию. Продавщицам, на смену которым пришли Юлия и Елена, насчитали недостачу 1700 рублей. Женщины утверждают, что результаты той проверки поддельные. Ведь досконально ревизоры ничего не проверяли.

«Во время ревизии то больше по количеству товаров мы видели, то по ценам. Но мы за всем уследить не могли», – рассказывает Юлия Пуцко.

Когда приступили к работе, женщины сразу заметили нарушения. Например, во время ревизии приняли ящик с красками, где по документам каждая из двадцати коробок красок стоила четыре с половиной рубля. В действительности в ящике часть красок стоила втрое дешевле.

«Нам, оказывается, передали поношенную одежду, которую их дети носили, и они принесли в магазин. Товар, стоимость которого была завышена в три или два раза. Кофточка стоила на самом деле 14 рублей, а у них она – по 33 рубля», – рассказывает Юлия Пуцко, бывшая заведующая магазином.

Юлия с первых дней работы просила руководство провести еще одну инвентаризацию. Но ревизоры пришли только через месяц. Женщины под давлением руководства подписали акты ревизии. Ведь поверили руководству, что то во всем разберется. Но разбираться никто не стал. Тогда Юлия и Елена обратились в суд. Надеются, что в суде их услышат и найдут тех, кто действительно виноват.

«Чтобы суд вообще отменил – единичные случаи. Обычно взимают. Может до 30 процентов суд убрать, какую-то небольшую сумму повесить на руководство. А все остальное ложится на плечи продавцов», – комментирует Юрий Беляков, юрист независимого профсоюза РЭП.

Икрала и закопала в поле?

Татьяна Мухля работала продавщицей в Щучинском районе. Сначала в одном магазине, а когда тот снесли, работницу перевели работать в соседнюю деревню. Татьяна целый месяц просила ревизоров приехать, но визита не дождалась. И чтобы товар не испортился, вместе с коллегами перевезла его на новое место работы.

«На суде руководство говорило, что я товар в поле закапала», – рассказывает Татьяна Мухля.

Через поле на новое место работы Татьяна перевезла товара на 5000 рублей. Это было в 2016 году. А когда дождалась ревизоров, которых сама и позвала, выяснилось: женщина должна доложить в кассу более 2000 рублей. Руководство обвинила ее в краже: мол, недостача появилась, ведь Наталья украла часть товара, когда перевозила его.

«Второго числа я приехала, поставила кассовый аппарат, наработала, получила кассовые документы, и тогда я увидела, что идет несовпадение с деньгами, товарами и записями», – говорит Татьяна.

Согласно кассовой книге, у Татьяны не хватало более 1800 рублей. Женщина уверена, что ее подставили: дали не новый кассовый аппарат, как обещали, а тот, в который уже была вбита большая сумма. Она и составила основную часть недостачи. Еще несколько сотен рублей набежало из-за испорченных продуктов. Все это женщина пытается уже 2 года доказать в суде. Но ничего не получается: суд простил ей 30 процентов и взимает 1400 рублей.

«Судья сказала, что такие недостачи, в таких крупных размерах, такие частые недостачи – это болезнь государственных магазинов», – говорит Татьяна Мухля.

Продавец – материально ответственное лицо. Поэтому, чтобы не пришлось выплачивать недостачу, не нужно подписывать актов ревизии, если вы с ними не согласны. Стоит пересчитывать товар, который приходит в магазин. Если продавец заметил, что вместо, например, 20 единиц товара пришло 15, не нужно принимать его. Верните на склад и пишите служебную записку о несоответствии. Иначе за 5 единиц, которые не довезли, придется заплатить из собственного кармана.

Также в программе «Асабісты капітал»:

  • ЖКХ: Лукашенко приказал, чтобы все стало хорошо
  • Сколько стоит служба в армии?
  • Суп в хлебе и бургеры – что белорусы едят на улице

Программа «Асабісты капітал» полностью:

Опубликовано30 января 2019 в 20:00

Все будет зависить от того, как составлены бумаги (договора о материальной ответственности, результаты инвентаризации и т.п.), сможете ли Вы доказать факт своей непричастности к недостаче и то, что вам как работнику работодателем не созданы условия, необходимые для нормальной работы и обеспечения полной сохранности вверенного ему имущества

а вот один из примеров:

Решение о взыскании недостачи с продавца магазина.

Именем Российской Федерации

2 апреля 2009 г. п. Балахта

Судья Балахтинского районного суда Красноярского края Ерлыкова И.М.,

при секретаре Дорш О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Л Александра Викторовича к У Татьяне Федоровне о взыскании ущерба,

УСТАНОВИЛ:

Л А.В. обратился в суд с иском к У Т.Ф. о взыскании ущерба в сумме 25 709 руб. 96 коп, причиненного недостачей, мотивируя свои требования тем, что он является индивидуальным предпринимателем, и ему принадлежит магазин «С ц» в с. К Балахтинского района, в котором ответчица работала в должности продавца, и с нею был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности за сохранность вверенных ей материальных ценностей. 21 января 2009 г. в магазине была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей, в результате которой выявлена недостача на сумму 33 791 руб. Приказом № 6/1 от 21 января 2009 г. в счет погашения недостачи удержана заработная плата ответчицы за декабрь 2008 г. и январь 2009 г. в сумме 8 081 руб. 04 коп., а оставшуюся сумму недостачи 25 709 руб. 96 коп. он просит с неё взыскать на основании п. 1 ст. 243 Трудового кодекса РФ.

В судебном заседании истец свои требования поддержал и пояснил, что У работала продавцом в принадлежащем ему магазине «С ц» в с. К с марта 2008 г. и с нею был заключен договор о полной материальной ответственности. Вначале У работала нормально, поощрялась премиями, первая ревизия в июне 2008 г. недостачи у неё не выявила. Потом ответчица стала допускать прогулы, грубое отношение к покупателям, возникли подозрения, что она не полностью сдает выручку. 20 января 2009 г. У обвинила его в том, что ночью в её отсутствие он зашел в магазин и выбросил на улицу цветы, хотя все обстоятельства свидетельствовали о том, что У это сделала сама. 21 января 2009 г. на основании приказа в магазине была проведена инвентаризация, в результате которой установлена недостача в сумме 33 791 рубль. В счет возмещения ущерба он удержал из заработной платы ответчицы 8 081 руб. 04 коп., а оставшуюся сумму 25 709 руб. 96 коп. просит взыскать с У. Считает, что причинами недостачи стали халатность и недобросовестность ответчицы, которая ненадлежащим образом следила за сохранностью цветов, не ухаживала за ними, не поливала, вовремя не меняла воду в срезке, разрешала обламывать цветы, которые от этого погибали, и не вела должным образом учет в магазине. Объяснение после установления недостачи ответчица писать отказалась, а также отказалась подписывать какие-либо документы.

Ответчица У Т.Ф. требования не признала и пояснила, что работала продавцом в магазине «С ц» на основании приказа, договор о полной материальной ответственности с нею был заключен, а трудовой договор не заключался. Составления товарно-денежных отчетов истец от неё не требовал, поскольку эти отчеты составляла коммерческий директор Л С.В. Последняя отчеты ей отдавала не все и не вовремя, подписывать и возвращать ей отчеты не требовала. Проверить эти отчеты она не могла, т.к. у неё не было приходных и расходных документов, все они хранились у Л С.В. На живые цветы фактуры ей отдавали, цветы привозили в её отсутствие и списание производили также в её отсутствие, акты на списание ей не предъявлялись и ею не подписывались. 21 января 2009 г. у неё была проведена инвентаризация, в ней принимали участие У, Р и она. Инвентаризационную опись вели У и Р, а она проверяла наличие товара и называла им наименование, цену и количество. Эту опись ни она, ни кто из членов инвентаризационной комиссии не подписывал. Когда они закончили переписывать товар в магазине, пришли в офис, где находилась Л С.В., которая вывела недостачу. Распечатанной на компьютере инвентаризационной ведомости, сличительной ведомости ей не показывали и расписаться в них не предлагали, объяснительную ей также написать не предлагали. Считает, что причиной недостачи может быть только то, что бухгалтерией не производилось списание цветов, как срезки, так и комнатных, которые в течение длительного времени не продавались, что приводило к порче и гибели. Предыдущая инвентаризация проводилась в июне 2008 г., и недостачи у неё не было. К работе она относилась добросовестно, о существовании приказов о наложении на неё дисциплинарных взысканий и о прогулах ей неизвестно, её с ними не ознакомили. С удержанием истцом её заработной платы в счет погашения недостачи не согласна и обжаловала приказ прокурору.

Выслушав объяснения сторон, допросив свидетелей, исследовав письменные доказательства, суд считает исковые требования удовлетворению не подлежащими по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

На основании ст. 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или другими федеральными законами.

В соответствии с п. 2 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях:

2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Согласно ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части 1 статьи 243 ТК РФ), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующие денежные, товарные ценности или иное имущество.

В силу ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт. Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном настоящим кодексом.

Как следует из содержания ст.ст. 9, 12 Федерального закона № 129-ФЗ от 21 ноября 1996 г. (с изменениями от 3 ноября 2006 г.) «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка.

Порядок и сроки проведения инвентаризации определяются руководителем организации, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно. Проведение инвентаризации обязательно: при смене материально ответственных лиц; при выявлении фактов хищения, злоупотребления или порчи имущества.

Выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета отражаются на счетах бухгалтерского учета в следующем порядке: а) излишек имущества приходуется, б) недостача имущества сверх норм – на счет виновных лиц. Если виновные лица не установлены или суд отказал во взыскании убытков с них, то убытки от недостачи имущества и его порчи списываются на финансовые результаты организации.

Порядок проведения инвентаризаций определяется Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Министерства финансов РФ от 13 июня 1995 г. № 49 (далее – Методические указания).

В соответствии с п.п. 1.3, 2.3, 2.4, 2.8, 2.9, 2.10, 4.1, 5.1 Методических указаний инвентаризация имущества производится по его местонахождению и материально-ответственному лицу. Для проведения инвентаризации создаются инвентаризационные комиссии, персональный состав которых устанавливается письменным приказом (постановлением, распоряжением) руководителя организации. В состав инвентаризационной комиссии включается представители администрации организации, работники бухгалтерской службы, другие специалисты. Отсутствие хотя бы одного члена комиссии при проведении инвентаризации служит основанием для признания результатов инвентаризации недействительными. До начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии надлежит получить последние на момент инвентаризации приходные и расходные документы или отчеты о движении материальных ценностей и денежных средств. Материально ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие сданы в расход. Проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально-ответственных лиц.

Сведения о фактическом наличии имущества и реальности учетных финансовых обязательств записываются в инвентаризационные описи или акты инвентаризации не менее чем в двух экземплярах. Наименование инвентаризуемых ценностей и объектов, их количество указывают в описях по номенклатуре и в единицах измерения, принятых в учете. На каждой странице описи указывают прописью число порядковых номеров материальных ценностей и общий итог количества в натуральных показателях, записанных на данной странице, вне зависимости от того, в каких единицах измерения (штуках, килограммах, метрах и т.д.) эти ценности показаны. Описи заполняются четко и ясно, без помарок и подчисток. Исправление ошибок производится во всех экземплярах описей путем зачеркивания неправильных записей и проставления над зачеркнутыми правильных записей. Исправления должны быть оговорены и подписаны всеми членами инвентаризационной комиссии и материально-ответственными лицами. В описях не допускается оставлять незаполненные строки, на последних страницах незаполненные строки прочеркиваются. На последней странице описи должна быть сделана отметка о проверке цен, таксировки и подсчета итогов за подписями лиц, производивших эту проверку. Описи подписывают все члены инвентаризационной комиссии и материально-ответственные лица. В конце описи материально-ответственные лица дают расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий и принятии перечисленного в описи имущества на ответственное хранение. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально-ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший – в сдаче этого имущества.

Для оформления инвентаризации применяются формы первичной учетной документации по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, в частности типовые унифицированные формы № ИНВ-3, утвержденные Постановлением Госкомстата РФ от 18 августа 1998 г. № 88.

Сличительные ведомости составляют по имуществу, при инвентаризации которого выявлены отклонения от учетных данных. В сличительных ведомостях отражаются результаты инвентаризации, то есть расхождения между показателями по данным бухгалтерского учета и данными инвентаризационных описей. Сличительные ведомости составляются по форме № ИНВ-19.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагаются на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействия) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

В судебном заседании установлено, что на основании приказа № 18 от 1 марта 2008 г. У Т.Ф. принята на работу на должность продавца в магазин «С ц» в с. К Балахтинского района Красноярского края, принадлежащий индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица Л А.В. (л.д. 27). 1 марта 2008 г. с ответчицей был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности (л.д. 7-8).

В результате ревизии, проведенной 21 января 2009 г. в магазине «С ц», выявлена недостача товарно-материальных ценностей на сумму 33 791 руб. (л.д. 50-51). Приказом № 6/1 от 21 января 2009 г. из заработной платы ответчицы удержано 8 081 руб. 04 коп. в счет погашения недостачи (л.д. 31), а оставшуюся сумму недостачи 25 709 руб. 96 коп. истец просит с неё взыскать.

Свидетели К С.Ш. и Е Е.Г. показали, что работают продавцами у индивидуального предпринимателя Л, отношения между ними и руководителем доверительные, товары могут завозиться в магазин в их отсутствие, позже ими приходуются, фактуры подписываются и сведения вводятся в компьютер, находящийся в магазине.

Свидетель Р Т.В. показала, что 21 января 2009 г. она принимала на свой подотчет магазин «С ц» и участвовала в проведении инвентаризации. Кроме неё участие в инвентаризации принимали У, которая сдавала магазин, и бухгалтер У. При этом У называла количество и цену товаров, а она и У вели записи, эти записи члены комиссии не подписывали. Когда весь товар был переписан, она и У уже в офисе стали по записям подсчитывать результаты инвентаризации, а затем Л С.В. сверила их с бухгалтерскими данными и выявила недостачу около 33 тысяч рублей. У отказалась от повторной инвентаризации, заявила, что ей никаких документов не показывали, вся отчетность велась без неё, испорченный товар с её подотчета не списывали, и допускала, что у неё могла быть недостача на 10 000 рублей, но не 30 000 рублей. Чистовую инвентаризационную опись распечатали на компьютере в этот же день, но У отказалась её подписать. Л С.В. участия в инвентаризации не принимала.

Свидетель У С.П. показала, что 21 января 2009 г. проводила инвентаризацию в магазине «С ц» вместе с У и Р. Она и Р вели опись под диктовку У, и в этот же день на компьютере была распечатана чистовая инвентаризационная опись. После сверки с бухгалтерскими данными по компьютеру Л С.В. была выведена недостача по подотчету У. У с недостачей была не согласна, инвентаризационные описи подписывать отказалась, объяснение давать также отказалась. После учета выяснилось, что У приход товара себе в тетрадь не записывала, а компьютер в магазине у неё установлен не был.

Свидетель Л С.В. показала, что У работала продавцом в магазине «С ц» с марта 2008 г. и ни разу не предъявляла ей претензий по поводу поступившего товара. 6 июня 2008 г. у неё была проведена первая инвентаризация, и результат был нормальный, но документально результат ревизии оформлен не был. В проведении инвентаризации 21 января 2009 г. она участия не принимала, только оформляла документы и выводила результат по компьютеру. Не отрицает, что цветы они привозили поздно ночью в отсутствие У, а приходные накладные она потом отдавала У. У должна была заносить товар в свою приходную тетрадь, но она последнее время этого не делала, в накладных за товар не расписывалась. Товарно-денежные отчеты по подотчету У составляла она (Л), отдавала их У на подпись, а та их не подписывала. Отчетов от У она не требовала. Испорченные цветы с подотчета У не списывали, а заменяли, т.е. она ставила У на приход товара меньше, чем фактически передавала, на количество испорченного товара, подлежащего списанию. На 21 января 2009 г. по бухгалтерским данным на подотчете у ответчицы должно было быть товара на 202 864 руб., а фактически было на 169 073 руб.

Свидетель Р П.И. показал, что зимой 2009 г. У сообщила о проникновении ночью в магазин, где она работала продавцом, неизвестных лиц, которые выбросили из магазина на улицу живые цветы и решетку. Осмотрев помещение магазина и прилегающую территорию, он пришел к выводу, что проникновения в магазин не было. Заявление в милицию писать У отказалась, поэтому материал проверки не составлялся.

Оценивая доказательства в их совокупности, суд считает, что исковые требования Л А.В. удовлетворению не подлежат, поскольку в судебном заседании установлены нарушения требований трудового законодательства, регулирующего материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю, а также порядок проведения инвентаризации имущества, в связи с чем результаты инвентаризации не могут быть признаны достоверными.

Истец приказом № 4/1 от 16 января 2009 г. для проведения 21 января 2009 г. инвентаризации в магазине «С ц» создал инвентаризационную комиссию в составе: коммерческого директора Л С.В., бухгалтера У С.П. и продавца Р Т.В. (л.д. 44). Однако из объяснений ответчицы, показаний свидетелей У С.П. и Р Т.В. установлено, что Л С.В. участия в инвентаризации товарно-материальных ценностей 21 января 2009 г. в магазине «С ц» не принимала. Этот факт не отрицала и сама Л С.В. Таким образом, член инвентаризационной комиссии Л С.В. отсутствовала при проведении инвентаризации, что само по себе служит основанием для признания её результатов недействительными.

Инвентаризационная опись от 21 января 2009 г., отражающая качественные и количественные характеристики товаров, имеющихся в наличии в магазине, представлена истцом в двух вариантах – выполненном от руки и печатном. Рукописная опись выполнена на нескольких листах бумаги, листы не пронумерованы, порядковые номера товаров отсутствуют, не указаны их полные наименования, в описи имеются не оговоренные исправления, опись не подписана ни членами инвентаризационной комиссии, ни материально ответственным лицом У Т.Ф. (л.д. 10-19).

Печатный вариант инвентаризационной описи от 21 января 2009 г. выполнен по форме N ИНВ-3 и представлен истцом в двух копиях, товарно-материальные ценности в них указаны под порядковыми номерами, при этом одна копия описи содержит 95 порядковых номеров, другая копия — 126 номеров; каждый лист описей подписан только двумя членами комиссии: У С.П. и Р Т.В., подписи члена инвентаризационной комиссии Л С.В. и материально-ответственного лица У Т.Ф. отсутствуют. Сличительная ведомость по форме N ИНВ-19 истцом также представлена в двух копиях, одна из которой содержит 109 порядковых номеров товарно-материальных ценностей (л.д.38), а вторая – 76 (л.д. 50-55), и ни одна из них ответчицей не подписана.

Как установлено в судебном заседании, инвентаризационная опись в печатном виде была изготовлена 21 января 2009 г., но не во время проведения инвентаризации в магазине, а позднее, и распечатана на компьютере. Истцом представлен акт от 21 января 2009 г. о том, что У Т.Ф. отказалась от подписи в акте передачи (л.д. 169), а доказательств того, что ответчица отказалась подписывать инвентаризационные описи и сличительную ведомость, истцом не представлено.

После проведения инвентаризации 21 января 2009 г. истец не истребовал у У Т.Ф. письменное объяснение для установления причины возникновения недостачи. У Т.Ф. в судебном заседании пояснила, что ей никто не предлагал написать такое объяснение. Представленная истцом в обоснование своих доводов докладная коммерческого директора Л С.В. от 21 января 2009 г. об отказе У Т.Ф. от дачи письменного объяснения таким актом не является. На докладной имеется резолюция истца о том, чтобы взять объяснение у Усачёвой Т.Ф., из чего можно сделать вывод о том, что на момент составления докладной объяснение у ответчицы затребовано не было (л.д. 170). Каких-либо других доказательств отказа У Т.Ф. от дачи письменного объяснения истцом не представлено.

Истцом в нарушение требований ст. 248 ТК РФ также не соблюден установленный порядок взыскания ущерба, поскольку приказом № 6/1.от 21 января 2009 г. без согласия ответчицы из её заработной платы в счет возмещения ущерба от недостачи удержано 8 081 руб. 04 коп., что превышает размер её среднего месячного заработка (л.д. 31-32, 181).

Кроме того, в ходе судебного разбирательства установлено, что товарно-денежные отчеты У Т.Ф. составлялись не ею как материально-ответственным лицом, а коммерческим директором Л С.В. на основании приходных и расходных документов, которые У Т.Ф. не подписывались. Списание товара с подотчета У Т.Ф. в отчетах, составляемых Л С.В., не отражалось надлежащим образом.

Из объяснений сторон, показаний свидетеля Л С.В. установлено, что предыдущая ревизия по подотчету У Т.Ф. проводилась 6 июня 2008 г., однако документально она не оформлялась, и её результаты истцом в суд представлены не были, поэтому невозможно установить первоначальный остаток товарно-материальных ценностей, полученных ответчицей на подотчет после проведения инвентаризации 6 июня 2008 г.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что ход и результат инвентаризации 21 января 2009 г. были оформлены ненадлежащим образом, процедура привлечения У Т.Ф. к материальной ответственности работодателем нарушена, поэтому заявленные Л А.В. требования считает необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Доводы истца о том, что ответчица не представила суду доказательств отсутствия своей вины в образовавшейся недостаче, суд не может принять во внимание, т.к. работник обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба только в том случае, если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственность и наличие у этого работника недостачи, а истцом же факт наличия у У Т.Ф. недостачи не доказан.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В иске Л Александру Викторовичу к У Татьяне Федоровне о взыскании 25 709 руб. 96 коп. отказать.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Красноярский краевой суд в течение 10 дней.

Здравствуйте. Я очень рада, что Вы затронули эту тему. Моя дочь работает в д.Клейники с 01.06.2016 года. К 01 июня была уволена вся предыдущая смена (по собственному желанию естественно). Как оказалось — тоже были огромные недостачи, которые людям просто надоело выплачивать. Осталась только старший продавец. Моя дочь была принята одной из первых. Хоть и приходилось работать практически без выходных, потому что месяца два-три не могли набрать нужное количество работников, оптимизм и желание работать и приносить пользу у дочки не иссякал. Первая инвентаризация с новой сменой была в августе. Итог- огромная недостача. Все продавцы в шоке. Первый вопрос : как такое может быть? На просьбы к ревизорам разобраться — ответ один : будете возмещать. Для особо возмущающихся — угрозы увольнением, тряска перед носом документом о коллективной ответственности, запугивание.
В общем, подписали всё. Остались без зарплаты.
Следующая ревизия случилась в ноябре. Недостача — более 40 млн. (старыми деньгами). Опять шок.
Всем возмещать более 5 млн.(старыми). В тот день продавцы отказались подписывать результаты инвентаризации. На следующий день с ревизорами приехала группа поддержки. И, знаете, как в известном фильме-пытка апельсинами длилась третий час. Примерно через столько времени люди подписали всё, что нужно для того, чтобы у них законно забирали всю зарплату на несколько месяцев вперёд. Ну что сказать: молодцы ревизоры данной организации. Коллекторы и рэкетиры из 90-х просто отдыхают. И главное всё законно и красиво преподнесено . Зачем утруждать себя лишней работой, проводить мониторинги, исследовать рынки, изучать спросы, выявлять неходовые товары и просто искать воров, если такие имеются. Если можно просто забрать у людей деньги.
В общем, я написала, всё что знала о ситуации в данном магазине и отправила на электронный адрес Брестского облисполкома с просьбой разобраться в ситуации. В первую очередь -откуда берутся такие недостачи, а также есть много вопросов у меня по режиму труда и отдыха и многое другое. В данный момент со стороны наших органов идёт разбирательство, хотя надежды на какую-то справедливость минимальные, но они есть
Но даже не про это я хочу написать. Меня возмущает этически-правовая сторона (другого названия не приходит в голову) этого вопроса.
После того, как моё письмо было перенаправлено в Облпотребсоюз ( а я не соблюдала анонимности, потому что считаю себя правой в желании разобраться и как-то защитить свою дочь), оно было зачитано в магазине при всех продавцах старшим продавцом , позже в тот же день в магазин приехал председатель ( я так понимаю, что это их главный руководитель) ,он провёл беседу с работниками, сделал удивлённое лицо , когда старший продавец призналась, что отпускает товары на вексель (а я об этом указала в письме) и уехал. И хочу подчеркнуть, что не продавцы давали , а именно старший продавец Наталья Леонтьевна давала товары или деньги? не ставя в известность продавцов. На следующий день в магазин приехало руководство, отдел кадров, ревизоры и начался допрос. Быстро пробежались по фактам в письме, которые я указала,по принципу: было, не было. Мою дочь допрашивали отдельно , долго с элементами провокации и угроз (типа: признавайся, сколько украла, и т.д.) Мы были с ней по возможности на связи и то, что она мне звонила и рассказывала – это просто какой-то ужас. Они не пытались разобраться в ситуации. Они психологически давили и заставляли её признаться во всём, взять всё на себя. А ей ведь всего 20 лет. И я предполагала ,что так будет и предупредила дочку заранее, что может последовать за моим письмом, но даже я не предполагала, что руководство (а именно зам. председателя, который вёл допрос) может опуститься до такого низкого уровня. Как и следовало ожидать, большая часть продавцов , уже запуганная, сидела молча. Тем же пару человекам, которые осмелились рассказать правду ( в том числе и моя дочь) было почти сразу же предложено уволиться. Дочка отказалась. Потом ей сказала Каширова из отдела кадров, что работать в Клейниках она всё равно не будет, потому что Наталья Леонтьевна не хочет видеть её у себя в магазине(у себя!?),поэтому » пиши за свой счёт и если не хочешь увольняться, то пойдёшь в магазин д.Пяски», иначе мы тебя уволим . И уже чуть ли не назавтра нужно ехать с ревизорами принимать магазин. Но извините, почему я должна писать за свой счёт? На каком основании я должна идти в Пяски? Дочка отказалась. И вот она уже враг №1.
И вот началось. Сначала продавцам запретили общаться с Ирой. Потом ей сказали, что её уволят по причине утери доверия. Но для этого нужны были подписи коллег-продавцов. И как ни старалась старший продавец склонить продавцов на написание такого заявления, они его не написали и не подписали. Спасибо им за это огромное. Дальше- больше. Каждая дочкина смена начиналась с придирок со стороны старшего продавца, необоснованных намёков ( ну что , много сегодня украла? Что в кармане? Кому звонила? Когда уволишься? ) Доходило до абсурда . Мы дочке в комнате переклеили обои. Ну и ей как всякой девчонке захотелось похвастаться. Она показала фото обоев в магазине. Что в этом особенного, спросят нормальные люди. Ничего- отвечу я. Но старший продавец тут же выдвинула версию при всех людях: откуда у Иры деньги на новые обои? Наворовала.
Сходила Ира в ночной клуб, выложила фото в интернете — тут же об этом известили весь магазин: откуда у Иры деньги на ночной клуб? Наворовала. При этом , что у Иры есть родители, которые в состоянии её материально поддерживать, пока её лишают заработной платы- во внимание не берётся.
Приходит в магазин знакомый, который хочет взять продукты в долг, Н.Л. выводит его в зал и громко объявляет, указывая на Иру: смотрите, благодаря этому человеку я вам больше ничего не дам!
Начали кассы по актам снимать. И почему-то только у дочки. А тут как назло: у Иры то плюс, то минус по кассе. Нервы знаете ли. Выговор.
Дошло до того, что Н.Л. начала чуть ли не отбирать телефоны, чтобы проверить ,кто с Ирой созванивается или переписывается. А однажды вышла в зал и сказала , что позвонили из управления и сказали предоставить смс-переписку с Ирой. Ну естественно, люди отказались.
И этот психологический прессинг длится уже больше месяца. Как она это выдерживает- я не знаю.
И у меня сразу возникает вопрос о корпоротивной этике, о субординации, о культуре общения между должностными лицами и их подчинёнными. Старший продавец для продавцов- это их первый руководитель, должностное лицо, которое должно не только быть примером в работе, доносить до людей политику предприятия, решать на месте какие-то вопросы в том числе и не допускать мелкие дрязги, сплетни. А здесь всё с точностью наоборот. И этого бы не было, если бы Н.Л. не чувствовала поддержки от руководства.
Не хочу никого обидеть, но согласитесь, что большая часть продавцов – это малообразованные и юридически неграмотные люди. Ими легко манипулировать. Они не знают своих прав. Они обычно ищут защиты у старшего продавца, руководства. А если запугивание идёт на уровне руководства? Всё, для них это предел поисков справедливости. Им проще брать кредиты, отдать всё и уволиться. Ну а попробовать добиться справедливости решаются немногие. Я согласна, что это непросто в первую очередь- психологически. Уже не говоря о том, что многие просто не знают куда идти.
Ещё, прочитав статью, у меня сложилось впечатление, что руководство Облпотребсоюза как- то оправдывает отпуск товара на ведомость. Ну если вы такие добрые, узаконьте это хотя бы на уровне своей организации. А именно: пусть каждый деревенский магазин заведёт журнал пронумерованный, прошнурованный, подписанный руководством, где будет фиксироваться каждая выдача с подписями, датами и т.д., а так же дата возврата в магазин и номер чека. И этот журнал будет проверяться при инвентаризации наравне с другими документами. Тогда это будет правильно.
Мне ещё многое хотелось бы написать, но я подожду окончания проверки.
А пока я просто хочу, чтобы мою дочь оставили в покое, дали ей спокойно работать. Работник она ответственный и ничего плохого не делает. А устраивать ей гонения только из-за того, что её мама написала письмо с просьбой разобраться- недостойно в первую очередь для руководства.
С уважением Наталья.

Оставьте комментарий