Общие квалифицирующие признаки хищений

11.4. КОРЫСТНАЯ ЦЕЛЬ КАК ПРИЗНАК ХИЩЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ: СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Гудков Антон Павлович, следователь по особо важным делам Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Магаданской области

Место работы: Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Магаданской области

Аннотация: понятие корыстной цели как обязательного признака хищения в законодательстве не содержится и в руководящих разъяснениях высшей судебной инстанции надлежащим образом не раскрывается, что приводит к проблемам в правоприменении. В науке уголовного права существуют противоречивые позиции относительно рассматриваемого признака и предложения об исключении его из законодательного определения хищения. Настоящее исследование посвящено выработке правильного понимания корыстной цели и предложения по поводу необходимости указания данного признака в законодательном определении хищения.

Признак цели, как субъективный признак состава хищения, рассматривается в историческом развитии согласно отечественному уголовному законодательству дореволюционного, советского и современного периодов. Анализируются разъяснения высшей судебной инстанции по поводу содержания корысти применительно к различным видам и формам хищений и иных преступлений. Рассматриваются научные труды теоретиков уголовного права различных исторических периодов, которые понимают корыстную цель в широком и узком смысле. Анализируются решения судов различных инстанций и причины отмен приговоров вышестоящими судами по уголовным делам о хищениях. В отечественном уголовном законодательстве различных исторических периодов хищения характеризовались обязательным признаком субъективной стороны — целью, в настоящее время определяемой как корыстная. Неправильное понимание корыстной цели хищения приводит к ошибкам в правоприменительной практике. Признак корыстной цели позволяет отграничить хищения от других преступлений, поэтому он является необходимым для характеристики хищения. В уголовном праве России корыстная цель в хищении понимается в широком смысле и может быть определена как стремление виновного к владению, пользованию или распоряжению похищенной вещью по своему усмотрению. Ключевые слова: хищение, корыстная цель, полномочия собственника имущества, обогащение, имущественная выгода.

SELFISH GOAL AS A SIGN OF THEFT IN THE CRIMINAL LAW OF RUSSIA: DISPUTABLE QUESTIONS OF THEORY AND PRACTICE

Work place: Investigative department for the Magadan region of the Investigation Committee of Russian Federation

Keywords: theft, selfish goal, powers of the owner of property, enrichment, property benefit.

Уголовный закон России в качестве обязательного признака субъективной стороны состава хищения называет корыстную цель. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своих постановлениях приводит понятие корыст-

ной цели применительно к отдельным формам хищения, однако оно не снимает проблем правоприменения. Характеристике корыстной цели также посвящено немало теоретических работ в различные исторические периоды разви-

Проблемы экономики и юридической практики

тия уголовно-правовой науки. Ученые в большинстве склоняются к корыстной природе хищений любой формы и признают корыстную цель обязательным признаком для квалификации указанных преступлений. Вместе с тем, отдельные теоретики данную позицию критикуют и высказывают предложения об исключении рассматриваемого признака из законодательного определения хищения либо о создании иной, более удачной, формулировке цели хищения.

Упоминание о специальной цели воровства и мошенничества содержалось еще в Уголовном уложении 1903 года, так и не вступившего в законную силу в полном объеме, но она не обозначалась как корыстная . Так, в диспозициях статей 581 и 591 цель кражи и мошенничества состояла в присвоении чужого движимого имущества. Как корыстная цель упоминалась лишь в статье 576 применительно к растрате имущества пострадавшим в результате бедствия, но ее содержание в указанном нормативно-правовом акте не раскрывалось. В Уголовных кодексах РСФСР 1922 и 1926 годов признак корыстной цели был использован при конструировании ряда составов имущественных преступлений (присвоение, мошенничество, подделка документов и др.).

Впервые определение понятия «хищение» законодательно было введено в виде примечания 1 к статье 144 УК РСФСР 1960 года: «В статьях 144-1472 под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» .

Данное определение понятия хищения почти дословно воспроизведено в ныне действующей легальной дефиниции хищения, которое размещено в п. 1 Примечания к ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 51 от 27 декабря 2007 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» под корыстной целью понимается стремление виновного изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе, путем передачи его в обладание других лиц .

Вместе с тем, разъясняемое Пленумом определение корыстной цели представляется не вполне удачным. Термины «изъятие и (или) обращение», «чужое имущество», «в свою пользу», «в обладание других лиц» характеризуют само хищение, поэтому определение одного из признаков хищения через другие его признаки не дает представления о корыстной цели в полной мере, как о специально выделенном законодателем признаке хищения.

Характеристика корыстной цели, данная высшей судебной инстанцией Российской Федерации применительно к хищению в форме кражи, грабежа и разбоя, также не дает целостного понимания о рассматриваемом признаке, поскольку раскрывает его лишь через негативные признаки: «Не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество» .

В определенной степени представление о корысти как о признаке хищения дается в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 16 от 16 октября 2009 года

«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», в пункте 16 которого корыстная заинтересованность определена как «…стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц» . Согласно пункту 17 указанного Постановления «В отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление должностными полномочиями из корыстной заинтересованности образуют такие деяния должностного лица, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества» .

Путем анализа данных разъяснений можно сделать вывод о том, что как хищение должны квалифицироваться случаи использования должностным лицом своего служебного положения в целях получения для себя или других лиц выгоды имущественного характера, если это связано с незаконным безвозмездным изъятием и (или) обращением чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц.

Еще в начале ХХ века И.Я. Фойницкий отмечал, что наиболее удачным определением специальной цели хищения является цель присвоения чужого имущества, при которой «виновный руководится желанием поставить чужую вещь в исключительную от себя зависимость, обратить ее в сферу своих имущественных ценностей, т.е. желанием воспользоваться ею как своим имуществом, получить прибыль» . В этот же период А.А. Жижиленко характеризовал цель присвоения в краже как цель удержания похищенной вещи в своей имущественной сфере, предоставления ее безвозмездно или возмездно третьим лицам, употребления вещи сообразно ее назначению .

Позднее ученые советского периода обязательным признаком хищения называли корыстную цель и определяли ее как цель обращения имущества в свою собственность , сознание обогащения себя или других лиц как результата совершаемых действий .

Похожим образом корыстную цель характеризуют теоретики постсоветского и современного периодов, определяя ее как стремление к обогащению не только себя, но и третьих лиц , к числу которых относят:

— близких, в улучшении материального положения которых заинтересован виновный;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— юридических лиц, с функционированием которых напрямую связано материальное благополучие виновного;

— любых других лиц, действующих в соучастии с виновным ;

— лиц, с которыми виновного связывают просто личные отношения ;

— других лиц, даже не состоящих с виновным в каких-либо отношениях, то есть посторонних .

Изложенная позиция нашла свое отражение и в судебной практике. Так, приговором Заводского районного суда г. Новокузнецка Г. признана виновной в хищении путем обмана, с использованием служебного положения, денежных средств ОАО, выделенных на финансирование льготных путевок для пенсионеров указанного Общества. Реализуя свой преступный умысел, Г. передавала указанные путевки не пенсионерам

ОАО, а своим родственникам, друзьям и знакомым для того, чтобы они проводили отдых в санаториях Алтайского края. По мнению суда, корыстные побуждения Г. при этом были направлены на получение материальной выгоды для других лиц и избавление их от материальных затрат при получении санаторно-курортных путевок (необходимости оплаты полной стоимости путевок). Постановляя приговор, суд указал: «По смыслу закона под корыстной целью при совершении мошенничества понимается стремление изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путём передачи его в обладание других лиц, круг которых не ограничен соучастниками виновного и близкими ему лицами, а равно незаконно извлечь иные выгоды имущественного характера для себя или других лиц» .

Таким образом, в современной теории и практике уголовного права сформировалось устойчивое мнение о том, что хищение (похищение) всегда характеризуется специальной целью, содержание которой сводится к удержанию похищенной вещи в своей имущественной сфере (владению), употреблению вещи согласно ее назначению (пользованию) и предоставлению вещи третьим лицам (распоряжению), то есть осуществлению правомочий собственника. При этом, по нашему мнению, корыстная цель может проявляться как во всех трех указанных разновидностях правомочия собственника, так и отдельно в любом из них.

Вместе с тем, в настоящее время в науке уголовного права существует позиция, согласно которой в законодательном определении хищения нет необходимости указывать на корыстную цель как обязательный признак субъективной стороны состава преступления.

Сторонники данной позиции отмечают более широкое толкование термина «корысть» в российской уголовно-правовой теории и практике по сравнению с его этимологическим значением. Под корыстью в русском языке понимается страсть к приобретению, к поживе; жадность к деньгам, богатству, любостяжание, падкость на барыше .

В связи с этим, Р.У. Ахмедов подчеркивал, что такое расширительное толкование корыстной цели связано с применением уголовного закона по аналогии, и предлагал изъять указание на корысть при характеристике цели хищения из примечания 1 к статье 158 УК РФ . По этой же причине С.В. Скляров предлагал использовать при характеристике хищений не корыстную цель, а цель «распоряжения имуществом по своему усмотрению», поскольку при таком определении не имеет значения, обратил ли виновный это имущество в свою пользу, пользу других лиц или распорядился по-иному . Однако такое толкование является слишком узким, поскольку не охватывает других правомочий собственника (владение, пользование), к получению которых может стремиться виновный. По нашему мнению, широкое толкование корыстной цели в уголовном праве не может служить причиной отказа в употреблении данного термина в законодательном определении хищения, поскольку «общественно опасные корыстные устремления проявляются и получают распространение в обществе независимо от того, получена ли имущественная выгода лично преступником или третьими лицами, находящимися с последним в каких-либо отношениях» .

А.З. Докшоков полагает, что слова «безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или

других лиц» в примечании 1 к статье 158 УК РФ как раз и отражают основу корысти, и поэтому предшествующие слова «с корыстной целью» уже не несут той смысловой нагрузки, в которой имеется в виду корысть . С данной точкой зрения можно отчасти согласиться, так как слово «польза» действительно соответствует значению слова «корысть» в русском языке, поэтому использование в одном предложении словосочетаний «с корыстной целью» и «в пользу» в определенной степени тавтологично. Вместе с тем, нельзя согласиться с предложением об исключении корыстной цели из законодательного определения хищения. Так, отменяя приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики в части осуждения А. по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, Верховный Суд Российской Федерации указал: «суд установил по делу и отразил в приговоре, что А. вместе с Б. уничтожили автомашину «ВАЗ-2112», однако ошибочно указал в приговоре о том, что уничтожение виновным похищенного имущества с целью скрыть следы преступления, охватывается диспозицией ст. 158 УК РФ … Учитывая, что действия осужденных по уничтожению автомобиля «ВАЗ-2112» были направлены на сокрытие следов преступления, а также то, что судом не была установлена корыстная цель виновных при незаконном изъятии автомобиля до его уничтожения, содеянное А. и Б. в части изъятия и уничтожения автомобиля «ВАЗ-2112″ не образуют преступление, предусмотренное ст. 158 УК РФ» . Таким образом, правильное установление цели при изъятии и последующем уничтожении автомобиля не позволили суду признать действия подсудимых хищением при наличии других его признаков.

По мнению А.К. Гейна, законодатель неправильно определил цель хищения не только в содержательном аспекте, но и с методологических позиций понимания цели и ее выражения в уголовном праве в качестве криминообразующего признака. Ученый считает, что в словосочетании «корыстная цель» отсутствует указание на то, какой предполагаемый результат должен наступить после деяния. Такая цель является бессодержательной, а потому нет смысла вводить ее в состав преступления. Криминообразующим признаком хищения ученый предлагает считать цель присвоения чужого имущества . Однако, такая формулировка цели, по нашему мнению, представляется не слишком удачной, поскольку термин «присвоение» используется в описании способа одной из форм хищения, предусмотренной в ст. 160 УК РФ.

Ряд ученых признают возможность бескорыстных хищений. Свою позицию теоретики обосновывают тем, что действующий закон распространил определение хищения на все составы, в объективную сторону которых входит хищение чужого имущества в качестве способа совершения преступления.

Так, по мнению С.Ф. Милюкова, в случаях хищения, в частности, ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221 УК РФ), наркотических средств и психотропных веществ (ст. 229 УК РФ), документов, штампов или печатей (ст. 325 УК РФ), а также похищения человека (ст. 126 УК РФ), преступники во многих случаях преследуют иные, нежели корыстные, цели . А.К. Гейн обращает внимание на случаи хищения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершаемых не с корыстной целью, а с целью последующего совершения тяжких и особо тяжких преступлений: бандитизма, убийств, террористических актов и т.п. В связи с этим, по мнению ученого, «отсутствие в содеянном предусмотренного уголовным законом признака корыстной цели не позволяет признавать такие случаи хищением»

Проблемы экономики и юридической практики

. Подтверждением позиции указанных теоретиков является приговор, которым Я-ко признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ. Как указал суд: «субъективная сторона при этом характеризуется виной в виде прямого умысла, цель может быть любой — стремление присвоить, передать другому лицу, распорядиться по своему усмотрению иным образом. Корыстная цель не является обязательным признаком субъективной стороны» .

Вместе с тем, анализ судебной практики и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации позволяет не согласиться с приведенными доводами. Так, под оконченным хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств Пленум понимает противоправное завладение ими любым способом с намерением лица присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом . Как видно из этого разъяснения, цель хищения указанных предметов Пленум раскрывает в значительной степени схожим образом, как корыстную цель применительно к составам мошенничества, присвоения и растраты . В поддержку изложенной позиции можно привести и пример из судебной практики. Так, Пермский краевой суд, рассматривая апелляционную жалобу осужденного Т., не признал его доводов об отсутствии у него корыстной цели при хищении ружья и патронов, которые, с его слов, он забрал только в целях самообороны, а затем выбросил их. По мнению суда, указанные обстоятельства не свидетельствуют об отсутствии в действиях Т. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 226 УК РФ, а именно признака корыстной цели, поскольку изъятие данного имущества осужденным, было обусловлено стремлением распорядиться им как своим собственным. Суд апелляционной инстанции посчитал, что использование оружия и боеприпасов в целях возможной самообороны, дальнейшее его выбрасывание в целях сокрытия причастности к преступлению, и являются способом распоряжения похищенным имуществом .

Следовательно, и при хищении специальных предметов, ограниченных в обороте или запрещенных к обороту, целью совершения преступления является осуществление полномочий собственника в отношении похищенного.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что корыстная цель является обязательным признаком субъективной стороны состава хищения чужого имущества в любой форме, который можно определить как стремление виновного к владению, пользованию или распоряжению похищенной вещью по своему усмотрению.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 90,28%.

Список литературы:

1. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Федеральный закон от 1 июля 1994 г. № 10-ФЗ / Российская Федерация // Справочная правовая система «Консультант Плюс». Раздел «Законодательство». Информационный банк «Версия Проф».

2. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. № 51 / Пленум Верховного Суда Российской Федерации // Справочная правовая система «Кон-

сультант Плюс». Раздел «Судебная практика». Информационный банк «Версия Проф».

3. О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 / Пленум Верховного Суда Российской Федерации // Справочная правовая система «Консультант Плюс». Раздел «Судебная практика». Информационный банк «Версия Проф».

4. О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. № 16 / Пленум Верховного Суда Российской Федерации // Справочная правовая система «Консультант Плюс». Раздел «Судебная практика». Информационный банк «Версия Проф».

5. О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г. № 5 / Пленум Верховного Суда Российской Федерации // Справочная правовая система «Консультант Плюс». Раздел «Судебная практика». Информационный банк «Версия Проф».

6. Уголовное уложение, высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. СПб.: Издание сенатской типографии, 1903. — 144 с.

7. Дело № 1-22/2016 // Архив Заводского районного суда г. Новокузнецка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Дело № 30-007-18 // Архив Верховного Суда Российской Федерации.

9. Дело № 1-441/2015 // Архив Камышинского городского суда Волгоградской области.

10. Дело № 22-5683 // Архив Пермского краевого суда.

12. Безверхов, А.Г. Имущественные преступления / А.Г. Безверхов. -Самара: Самарский университет, 2002. — 359 с.

14. Бойцов, А.И. Преступления против собственности / А.И. Бойцов. -Спб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. — 775 с.

15. Братанов, В.В. Понятие хищения // Бизнес в законе. — 2007. — № 2.

— С. 82-88.

18. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка / В.И. Даль: в 4т. — т. 2: И — О. — М.: РИПОЛ классик, 2006. — 784 с.

19. Докшоков, А.З. Корысть в содержании цели и мотива преступного посягательства против собственности в виде присвоения и растраты // Теория и практика общественного развития. — 2007.

— № 1. — С. 86-88.

23. Скляров, С.В. Понятие хищения в уголовном законодательстве России: теоретический анализ // Государство и право. — 1997. — № 9.

— С.64-68.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью аспиранта кафедры уголовного права и криминологии Юридической школы Дальневосточного федерального университета А.П. Гудкова на тему: «Корыстная цель как признак хищения в уголовном праве России: спорные вопросы теории и практики» Из законодательно закрепленного в уголовном законе России понятия хищения вытекает, что при квалификации хищения в любой форме надлежит установить корыстную цель. Вместе с тем при уголовно-правовой оценке данного признака субъективной стороны указанных преступлений возникают спорные вопросы не только у теоретиков, но и у правоприменителей. Учитывая распространенность корыстных преступлений против собственности актуальность заявленной в рецензируемой публикации темы не вызывает сомнений.

Учитывая, что корысть как признак хищения исследовался теоретиками различные исторические периоды развития уголовно-правовой науки, автор обращается к работам известных российских ученый начала ХХ-го века. Не оставлены без внимания и труды современных специалистов. Автор не ограничился лишь научным анализом существующих в доктрине уголовного права мнений по вопросу уголовно-правовой оценки корыстной цели как признака хищения. В статье приведен анализ позиции Пленума Верховного Суда РФ в части разъяснения

понятия хищения, приведенная в различных постановлениях, исследованы материалы судебной практики, которые подкрепляют доводы автора статьи.

Интересны в научном отношении и рассуждения автора в вопросе, в каких разновидностях правомочия собственника (владение, пользование, распоряжение) может проявляться корыстная цель.

Исследован в настоящей работе и вопрос о целесообразности закрепления корыстной цели в качестве обязательного признака субъективной стороны состава хищения, который породил в теории уголовного права споры. А.П. Гудков принял участие в дискуссии и в вопросе: «Возможно ли бескорыстное хищение?» обосновал свою точку зрения, которую проиллюстрировал материалами судебной практики.

Сделанные автором в рецензируемой статье выводы не только в достаточной мере научно обоснованы, но и достоверны, ибо основаны на изучении материалов современной судебной практики. Оформление и содержание статьи отвечает нормативным требованиям, предъявляемым к такого рода работам.

Научная статья Гудкова Антона Павловича на тему: «Корыстная цель как признак хищения в уголовном праве России: спорные вопросы теории и практики» рекомендуется к опубликованию в открытой печати.

Научный руководитель: д-р юрид. наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии Юридической школы ДВФУ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Т.Б. Басова

  • п. «а»,ч.2 ст.158 УК РФ

  • ч.2 ст.159 – 160 УК РФ

  • п. «а»,ч.2 ст.161 УК РФ

  • ч.2 ст.162 УК РФ

  • п. «а»,ч.2 ст.164 УК РФ

Для вменения требуется наличие:

1). Двух и более соисполнителей, являющихся Sпреступления. При присвоении и растрате (ст.160 УК РФ) необходимо наличие как минимум двух специальныхS, выполнивших объективную сторону состава преступления.

2). Предварительный сговор – до начала выполнения объективной стороны состава преступления.

  1. Хищение, совершенное организованной группой

  • п. «а»,ч.4 ст.158 УК РФ

  • ч.4 ст.159 – 160 УК РФ

  • п. «а»,ч.3 ст.161 УК РФ

  • п. «а»,ч.4 ст.162 УК РФ

  • п. «а»,ч.2 ст.164 УК РФ

Организованная группа отличается от группы по предварительному сговору на основании признаков устойчивости и предварительной соорганизованностью.

Действия всех соучастников, не зависимо от роли в содеянном, подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ.

  1. Хищение, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (ч.3 ст.159 – 160). Данный пункт предусматривает наличие специального S.

Должностное лицо, понятие которого дано в примечании к ст.285 и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях, обладающие признаками, указанными в примечании к ст.201 УК РФ.

Под использованием своего служебного положения понимается совершение действий, которые входят в круг должностных обязанностей и состоят из административно – хозяйственных или организационно – распорядительных функций.

Наиболее характерные способы хищения с использованием положений:

  • Сговор с материально ответственными лицами и изъятие имущества вместе с ними.

  • Хищение и использованием фиктивных документов, которые должностное лицо изготавливает, используя свое служебное положение (пример, незаконное начисление заработной платы, пенсии).

  • Дача незаконных указаний относительно имущества, которые обязательны для исполнения подчиненными.

Под жилищем понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями; жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного помещения, а равно иное строение или помещение, не входящее в жилой фонд, но пригодные для временного проживания (примечание ст.139 УК РФ).

Не могут признаваться жилыми помещения, не предназначенные и не приспособленные для временного проживания (Например, не обособленное от жилых построек погреба, амбары, гаражи и другие помещения).

К числу временного жилища относятся палатки, вагончики. Однако не признаются ими купе поезда и каюта на речном или морском транспорте, которые предназначены для проезда, а не для проживания.

Помещения – строения и сооружения, не зависимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей.

Хранилища – хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки, территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения, независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей. Пример: передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, и др.

Участки территории, предназначенные не для хранения, а для выращивания какой – либо продукции (поля, теплицы, годы).

К понятию «иное» хранилище не относится:

Проникновение – вторжение в жилище, помещение или иное хранилище с целью совершения кражи.

Может совершаться тайно – открыто, с преодолением препятствий, сопротивления лица и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному похищаемые предметы извлекать без входа в жилище.

Проникновение должно быть незаконным, то есть доступ Sзакрыт вообще или в данное время.

При свободном доступе отсутствует. Лицо проникает в помещение помимо либо вопреки воле собственника.

Как грабеж или разбой с проникновением надо квалифицировать действия лица и в том случае, когда оно вторглось путем обмана потерпевшего, выдав себя, например, за представителя власти. Признак отсутствует, если виновный оказался там с добровольного согласия потерпевшего или лиц под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства, либо в случаях, когда умысел на завладение имуществом, возник у него в процессе пребывания в указанных помещениях.

Умысел на хищение должен возникнуть до момента проникновения в жилище, помещение либо иное хранилище. Иначе вменить этот признак нельзя.

Если виновного, который не проникал в жилище, но согласно договоренности о распределении ролей участвовал во взломе дверей, запоров, решеток в окнах, либо выполнял действия, связанные с проникновением другого лица в жилище либо изъятие имущества оттуда является соисполнительством.

Если было оказано содействие в форме пособничества, не связанного с оказанием помощи в непосредственном проникновении или изъятии имущества, то такие действия квалифицируются как соучастие.

Если действия начатые как кража с проникновением в жилище, переросли в открытое хищение содеянное следует квалифицировать как грабеж или разбой, совершенные с проникновением в жилище.

  1. Кража (ст.158 УК РФ)

Объективная сторона – материальный состав. Обязательный признак:

  1. Деяние в форме действия – изъятие и обращение чужого имущества

  2. Последствия – материальные имущественные в виде причинения прямого действительного ущерба

  3. Причинная связь

  4. Способ – тайное изъятие чужого имущества:

  • Объективный критерий – Sдействительно совершает изъятие тайно

  1. Изъятие в отсутствии собственника или посторонних лиц

  2. Изъятие в присутствии указанных лиц, однако незаметно для них

  3. Изъятие в присутствии указанных лиц, однако последние не осознают незаконности и противоправности действий S.

  4. Изъятие в присутствии указанных лиц, однако последние не желают препятствовать действиям S.

  • Субъективный критерий: Sсчитает, что изымает имущество тайно

При конфликте критериев предпочтение должно отдаваться субъективному критерию (если изъятие происходит в присутствии посторонних лиц, то определяющим для квалификации будет субъективное отношение самого S). ЕслиSдумал, что совершал деяние тайно – кража, если думал, что открыто – грабеж.

Кража окончена с момента получения S реальной возможности пользоваться и распоряжаться чужим имуществом.

Если у Sотсутствует возможность пользоваться или распоряжаться имуществом, то содеянное надлежит квалифицировать как покушение на кражу.

В случае, если собственник или постороннее лицо вмешивается в действия Sпри изъятии им имущества, то возможны два варианта квалификации:

  1. Sпрекращает совершать деяние – покушение на кражу

  2. Sпродолжает изъятие или удержание имущества или применяет насилие с той же целью – грабеж или разбой (квалификация в зависимости от характера насилия). В этом случае кража перерастает в грабеж или разбой. По сравнению с общими квалифицирующими признаками хищения в ст.158 УК РФ выделяют совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находящейся при потерпевшем – п. «г»,ч.2 ст.158 УК РФ.

81. Понятие, основные признаки и формы хищения. Предмет хищения и его признаки

Хищение – это совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Признаки хищения:

• изъятие и (или) обращение чужого имущества;

• корыстная цель;

• безвозмездность;

• противоправность.

Изъятие – отторжение, обособление части имущества от общей имущественной массы, находящейся в обладании собственника или лица, во владении которого оно находится.

Обращение – установление фактического обладания вещью, использование товарно-материальных ценностей в интересах самого виновного или других лиц.

Противоправность означает, что виновный не является собственником имущества, не имел юридического права на изъятие имущества и обращение его в свою пользу, не был уполномочен на такое действие.

Безвозмездность – собственник не получает за выбывшее из его владения имущество необходимого эквивалента в виде общественно полезного труда или возмещения стоимости предмета хищения.

Корыстная цель – это стремлении обратить похищенное имущество в пользу виновного или других лиц.

Чужое имущество – это имущество, не находящееся в собственности или законном ведении виновного ни полностью, ни частично.

Формы хищения (по способу изъятия или обращения имущества):

• кража;

• мошенничество;

• присвоение и растрата;

• грабеж;

• разбой.

Предмет хищения – это чужое имущество, т. е. не находящееся в собственности или законном ведении виновного, вещи материального мира, которые имеют стоимость или в них овеществлен труд человека.

Признаки предмета хищения:

• физический – это предметы материального мира, обладающие общефизическими характеристиками (размер, вес);

• экономический – в создание вещи вложен человеческий труд, имеющий выражение в стоимости;

• юридический – имущество находится на праве собственности другого лица (бесхозное имущество предметом хищения не является).

Виды предметов хищения

Общие предметы:

• вещи;

• деньги;

• ценные бумаги (кроме именных).

Предметы, запрещенные к гражданскому обороту:

• оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства;

• наркотические средства и психотропные вещества;

• радиоактивные материалы;

• документы, печати, бланки, штампы, государственные награды.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставьте комментарий