Обвинительный уклон в уголовном процессе

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 343.13

ББК 67 © С.В. Медведева, М.А. Ментюкова, А.М. Попов, 2018

Научная специальность 12.00.09 — уголовный процесс

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ УКЛОН В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Светлана Валентиновна Медведева, доцент кафедры «Уголовное право и прикладная информатика в юриспруденции», кандидат юридических наук

Мария Алексеевна Ментюкова, доцент кафедры «Уголовное право и прикладная информатика в юриспруденции», кандидат юридических наук

Алексей Михайлович Попов, заведующий кафедрой «Безопасность и правопорядок», кандидат юридических наук, доцент ФГБОУ ВО «Тамбовский государственный технический университет» (392000, г. Тамбов, ул. Советская, д. 106) E-mail: pamtambov@yandex.ru

Аннотация. В современный период развития российского государства происходит кардинальное изменение ориентиров уголовной политики, сфера интересов которой направлена на защиту прав и свобод лиц, принимающих участие в уголовном процессе. В связи с этим, правоприменительная практика с каждым днем требует от судебных органов применения принципиально новых процессуальных судебных действий, направленных на обеспечение прав участников уголовного процесса.

На основе теоретических положений и анализа материалов судебной практики исследуется проблема обвинительного уклона в уголовном процессе и доказывается его отрицательное влияние на деятельность судьи; предлагаются пути его преодоления.

Ключевые слова: уголовное дело, подсудимый, обвинительный уклон, приговор, судебное разбирательство, уголовное судопроизводство.

THE ACCUSATORY BIAS IN CRIMINAL PROCEEDINGS: PROBLEMS OF LAW ENFORCEMENT

FGBOU VO «Tambov State Technical University» (392000, Tambov, ul. Sovetskaya, d. 106) E-mail: Sv-medvedeva@mail.ru

FGBOU VO «Tambov State Technical University» (392000, Tambov, ul. Sovetskaya, d. 106) E-mail: mariya_men2003@mail.ru

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

В современном уголовном судопроизводстве провозглашаются многочисленные принципы, среди которых состязательность сторон, обеспечение подсудимому права на защиту, однако до сих пор в рассмотрении уголовных дел присутствует односторонний обвинительный уклон. Что же говорит нам судебная статистика?

По данным Судебного департамента при ВС РФ за 2017 г., количество лиц, в отношении которых дела были рассмотрены судами первой инстанции по существу, составило 1 016 322 человека, что немногим меньше, чем за 2016 г. — 1 017 408. Основная нагрузка легла на районные суды, которые рассмотрели 551 358 подобных дел, далее идут мировые суды — 456 303, за

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

ними областные и равные им суды, рассмотревшие 2366 дел. По федеральным округам по этому вопросу наибольшие показатели у Приволжского, Центрального и Сибирского округов — 209 144, 204 042, 190 890 соответственно.

Общее число осужденных лиц в 2017 г. оказалось на 10 364 человека больше, чем в 2016 г., — 772 920 против 762 556 человек. Из них районными судами осуждено 465 418 человек, мировыми — 300 003, областными и равными им — 2216 человек. При этом наибольшее количество человек осудили в Приволжском ФО — 164 948 человек.

Общее число оправданных за 2017 г. меньше, чем в 2016 г., — 3739 против 4658 человек. Так, мировые суды вынесли оправдательные приговоры в отношении 2805 лиц, районные — в отношении 837, областные и равные им оправдали 64 человека. Наибольшее число оправданных в Центральном ФО и Приволжском ФО — 788 и 643 человека соответственно.

Судом присяжных в 2017 г. рассмотрено 217 дел с вынесением приговора — против 224 в 2016 г. Число осужденных за отчетный период составило 361 человек — против 406 годом ранее; число оправданных — 60 человек против 65.

Общее число лиц, дела которых прекращены в отчетном периоде, составило 231 954 человека — против 241 698 в 2016 г. Из этих дел по реабилитирующим основаниям в 2017 г. прекращено 16 876, в то время как в 2016 г. — ни одного. Данные по судам: мировые суды — 152 223 (по реабилитирующим основаниям — 16 365), районные суды — 78 732 (по реабилитирующим основаниям — 436), областные и равные им — 31 (по реабилитирующим основаниям дела не прекращались) .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проведенный нами анализ статистических показателей судов наводит нас на печальные размышления, так как у обвиняемого практически нет шансов избежать обвинительного приговора. Более того, в 80% случаев человек будет приговорен к реальному лишению свободы, тогда как доля оправдательных приговоров составляет лишь 0,4%.

Когда в правовом государстве процент оправдательных приговоров менее единицы, это свидетельствует о низком уровне обеспечения прав и свобод обвиняемого в уголовном процессе. Не внушает оптимизма и процент изменения приговоров судов первой инстанции в апелляционном и кассационном порядке. Такая ситуация — проблема не только судебной си-

стемы, а отношения в целом государственных органов, осуществляющих уголовное преследование и судопроизводство. Оправдательные приговоры рассматриваются как брак в работе правоохранительных органов. При этом, согласно статистике, в 2017 г. апелляционными постановлениями судов первой инстанции обвинительные приговоры в отношении 2700 лиц были отменены, в том числе с оправданием осужденного или прекращением дела по реабилитирующим основаниям в отношении 502 лиц (211 — в 2016 г.). Также апелляционной инстанцией отменены обвинительные приговоры, вынесенные федеральными судами, в отношении 4741 лица, из них оправдательных — в отношении 373 человек.

В кассационном порядке отменены обвинительные приговоры, вынесенные судами первой инстанции, в отношении 1136 лиц, из них 21 человека оправдал Верховный суд РФ (далее — ВС РФ). Изменены обвинительные приговоры в отношении 3624 человек. Оправдательные приговоры отменены в отношении 23 человек; в отношении двоих из них приговоры отменил ВС РФ.

Статистика по прекращенным судами делам выглядит позитивнее данных о количестве осужденных и оправданных—уголовное преследование было прекращено в отношении почти 232 тыс. человек, причем в отношении 17 тыс. — по реабилитирующим основаниям, это более 7% от общего числа. Однако, даже если принять во внимание эту составляющую, общее число лиц, вышедших из здания суда «незапятнанными», не превышает 2%. Что касается суда присяжных — за 2017 г. было осуждено 361 лицо, а оправдано — 60, т.е. каждый шестой. И эти приговоры отменяют нещадно: в отношении оправданных 34 лиц приговоры были отменены .

В настоящее время ситуация такова, что количество оправдательных приговоров, выносимых судами общей юрисдикции по первой инстанции, находится где-то в области статистической погрешности. При этом именно эти приговоры вышестоящие инстанции при их обжаловании рассматривают особо тщательно и отменяют их при первой же возможности. Заявления ВС РФ о необходимости выносить приговоры в соответствии с законом и конституционным принципом презумпции невиновности, исключая вынесение окончательных судебных решений на основании предположений, остаются декларативными и оторваны от реальной практики. Да и сам ВС РФ не спешит отменять такие решения. Данная статистика также показывает отношение судей к подсудимым.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Т.е. в настоящее время обвинительный уклон по-прежнему существует в судах общей юрисдикции. Такая ситуация происходит и в Белоруссии, на Украине, в Казахстане. Интересно, что в западных странах статистика совершенно другая — около 20% оправдательных приговоров выносятся судами Франции, Германии, США.

Обратившись к нашей истории, мы увидим, что в период правления И.В. Сталина статистика вынесения оправдательных приговоров составляла 10%, в наше время 0,7%, т.е. в то время, когда за кражу пшеницы отправляли в Сибирь, вероятность того, что человек мог быть оправданным была намного выше, чем сегодня.

Что же говорят судьи о том, как они выносят оправдательные приговоры. В результате исследования нами были анонимно опрошены судьи Тамбовской области. На вопрос о том «Выносили ли Вы оправдательные приговоры, и, если выносили, были ли они изменены, отменены или оставлены без изменения?» судьи ответили, что большинство из них вообще не выносили оправдательный приговор — 70%, остальные — 30% выносили не более одного или двух оправдательных приговоров, половина из которых были изменены или отменены.

В судебной практике очень часто, судьи в приговорах указывают полностью содержание обвинительного заключения, не учитывая при этом какие-либо доказательства стороны защиты, а тем более подсудимого. Так, Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) рассмотрел жалобу осужденного Ш. на приговор суда, посчитав, что приговор не соответствует требованиям законности, обоснованности и справедливости, отменив его на основании п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ. Основанием отмены послужил тот факт, что показания подсудимого Ш., приведенные в приговоре, по своему содержанию не соответствуют показаниям, зафиксированным в протоколе судебного заседания (ЛД 380). Приведенные в приговоре показания подсудимого переписаны из его показаний, изложенных в обвинительном заключении. При этом установлено, что показания Ш., данные им в ходе предварительного следствия, в суде не оглашались. Суд признал показания Ш., в которых он отрицал свою виновность в предъявленных обвинениях, достоверными в то время, когда они, вопреки выводам суда, полностью противоречат показаниям потерпевших Л. Президиум пояснил, что суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что показания подсудимого и потерпевших согла-

суются между собой, не устранил имеющиеся противоречия, которые имеют существенное значение для принятия итогового решения по уголовному делу. Без устранения указанных противоречий приговор суда не может быть признан законным и обоснованным .

29 ноября 2016 г. Верховный суд РФ в своем постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 55 «О судебном приговоре» «прямо запретил судьям дословно копировать фрагменты обвинительного заключения в текст приговора. Кроме того, судьям также не разрешается перечислять в приговоре доказательства и протоколы следственных действий. Вместо этого они обязаны раскрыть их основное содержание» .

Согласно п. 8 указанного Постановления «недопустимо перенесение в приговор показаний допрошенных по уголовному делу лиц и содержания других доказательств из обвинительного заключения или обвинительного акта без учета результатов проведенного судебного разбирательства» . Указанное Постановление подтверждает, что действительно обвинительный уклон в судах еще существует, и указывает на то, что с этим необходимо бороться.

Верховный суд указывает в своем Постановлении о том, что в приговоре необходимо конкретно указывать на все доказательства, исследованные в судебном заседании — не достаточно указать, что вина подсудимого, подтверждается показаниями свидетелей, либо экспертизами, а необходимо пояснить какими именно показаниями и в чем именно эти показания, подтверждают вину подсудимого. И ранее данные требования предъявлялись к приговору, только теперь Верховный Суд РФ прямо указал на это. Приведем пример части приговора районного суда, в котором разъясняется каким образом должны оцениваться показания и другие доказательства в суде, однако в силу обвинительного уклона, все равно был вынесен обвинительный приговор (все данные обезличены). В судебном заседании были исследованы следующие доказательства. Оценивая показания подсудимого и свидетеля С.Н.В. данные в судебном заседании о том, что они не были в доме Ж.К.А. суд считает, что они не соответствуют действительности и опровергаются как их же показаниями, данными на предварительном следствие, так и показаниями потерпевшей, свидетелей, показания которых объективно подтверждаются исследованными в судебном заседании материалами дела. Так, из заключения эксперта № 235 от 4 июля 2005 г. следует, что один из окурков, возможно, был оставлен С.Н.В., кроме того, при проверке

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

показаний на месте У.В.В. показал каким образом он наносил Ж.К.А. удары ножом, а затем указал, где находится дверь в подвал, в который сбросили труп, хотя из его же показаний следует, что он в доме Ж. ни разу не был, а дверь была накрыта половиком. Нож, описанный подсудимым аналогичен ножу, описанному потерпевшей, который исчез из дома. Показания свидетелей У.Т.Д., У.С.В. и У.О.В. не могут быть положены в основу приговора, поскольку они противоречивы и опровергаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. Так, свидетель У.Т.Д. пояснила, что У.В.В., С.Н.В. и К.Л.В. куда-то ушли, примерно в 19 часов У.В.В. вернулся в нетрезвом состоянии и больше никуда не ходил. У.В.В. в судебном заседании утверждает, что после работы на огороде никуда из дома не ходил. Свидетель С.Н.В. показывает, что от дома У. она ушла с У.С.В. и К.Л.В. Свидетель же У.С.В. утверждает, что примерно в 15 часов он ушел в п. О. У К-ой. он в этот день не был, спиртные напитки с С. и братом они распивали на огороде. Данные противоречия суд признает существенными. Такие же противоречия в показаниях подсудимого и свидетелей, как количество ударов, суд считает несущественными, с учетом нахождения их (У.В.В., У.С.В., С.Н.В. и К.Л.В.) в состоянии алкогольного опьянения. То, что отпечатки пальцев рук, изъятых при осмотре места происшествия с банки, миски и чашки не принадлежат не Ж.К.А., не У.В.В., не У.С.В., не С.Н.В., также не могут свидетельствовать о невиновности подсудимого и о том, что их не было в доме, поскольку они могли не прикасаться к данным предметам. Кроме того, на данных предметах также нет отпечатков пальцев и самой хозяйки дома, однако же, это не может свидетельствовать о том, что ее не было дома. Заключение физико-химической экспертизы также не может служить доказательством невиновности подсудимого, поскольку данная экспертиза смогла определить куски ткани лишь не подвергавшиеся воздействию открытого пламени или высокой температуры. Суд признал У.В.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку установлено, что У.В.В. нанес несколько ударов ножом Ж.К.А. в область груди, шеи и живота. Смерть Ж.К.А. наступила от массивной внутренней кровопотери в результате проникающих колото-резанных ранений левой половины грудной клетки с повреждениями сердца, левого легкого, назначив «наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима» .

Каковы причины обвинительного уклона в деятельности судей? По-нашему мнению, основной причиной является тот факт, что судья, вынося, оправдательный приговор по делу, ставит под сомнение все досудебное производство, которое было до него, а именно работу следователя, дознавателя, прокурора. Кроме того, оправданный имеет право на реабилитацию, которое выражается в компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба. А с учетом того, что многие подсудимые содержатся долгое время под стражей. Они явно будут изъявлять свое желание о том, чтобы воспользоваться правом на реабилитацию. Кому из судей нужна «такая» характеристика его деятельности? Кроме того, многие из опрошенных нами судей в результате анкетирования пояснили причину, почему они не выносят оправдательные приговоры — не желание ссориться со следователями, прокурорами.

Многие авторы считают, что основной причиной обвинительного уклона является порядок финансирования судебной власти, состав судейского корпуса, полномочия председателей судов, административное деление территорий, уменьшение полномочий суда присяжных и другие.

В настоящее время Председатели Высших Судов РФ ежегодно должны обращаться к законодательной и исполнительной власти для, того, чтобы они выделили средства из соответствующего бюджета на финансирование судебной системы, тем самым проявляется зависимость от них. Предпочтительней было бы установить не ежегодное обращение, а, например, один раз в пять лет, тогда бы судебная власть не шла бы на поклон ежегодно.

Следующая причина—широкие полномочия председателей судов, способствующие распространению обвинительного уклона в судебной системе. В соответствии с законом, председатель суда не может повлиять и оказать какое-либо влияние на судей при принятии судебного решения, однако на практике происходит совершенно по-другому — от председателя суда зависит распределение дел и этим он оказывает воздействие на судей, а также он может попросить «какое именно необходимо принять решение судье в том или ином случае» и что будет, если такого решения судья не вынесет, иногда это подкрепляется еще и угрозой увольнения.

Интересен пример судьи в отставке С.А. Пашина, в настоящее время являющегося ведущим адвокатом страны, заслуженным юристом РФ. Он рассказывал о своем исполнении обязанностей судьи следующее:

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

вынес несколько определений в отношении подсудимых, которые были тяжело больны, изменив им меру пресечения на более мягкую, например, залог. В результате председатель суда и прокуратура сразу же высказали ему недовольство принятым решением, ему дали понять, что его независимость не вписывается в систему суда и обвинения. В результате он был дважды привлечен к дисциплинарному взысканию. Оба решения были отменены квалификационной коллегией судей, но несмотря на это С.А. Пашин принял решение и написал заявление об отставке.

Для судей главным органом, который влияет на его деятельность является Квалификационная коллегия судей, которая есть в каждом регионе, принимающая решения о назначении, отставке и дисциплинарном наказании судей. Председатель суда, оказывая давление на судью, может говорить о том, что напишет представление в квалификационную коллегию судей либо на его привлечение к дисциплинарной ответственности, либо досрочное прекращение полномочий. Кроме того, судьи находятся в прямом подчинении у председателя, поскольку от него зависит дальнейшее повышение судьи, присвоение очередного квалификационного класса, надбавки и премии к должностным окладам и т.д. В сложившейся ситуации выход нами видится в том, чтобы председатели судов избирались судьями этого же суда, а не назначались.

Другим фактором, выступающим за обвинительный уклон суда, является личная заинтересованность. Статья 61 УПК РФ закрепляет положение, согласно которому «судья, прокурор, следователь, дознаватель не могут участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что они прямо или косвенно заинтересованы в исходе данного уголовного дела». Однако, понятие «личная заинтересованность» не определяется законом. В советский период под ней понимался мотив извлечения выгоды имущественного характера, которая обусловливалась семейными связями, карьеризмом, стремлениями приукрасить действительное положение дел и др.

Официальная позиция власти такова, что в настоящее время созданы все условия, для независимости судебной власти в РФ, обвинительный уклон отсутствует в системе судов общей юрисдикции. Однако работа следствия напрямую зависит и оценивается от результатов судебного разбирательства по уголовному делу, следовательно, обвинительный уклон присутствует в судебной системе. Можно сделать так, чтобы его не

было? Думается, что изменение кадровой политики и финансирования судебной власти, не может изменить данную ситуацию.

Подводя итог необходимо отметить, что законодательство нуждается в изменениях, а именно: в ст. 5 УПК РФ включить понятие «обвинительный уклон» — действия суда, выражающиеся в: 1) необоснованном отказе в удовлетворении либо в необоснованном удовлетворении ходатайств по уголовному делу, нарушающих принцип состязательности сторон; 2) самостоятельном допросе судьей участников процесса; 3) копировании материалов предварительного расследования в приговоре; 4) нарушениях формы собирания, проверки и оценки доказательств.

Следующее предложение, направленное на устранение обвинительного уклона — закрепление в законе присутствия членов квалификационной коллегии судей, либо правозащитников в судебном заседании, но только в том, случае, если поступила соответствующая информация о возможном проявлении судьей обвинительного уклона.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует внести соответствующую норму в ФЗ «О статусе судей в РФ», предусматривающую дисциплинарную ответственность судей за обвинительный уклон при рассмотрении уголовного дела. Кроме того, для того, чтобы исключить односторонний подход судьи в судебном разбирательстве уголовного дела, необходимо каждое отклоненное или удовлетворенное ходатайство мотивировать, независимо от того кем оно заявлено — стороной защиты или обвинения.

Литература

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре» // Российская газета. 2016. 7 дек.

2. Постановление Президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 1 апреля 2011 г. по делу № 44у-48/2011. // СПС «КонсультантПлюс».

3. URL: http://www.cdep.ru

4. Уголовное дело № 1-237/2006 // Архив Тамбовского районного суда Тамбовской области.

А.Д. Назаров*

Обвинительный уклон в деятельности субъектов, ведущих уголовный процесс, как фактор, способствующий появлению ошибок в уголовном судопроизводстве

Аннотация. Статья посвящена анализу проблемы обвинительного уклона в российском уголовном процессе. Автор приводит свое определение обвинительного уклона и показывает его негативное влияние на процесс появления в уголовном деле следственных и судебных ошибок. Проявления обвинительного уклона на теоретическом и практическом уровнях рассмотрены сквозь призму деятельности следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда. Показаны проявления обвинительного уклона по делам с досудебным соглашением о сотрудничестве, при особом порядке судебного разбирательства, возвращении судом уголовного дела прокурору. Рассмотрены взаимосвязи обвинительного уклона и вынесения оправдательных приговоров, участие представителей гражданского общества в отправлении правосудия. Предложены пути преодоления обвинительного уклона, которые помогут снизить число ошибок по уголовным делам. Ключевые слова: обвинительный уклон, следственная ошибка, судебная ошибка, следователь, руководитель следственного органа, прокурор, суд, проявления обвинительного уклона, пути преодоления обвинительного уклона.

Современная уголовная политика России осуществляется в условиях продолжающегося реформирования уголовно-процессуального законодательства. Основной целью реформы является поиск законодательных средств противостояния преступности при условии соблюдения законных прав и интересов участников уголовного судопроизводства.

Одной из причин судебной реформы в Российской Федерации явилось состояние соблюдения прав человека в такой важной сфере государственной деятельности, как уголовное судопроизводство. Общеизвестно, что именно в данной области нарушение основных конституционных прав вызывает особенно болезненные последствия. Незаконное и необоснованное применение мер процессуального принуждения, незаконное осуждение невиновных лиц вызывает особый общественный резонанс, подрывающий авторитет государства. Именно поэтому одним из направлений судебной реформы стала либерализация уголовно-процессуального законодательства. Целью указанной либерализации является повышение уголовно-процессуальных гарантий для всех участников уголовного процесса, но в особенности для обвиняемых. Одним из средств сохранения процессуальных гарантий является преодоление обвинительного уклона в деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

Обвинительный уклон приводит к появлению по уголовным делам следственных и судеб-

ных ошибок1, что искажает истинную суть отправления правосудия и вступает в противоречие с назначениями и принципами уголовного судопроизводства.

В Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ за 2013 г. предложено отойти от обвинительного уклона в правоохранительной и судебной практике2.

В законопроекте, посвященном введению в УПК РФ института установления объективной истины по уголовному делу, внесенном в Государственную Думу РФ, указывается, что «при осуществлении уголовного преследования прокурор, руководитель следственного органа, следователь, а также начальник подразделения дознания и дознаватель обязаны сохранять объективность и беспристрастность, не допуская обвинительного уклона в доказывании»3.

1 Под ошибкой в уголовном судопроизводстве (следственной, судебной) мы понимаем не содержащее признаков уголовно-наказуемых деяний незаконное или необоснованное действие или бездействие субъектов, ведущих уголовный процесс, выразившееся в неполноте, односторонности и необъективности исследования указанными субъектами обстоятельств уголовного дела, несоблюдении конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также международных стандартов справедливого правосудия, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона, и направленное, по мнению этих субъектов, на выполнение назначений уголовного судопроизводства, но объективно препятствующее их достижению

2 Российская газета. 2012. 13 дек.

3 Законопроект внесен в Государственную Думу РФ ее депутатом А.А. Ремезковым и размещен на официальном сайте Гос-

*

© Назаров А.Д., 2015

Назаров Александр Дмитриевич — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного процесса Юридического института Сибирского федерального университета.

660075, Россия, г. Красноярск, ул. Маерчака, д. 6. DOI: 10.17803/1994-1471.2015.58.9.149-154

В самом общем виде обвинительный уклон заключается в игнорировании следователями, прокурорами и судьями доказательств, свидетельствующих в пользу обвиняемого, в нежелании проверять и учитывать доводы защиты.

Л.А. Воскобитова отмечает, что суть обвинительного уклона состоит в стремлении сначала сформулировать, а затем любой ценой подтвердить приговором суда обвинение, которое не отвечает требованию всесторонности, полноты и объективности исследования фактических обстоятельств дела, и в силу этого не позволяет суду правильно применить нормы уголовного права и вынести правосудное решение по делу4. Анализируя российскую судебную практику и практику Европейского Суда по правам человека, Л.А Воскобитова приводит признаки (индикаторы), по которым можно в уголовных делах выявить обвинительный уклон5.

Для понимания сущности обвинительного уклона важно проанализировать причины и различные проявления этого феномена в уголовно-процессуальной деятельности субъектов, осуществляющих уголовный процесс.

Одной из причин формирования обвинительного уклона в деятельности следователя является включение его законодателем в число участников уголовного процесса со стороны обвинения. Но следователь — это, прежде всего, исследователь. В его обязанности входит установление всех обстоятельств совершенного преступления такими, какими они были на самом деле. Он должен собирать и оценивать доказательства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, устанавливать обстоятельства не только отягчающие, но и смягчающие ответственность, то есть устанавливать объективную истину по делу. В то же время анализ следственной практики и статистики свидетельствует о том, что следователи достаточно часто за основу расследования берут исключительно обвинительные версии и недостаточно проверяют версии защиты. Нередко они квалифицируют содеянное обвиняемым по более тяжким, чем следует, составам преступления, при избрании меры пресечения предпочитают ходатайствовать перед судом о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, игнорируя иные меры пресечения. При проведении следственных и иных процессуальных действий имеют место нарушения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства со стороны защиты.

Типичным проявлением обвинительного уклона в деятельности следователя является игнорирование позиции защиты, ее ходатайств. Участие

защитника в процессе доказывания определяется положениями ст. 86 УПК РФ. Защитник участвует в собирании доказательств, но представленные им документы, предметы и т.п. лишь тогда становятся в процессуальном смысле доказательствами, когда следователь (дознаватель), суд примут решение об удовлетворении ходатайства защиты. Необоснованное отклонение ходатайств защиты является ярким проявлением обвинительного уклона в деятельности следователя (дознавателя).

Обвинительный уклон проявляется в нежелании следователя прекращать дела по ст. 25 УПК РФ, когда для этого имеются основания. Причина этого явления кроется в желании улучшить показатели своей работы, то есть количество дел, направленных в суд. По нашим данным, следователи по нереа-билитирующим основаниям прекращают не более 5 % уголовных дел6. В судебном заседании по этим основаниям прекращается до 10—14 % дел.

Проявления обвинительного уклона можно увидеть и в уголовно-процессуальной деятельности руководителя следственного органа и начальника подразделения дознания, которые могли принять меры для устранения данного нарушения закона, но не делают этого, улучшая статистику, характеризующую работу вверенных им следственных подразделений. Средствами прокурорского надзора преодолеть обвинительный уклон в деятельности органов предварительного расследования удается далеко не всегда. Обвинительный уклон в деятельности прокуратуры отмечают некоторые исследователи7.

Действительно, у прокурора есть право не утверждать итоговые документы предварительного расследования, возвращать уголовные дела для производства дополнительного расследования. Этим правом прокурор пользуется достаточно редко — примерно в 12 % случаев. Между тем в порядке ст. 237 УПК РФ суд возвращает прокурору до 10 % уголовных дел. Примерно по 27 % уголовных дел суд изменяет квалификацию инкриминированного подсудимому деяния в сторону смягчения, сокращает объем обвинения (прекращение в части уголовного преследования).

Самые опасные последствия обвинительного уклона в виде ошибок связаны с деятельностью суда как на досудебных, так и на судебных стадиях и стадии исполнения приговора.

По оценкам практиков, судьи по подавляющему большинству направленных к ним обращений

думы. URL: http://www.duma.gov.ru/news/273/632941/?sphrase_ id=1762482 (дата посещения: 27.05.2015).

4 См.: Воскобитова Л.А. Обвинение или обвинительный уклон? //Актуальные проблемы российского права. 2014. № 3. С. 458.

5 См.: Там же. С. 458-461.

6 Здесь и далее, если специально не оговорено, приводятся результаты исследования авторов работы, проведенные в Красноярском, Ставропольском крае и Республике Хакасия в 2010-2014 гг.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

следователей удовлетворяют их: явный обвинительный уклон: «явление, наличие которого последовательно отрицается органами предварительного расследования, прокурорами и судьями»8.

При избрании самой строгой меры пресечения в виде заключения под стражу суд превратился в некоего регистратора, который подчас без веских оснований заключает человека под стражу, продлевает ему срок содержания под стражей, достаточно часто «забывая» об иных мерах пресечения.

Статистические данные по стране за последние годы свидетельствуют о том, что порядка 92 % ходатайств следователей и дознавателей о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу судами удовлетворяются в полном объеме, а ходатайства субъектов расследования уголовных дел о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей удовлетворяются примерно в 96 % случаев. Наметившийся в последние годы малозаметный тренд в сторону применения домашнего ареста и залога лишний раз свидетельствует о том, что обвинительные рудименты в виде ареста лица и содержания его под стражей в следственном изоляторе достаточно медленно и трудно вытесняются из уголовно-процессуальной практики.

Обвинительный уклон в деятельности суда проявляется и в его формальном подходе к рассмотрению жалоб заинтересованных лиц на действия и бездействия, решения должностных лиц органов уголовной юстиции в порядке ст. 125 УПК РФ: ежегодно по стране судами удовлетворяется лишь каждая 18—20 жалоба.

Иначе как регистратором нельзя назвать суд и при выполнении им миссии, возложенной на него ст. 165 УПК РФ и Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности». Компетентные должностные лица практически без проблем (в 98—100 %) получают в ответ на свои ходатайства судебные постановления на осмотр жилища, обыск, выемку в жилище, выемку вещи из ломбарда; на наложение ареста на имущество; выемку предметов, документов, содержащих охраняемую законом тайну; на наложение ареста на почтово-телеграфные отправления; временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности; на контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о межабонентских соединениях и т.д.

Именно выдерживание обвинительных начал в выстроенной модели судебного контроля на досудебных стадиях не позволяет заинтересованным лицам в порядке ст. 125 УПК РФ обжаловать самый главный документ в обвинительной конструкции предварительного расследования — постановление о привлечении в качестве обвиняемого, в которое в 40—45 % случаев дознавателем, следователем закла-

дывается «завышенная квалификация» («квалификация с запасом»), позволяющая без особых усилий получать от суда постановления о заключении под стражу, о продлении сроков содержания под стражей, а в дальнейшем — меры наказания, связанные с реальным лишением свободы.

В судебных стадиях уголовного процесса также имеет место проявление обвинительного уклона. С.В. Бурмагин полагает, что постулат состязательности о строгом разграничении процессуальных функций зачастую не соблюдается российскими судьями, которые в силу своего менталитета, укоренившихся привычек и консервативного правосознания продолжают «подыгрывать» обвинительной власти, чрезмерно активничают в процессе доказывания и стремятся собственными усилиями подтвердить выдвинутое обвинение, нарушая процессуальный баланс сторон, забывая о своей объективности и беспристрастности, иными словами, по-прежнему склонны к обвинительному уклону9.

К примеру, по делам с досудебным соглашением о сотрудничестве и по другой, определенной законодателем категории уголовных дел логика обвинительного уклона привела к широкому распространению практики применения особого порядка их рассмотрения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением — до 70—75 % уголовных дел в России сегодня рассматривается судами в особом порядке. При особом порядке судебного разбирательства, согласно проведенным нами исследованиям, допускается сокрытие значительного количества недостатков предварительного расследования, связанных с полнотой, всесторонностью и объективностью установления всех обстоятельств уголовно-наказуемого деяния, нарушениями положений Конституции РФ и норм УПК РФ. Понимая и поощряя эту, упрощенную для суда и прокурора, процедуру, законодатель ввел «поощрительные бонусы» в виде снижения верхней планки наказания и освобождения от взыскания процессуальных издержек подсудимого. В определенной степени эти «бонусы» снижают риск появления в деле фундаментальных ошибок в виде чрезмерно сурового наказания, но в большей степени вызывают обоснованную критику и теоретиков, и практиков, понимающих опасность пагубного обвинительного влияния этого института на выполнение назначений уголовного судопроизводства.

Под влиянием обвинительного уклона в последние годы происходят существенные метаморфозы с институтом возвращения судом уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению. Кризис предварительного расследования (обвинительный уклон, непрофессионализм, разбаланси-

9 См.: Бурмагин С.В. Разделение обвинительной и су-

дебной властей в уголовном судопроизводстве России: от судебной реформы 1864 г. до наших дней // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 5. С. 890.

рованные механизмы процессуального регулирования досудебных стадий, сбои в механизмах судебного контроля, прокурорского надзора и ведомственного контроля и др.) позволил определенной части ученых и практиков сделать серьезные шаги в сторону возрождения института объективной истины и реставрации дополнительного расследования.

К примеру, Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 № 16-2 разрешило судам направлять уголовное дело прокурору для перепредъявления обвиняемому обвинения по статье о более тяжком преступлении; законодатель впоследствии в ст. 237 УПК РФ легализовал данную позицию Конституционного Суда РФ.

Обвинительный уклон проявляется и в поступательном векторе уголовно-процессуальной политики на свертывание институтов участия представителей общества и коллегиальности в отправлении правосудия по уголовным делам: сначала исчезли институты народных заседателей, общественных защитников и общественных обвинителей, передачи материалов дела в товарищеский суд, а виновного — на поруки трудовому коллективу, а сейчас явно прослеживается тенденция единоличного рассмотрения уголовных дел и существенное сокращение юрисдикции суда присяжных, который по известной Концепции судебной реформы наоборот должен был, уничтожая обвинительный уклон, расширить свое влияние до уровня районных судов.

Единоличное рассмотрение судьями уголовных дел по определению и по многим другим понятным причинам не способствует сокращению числа допускаемых ошибок.

К профессиональной работе в суде присяжных оказались не готовы прокуроры, поддерживающие перед не юристами-профессионалами обвинение от имени государства: в обычном-то суде прокуроры, не прошедшие школу следствия, надлежаще не изучившие материалы уголовного дела и не подготовившиеся к высокопрофессиональной деятельности, допускают серьезные просчеты, руководствуясь подчас не логикой доказывания, а идеологией обвинительного уклона; в суде присяжных ко всему этому прибавляются просчеты в знании психологии суда присяжных, слабые навыки публичного выступления и ораторского искусства и др.

Во все времена показателем репрессивности суда и присутствия в его деятельности обвинительного уклона было количество оправдательных приговоров, которые выносятся судами10, количество уголовных дел, прекращенных судом по не-реабилитирующим основаниям. В подавляющем большинстве случаев оправдательный приговор, прекращение уголовного дела и уголовного преследования сводят к нулю риск появления в деле фундаментальных ошибок.

Мизерный процент оправдательных приговоров, выносимых судами к моменту начала судебной реформы, не мог обмануть общество и заставить поверить, что отсутствовали следственные и судебные ошибки, а на скамье подсудимых всегда оказывались лица, виновные в совершении преступлений. Количество оправданных судами РСФСР в 1990 г. составило 1708 чел. Если сравнить этот показатель с данными о лицах, преданных суду (примерно 540 тыс. чел.), то выясняется, что реабилитировано 0,32 % граждан, попавших в машину советской юстиции11.

Процент реабилитирующих решений остается практически неизменным с дореформенных времен. Следует отметить, что оправдательные вердикты присяжные выносят чаще. Цифра 13—15 % — это усредненный показатель вынесения судами присяжных в России оправдательных приговоров, на которые практически в 100 % случаев прокуроры вносят представления, в результате чего все эти приговоры Верховным Судом РФ отменяются, уголовные дела рассматриваются заново в новой коллегии присяжных. Повторные оправдательные вердикты новое жюри присяжных выносит в среднем по каждому второму делу: в остальных случаях повторный вердикт, как правило, обвинительный.

По мнению И.Л. Петрухина: «оправдательный приговор — форма судебного контроля за законностью и защитой прав человека на предварительном следствии и дознании… свидетельство силы судебной власти, которая не боится противостоять столь могущественным органам, как прокуратура, министерство внутренних дел или служба государственной безопасности, и преодолеть сложившееся под их влиянием общественное мнение»12.

И.Л. Петрухин выделял до десяти различных факторов, влияющих на распространенность оправдательных приговоров: уголовная политика государства; стандарты доказанности обвинения, вводимые высшими судами страны путем изменения уровня требований к приговору; качество расследования уголовных дел; «профессиональная солидарность» судей, прокуроров, следователей, органов дознания, якобы выполняющих общую задачу — сдерживание преступности; наличие или отсутствие института доследования; введение особого порядка судебного разбирательства; деятельность суда присяжных; широкое действие института признания доказательств недопустимыми; давление на суд со стороны прокуратуры, МВД, ФСБ по отдельным уголовным делам (терроризм, коррупция, наркомания и др.); давление на суд общественного мнения и СМИ13.

10 См.: Чурилов Ю.Ю. Актуальные проблемы постановления оправдательного приговора в российском уголовном судопроизводстве. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 110.

11 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / сост. С.А. Пашин. М.: Республика, 1992. С. 11.

12 Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. М.: Проспект, 2009. С. 31-32.

13 См.: Он же. Оправдательный приговор // Государство и право. 2009. № 2. С. 32.

Новые процедуры апелляции, кассации и надзора, полностью начавшие свое действие с 01.01.2013 е, задумывались законодателем как эффективный механизм качественного и справедливого отправления правосудия по уголовным делам. Но обвинительный уклон можно обнаружить и в деятельности судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. В частности, практически не используется право суда непосредственно исследовать новые доказательства для проверки доводов апелляционных жалоб.

При исполнении приговора суды чаще всего находятся в «обвинительной оппозиции» к человеку. Осужденный скорее умрет в «казенном доме», нежели его в виду тяжелого заболевания оттуда освободит суд. Масса проблем возникает при переводе осужденных из колоний в колонии-поселения, при их условно-досрочном освобождении и замене им наказания на более мягкое и т.д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Чтобы избавить руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания и органа дознания, дознавателя от проявлений обвинительного уклона, необходимо прежде всего выделить их из числа участников уголовного процесса на стороне обвинения, обозначить их в Законе участниками, представляющими в уголовном судопроизводстве интересы государства.

Искренне желая преодолеть обвинительный уклон при отправлении правосудия по уголов-

ным делам, И.Л. Петрухин предложил целый комплекс мер. Например, он предлагал «запретить отмену оправдательных приговоров суда присяжных, а возможно, и других судов», «в интересах обеспечения большей независимости судей ввести избрание председателя всеми судьями данного суда», «запретить привлечение судей к дисциплинарной ответственности за вынесение оправдательных приговоров» и др.14

По нашему мнению, преодолеть обвинительный уклон возможно. Для этого необходима новая кадровая политика в судах и правоохранительных органах, рассчитанная на приток профессионалов, которые воспитаны на идеях соблюдения прав человека и гуманного правосудия.

Другим средством преодоления обвинительного уклона могут стать широкомасштабные структурные и организационно-правовые преобразования в деятельности органов уголовной юстиции (изменение системы оценки деятельности судов и правоохранительных органов; широкая гласность при отправлении правосудия и введение институтов гражданского контроля за этой деятельностью и др.).

Кроме того, необходимы системные изменения в законодательном регулировании всех стадий уголовного судопроизводства, направленные на подлинное воссоздание равного баланса между обвинением и защитой.

Библиография:

1. Бурмагин С.В. Разделение обвинительной и судебной властей в уголовном судопроизводстве России: от судебной реформы 1864 г. до наших дней // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 5. С. 885—896.

2. Воскобитова Л.А. Обвинение или обвинительный уклон? // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 3. С. 455-462.

5. Петрухин И.Л. Оправдательный приговор // Государство и право. 2009. № 2. С. 30-36.

6. Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. М.: Проспект, 2009. 192 с.

7. Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. М.: Проспект, 2014. 192 с.

8. Чурилов Ю.Ю. Актуальные проблемы постановления оправдательного приговора в российском уголовном судопроизводстве. М.: Волтерс Клувер, 2010. 256 с.

References (transliteration):

2. Voskobitova L.A. Obvinenie ili obvinitel’nyj uklon? // Aktual’nye problemy rossijskogo prava. 2014. № 3. S. 455—462.

5. Petruhin I.L. Opravdatel’nyj prigovor // Gosudarstvo i pravo. 2009. № 2. S. 30-36.

6. Petruhin I.L. Opravdatel’nyj prigovor i pravo na reabilitaciju. M.: Prospekt, 2009. 192 s.

7. Petruhin I.L. Opravdatel’nyj prigovor i pravo na reabilitaciju. M.: Prospekt, 2014. 192 s.

Материал поступил в редакцию 30 мая 2015 г.

14 См.: Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. М.: Проспект, 2014. С. 191-192.

in criminal judicial proceedings

NAZAROV Aleksandr Dmitrievich — PhD in Law, Associate Professor, Head of the Department of Criminal Process

of the Law Institute of the Siberian Federal University.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

660075, Russia, Krasnoyarsk, ul. Mayerchaka, 6.

Оставьте комментарий