ООО уда суды

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 августа 2019 г. N Ф03-5474/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 08 августа 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 августа 2019 года.

Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:

Председательствующего судьи Лесненко С.Ю.

Судей: Михайловой А.И., Филимоновой Е.П.

при участии

от СУ СК России по Хабаровскому краю — представитель не явился;

от ФГУП «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации — Еременко Е.О., представитель по доверенности от 25.03.2019 N 32/755;

от УФАС России по Хабаровскому краю — Гречихина К.А., представитель по доверенности от 18.07.2019 N 7/6887;

от ФГП «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации» — Ахмедов Д.Ш., представитель по доверенности б/н от 15.06.2018

от управления Росгвардии по Хабаровскому краю — представитель не явился;

от прокуратуры Хабаровского края — Иванова Н.С., прокурор по удостоверению <…>;

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Федерального государственного предприятия «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации», управления Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому краю

на постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2018

по делу N А73-1162/2018 Арбитражного суда Хабаровского края

дело рассматривали: в апелляционном суде судьи: Сапрыкина Е.И., Тищенко А.П., Швец Е.А.

по заявлению Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Хабаровскому краю, Федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации

к управлению Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому краю

третьи лица: Федеральное государственное предприятие «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации», управление Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Хабаровскому краю, прокуратура Хабаровского края

о признании недействительными решения и предписания

Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Хабаровскому краю (ОГРН 1112722000137, ИНН 2722099962, место нахождения: 680000, г. Хабаровск, Уссурийский бульвар, 5; далее — Следственное управление) и Федеральное государственное унитарное предприятие «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (место нахождения: 680003, г. Хабаровск, ул. Краснореченская, 111а; далее — ФГУП «Охрана») обратились в Арбитражный суд Хабаровского края с заявлением к управлению Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому краю (ОГРН 1022700921022, ИНН 2721023142, место нахождения: 680000, г. Хабаровск, ул. Запарина, 67; далее — УФАС) о признании недействительными решения от 11.01.2018 N 11 и предписания от 11.01.2018 N 7.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечены: Федеральное государственное предприятие «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации» (место нахождения: 680021, г. Хабаровск, ул. Ленинградская, 46; далее — ФГП ВО ЖДТ, ведомственная охрана), управление Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Хабаровскому краю (ОГРН 1162724083180, ИНН 2721227153, место нахождения: 680041, г. Хабаровск, ул. Автобусная, 110; далее — управление Росгвардии), прокуратура Хабаровского края (ОГРН 1022700920461, ИНН 2721024410, место нахождения: 680000, г. Хабаровск, ул. Шевченко, 6; далее — прокуратура).

Решением Арбитражного суда Хабаровского края от 03.04.2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2018, указанное решение суда первой инстанции отменено, заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятым по делу апелляционным постановлением ФГП ВО ЖДТ и антимонопольный орган обратились в Арбитражный суд Дальневосточного округа с кассационными жалобами, в которых просят его отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.

В обоснование кассационных жалоб заявители приводят доводы о неправильном применении судом норм материального права, в том числе Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных» (далее — Закон N 44-ФЗ), Федерального закона от 14.04.1999 N 77-ФЗ «О ведомственной охране» (далее — Закон о ведомственной охране). Поскольку учредительные документы ФГП ВО ЖДТ и действующее законодательство не содержат запрета на охрану силами ведомственной охраны агентства железнодорожного транспорта объектов, не находящихся в его прямой ведомственной подчиненности заявители настаивают на законности оспариваемого решения антимонопольного органа.

ФГУП «Охрана» и Следственное управление в отзывах на кассационные жалобы изложенные в них доводы отклонили, считая принятое по делу постановление апелляционного суда законным и обоснованным.

Прокуратура в отзыве на кассационную жалобу также выразила согласие с обжалуемым апелляционным постановлением.

Судебное заседание кассационной инстанции в соответствии со статьей 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации откладывалось, а впоследствии в порядке статьи 163 указанного Кодекса объявлялся перерыв.

На основании статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации производство по кассационным жалобам ФГП ВО ЖДТ, антимонопольного органа приостанавливалось до принятия процессуальных решений Верховным Судом Российской Федерации в виде окончательных судебных актов по делам NN А45-12705/2017, А45-9921/2017 Арбитражного суда Новосибирской области и их опубликования; впоследствии возобновлено определением суда округа от 05.07.2019.

В процессе рассмотрения дела в составе суда производилась замена судей в порядке пункта 2 части 3 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в конечном итоге сформирован следующий состав суда: С.Ю. Лесненко, Михайлова А.И., Филимонова Е.П., после чего судебное заседание произведено с самого начала.

В судебном заседании представители антимонопольного органа и ФГП ВО ЖДТ поддержали доводы кассационных жалоб, дав соответствующие пояснения, тогда как представители ФГУП «Охрана» и прокуратуры изложенные в них доводы отклонили, считая принятое по делу постановление апелляционного суда законным и обоснованным.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела, явку своих представителей в суд округа не обеспечили.

Проверив в порядке и пределах статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемого по делу судебного акта, Арбитражный суд Дальневосточного округа считает его подлежащим отмене на основании следующего.

Как установлено судами и следует из материалов настоящего дела, 08.12.2017 в Единой информационной системе в сфере закупок на сайте www.zakupki.gov.ru размещено извещение N 0122100013217000232 о проведении электронного аукциона на охрану объектов Следственного управления. Согласно протоколу рассмотрения заявок на участие в электронном аукционе от 16.12.2017 подано две заявки, допущенные и признанные участниками аукциона.

В соответствии с протоколом подведения итогов электронного аукциона от 19.12.2017 заявка ФГП ВО ЖДТ признана несоответствующей требованиям, установленным документацией об электронном аукционе, победителем признано ФГУП «Охрана».

Не согласившись с действиями заказчика при проведении электронного аукциона, ФГП ВО ЖДТ обратилось с жалобой в антимонопольный орган, мотивировав тем, что его учредительные документы, а также действующее законодательство не содержат запрета на охрану подразделениями ведомственной охраны объектов Следственного комитета, не находящихся в ведомственном подчинении Федерального агентства железнодорожного транспорта.

11.01.2018 по результатам рассмотрения дела N 7-1/10 комиссией антимонопольного органа принято решение N 11, которым данная жалоба признана обоснованной; комиссия заказчика признана нарушившей часть 7 статьи 69 Закона N 44-ФЗ. Кроме того, УФАС выдало предписание от 11.01.2018 N 7 о необходимости комиссии заказчика в срок до 31.01.2018 устранить допущенные нарушения Закона N 44-ФЗ при проведении электронного аукциона на охрану объектов Следственного управления (N 0122100013217000232) путем аннулирования протокола подведения электронного аукциона от 19.12.2017, рассмотрения вторых частей заявок в соответствии с требованиями (учитывая замечания, изложенные в решении от 11.01.2018 N 11).

Считая решение и предписание антимонопольного органа не соответствующими закону, заявители оспорили их в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции исходил из соответствия поданной ФГП ВО ЖДТ заявки требованиям документации об аукционе, в связи с чем не усмотрел оснований для признания недействительными решения от 11.01.2018 N 11 и предписания от 11.01.2018 N 7 антимонопольного органа.

Удовлетворяя заявленные требования, апелляционный суд, оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 31, 59, 64, 69 Закона N 44-ФЗ, статей 1, 8 Закона о ведомственной охране, Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.07.2000 N 514 «Об организации ведомственной охраны», Положением о ведомственной охране Федерального агентства железнодорожного транспорта, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.06.2009 N 540, Уставом ФГП ВО ЖДТ, утвержденным приказом Федерального агентства железнодорожного транспорта от 16.03.2015 N 71, пришел к выводу о том, что оспариваемые решение и предписание антимонопольного органа не соответствуют действующему законодательству и нарушают права и законные интересы заявителей. В этой связи апелляционная инстанция отменила ранее принятое по делу решение суда первой инстанции.

При этом апелляционный суд указал, что ФГП ВО ЖДТ создано специально для оказания соответствующих охранных услуг на объектах, находящихся в сфере ведения создавшего ее федерального органа исполнительной власти и вправе осуществлять охрану только тех объектов, которые находятся в сфере ведения Федерального агентства железнодорожного транспорта и по согласованию с МВД России. А поскольку, в рассматриваемом случае, в результате заключения контракта охране подлежали объекты Следственного управления, которые не находятся в сфере ведения Федерального агентства железнодорожного транспорта, заявка ФГП ВО ЖДТ не соответствовала требованиям документации об электронном аукционе.

Между тем, по мнению суда округа, апелляционным судом при рассмотрении дела не учтено следующее.

Отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок, регулируются Законом N 44-ФЗ.

В силу статьи 6 данного Закона контрактная система в сфере закупок основывается на принципах открытости, прозрачности информации о контрактной системе в сфере закупок, обеспечения конкуренции, профессионализма заказчиков, стимулирования инноваций, единства контрактной системы в сфере закупок, ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективности осуществления закупок.

Кроме того, в соответствии со статьей 8 Закона N 44-ФЗ контрактная система в сфере закупок направлена на создание равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок. Любое заинтересованное лицо имеет возможность в соответствии с законодательством Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами о контрактной системе в сфере закупок стать поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

При этом конкуренция при осуществлении закупок должна быть основана на соблюдении принципа добросовестной ценовой и неценовой конкуренции между участниками закупок в целях выявления лучших условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг. При этом запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям Закона N 44-ФЗ, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности, к необоснованному ограничению числа участников закупок.

В соответствии с частью 1 статьи 24 Закона N 44-ФЗ заказчики при осуществлении закупок используют конкурентные способы определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) или осуществляют закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя).

Конкурентными способами определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) являются конкурсы (открытый конкурс, конкурс с ограниченным участием, двухэтапный конкурс, закрытый конкурс, закрытый конкурс с ограниченным участием, закрытый двухэтапный конкурс), аукционы (аукцион в электронной форме (далее также — электронный аукцион), закрытый аукцион), запрос котировок, запрос предложений (часть 2 статьи 24 Закона N 44-ФЗ).

Под аукционом в электронной форме (электронным аукционом) понимается аукцион, при котором информация о закупке сообщается заказчиком неограниченному кругу лиц путем размещения в единой информационной системе извещения о проведении такого аукциона и документации о нем, к участникам закупки предъявляются единые требования и дополнительные требования, проведение такого аукциона обеспечивается на электронной площадке ее оператором (часть 1 статьи 59 названного Закона).

В соответствии с частью 6 статьи 69 Закона N 44-ФЗ заявка на участие в электронном аукционе признается не соответствующей требованиям, установленным документацией о таком аукционе, в случае: 7 непредставления документов и информации, которые предусмотрены пунктами 1, 3 — 5, 7 и 8 части 2 статьи 62, частями 3 и 5 статьи 66 настоящего Закона, несоответствия указанных документов и информации требованиям, установленным документацией о таком аукционе, наличия в указанных документах недостоверной информации об участнике такого аукциона на дату и время окончания срока подачи заявок на участие в таком аукционе; несоответствия участника такого аукциона требованиям, установленным в соответствии с частью 1, частями 1.1, 2 и 2.1 (при наличии таких требований) статьи 31 настоящего Закона.

Принятие решения о несоответствии заявки на участие в электронном аукционе требованиям, установленным документацией о таком аукционе, по основаниям, не предусмотренным частью 6 названной статьи, не допускается (часть 7 статьи 69 Закона N 44-ФЗ).

В силу пункта 1 части 1 статьи 31 Закона N 44-ФЗ при осуществлении закупки заказчик устанавливает единые требования к участникам закупки, в том числе о соответствии требованиям, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим поставку товара, выполнение работы, оказание услуги, являющихся объектом закупки.

Таким образом, аукционная комиссия обязана проверить как соответствие представленной заявки требованиям аукционной документации, так и соответствие участника аукциона требованиям, предъявляемым законодательством к исполнителям работ (услуг), являющихся предметом контракта.

В рассматриваемом случае предметом закупки являлись услуги по охране объектов Следственного управления.

Оказание охранных услуг в Российской Федерации регулируется Федеральным законом от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», Федеральным законом от 27.05.1996 N 57-ФЗ «О государственной охране» (далее — Закон о государственной охране), Законом о ведомственной охране.

Организационно-правовые основы создания и деятельности ведомственной охраны установлены Законом о ведомственной охране.

В статье 1 Закона о ведомственной охране установлено, что под ведомственной охраной понимается совокупность создаваемых имеющими право на создание ведомственной охраны федеральными органами исполнительной власти и организациями органов управления, сил и средств, предназначенных для защиты охраняемых объектов от противоправных посягательств.

Из положений статьи 8 Закона о ведомственной охране следует, что ведомственная охрана осуществляет защиту охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и (или) находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов.

Защита охраняемых объектов иных форм собственности, находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов, осуществляется в соответствии с заключенными договорами.

Действующая редакция статьи 8 Закона о ведомственной охране не ограничивает, а напротив, прямо указывает на допустимость службам ведомственной охраны осуществлять охрану объектов государственной собственности, не находящихся в сфере ведения учредителей службы.

Таким образом, нормы Закона о ведомственной охране позволяют сделать вывод о том, что организации ведомственной охраны не ограничены в объектах охраны исключительно теми объектами, которые находятся в ведении создавших эти организации государственных органов, в связи с чем участие в закупке на охрану объектов, являющихся государственной собственностью и находящихся в ведении иных государственных органов, вправе принимать любые заинтересованные лица, соответствующие требованиям к участникам закупки, независимо от ведомственной принадлежности объектов.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 10.02.2017 N 239-р утвержден Перечень объектов, находящихся в ведении федеральных государственных органов, охраняемых военизированными и сторожевыми подразделениями организаций, подведомственных Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и ведомственной охраной федеральных органов исполнительной власти, на период до создания ведомственной охраны федеральными государственными органами.

В разделе III названного Перечня приведены объекты, находящиеся в сфере ведения Следственного комитета Российской Федерации. К таким объектам, в частности, относятся административные здания, занимаемые следственными управлениями Следственного комитета Российской Федерации по субъектам Российской Федерации (в том числе их подразделениями по административным округам) и приравненными к ним специализированными управлениями.

С учетом изложенного, ведомственные охраны федеральных органов исполнительной власти вправе оказывать услуги по охране объектов Следственного управления.

Имеющие право на создание государственной ведомственной охраны федеральные органы исполнительной власти определяются Правительством Российской Федерации (часть 1 статьи 5 Закона о ведомственной охране).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.06.2009 N 540 утверждено Положение о ведомственной охране Федерального агентства железнодорожного транспорта, в соответствии с которым орган управления ведомственной охраны является федеральным государственным унитарным предприятием, находящимся в ведении Федерального агентства железнодорожного транспорта и осуществляющим деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации и своим уставом.

В соответствии с пунктом 1.4 Устава ФГП ВО ЖДТ, утвержденного приказом Федерального агентства железнодорожного транспорта от 16.03.2015 N 71, предприятие находится в ведении Федерального агентства железнодорожного транспорта и является ведомственной охраной Федерального агентства железнодорожного транспорта в соответствии с Положением о ведомственной охране Федерального агентства железнодорожного транспорта, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.06.2009 N 540.

Предприятие создано в целях осуществления деятельности по защите от противоправных посягательств охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и (или) находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов, а также объектов иных форм собственности. Предприятие вправе осуществлять защиту охраняемых объектов иных форм собственности, находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов, в соответствии с заключенными договорами (пункт 2.1 Устава ФГП ВО ЖДТ в редакции приказа от 29.05.2017 N 186).

Исходя из вышеприведенных положений законодательства и Устава, арбитражный суд первой инстанции, всесторонне, полно исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства, обоснованно пришел к выводу о том, что ФГП ВО ЖДТ вправе оказывать услуги в отношении охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью, в связи с чем у аукционной комиссии не имелось оснований считать его заявку не соответствующей требованиям действующего законодательства и документации об аукционе.

Данный вывод суда согласуется с правовой позицией, отраженной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 07.06.2019 N 307-КГ18-26407 по делу N А56-1296/2018.

В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений.

Поскольку судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования представленных в дело доказательств правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка, верно применены нормы материального права, нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены решения суда первой инстанции не допущено, а также, принимая во внимание неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права и ошибочность сделанных им выводов, постановление апелляционного суда подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции от 03.04.2018.

Государственная пошлина, излишне уплаченная ФГП ВО ЖДТ при подаче кассационной жалобы, подлежит возврату в соответствии со статьей 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат взысканию в пользу ФГП ВО ЖДТ с заявителей по делу по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 104, 110, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановил:

постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2018 по делу N А73-1162/2018 отменить, решение Арбитражного суда Хабаровского края от 03.04.2018 по этому же делу оставить в силе.

Возвратить Федеральному государственному предприятию «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации» из федерального бюджета государственную пошлину в размере 1 500 руб., как излишне уплаченную при подаче кассационной жалобы по платежному поручению от 09.10.2018 N 1279.

Выдать справку на возврат государственной пошлины.

Взыскать с Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Хабаровскому краю в пользу Федерального государственного предприятия «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации» судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 750 руб. за подачу кассационной жалобы.

Взыскать с Федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации в пользу Федерального государственного предприятия «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации» судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 750 руб. за подачу кассационной жалобы.

Арбитражному суду Хабаровского края выдать исполнительные листы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В последние годы сайты отзывов находятся под юридическим давлением. Технически несложно обязать сайт снять негативный отзыв через суд, особенно если он анонимный или содержит оскорбления, говорит Роман Янковский из Tomashevskaya & Partners Tomashevskaya & Partners Федеральный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Рынки капиталов группа Управление частным капиталом группа Цифровая экономика группа ТМТ группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × . Сайты отзывов поднимают вопросы не только защиты чести и достоинства, но и использования персональных данных. Вправе ли они использовать сведения с интернет-страниц о людях и организациях? Может показаться, что это общедоступная информация, следовательно, ее можно использовать свободно, но на самом деле все гораздо сложнее.

Это видно на примере дела № 14-КГ19-15. Там врач областного консультативно-диагностического центра Валентина Гладкова* выступала против сайта Prodoctorov.ru. Он зарегистрирован как СМИ. Там размещено, по его собственным данным, более 1,6 млн отзывов о 636 250 практикующих врачах. У каждого из них на сайте отдельный профиль, где указаны его персональные данные (полное имя, должность, место работы), а пациенты могут поделиться опытом лечения.

Есть такая страничка и у Гладковой, которая занимается УЗИ беременных. Информацию о ее имени и месте работы взяли с официального сайта центра. На Prodoctorov.ru у Гладковой есть семь отзывов, среди которых два положительных и два отрицательных. В последних пациентки жаловались на неправильные заключения. Еще три отзыва удалены. Как объясняется на сайте, их авторы «не представили редакции «ПроДокторов» документы, подтверждающие указанные факты».

Врач против сайта отзывов

О том, что на постороннем сайте есть профиль с ее данными и отзывами, Гладкова, по ее утверждению, узнала в мае 2018 года. И ее это не устроило. Она потребовала удалить свой профиль, но владелец сайта, ООО «Медрейтинг», этого не сделал. Тогда врач отправилась в суд. Там она потребовала удалить ее персональные данные и компенсировать моральный вред в размере 150 000 руб. Гладкова указала, что на сайте создали личный профиль без ее согласия, где «каждый желающий может анонимно размещать свои субъективные, в том числе негативные, суждения о ней и ее профессиональной деятельности». Истица убеждала, что отзывы не проверяются, а это нарушает ее право на неприкосновенность частной жизни.

Дело № № 14-КГ19-15

Что важнее: неприкосновенность частной жизни врача или право на информацию об их работе?

Ответчик отрицал обвинения. «Медрейтинг» указывал, что отзывы редактируются и размещаются, только если автор подтвердил посещение врача талоном на прием или медицинскими документами. Также компания заявила, что провела дополнительную проверку после обращения Гладковой. По мнению ответчика, Гладкова хочет скрыть свои профессиональные ошибки. Кроме того, «Медрейтинг» подчеркивал, что сайт – это не справочник или каталог, а средство массовой информации. Сведения в нем являются результатом журналистской деятельности.

Два суда встали на сторону ответчика. Первая инстанция решила, что информация о враче размещается не с целью причинить ей вред, а чтобы доводить до людей объективную информацию о медицинских услугах. Воронежский областной суд с этим согласился и напомнил, что обрабатывать общедоступные персональные данные можно без согласия субъекта персональных данных. А выполнение требований Гладковой помешает законной деятельности СМИ.

С этим не согласился Верховный суд, который объяснил свою точку зрения. Хотя Гладкова ссылалась на нарушение требований к обработке персональных данных, по сути, стороны спорят о праве истицы на неприкосновенность ее частной жизни и праве ответчика на распространение информации с использованием персональных данных, счел ВС.

По сути, эти два права могут конкурировать, поэтому между ними надо найти баланс, говорится в судебном определении. Для этого нужно проанализировать важность информации для общества, степень известности человека, его предыдущее поведение, определить содержание, форму и последствия опубликованных сведений, способ получения информации, а также ее достоверность. Как отметила гражданская коллегия, этого нижестоящие инстанции не сделали. Они не дали оценки общественной значимости фигуры Гладковой – является ли она лицом, занимающим государственную или муниципальную должность, или играет существенную роль в общественной жизни. С такими выводами Верховный суд направил дело на пересмотр. Также он указал оценить важные доводы сторон. В их числе – утверждения Гладковой о том, что негативная информация обнародовалась без проверки, а сайт представляет собой справочник или каталог врачей. А также позицию ответчика, что Prodoctorov.ru является СМИ, а отзывы проверяются перед публикацией.

Отзывы без имен

Если компания или человек опубликовали персональные данные в интернете – это еще не значит, что их можно свободно брать. Персональные данные должны обрабатываться на законной и справедливой основе, для достижения конкретных, заранее определенных и законных целей. Этого требует закон «О персональных данных». Когда медицинское учреждение во исполнение требований закона размещает информацию о врачах на сайте, это не предполагает создания профилей и сбора отзывов об их работе, говорит Кристина Евсина из юрфирмы Borenius Attorneys Russia Borenius Attorneys Russia Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа ТМТ группа Интеллектуальная собственность × . Поэтому она не может согласиться, что действия ответчика не нарушили прав Гладковой, ведь обрабатывать общедоступные персональные данные можно без согласия их субъекта.

Регистрация сайта в качестве СМИ необязательна, но позволяет не получать согласие врачей на обработку персональных данных. Но то и это можно делать лишь в том случае, если не нарушаются права и интересы врачей, подчеркивает Евсина.

Максим Али из Максима Лигал Максима Лигал Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Управление частным капиталом группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ × обращается к вопросу неприкосновенности частной жизни, который также нашел отражение в определении ВС. По словам юриста, из текста непонятно, какие именно сведения могли нарушить неприкосновенность частной жизни истицы. «Суд ссылается на общую позицию о том, что сведения о профессиональной деятельности могут тоже относиться к частной жизни, но не проводит конкретного разграничения с той публичной информацией, которую вправе обсуждать пациенты и средства массовой информации», – пожимает плечами Али.

Один из главных вопросов в деле звучит так: вправе ли СМИ публиковать негативные отзывы о деятельности конкретного лица? Если да, то при каких условиях? Считаю, что могут, если написаны в форме субъективного мнения и не являются анонимными, а СМИ принимают меры для проверки их подлинности.

Роман Янковский, Tomashevskaya & Partners Tomashevskaya & Partners Федеральный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Рынки капиталов группа Управление частным капиталом группа Цифровая экономика группа ТМТ группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

Надо учитывать и специфику темы. Например, здесь нельзя полноценно проверить отзывы из-за врачебной тайны. Но это не дает права требовать удалить материал, полагает Янковский.

Помимо отзыва нужны имя и место работы врача. А именно использование этих данных юристы называют незаконным или как минимум спорным. Отзыв без имени звучит бессмысленно.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ

Налоговые споры – неотъемлемая часть налоговых правоотношений. Их последние тенденции обсудили участники VII Международного налогового форума во время второй сессии сегодня, 24 июня. Модератором сессии выступил управляющий партнер АО «Вдовичен и Партнеры» Олег Вдовичен. Он подчеркнул, что за время карантина производств по налоговым спорам было немного ввиду ограничения общения, но налоговых актов и судебной практики прибавилось.

Правовые позиции Верховного Суда по спорам относительно ТЦО осветила судья Кассационного административного суда в составе Верховного Суда Наталия Блаживская. С начала года на каждого судью налоговой палаты КАС ВС в производство поступило около 1000 кассационных жалоб, поэтому палата работает в режиме серьезной нагрузки и кропотливой работы. За последний год, по словам г-жи Блаживской, Верховный Суд принял много знаковых решений. К примеру, в деле № 620/528/19 от 27 января 2020 года КАС ВС отметил: законодатель не определяет, что отношения между лицами (юридическими и/или физическими), которые прямо или опосредовано владеют корпоративными правами другого юридического лица, могут влиять на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности лиц, которых они представляют.

Другой пример: в деле № 826/1628/17 от 27 апреля 2018 года Верховный Суд отметил, что комиссионер осуществляет продажу покупателю товара, право собственности на который принадлежит комитенту. Роль комиссионера состоит в том, что он выполняет поручения комитента и действует в соответствии с его указаниями, то есть выполняет посредническую функцию. При этом комиссионер не может самостоятельно, по своему усмотрению определить цену приобретения/продажи товара, так как цена товара является существенным условием договора комиссии.

Или совсем свежий пример. В постановлении от 16 июня 2020 года по делу №815/5457/16 Верховный Суд установил: для налогоплательщика, годовой доход которого от любой деятельности, определенный по правилам бухгалтерского учета, в целом за 2015 год превышает 50 млн гривен (за вычетом непрямых налогов) (до 13 августа 2015-го – 20 млн гривен), контролируемыми операциями согласно пп. 39.2.1.2 пп. 39.2.1 п. 39.2 ст. 39 НК Украины будут признаваться исключительно хозяйственные операции, осуществленные с нерезидентом в период, когда соответствующее государство (территория) было включено в перечень, утвержденный КМУ, и при условии, что объем таких операций превышает 5 млн гривен (за вычетом непрямых налогов) (до 13 августа 2015 объем должен превышать миллион гривен).

Виталий Оджиковский, советник Sayenko Kharenko, отметил, что пока судебной практики по спорам в сфере ТЦО не так и много, особенно касающейся экономической стороны вопросов ценообразования. Спикер подчеркнул, что определить рыночную цену непросто, и провел аналогию с яблоками: в Украине цена на яблоки будет одна, а в Китае совсем другая. Для того чтобы сравнить цену на яблоки, необходимо учесть множество факторов и провести соответствующие корректировки, следовательно, анализируется не цена на товар, а прибыльность операции, и эта прибыльность сравнивается с прибыльностью другой операции другой компаний. При таком сравнении необходимо учитывать еще больше нюансов: бизнес-стратегию, правовое регулирование, инфраструктуру… Как вся эта сложность соотноситься с правовыми принципами? В этом плане украинское законодательство достаточно жесткое, но с другой стороны, ТЦО не является «точной наукой». «По моему мнению, суды и контролирующие органы при анализе экономики споров по ТЦО должны учитывать, что есть много неизвестных и не детализированных вещей, соответственно, любые сомнения следует толковать в пользу налогоплательщика», — резюмировал г-н Оджиковский и добавил, что этот принцип не является новым для национальной судебной практики.

Владимир Скок, заместитель управляющего партнера адвокатского объединения LES, рассказал о практике обжалования проверок и их результатов. Достаточно длительное время дискуссионным был вопрос, могут ли процедурные нарушения, допущенные налоговым органом на этапе назначения и проведения налоговой проверки, быть основанием для отмены ее результатов. Почти 10 лет, по словам спикера, судебная практика складывалась таким образом, что именно на этапе допуска к проверке налогоплательщик имел возможность поставить вопрос о безосновательности ее назначения и проведения. Если налоговый орган был допущен к проверке, все процедурные нарушения нивелировались.

Как отметил г-н Скок, с началом работы Верховного Суда юристы надеялись, что практика изменится и у налогоплательщика появиться возможность обжаловать процедурные нарушения даже после допущения налогового органа к проверке. Однако эти надежды были напрасными. ВС продолжил формировать негативную для налогоплательщика практику вплоть до 21 февраля 2020 года. Именно тогда было вынесено постановление, согласно которому независимо от принятого налогоплательщиком решения о допуске (недопуске) должностных лиц к проверке, оспаривая в дальнейшем последствия проведенной контролирующим органом проверки в виде налоговых уведомлений-решений и других решений, налогоплательщик не лишен возможности ссылаться на нарушение контролирующим органом требований законодательства относительно проведения такой проверки, если считает, что они обусловливают противоправность данных налоговых уведомлений-решений.

«Налоговые органы и суды – это те органы, которые должны защитить благонадежного налогоплательщика и создать равные условия ведения бизнеса», — убеждена Лилия Тимакина, директор по юридическим вопросам агропромхолдинга «Астарта-Киев». Спикер указала на тенденцию: в последнее время ВС в нескольких делах отменил решения нижестоящих судов, которые были вынесены в пользу налогоплательщика, и вернул их на новое рассмотрение. Эти длительные судебные разбирательства отвлекают от основной производственной деятельности. Г-жа Тимакина отметила, что, несмотря на большие суммы уплаченных ими налогов, в их производстве не меньше налоговых споров, чем имеет любой другой налогоплательщиков – благонадежный или нет. Каждый год холдинг получает около 50 решений о доначислении, и 99% потом отменяются в судебном порядке.

Александр Олефиренко, заместитель директора по правовым вопросам ООО «Киевский БКК», рассказал о более позитивном кейсе, по результатам которого были внесены изменения в Налоговый кодекс Украины. В их деле последний день уплаты согласованного обязательства приходился на выходной день – 30 сентября 2018 года, и они осуществили оплату 1 октября 2018 года, на следующий после выходного день. Налоговый орган счел это нарушением и оштрафовал компанию на сумму 200 тыс. грн. Несмотря на устоявшуюся судебную практику в этом вопросе, административное обжалование не дало позитивных результатов, и «Киевский БКК» обратился в суд. В 2019 году Окружной административный суд г. Киева пришел к выводу, что если последний день строка уплаты суммы налога, указанной плательщиком в поданной им налоговой декларации, приходится на выходной или праздничной день, предельным сроком уплаты денежного обязательства являться первый после него рабочий день (дело № 640/5489/19).

А 23 мая 2020 года вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в НК Украины относительно усовершенствования администрирования налогов, устранения технических и логических несогласованностей в налоговом законодательстве» № 466, которым предусмотрено дополнение пункта 57.1 статьи 57 НК Украины новым абзацем, устраняющим эту проблему.

Затем главный юрист отдела претензионно-исковой работы и представительства в судах юридического департамента АО «Укрзализныця» Елена Калинина поделилась опытом в вопросе признания хозяйственных операций нереальными. Спикер сосредоточилась на довольно нетипичном случае, касающемся взаимоотношений с контрагентом. Претензия налогового органа к ним как к покупателю товара касалась налога на прибыль и налога на добавленную стоимость. Для подтверждения реальности операции им необходимо было не просто подать соответствующие документы, но и вникнуть в суть указанных налоговых органом нарушений.

Наталия Блаживская отметила, что судебная практика по налоговым спорам является динамичной, а Кодекс административного судопроизводства Украины дает возможность обращаться в Большую Палату ВС, даже если практика по тому или иному вопросу устоялась.

Постановление Совета судей РФ от 15 мая 2008 г. N 219 «О правовой регламентации должности мирового судьи и совершенствовании статуса сотрудников его аппарата»
Заслушав и обсудив информацию члена Президиума Совета судей Российской Федерации Пашкова В.И. о правовой регламентации должности мирового судьи и совершенствовании статуса сотрудников его аппарата, Совет судей Российской Федерации отмечает, что в соответствии со ст. 10 Конституции Российской Федерации государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют: Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации; а на уровне субъектов Российской Федерации — образуемые ими органы государственной власти (ст. 11 Конституции Российской Федерации). Следовательно, наличие судов субъектов Российской Федерации со своей компетенцией предусмотрено Конституцией Российской Федерации.
Двойственная природа статуса мировых судей как судей судов общей юрисдикции, составляющих звено этой системы, и одновременно судей субъектов Российской Федерации (ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»), вызывает определенные трудности в разрешении вопроса законодательного отнесения должности мирового судьи к государственной должности Российской Федерации либо к государственной должности субъекта Российской Федерации.
В России установлена единая судебная система, состоящая из федеральных судов, конституционных (уставных) судов и мировых судей субъектов Российской Федерации (ч. 1 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»).
Конституционные (уставные) суды и мировые судьи отнесены к судам субъектов Российской Федерации (ч. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ).
Полномочия, порядок деятельности и порядок создания должностей, компетенция мировых судей, общее число мировых судей и количество судебных участков субъекта Российской Федерации устанавливаются федеральным законодательством (ст.ст. 1, 3, 4 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ).
Законами субъекта Российской Федерации устанавливается порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей, создаются и упраздняются судебные участки и должности мировых судей (ст.ст. 1, 4 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ).
Субъект Российской Федерации не вправе создавать должности мировых судей вне порядка и в ином количестве, чем это установлено федеральным законом, не обладает правом самостоятельно определять полномочия мировых судей.
Мировые судьи разрешают конкретные дела, подведомственные судам общей юрисдикции, в основном на базе федерального законодательства.
Мировые судьи осуществляют правосудие именем Российской Федерации (ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ).
Порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральным законом (ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ в ред. Федерального закона от 19 июня 2004 г. N 50-ФЗ)
Вступившие в силу постановления мировых судей, их законные распоряжения, поручения и т.д. также, как и судей федеральных судов, обязательны для всех и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации (ч. 3 ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ).
Государственная должность мирового судьи учреждена для непосредственного исполнения полномочий Российской Федерации — осуществления правосудия именем Российской Федерации, а не для исполнения полномочий государственных органов субъектов Российской Федерации.
Все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом. Особенности правового регулирования некоторых категорий судей определяются федеральными законами, а также законами субъектов Российской Федерации (ст. 2 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»).
Несмотря на определение статуса мировых судей как судей субъектов Российской Федерации, на них распространяются гарантии независимости, неприкосновенности, а также материального обеспечения и социальной защиты, установленные Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и иными федеральными законами (ст. 2 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ). К ним не может быть применено соответствующее законодательство субъектов Российской Федерации.
Судья федерального суда, обладая единым с мировым судьей статусом, включен в Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации.
Исходя из единства системы исполнительной власти в Российской Федерации (ч. 2 ст. 77 Конституции Российской Федерации), в указанный Сводный перечень включена также должность руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации.
Единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем законодательного закрепления единства статуса судей (ст. 3 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»).
В период формирования судебной системы на основе Конституции Российской Федерации предпринимались активные действия для подчинения судов законодательной и исполнительной власти регионов.
Конституционный Суд Российской Федерации в своих постановлениях неоднократно указывал на то, что Конституция Российской Федерации устанавливает единую систему государственных органов судебной власти и в ней не предусмотрены в качестве самостоятельных судебные системы субъектов Российской Федерации (постановление от 1 февраля 1996 г. N 3-П по делу о проверке конституционности ряда положений Устава — Основного закона Читинской области и др.)
Государственная должность «мировой судья» отвечает критериям, исходя из которых она должна быть отнесена к государственной должности Российской Федерации. Именно такой статус мирового судьи позволит обеспечить единство судебной системы, исключить возможность регионального воздействия на осуществление правосудия, сохранить единый государственный суд, имеющий полномочия по осуществлению правосудия именем Российской Федерации.
В дополнительном урегулировании на уровне законодательства субъектов Российской Федерации нуждаются вопросы, связанные с правовым положением работников аппарата мировых судей.
Практически все законы о мировых судьях в субъектах Российской Федерации дублируют норму Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ об отнесении работников аппарата мировых судей к государственным служащим соответствующего субъекта Российской Федерации (ч. 2 ст. 9).
Однако в законодательстве о государственной гражданской службе субъектов Российской Федерации эта норма закона реализуется неоднозначно.
Должности работников аппарата мирового судьи некоторых субъектов Российской Федерации вообще не включены в реестры государственной гражданской службы.
В нарушение статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ, определяющей принадлежность аппарата к мировому судье, а не к органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации, созданному для материально-технического обеспечения мировых судей, в ряде регионов аппарат мирового судьи включен в состав органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации по обеспечению деятельности мировых судей.
При утверждении реестра государственной гражданской службы в некоторых субъектах Российской Федерации не приняты во внимание нормы федерального законодательства, закрепляющие единство правовых и организационных основ федеральной гражданской службы и гражданской службы субъектов Российской Федерации (ст.ст. 3, 6 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»).
В ряде субъектов Российской Федерации должности работников аппарата мирового судьи включены в реестр должностей государственной гражданской службы субъекта, однако среди них отсутствует должность «секретарь судебного заседания», являющаяся одной из важнейших процессуальных фигур в уголовном и гражданском судопроизводстве (ст.ст. 245, 326-328 УПК РФ, ст.ст. 161, 225, 229, 230 ГПК РФ).
Во многих субъектах Российской Федерации государственные гражданские служащие аппарата мировых судей отнесены к самым низшим категориям (обеспечивающие специалисты) и группам должностей (старшая и младшая). Между тем в аппарате районного суда должность секретаря судебного заседания отнесена в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2005 г. N 1574 «О реестре должностей федеральной государственной гражданской службы» к старшей группе должностей категории «специалисты».
Нормативное определение места мирового судьи и его аппарата в структуре органов государственной власти будет способствовать решению важных проблем в сфере обеспечения деятельности мировой юстиции.
На основании изложенного Совет судей Российской Федерации постановляет:
1. Принять обращение к Президенту Российской Федерации о включении государственной должности «мировой судья» в Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 11 января 1995 г. N 32.
2. Направить органам законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации настоящее постановление с предложением привести нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации о мировых судьях и государственной гражданской службе в соответствие с федеральным законодательством.
3. Информировать Генерального прокурора Российской Федерации об имеющих место нарушениях федерального законодательства в процессе регионального нормотворчества по вопросу правовой регламентации должности мирового судьи и работников аппарата мирового судьи в субъектах Российской Федерации и просить принять надлежащие меры по их устранению.
Председатель Совета Ю.И. Сидоренко
г. Сочи
15 мая 2008 г.
N 219

Верховный Совет РСФСР
Верховный Совет Российской Федерации
Верховный Совет РСФСР
Верховный Совет Российской Федерации

Герб до (слева) и после (справа) распада Советского Союза

Тип

Тип

Верховный Совет

  • Однокамерный (до 1990 г.)
  • Двухпалатный

Камеры

Совет Национальностей
Совет Республики

История

Создано

1938 г.

Распущен

1993 г.

Предшествует

ВЦИК и Всероссийский съезд Советов

Преемник

Федеральное Собрание России

Лидерство

Председатель Верховного Совета

Руслан Хасбулатов (последний)

Председатель Совета Национальностей

Председатель Совета Республики

Вениамин Соколов

Сиденья

Динамический (1938–1978)

  • 1 депутат на 150 000 граждан (1938–1978)

975 (1978–1990)
252 (1990–1993)

Выборы

Последние всеобщие выборы

16 мая — 22 июня 1990 г.
Первая сессия Съезда народных депутатов России ( косвенная ).

Место встречи

белый дом

Сноски

Последниепрямые(носфальсифицированные) всеобщие выборы в Верховный Совет РСФСРпроводились в 1985 году. Полномочия этого Верховного Совета (XI созыва) истекли в мае 1990 года (всего через несколько месяцев после принятияконституционных поправок 1989 года).

Верховный Совет в РСФСР ( России : Верховный Совет РСФСР , Verkhovny Sovet РСФСР ), а затем Верховный Совет Российской Федерации ( российской : Верховный Совет Российской Федерации , Verkhovny Sovet РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ) был высшим правительственным учреждением РСФСР в 1938 году –1990; в 1990–1993 гг. — постоянно действующий парламент , избираемый Съездом народных депутатов Российской Федерации ).

Верховный Совет РСФСР был создан по аналогии с Верховным Советом СССР в 1938 году вместо Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) как высшего органа власти России.

В 1940-е годы Президиум Верховного Совета и Совет Министров РСФСР располагались в бывшем особняке графов Остермана (ул. Делегатская, 3), который позже в 1991 году был передан под музей. Заседания проходили в Большом Кремлевском дворце . В 1981 году Верховный Совет переехал в специально построенное здание на Краснопресненской набережной — Дом Советов .

Верховный Совет был упразднен в октябре 1993 года (после событий конституционного кризиса в России 1993 года ) и заменен Федеральным Собранием России (состоит из Совета Федерации России и Государственной Думы ), полномочия которого слабее, чем у Верховного Совета.

Оставьте комментарий