Отраслевые показатели

С начала 2000-х годов строительную отрасль считали одной из самых успешных и прибыльных: сюда вливались триллионы рублей, проекты имели огромную рентабельность, а спрос на жилье рос быстрее, чем предложение. Однако последние три года отрасль переживает серьезный кризис. О том, что сейчас происходит на стройках России и каким образом строители будут выживать в эти непростые годы, мы беседуем с председателем Комитета по предпринимательству в сфере строительства Торгово-промышленной палаты России Ефимом Басиным.

— Ефим Владимирович, как вы оцениваете итоги работы строительной отрасли в 2017 году? Удалось ли выровняться, достичь дна и оттолкнуться? Или падение продолжается?

— Падать строительной отрасли больше некуда – и это при том, что наша отрасль очень важна для экономики государства. Как сказал нобелевский лауреат Василий Васильевич Леонтьев, градостроительство – это скелет экономики любого государства. Я, к счастью, имел возможность с ним познакомиться и разговаривать в Нью-Йорке в 1987 году, и на меня эта беседа произвела огромное впечатление.

Но, к сожалению, сейчас отрасль находится в тяжелом положении, потому что до сих пор, на протяжении многих лет, строительство является самой низкорентабельной отраслью экономики. Более того, рентабельность средних и малых строительных организаций ниже, чем инфляция – во всяком случае, по данным 2016 года.

Может быть, показатели в 2017 году будут лучше, потому что инфляция по итогам года была всего 2,5%. Но в 2012 году инфляция была 5,1%, а рентабельность отрасли — 6,74%. В 2013 году инфляция 6,8%, рентабельность – 4,84%; в 2014 году инфляция 7,8% –рентабельность – 5,07%, в 2015 году инфляция – 15,5%, рентабельность – 5,43%. И, наконец, в 2016 году инфляция 7,1%, рентабельность – 5,74%. О каком развитии и обновлении основных фондов при такой рентабельности можно говорить? В 2011 году износ основных фондов был около 40%, в 2012 году – 43,9%, в 2013 – 46%, в 2014 – 46,4%, в 2016 – 47,7%. То есть отрасль практически не обновляется. А как можно работать, обеспечивать безопасность и высокое качество строительных объектов, если устаревают основные фонды, если нет средств на приобретение нового оборудования, машин и технологий?

Но основным тормозом развития отрасли является падение инвестиций в строительство. Госинвестиции хоть и не являются ключевыми, тоже сократились – с 250 млрд рублей в 2011 году до 166 млрд в 2016 году. В жилищном строительстве почти 90% — это средства населения, но за прошлый год мы видим снижение на 10% тех денег, которые наши граждане вкладывают в собственное жилье. То есть и объемы строительства, и потребительская способность населения падают.

В последние годы нашу отрасль в некотором смысле спасали крупные проекты – объекты АТЭС, Олимпиада в Сочи, Чемпионат мира-2018, Керченский мост. Это централизованные инвестиции, но они больше работают на крупные строительные организации, многие из которых попали под олигархов. А малые и средние строительные предприятия влачат жалкое существование, потому что они на подхвате, часто унижены и юридически, и формально.

Однако ситуация хоть и трудная, но не безысходная. В последние годы государство и Президент России стали уделять особое внимание именно жилищному строительству, градостроительству и даже малым городам. Хотя еще в 90-х годах ХХ века, когда я был министром строительства, мы разработали программу развития малых исторических городов России – там было все расписано, но, к сожалению, денег в бюджете не нашлось. Тогда же мы разработали схему расселения России и даже получили за нее звание лауреатов Государственной премии, но, к сожалению, эта схема также не выполнялась. И только в последние годы руководство страны обратило внимание на Дальний Восток и Сибирь, принимаются соответствующие законы, выделяется финансирование. Повышается внимание к градостроительству, создаются генпланы, выделяются средства на развитие и благоустройство городов. Но все это касается, по большей части, больших городов, а до «глубинки» не доходит. Поэтому я считаю, что наша основная задача – развитие всей России, и строительная отрасль должна сыграть в этом существенную роль.

— Но как развивать Россию, если у нас даже дорог катастрофически не хватает, да и те, что есть, в удручающем состоянии…

— На днях министр транспорта Максим Соколов с гордостью заявил, что решена первая проблема России – отремонтированы федеральные дороги. Но нужно приводить в порядок все остальные дороги и строить новые – а это колоссальные объемы работы для строителей и для развития новых материалов и технологий. Для России строительство дорог – это первейшая необходимость. Ну как можно говорить о развитии экономики, когда у нас почти 90 тысяч населенных пунктов вообще не имеют круглогодичной связи с «большой землей»? В итоге люди уезжают, огромные пространства обезлюдивают.

— Вы привели цифры рентабельности и старения основных фондов строительных компаний. На фоне этой статистики говорить о применении инновационных технологий даже как-то неловко, потому что это дополнительные затраты. Как же внедрять инновации?

— Мы в Торгово-промышленной палате России ратуем за то, чтобы наполнялся реестр передовых технологий и лучших практик в строительстве. Их нужно искать и распространять. Мы раньше под эгидой Минстроя проводили межведомственные советы, регулярно и в разных регионах страны, где строители обменивались опытом и смотрели лучшие достижения. Мы сейчас пытаемся это делать в комитете ТПП РФ, этим же занимается и Российский союз строителей. Но все это отдельные попытки, а нужна централизованная политика и настойчивость на этом направлении. Сейчас же зачастую в кругу чиновников какие-то инновационные решения обсуждаются, но до стройки это не доходит.

— Да сейчас и профессионализм чиновников вызывает большие сомнения…

— Это наша вторая беда. Меня подчас удивляет кадровая политика в нашей отрасли. Раньше на все посты, как правило, назначались профессионалы, которые проходили путь от мастера до министра и обладали всеми необходимыми знаниями. Это очень важно, потому что министру нельзя рассчитывать на советников и помощников. Кроме того, мы последние 20 лет слабо занимались подготовкой рабочих кадров для строительства, сегодня высококвалифицированных рабочих на стройке явно не хватает.

— В последнее время Минстрой России «радует» нас новеллами в области строительства: ввели систему ценообразования, от которой всем будет плохо, принимаются законы и подзаконные акты, которые не имеют ничего общего с действительностью…

— Вы абсолютно правы, в Минстрое России в последнее время какой-то зуд законотворчества: законы льются широким потоком, и самое главное, мы настолько отягощаем законы, которые были ранее приняты, что в них и специалисту трудно разобраться, не то, что простому строителю. Тот же Градостроительный кодекс чуть ли не ежедневно дополняют всякими поправками, дополнениями, пунктами, а многие из них противоречат друг другу.

В ценообразовании мы 30 лет доказывали, что тот индексный метод, который основывается еще на советских нормах, устарел. За эти годы появилось другое оборудование, другие технологии и техника, надо переходить на ресурсный метод. Вроде бы добились того, что Минстрой начал эту систему вводить. Но на деле реформа ценообразования опять основывается на тех старых расценках, методах и технологиях, что были ранее. И самая главная ошибка этой реформы и людей, которые эту реформу толкают: поставлена главная задача не привнести возможность внедрения новых технологий и материалов, а снизить стоимость работ. Такой подход приводит к убыткам, к банкротству компаний, а о внедрении новых материалов не может быть и речи.

Мы с этим столкнулись, проводя Всероссийский конкурс на лучший проект. Рассматривая предложения соискателей, мы не увидели в них новаций. Оказывается, если конкурсант хочет сделать новейший проект, с высоким классом энергоэффективности, с новейшей инженерией, то этот объект будет заведомо дороже. А раз дороже, то он не попадает под критерии данного конкурса! Но ведь нужно уметь выбирать главное: за основу должны быть приняты затраты не только на проектирование и строительство, а на весь жизненный цикл здания. Сейчас понемногу чиновники начинают это понимать.

Не первый год в Минстрое говорят о внедрении BIM-технологий, и какое-то продвижение есть, но в этом мы также очень сильно отстаем от европейских стран. Два года назад я был в Вене на Днях инженерии в Европе. Я получил такое удовольствие! Выступают молодые строители и рассказывают, как они строят. Я завидовал белой завистью! Они эти 3D-технологии вовсю применяют прямо на стройке, для них это абсолютно рабочий инструмент. Уверен, что и для нас BIM-технологии – это необходимость, которая позволит нам следить за качеством проектной документации, за сроками и качеством строительных работ на протяжении всего жизненного цикла объекта. Это направление также необходимо развивать.

— Еще одна новелла, которая появилась в конце 2017 года, — это переход от долевого строительства жилья к проектному финансированию. Но 90% денег в строительстве жилья – это деньги населения. Если сейчас убрать этот механизм, жилье подорожает и его станет меньше. Зачем же тогда все это затевать?

— Реформировать долевое строительство жилья заставило огромное количество обманутых дольщиков. Но я бы не согласился с теми, кто обвиняет строителей в том, что они обманули, украли, бросили людей без денег и без жилья. Как раз та система ценообразования, финансирования и даже сам рынок способствовали появлению этого негативного явления. Ведь как только появляется новая стройка, тут же производители стройматериалов, оборудования, конструкций повышают цену. Цемент, бетон, нерудные материалы могут на ровном месте подорожать за год в полтора-два раза. А цена жилья рассчитывалась по старым расценкам! А поборы, связанные с подключением к сетям, как были, так и есть, и только растут! Даже при сдаче объекта строителям приходится нести большие затраты. И все это ложится бременем на строительные компании, которые подчас не выдерживают и останавливают стройку.

Так что самое правильное — это, как и во всем мире, финансирование строительства через банки и продажа готового жилья на рынке. Конечно, сейчас ужесточили требования к застройщикам, создан государственный компенсационный фонд, но пока он настолько мал, что вряд ли вытянет несколько проблемных объектов. В нем сейчас около миллиарда рублей при 5 трлн рублей незавершенного строительства. Так что от «долевки» надо постепенно уходить.

Переход к проектному финансированию – это правильное направление, но мы, к сожалению, потеряли банковскую структуру, которая у нас была. Был Стройбанк, который обладал кадрами, и они могли контролировать и качество, и количество строительных объектов. Сегодня таких специалистов у банков нет. Второе и самое главное: у банков нет средств, сравнимых с теми, которые сейчас приходят от населения. Значит, нужно менять банковскую систему, и не только за счет укрупнения банков. Главное, чтобы банки можно было нацелить на долгосрочное кредитование отрасли под 5-6% годовых. Если мы этого добьемся, долевое строительство можно закрывать. Если нет, нам надо искать другие пути участия населения в решении своих жилищных проблем. Без этих средств стройке все равно не обойтись.

— У нас есть еще ипотека…

— Ипотека – самый мощный инструмент для развития жилищного строительства. Хочу напомнить, что закон об ипотеке принимался 20 лет назад, когда у нас даже слова такого не знали. А теперь ипотека для многих – реальный вариант решения жилищной проблемы, и этот инструмент развивается. Но я тут вижу опасность в том, что очень сильно перегружается АИЖК: туда добавили страхование, фонд РЖС, банк. Конечно, это институт развития, но такая централизация может плохо кончиться. Думаю, что «ипотечный» пузырь нам пока не грозит, платежи идут стабильно, но 10% по кредиту, которым мы сейчас радуемся — это очень много для 20-30 лет, с нашими зарплатами это неподъемно. Конечно, нужно выходить хотя бы на 6-7% годовых, и не только для семей с детьми по президентской программе, но и для большинства населения. И, конечно, количество строящегося жилья должно расти, хотя при таких ценах и таких кредитах это нереально.

— Поговорим о самом неприятном в 2017 году: о реформе СРО. Была ли нужна эта реформа и что она принесла?

— Скажу честно: это ошибка! Я на всех трибунах выступал против этой реформы. Во-первых, кому нужны были регионализация и развал отраслевых СРО? Ведь была создана система, когда компании объединялись по отраслевому принципу: транспортники, дорожники, нефтяники, атомщики – а общие проблемы всегда решать легче. Зачем это развалили?

Мы в первые годы создали в НОСТРОе десятки отраслевых комитетов, причем в их работе активно участвовали более 800 человек. Я даже удивлялся: на заседания комитетов на общественных началах люди приезжали со всей России, чтобы поспорить, обсудить проблему, предложить свое решение. Сейчас эти комитеты практически уничтожены.

Мы разработали более 230 стандартов НОСТРОЙ на производство работ, затратили большие средства, привлекли науку, активно обсуждали каждый стандарт. Ни один стандарт не принимался келейно! Сейчас НОСТРОЙ говорит: нам стандарты не нужны, пусть те, кто хочет, сами их разрабатывают. Но что это будет, если каждая СРО начнет разрабатывать свои стандарты? Разве у них для этого есть специалисты и средства?

А ведь на СРО по закону теперь возложены колоссальные задачи: контроль за качеством строительства, за соблюдением компаниями СТО НОСТРОЙ, за графиками исполнения работ, за вводом объектов в эксплуатацию. Нужно помогать организациям – членам СРО, попавшим в тяжелую ситуацию. Очень многим СРО это не под силу. А отвечать за нарушения своих членов СРО должна субсидиарно. Я не представляю, как после ряда исков о выплатах из компенсационных фондов за срыв договоров – а это обязательно будет! – СРО сможет собрать новый компфонд. Это и морально, и физически очень сложно.

Кроме того, реформа привела к тому, что около 40% СРО находятся под угрозой исключения из госреестра из-за недостатка компфонда. А то, что этот недостаток возник не по вине СРО, Ростехнадзор в расчет не принимает. Есть СРО, в которых потеряны компфонды из-за банкротства банков, но формально, пока банк не признан банкротом и не ликвидирован, эти средства числятся на счете у СРО, хотя они вряд ли будут выплачены. А ликвидация банка может продолжаться годами. При этом Ростехнадзор требует восстановить компфонд до «исторического максимума», иначе СРО будет исключена из госреестра. Что при этом делать компаниям – членам СРО? У них же контракты, тендеры, объекты!..

Кроме того, есть СРО, у которых хватает компенсационных фондов на действующих членов, но часть средств потеряна в банках. Но им говорят, что они также должны собрать те деньги, которые были при максимуме членов. А ведь часть компаний уже ушла в другие СРО в рамках регионализации – и им отдали их взносы в компфонд! Как же в этом случае восстанавливать средства? С кого собирать?

Все эти проблемы и вопросы породила реформа СРО и, что самое главное, на них нет пока ответа. Но я в любом случае уверен, что саморегулирование состоялось, оно очень полезно и нужно, оно развивает инициативу профессионального сообщества. Более того, был период, когда все законопроекты широко обсуждались с профессиональным сообществом, и мы добивались принятия грамотных документов. Сейчас НОСТРОЙ уступил свои позиции. Поэтому нужно повышать активность, развивать саморегулирование, нужно участвовать в разработке законопроектов и нормативных актов, в конкурсах и выставках, широко распространяя опыт применения новейших практик и технологий.

— Судя по бюджету НОСТРОя 2018 года, он отказывается от разработки СТО НОСТРОЙ, профстандартов, от законодательной деятельности, но в то же время под видом Нацреестра специалистов повышает взносы. Но если НОСТРОЙ отказывается от своих ключевых задач, зачем строителям вообще финансировать эту организацию?

— Для меня это тоже вопрос. Очевидно, что НОСТРОЙ, потеряв более 50 СРО, хотел бы сохранить свой «исторический максимум» бюджета и не придумал ничего другого, как ввести целевой взнос на НРС. Если вспомнить бюджет первых 5-6 лет, то у нас больше всего средств шло на разработку СТО НОСТРОЙ, профессиональных стандартов и программ обучения, на создание ресурсных центров, на серию книг «Библиотека НОСТРОЙ». Более того, мы занимались актуализацией Еврокодов с тем, чтобы приблизить наши нормы к международным. То есть выполняли большую общественно полезную работу. Сейчас я не знаю, на что НОСТРОЙ собирается тратить свой бюджет.

— Такое впечатление, что НОСТРОЙ уничтожает все живые, нужные отрасли направления …

— К сожалению, всю ту инициативу, которую раньше проявляли наши СРО и члены СРО, за последние годы очень сильно пригасили. Нынешнее руководство последовательно отказывается от основных направлений работы. И документы, необходимые для СРО и членов СРО, не разрабатываются или разрабатываются очень низкого качества. Да и в целом превращать в бюрократию такие общественные организации нельзя, это преступно.

— Как вы считаете, станет ли 2018 год годом подъема строительной отрасли, или стройкомплексу нужно хотя бы выжить?

— Я, честно говоря, пока не вижу причин для роста, потому что стройкомплекс полностью зависит и от экономики в целом, и от инвестиций. Ожидать увеличения инвестиций мы не можем – мы видим это по трехлетнему плану развития экономики. Сейчас достраивается то, что было заложено ранее, а новых объектов появляется мало. Возможно, ипотека немного увеличит строительство жилья, но уже в 2017 году мы видим падение объемов, и в 2018 году роста тоже не будет.

Пожалуй, мы вправе ожидать структурных изменений в системе инвестирования в строительную отрасль. А среди главных задач еще раз хочу назвать переход от долевого строительства к проектному финансированию, снижение ставок по ипотечным кредитам, оказание помощи государства на развитие городов России, большее внимание к Дальнему Востоку и Сибири, развитие инфраструктуры и новых технологий. Без всего этого падение и в строительной отрасли, и в экономике будет продолжаться.

Лариса Поршнева

Этот материал опубликован в февральском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

Отраслевые прогнозные показатели для оценки бизнеса

Отраслевые прогнозные показатели для оценки бизнеса (use of industry forecasts in business valuation) — общие показатели, характеризующие ожидаемые условия деятельности оцениваемого предприятия и каждого его стратегического подразделения. (См. Стратегическая организационная единица). Во-первых, они отвечают на вопросы, касающиеся самого рынка. Таковы, напр.: изменения вкусов и как они могут влиять на спрос; изменения в конкуренции; влияние технологических изменений на виды продукции, производимой отраслью; вероятный рост рынка; характер изменений рыночных условий, которые могут возникнуть в разных регионах и странах; созревание и ожидаемая продолжительность жизни рынка того или иного товара; доли рынка, занимаемые конкурирующими фирмами отрасли. Во-вторых,возникают вопросы, относящиеся к технологии производства в отрасли.В дополнение к этим факторам необходимо отслеживать изменения в законодательстве и политике, примером является влияние на промышленность природоохранного законодательства и мер по защите окружающей среды.

Экономико-математический словарь: Словарь современной экономической науки. — М.: Дело. Л. И. Лопатников. 2003.

Об этом сообщил заместитель директора Национального научного центра «Институт аграрной экономики», член-корреспондент НААН Николай Пугачев, пишет пресс-служба.

«При этом в прошлом году отрасль получила рекордный урожай зерновых и зернобобовых культур — 70,06 млн т (в 2017 году — 61,9 млн т)», — прокомментировал Николай Пугачев.

По его словам, в 2015 году, когда отрасль имела наименьший за последние 5 лет урожай зерна (60,1 млн т), уровень рентабельности операционной деятельности сельскохозяйственных предприятий составлял 41,7%.

Согласно сообщению, уровень рентабельности всей деятельности агропредприятий в 2018 г. был еще ниже —13%.

«В то же время рентабельность операционной деятельности таких предприятий более чем вдвое превысила аналогичный показатель в целом по всем видам экономической деятельности (в соответствии 17,9% и 8,1%) и почти в три раза — по всей деятельности всех предприятий (13% и 4,5%)», сообщил Юрий Лупенко.

Юрий Лупенко подытожил, что по результатам 2018 ФГ уровень экономической эффективности сельскохозяйственной деятельности, в условиях существенного роста объемов производства, увеличилось по сравнению с 2017 г. на 7,8%, продолжил тенденцию к уменьшению.

Рентабельность по видам экономической деятельности (по отраслям) — рентабельность по видам экономической деятельности (по отраслям) определяется ежегодно федеральной налоговой службой Российской Федерации (ФНС РФ) и используется как показатель для выбора объектов для налоговой проверки.

Джаарбеков Станислав, налоговый консультант, юрист. Сайт: Taxd.ru

О рентабельности

Рентабельность — показатель прибыльности (сделки, проекта, организации). Определяется как отношение, выраженное в процентах прибыли к выручке (себестоимости и т.д.).

ФНС РФ ежегодно рассчитывает рентабельность по видам экономической деятельности (по отраслям) и доводит эти данные до всеобщего сведения.

Приказом ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ определены Критерии самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков. Суть этих критериев в том, что ФНС указывает 12 признаков, по которым налоговики определяют «подозрительных» налогоплательщиков для проведения выездной налоговой проверки.

Под номером 11 (п. 4 Приложения 1 и Приложение 2) указан признак:

«Значительное отклонение уровня рентабельности по данным бухгалтерского учета от уровня рентабельности для данной сферы деятельности по данным статистики.»

ФНС РФ использует данные по рентабельности следуюшим образом — сравнивает рентабельность конкретного налогоплательщика с рентабельностью той отрасли, в которой этот налогоплательщик осуществляет свою деятельность. Если рентабельность конкретного налогоплательщика существенно ниже отраслевой, то налоговый орган «присматривается» к такому налогоплательщику. Возможно это признак незаконной налоговой оптимизации.

Обычно, сначала к такому налогоплательщику поступает запрос, с просьбой пояснить причину низкой рентабельности. Затем, налоговый орган может провести выездную налоговую проверку такого налогоплательщика.

Поэтому, указанную ФНС РФ рентабельность по видам экономической деятельности обычно называют как «безопасную рентабельность по видам экономической деятельности (по отраслям)».

Существует два способа определить рентабельность по виду экономической деятельности:

1) с помощью сервиса «Налоговый калькулятор по расчету налоговой нагрузки»

2) на основании Концепции системы планирования выездных налоговых проверок

В настоящее время применяются оба способа. Первый способ более современный и позволяет учитывать разновидности видов деятельности, региональные особенности и размер бизнеса. Вероятно этот способ со временем станет основным. Но применяется и второй способ, который используется уже много лет. Он более грубый, так как не учитывает разновидности видов деятельности, региональные особенности и размеры бизнеса.

Соответственно, могу предложить преимущественно использовать первый способ определения отраслевой рентабельности, но все-таки сверяться и со вторым способом.

Оба способа используют данные отраслевой рентабельности, которые раскрывает ФНС России.

Обратите внимание, что каждый из указанных выше способов учитывает разные показатели рентабельности.

Так, первый способ (с помощью сервиса «Налоговый калькулятор по расчету налоговой нагрузки») приводит данные по «рентабельности продаж».

Второй способ (на основании Концепции системы планирования выездных налоговых проверок) приводит данные по двум видам рентабельности:

— Рентабельность проданных товаров (продукции, работ, услуг). Этот показатель, по сути, является «Рентабельностью затрат».

— Рентабельность активов

Порядок расчета этих видов рентабельности указан ниже.

При применении любого из обоих способов, рентабельность указывается ФНС за прошлые годы. И это понятно, так как данные появляются после отработки сданных налогоплательщиками отчетов. Данных по рентабельности текущего периода по понятным причинам нет. Но обычно, данные прошлого года вполне можно использовать и в текущем периоде, так как среднеотраслевой показатель рентабельности из года в год довольно стабилен.

Определение отраслевой рентабельности с помощью сервиса ФНС «Налоговый калькулятор по расчету налоговой нагрузки»

Электронный сервис ФНС «Налоговый калькулятор по расчету налоговой нагрузки» позволяет определить ряд отраслевых налоговых показателей, в том числе и отраслевую рентабельность (Рентабельность продаж, %). Причем этот сервис позволяет более точно учитывать вид деятельности (с учетом подвидов экономической деятельности) и регион деятельности. Сервис бесплатный и не требует регистрации.

Адрес сервиса: pb.nalog.ru/calculator.html

Чтобы определить рентабельность, сложившуюся по виду деятельности нужно выбрать:

— Календарный год (доступны предыдущие отчетные периоды)

— Вид экономической деятельности (открывается древовидный классификатор видов деятельности, соответствующий ОКВЭД-2)

— Субъект Российской Федерации (открывается перечень субъектов России)

— Масштаб деятельности (можно не указывать, тогда будут учтены «все», но можно выбрать Микропредприятия (до 30 млн.руб или от 30 до 120 млн.руб), Малые предприятия (от 120 до 500 млн.руб или от 500 до 800 млн.руб), средние предприятия (от 800 до 2000 млн.руб) или крупные предприятия (свыше 2000 млн.руб)

Пример

1) 2019 год, Вид деятельности 41 «Строительство зданий», Москва:

Рентабельность продаж: 1.88%

2) 2019 год, Вид деятельности 41 «Строительство зданий», Санкт-Петербург:

Рентабельность продаж: 1.65%

Пример

1) 2019 год, Вид деятельности 69.1 «Деятельность в области права», Москва:

Рентабельность продаж: 2.79%

2) 2019 год, Вид деятельности 69.1 «Деятельность в области права», Республика Татарстан:

Рентабельность продаж: 1.81%

Электронный сервис ФНС «Налоговый калькулятор по расчету налоговой нагрузки» показывает «Рентабельность продаж», которая определяется так:

Рентабельность продаж — отношение прибыли (убытка) от продаж к выручке от продаж. Для расчета показателя разделите строку 2200 «Прибыль (убыток) от продаж» Отчета о финансовых результатах на строку 2110 «Выручка» Отчета о финансовых результатах («Методологические рекомендации по проведению анализа финансово-хозяйственной деятельности организаций» (утв. Госкомстатом России 28.11.2002)).

Электронный сервис ФНС «Налоговый калькулятор по расчету налоговой нагрузки» прямо указывает, что он направлен на Организации на общем режиме налогообложения (пояснение на основной странице сервиса). То есть, организации, применяющие специальные налоговые режимы (например, УСН) не должны ориентироваться на показатели сервиса. В то же время, эта оговорка направлена, прежде всего, на показатель налоговой нагрузки. Показатель рентабельности, по моему мнению, может использоваться и организациями, применяющими специальные налоговые режимы, как ориентир среднеотраслевого показателя рентабельности.

Определение отраслевой рентабельности на основании Концепции системы планирования выездных налоговых проверок

Рентабельность по видам экономической деятельности рассчитывается ФНС России на основании Приказа ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ и указывается в Приложении № 4 к этому документу.

Рентабельность указывается в разрезе укрупненных видов экономической деятельности, соответствующих разделам классификатора ОКВЭД-2 (Транспортировка и хранение, Строительство, Образование). Рентабельность указывается в среднем по России.

Рентабельность по видам экономический деятельности за последний год и предыдущие годы можно скачать с сайта ФНС РФ по ссылке (в формате Excel):

Налоговая нагрузка и рентабельность по отраслям 2019 (nalog.ru) файл в Excel

В том же файле и налоговая нагрузка по видам экономический деятельности (в формате Excel).

Обычно данные за год появляются на сайте ФНС РФ до 05 мая следующего года.

ФНС РФ рассчитывает два показателя рентабельности:

Рентабельность проданных товаров (продукции, работ, услуг) — соотношение между величиной сальдированного финансового результата (прибыль минус убыток) от продажи товаров (продукции, работ, услуг) и себестоимостью проданных товаров (продукции, работ, услуг) с учетом коммерческих и управленческих расходов. В том случае, если получен убыток от продажи товаров (продукции, работ, услуг), имеет место убыточность.

Рентабельность проданных товаров (продукции, работ, услуг) = Прибыль от продаж (стр. 2200 Отчета о финансовых результатах) : (Себестоимость проданных товаров (работ, услуг) (стр. 2120 Отчета о финансовых результатах) + Себестоимость коммерческих расходов (стр. 2210 Отчета о финансовых результатах) + Себестоимость управленческих расходов (стр. 2220 Отчета о финансовых результатах))

Рентабельность активов — соотношение сальдированного финансового результата (прибыль минус убыток) и стоимости активов организаций. В случае если сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) отрицательный — имеет место убыточность.

Рентабельность активов = Прибыль от продаж (стр. 2200 Отчета о финансовых результатах) : Стоимость активов.

Стоимость активов (внеоборотных и оборотных) определяется на основании данных бухгалтерской (финансовой) отчетности и равен показателю Активы Бухгалтерского баланса.

Рентабельность по видам экономической деятельности (по отраслям) за 2019 год (Приложение № 4 к Приказу ФНС России от 30.05.07 № ММ-3-06/333@)

Приложение № 4 к Приказу ФНС России от 30.05.07 № ММ-3-06/333@
Рентабельность проданных товаров, продукции, работ, услуг и рентабельность активов организаций по видам экономической деятельности, в процентах
Вид экономической деятельности (согласно ОКВЭД-2) 2019 год
Рентабельность проданных товаров, продукции (работ, услуг), %* Рентабельность активов, %**
Всего 11,4 6,8
сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство 18,6 5,5
растениеводство и животноводство, охота и
предоставление соответствующих услуг в этих областях
14,8 3,4
лесоводство и лесозаготовки 4,2 4,3
рыболовство и рыбоводство 62,7 22,7
добыча полезных ископаемых 29,6 12,6
добыча угля 12,9 5,5
добыча сырой нефти и природного газа 31,9 13,8
добыча металлических руд 66,3 22,3
добыча прочих полезных ископаемых 37,3 9,8
обрабатывающие производства 12,1 7,3
производство пищевых продуктов 8,2 8,3
производство напитков 11,5 7,1
производство табачных изделий 26,9 9,5
производство текстильных изделий 7,9 4,7
производство одежды 7,8 6,7
производство кожи и изделий из кожи 6,0 1,2
обработка древесины и производство изделий из дерева и пробки, кроме мебели,
производство изделий из соломки и материалов для плетения
7,6 5,1
производство бумаги и бумажных изделий 19,0 13,5
деятельность полиграфическая и копирование носителей информации 13,0 11,5
производство кокса и нефтепродуктов 9,8 5,0
производство химических веществ и химических продуктов 23,2 12,1
производство лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях 30,8 9,5
производство резиновых и пластмассовых изделий 8,5 8,5
производство прочей неметаллической минеральной продукции 11,7 6,2
производство металлургическое 22,4 16,3
производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования 10,2 3,9
производство машин и оборудования, не включенных в другие группировки 9,5 3,8
производство компьютеров, электронных и оптических изделий 14,4 6,4
производство электрического оборудования, 8,2 6,4
производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов 2,4 5,5
производство прочих транспортных средств и оборудования 9,2 1,6
производство прочих готовых изделий 5,8 отр.
обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха 9,2 4,9
производство, передача и распределение электроэнергии 13,2 5,9
производство и распределение газообразного топлива 2,4 2,2
производство, передача и распределение пара и горячей воды; кондиционирование воздуха отр. 0,1
водоснабжение; водоотведение, организация сбора и утилизации отходов,
деятельность по ликвидации загрязнений
2,8 2,7
строительство 7,0 1,5
торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов 6,4 7,4
торговля оптовая и розничная автотранспортными средствами и мотоциклами и их ремонт 2,6 4,0
торговля оптовая, кроме оптовой торговли автотранспортными средствами и мотоциклами 8,3 7,8
торговля розничная, кроме торговли автотранспортными средствами и мотоциклами 3,5 6,9
деятельность гостиниц и предприятий общественного питания 5,9 2,3
транспортировка и хранение 8,7 5,1
деятельность железнодорожного транспорта:
междугородные и международные пассажирские перевозки
2,8 3,5
деятельность железнодорожного транспорта: грузовые перевозки 10,1 2,6
деятельность прочего сухопутного пассажирского транспорта отр. отр.
деятельность автомобильного грузового транспорта
и услуги по перевозкам
4,1 1,7
деятельность трубопроводного транспорта 12,3 4,8
деятельность водного транспорта 3,9 1,7
деятельность воздушного и космического транспорта 0,0 4,1
деятельность почтовой связи и курьерская деятельность 11,9 1,2
деятельность в области информации и связи 16,0 8,1
деятельность финансовая и страховая 11,8 3,1
деятельность по операциям с недвижимым имуществом 13,7 3,3
научные исследования и разработки 10,4 2,5
государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное обеспечение 15,2 2,1
образование 6,7 3,2
деятельность в области здравоохранения и социальных услуг 9,8 6,7
деятельность в области культуры, спорта,
организации досуга и развлечений
отр. 7,1
* Рентабельность проданных товаров, (продукции, работ, услуг) — соотношение между величиной сальдированного финансового результата (прибыль минус убыток) от продажи товаров (продукции, работ, услуг) и себестоимостью проданных товаров (продукции, работ, услуг) с учетом коммерческих и управленческих расходов. В том случае, если получен убыток от продажи товаров (продукции, работ, услуг), имеет место убыточность
** Рентабельность активов — соотношение сальдированного финансового результата (прибыль минус убыток) и стоимости активов организаций. В случае если сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) отрицательный — имеет место убыточность.

Рубрики:

Налоговое планирование

Налоговый бенчмаркинг

Налоговый контроль

Остались вопросы?

Закажите налоговую консультацию Станиславу Джаарбекову, основателю проекта Taxslov.ru

Отправьте свой запрос на E-mail: expert@taxd.ru

В ответном письме Вам будут предложены стоимость консультации и срок выполнения работы.

Советуем прочитать

Налоговая нагрузка и рентабельность по видам экономической деятельности (по отраслям) в 2020 году (за 2019 год)

Налоговый бенчмаркинг — сравнение налоговых показателей организации (налогоплательщика) с показателями других компаний отрасли или соответствующего рынка.

Рентабельность — показатель прибыльности (сделки, проекта, организации). Определяется как отношение, выраженное в процентах прибыли к выручке (себестоимости и т.д.).

Налоговая нагрузка по видам экономической деятельности (по отраслям) — налоговая нагрузка по видам экономической деятельности (по отраслям) определяется ежегодно федеральной налоговой службой Российской Федерации (ФНС РФ).

Налоговая нагрузка — величина, которая показывает уровень налогового бремени налогоплательщика.

Внешние ссылки

Концепция системы планирования выездных налоговых проверок (nalog.ru)

Примечания

1) Рентабельность проданных товаров (продукции, работ, услуг) — соответствует показателю Рентабельность затрат, применяемому для трансфертного ценооразования.

Оставьте комментарий