Постановление пленума неустойка

Содержание

1. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

2. Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

3. Правила настоящей статьи не затрагивают право должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 настоящего Кодекса и право кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 333 ГК РФ

1. При применении правил, предусмотренных в комментируемой статье, важно иметь в виду разъяснения, содержащиеся в Обзоре практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса РФ (приложение к информационному письму ВАС РФ от 14 июля 1997 г. N 17). В частности, ВАС РФ разъяснено, что при наличии оснований для применения правил комментируемой статьи арбитражному суду следует уменьшать размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. Вопрос о применении правил комментируемой статьи может быть решен в любой инстанции. Основанием для применения правил рассматриваемой статьи может быть только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. Доказательства, подтверждающие такую несоразмерность, должны представляться лицом, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки. В том случае, если комментируемая статья 333 ГК РФ применяется по решению суда, решение вопроса о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства производится на основании имеющихся в деле материалов.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть следующие: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.

Не могут быть основаниями для снижения размера неустойки такие обстоятельства, как тяжелое финансовое положение должника, задержки перечисления на его расчетный счет денежных средств, отказ поручителя от уплаты кредитору суммы истребуемого долга, наложение ареста на денежные средства должника и т.п.

Увеличение соглашением сторон размера законной неустойки (п. 2 ст. 332 ГК) само по себе не может служить основанием для уменьшения взыскиваемой суммы неустойки. Проценты, взыскиваемые кредитором за предоставленную заемщику денежную сумму, компенсируют в определенной части последствия, вызванные нарушением ответчиком своих обязательств, поэтому суд учитывает их при решении вопроса об уменьшении неустойки.

Действия истца, способствующие увеличению размера неустойки, не могут служить основанием для ее уменьшения по правилам комментируемой статьи. Однако размер ответственности должника может быть уменьшен на основании ст. 404 ГК РФ (суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению). Отсутствие вины должника в невыполнении договорных обязательств может служить основанием для освобождения его от ответственности по ст. 401 ГК РФ, но не по правилам комментируемой статьи 333 Гражданского кодекса РФ.

2. Как следует из изложенного, в настоящее время преувеличивается роль компенсационной функции взыскания неустойки в ущерб штрафной функции (см. п. 8 комментария к ст. 330 ГК). Такое преувеличение ничего хорошего не сулит. В частности, лишение взыскания неустойки штрафного (поражающего, карательного) характера снижает стимулирующую функцию неустойки. Должник, не исполнивший обязательство, должен возместить убытки. Если обязательство обеспечено неустойкой, то он должен уплатить неустойку. Коль скоро суд исходит из того, что взыскиваемая неустойка должна только компенсировать потери кредитора, следовательно, должник обязан выплатить ту же самую (или приблизительно такую же) сумму. Разница между этими двумя возможными платежами (возмещение убытков, уплата неустойки) состоит лишь в том, что, как принято считать, взыскать неустойку легче, нежели взыскать убытки. Таким образом, все сводится к проблемам процессуального (а то и процедурного) характера; по сути, и в том, и в другом случае должник только компенсирует убытки.

Обычно по поводу преимущества такой меры ответственности, как взыскание неустойки, над взысканием убытков указывается на то, что неустойка подлежит выплате независимо от размера причиненных убытков и даже их наличия. Принимая во внимание ныне существующую судебную практику, это преимущество оказывается иллюзорным: чтобы избежать уменьшения размера взыскиваемой неустойки, кредитор должен обосновать образование убытков и их размер.

Представляется неправильным жестко связывать размер взыскиваемой неустойки с последствиями нарушения обязательств (в том числе с размером причиненных убытков). Не случайно в комментируемой статье говорится о праве (а не об обязанности) суда уменьшить размер взыскиваемой неустойки. В то же время нельзя игнорировать встречающуюся очевидную несоразмерность подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства. Как известно, крайние точки зрения чаще всего ошибочны. Поэтому взыскание неустойки должно выполнять и компенсационную, и штрафную функции.

3. Правила комментируемой статьи 333 применяются также при взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. В Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» установлено (п. 7), что, если размер (ставка) процентов явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов применительно к ст. 333 ГК РФ, вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства.

Информационное письмо № 773

Юридическая фирма Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP (ранее в России – Goltsblat BLP) информирует, что 11 июня 2020 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации (далее – «Пленум») принял Постановление № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств» (далее – «Постановление»).

Постановление содержит разъяснения, посвященные отдельным основаниям прекращения обязательств, и во многом подтверждает ранее высказанные Верховным Судом Российской Федерации (далее – «ВС РФ») и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее – «ВАС РФ») позиции.

Разъяснения Пленума в первую очередь будут актуальны для компаний, столкнувшихся с затруднениями в ходе исполнения договоров или невозможностью их исполнения на согласованных условиях (в том числе со стороны контрагентов) на фоне кризиса, связанного с пандемией COVID-19 и принятыми ограничительными мерами (такими как закрытие границ, запрет на проведение массовых мероприятий, специальный режим работы объектов розничной торговли и многие другие меры по борьбе с COVID-19).

Общие положения

Стороны вправе прекратить как договорные, так и внедоговорные обязательства, а основания прекращения могут являться односторонней сделкой, соглашением или вовсе не зависеть от воли сторон.

Отдельные основания прекращения обязательств

Отступное

Согласно Постановлению отступным может быть не только уплата денежных средств и передача иного имущества, указанные в ст. 409 ГК РФ, но и иное предоставление (например, выполнение работ, оказание услуг).

Согласно разъяснениям соглашение об отступном может быть сконструировано по моделям, предполагающим, что:

  1. должник предоставляет отступное в момент заключения соглашения; или

  2. должник не предоставляет отступное в момент заключения соглашения и вправе как исполнить первоначальное обязательство, так и предоставить отступное. Постановление в продолжение позиции ВАС РФ1 устанавливает презумпцию квалификации такой модели обязательства в качестве факультативного, позволяющего должнику заменить предмет исполнения по основному обязательству предметом, установленным в соглашении об отступном, и не позволяющего кредитору требовать исполнения обязательства по соглашению об отступном при его непредоставлении в установленный срок2. При этом стороны вправе договориться о том, что исполнение по такому соглашению будет представлять собой альтернативное обязательство, предоставляющее по общему правилу кредитору право выбора предмета исполнения, если должник не осуществил свой выбор в пределах установленного срока3.

При структурировании корпоративных сделок по российскому праву следует обратить внимание на следующее:

  1. Соглашение об отступном, по которому в качестве отступного передаются доли в ООО, должно быть заключено в нотариальной форме вне зависимости от формы соглашения, из которого возникло основное обязательство. При этом Постановление явно не учитывает предусмотренную возможность структурирования соглашения об отступном по модели факультативного или альтернативного обязательства, наделяющей должника правом выбора в отношении предмета обязательства, и (i) закрепленную Федеральным законом № 14-ФЗ от 8 февраля 1998 года «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – «Закон об ООО») идею о необходимости нотариального удостоверения лишь распорядительной сделки, направленной на непосредственное отчуждение долей в ООО, которая в такой модели соглашения об отступном может и вовсе не состояться, а также (ii) безусловную обязанность нотариуса по подаче заявления в регистрирующий орган в связи с переходом права на доли в ООО в течение установленного Законом об ООО срока. При буквальном толковании можно прийти к выводу, что в настоящий момент соглашение о предоставлении доли в ООО в качестве отступного можно структурировать только по модели соглашения об отступном с одним предметом исполнения, передаваемым сразу в момент заключения соглашения.

  2. При передаче взамен обязательства по уплате денег в качестве отступного имущества, в отношении которого действует преимущественное право покупки, лицо, права которого были нарушены такой сделкой, вправе воспользоваться средствами защиты, предусмотренными на случай нарушения преимущественного права. Таким образом, преимущественное право не действует при использовании отступного в целях прекращения неденежного обязательства. К сожалению, Постановление не уточняет характер преимущественного права, в отношении которого применяются разъяснения, вследствие чего суд при рассмотрении спора может с высокой долей вероятности распространить действие преимущественного права приобретения долей в ООО и акций в непубличных АО (если такое право предусмотрено уставом такого непубличного АО) другими участниками (акционерами) при передаче таких долей (акций) участником (акционером) в качестве отступного. Такая концепция опровергает подход ВАС РФ о нераспространении норм о преимущественном праве при передаче долей в ООО в качестве отступного4.

Зачет

Пленум уточнил условия осуществления зачета, которые по общему правилу должны существовать на момент совершения заявления о зачете. Согласно Постановлению:

  1. По активному требованию (требованию лица, заявившего о зачете) должен наступить срок исполнения, при этом не является необходимым наступление срока исполнения пассивного требования (требования против заявителя), если оно может быть исполнено досрочно.

  2. Требования должны быть встречными, то есть кредитор по активному требованию является должником по пассивному требованию.

  3. Требования должны быть однородными, то есть стороны после осуществления зачета должны оказаться в таком положении, как если бы их обязательства были прекращены исполнением. При этом требования могут возникать не из одного основания (например, можно зачесть требование о взыскании долга по договору против встречного требования о возмещении убытков из деликта или взыскании неустойки за просрочку в исполнении обязательства5).

Вместе с тем Пленум указал, что стороны вправе договориться о зачете требований, не являющихся встречными, установить автоматическое прекращение требований (в таком случае рекомендуем уделить внимание положениям договора о требованиях, подлежащих зачету, а также обстоятельствах, при наступлении которых производится зачет), либо предусмотреть, что обязательства могут быть прекращены зачетом при наличии волеизъявления всех сторон.

Постановление соответствует ранее высказанным позициям ВАС РФ6 и ВС РФ7 о моменте прекращения обязательств зачетом и поддерживает ретроактивный характер зачета. На практике это означает, что обязательства считаются прекратившимися с момента, в который обязательства стали способными к зачету, а не с момента получения заявления о зачете. Полагаем, что цель данного разъяснения – уравнять положение сторон в отношении установленных санкций за просрочку в исполнении обязательств, которые не должны применяться вплоть до получения стороной заявления о зачете.

Новация

Согласно Постановлению новация имеет место, если воля сторон направлена на прекращение существующего между ними обязательства другим обязательством). В этом заключается принципиальное отличие новации от отступного, при котором новое обязательство не возникает, а у кредитора по общему правилу отсутствует право требовать от должника исполнения обязательства по заключенному соглашению об отступном. Кроме того, при новации первоначальное обязательство прекращается в момент заключения самого соглашения, в то время как отступное прекращает обязательство в момент его предоставления.

Пленум подчеркивает, что в целях новации стороны должны согласовать новый предмет и (или) основание обязательства). Например, изменение размера долга или и (или) срока исполнения обязательства само по себе не является новацией.

Постановление также закрепляет презумпцию отступного, если из соглашения сторон не усматривается воля сторон осуществить новацию).

По общему правилу в результате новации прекращаются все дополнительные требования и обеспечения (в частности, обязательство по уплате неустойки). При этом Постановление устанавливает возможность сохранения залога и поручительства в отношении новируемого обязательства, если поручитель или залогодатель, являющийся третьим лицом, прямо выразил согласие на сохранение обеспечения. Такое согласие может быть предоставлено до заключения соглашения о новации8).

Прощение долга

Постановление в продолжение позиции ВАС РФ подтверждает, что для квалификации действия кредитора в качестве дарения необходимо установить намерение кредитора передать имущество в качестве дара9. Ранее ВАС РФ в качестве отсутствия такого намерения признавал взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (например, отсрочки платежа по другому обязательству).

Дополнительно к указанному критерию ВС РФ вводит понятие «экономический интерес». При наличии у кредитора такого интереса, прямо не связанного с прощением долга, намерение передать в дар отсутствует.

В уведомлении кредитора о прощении долга должны быть указаны условия, позволяющие идентифицировать обязанность, от исполнения которой освобождается должник. В ином случае применяется презумпция прекращения обязательства в полном объеме, включая требование об уплате неустойки.

Невозможность исполнения

Постановление закрепляет критерии, присущие невозможности исполнения обязательства для целей применения ст. 416 ГК РФ:

  1. объективность, то есть должник не может исполнить обязательства как лично, так и с привлечением третьих лиц в связи с наступлением обстоятельств, не зависящих от воли и действий должника;

  2. постоянный характер, то есть такая невозможность не должна являться временным препятствием.

Пленум напоминает о различии институтов невозможности исполнения и непреодолимой силы. В случае возникновения непреодолимой силы само обязательство не прекращается, если исполнение остается возможным после отпадения обстоятельств непреодолимой силы. При этом должник освобождается от ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Постановление также содержит общее правило о том, что в случае прекращения обязательства в силу невозможности его исполнения встречное обязательство также прекращается.

К сожалению, Пленум не упоминает о судьбе договора при отпадении принципа встречности между обязательствами. Ранее подход о прекращении договора при отпадении принципа встречности встречался в некоторых судебных актах10.

Ликвидация юридического лица

Постановление также затрагивает последствия исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего. Обязательства такого лица по общему правилу считаются прекращенными в силу ст. 419 ГК РФ.

Участники и кредиторы ликвидированного юридического лица не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями такого лица к его должникам. Соответствующие требования должны предъявляться на основании специальных норм ГК РФ о распределении обнаруженных обязательственных требований.

1 П. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 года № 102 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ».
2 Соответствующее положение следует из п. 1 ст. 320.1 ГК РФ, закрепляющего нормы о факультативном обязательстве.
3 П. 1 ст. 320 ГК РФ, абз. 3 п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении».
4 Определение ВАС РФ от 16 апреля 2012 года № ВАС-4459/12 по делу № А65-5850/2011. При этом в судебной практике можно также встретить позицию, согласно которой преимущественное право приобретения акций в непубличном АО распространяется и на передачу акций в качестве отступного (см., например, Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19 декабря 2019 года по делу № А45-29123/2019).
5 Соответствующим положением ВС РФ пытается разрешить спорный вопрос о возможности зачета неустойки против других денежных требований. Ранее ВС РФ высказывался о невозможности такого зачета ввиду отсутствия признака бесспорности у требования о взыскании неустойки и неоднородности зачитываемых требований (см., например, Определения ВС РФ от 18 ноября 2016 года по делу № А40-165511/2014, от 24 июля 2017 года по делу № А41-108637/2015).
6 П. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 года № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований».
7 Определение ВС РФ от 16 августа 2018 года № 305-ЭС18-3914.
8 П. 26 Постановления. В судебной практике также можно увидеть общую тенденцию прекращения акцессорных обеспечений в отношении новируемого обязательства (см., например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2012 года № 09АП-36694/2011 по делу № А40-120395/09-42-531, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2016 № 13АП-18180/2016 по делу № А56-49002/2015/тр.5).
9 П. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 года № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», п. 31 Постановления.
10 См., например, Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 июня 2013 года по делу № А72-6795/2012, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 марта 2018 года № Ф04-193/2018 по делу № А45-8351/2017, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 3 апреля 2019 года № Ф10-785/2019 по делу № А14-24834/2017.

22.12.2011г. вышло в свет Постановление Пленума ВАС РФ № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». Вот некоторые положения (тезисно):

1) неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 ГК РФ только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика;

2) доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства должен представлять ответчик, а не истец;

3) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки на основании статьи 333 ГК РФ такие доводы ответчика как «тяжелое финансовое положение», «наложение ареста на денежные средства», «непоступление средств из бюджета» и ряд других, указанных в Постановление Пленума ВАС РФ № 81;

4) снижение судом неустойки ниже двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения (или ниже среднего размера платы по краткосрочным кредитам) допускается только в исключительных случаях);

5) заявление ответчика о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства может быть сделано исключительно при рассмотрении судом дела по правилам суда первой инстанции;

6) при взыскании двойной суммы задатка со стороны, ответственной за неисполнение договора, суд вправе по заявлению ответчика снизить размер половины указанной суммы в соответствии с положениями статьи 333 ГК РФ;

Иные разъяснения по вопросам применения статьи 333 ГК РФ смотрите в Постановлении Пленума ВАС РФ № 81 от 22.12.2011г.

обзора судебной практики: Взыскание неустойки, пени, штрафа за просрочку. Размер, расчет, формулы. Судебная практика

Оставьте комментарий