При каких условиях субъект правонарушения является деликтоспособным

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Гарипов, Руслан Фаритович, 2010 год

1. Конституция РФ, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. //Российская газета. №237. — 1993.

2. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // «Библиотечка «Российской газеты» совместно с библиотечкой журнала «Социальная защита». 1995. — № 11. — С. 10

3. Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. -1994. №32. — Ст. 3301.

4. Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. -1996 г.-N5. ст. 410

11. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ// Российская газета. 2002. — № 137.

15. Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Собрание законодательства Российской Федерации.- 2002. № 1 (Часть I). — Ст. 2.

18. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. — № 23. — Ст. 2102.

20. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в ред. от 30 декабря 2008 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. — N 33 (Часть I). — ст. 3431.

21. Федеральный закон от 12 февраля 2001 г. N 12-ФЗ «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. — № 7. — Ст. 617.

26. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. -1993. № 10. — Ст. 357.

27. Закон Российской Федерации от 9 октября 1992 г. N 3612-1 «ОсновыIзаконодательства Российской Федерации о культуре» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. — № 46. — Ст. 2615.

28. Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. -1993. № 2. — Ст. 56.

29. ЗО.Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. -1992. -№ 7. -Ст. 300.1.. Материалы судебной практики:

30. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 марта 1996 г. N 6-П // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1996. — N 14. — Ст. 1549.

31. Обзор надзорной практики по уголовным делам Президиума Самарского областного суда за декабрь 2001 года январь 2002 года // Приложение к Информационному Бюллетеню Управления Судебного департамента в Самарской области. — № 1(6). — 2002.

32. Дело № 200406301 / Архив Кировского областного суда.

33. I. Научная и специальная литература:

34. Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. II. М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2002. — 452 с.

35. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1940. — 192 с.

37. Алейникова Т.В. Возрастная психофизиология. Р-н-Д: Изд. Ростовского гос. университета, 2002. — 285 с.

38. Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. -М.: Госюриздат, 1955. 176 с.

39. Алексеев И.А. Содержание и виды муниципально-правовой ответственности // Журнал российского права. 2006. — № 9. — С. 57-71.

40. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1982.-360 с.

41. Алексеев С.С. Право: Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.: Норма-Инфра, 1998. — 712 с.

42. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск: СвЮрИнститут, 1972.-401 с.

45. Аречага Э.Х. Современное международное право. М.: Юридическая литература, 1983. — 475 с.

48. Афанасьева Е.Г. Российское и зарубежное деликтное право: основные различия // Законодательство. 2003. — № 6. — С. 80-83.

49. П.Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Теория права и государства в схемах и определениях: Учебное пособие. М.: Юрист, 2003. — 256 с.

51. Базылев Б.Т. Юридическая ответственность. Красноярск: Красноярский университет, 1985. — 120 с.

52. Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов: СГАП, 2001. — 416 с.

54. Бахрах Д.Н. Юридический процесс и административное производство // Журнал российского права. 2000. — № 9. — С. 6-17.

55. Белов В.А. Концепция «динамической правоспособности»: Попытка нового прочтения // Кодекс-info. 2003. — № 3-4.- С. 92-103.

57. Богданов Е.В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. 2001. — № 3. — С. 108-113.

60. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М.: РИО ВЮА, 1950. — 70 с.

61. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.: Юридическая литература, 1976. — 216 с.

62. Бубон К.В. Без вины виноватые // Адвокат. 2008. — № 1. — С. 8-20.

64. Валеев Д.Х. Процессуальная ответственность в исполнительном производстве // Журнал российского права. 2004. — № 4. — С. 60-66.

65. Варлен М.В. Народный представитель: теория и практика // Законодательство и экономика. 2005. — № 11. — С. 5-7.

67. Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига: Зинатне, 1976. — 231 с.

69. Венгеров А.Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. М.: Юриспруденция, 2002. — 528 с.

70. Венедиктов A.B. О субъектах социалистических правоотношений // Советское государство и право. 1955. — № 6. — С. 17-28.

71. Виноградов В.А. Состав конституционного деликта // Законодательство. -2003.-№10.- С. 9-13

72. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России. Судебное конституционное право й процесс. М.: Юнити, 1998. — 383 с.

73. Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М.: Наука, 1979. — 229 с.

74. Воеводин Л.Д. Конституционные проблемы правового положенияУсоветских граждан: Автореф. дис. д-ра юрид. наук. М., 1973.

75. Воронько С. Старики-разбойники // Русская Германия. 2007. — №44.

80. Гогин A.A. Теоретико-правовые вопросы налоговой ответственности: Дис. канд. юрид. наук. Самара, 2002

83. Голубев В.В. Как побороть иммунитет от уголовной ответственности // Законодательство. 2002. — № 9. — С. 80-86.

87. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: МГУ, 1972. — 284 с.

91. Данилов И. Я создаю государство // эж-ЮРИСТ. 2006. — № 40. — С. 8.

92. Демин A.B. Ответственность за вину и презумпция невиновности в сфере налоговой ответственности: актуальные вопросы теории и практики // Ваш налоговый адвокат. 2004. — № 1. — С. 48-55.

93. Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и ответственности (Социологический и юридический аспекты). JL: Изд-во Ленинградского университета, 1985. — 142 с.

94. Дзюба И.А. Пределы возможностей сторон по установлению в договоре условий об ограничении и освобождении от ответственности // Право и экономика. 2003. — № 8. — С. 45-50.

96. Дмитриева Г.К. Международное частное право (часть третья ГК РФ). -М.: Юристъ, 2002. 688 с.

98. Дорохин C.B. Деление права на публичное и частное: конституционно-правовой аспект. М.: Волтерс Клувер, 2006. — 124 с.

99. Духно H.A., Ивакин В.И. Понятие и виды юридической ответственности // Государство и право. 2000. — №6. — С. 12-17.

100. Егоров Ю. Законодательные требования к совершению сделок // Право и экономика.-2004. № 6. — С. 21-28.

101. Емельянов A.C. Меры финансово-правового принуждения // Правоведение. 2001. — №6. -С. 42-57.

103. Еремина М.Д. Основные аспекты ликвидации предприятия // Консультант бухгалтера. 2008- — № 8 — С. 19-30.

106. Иванов Н. Соучастие со специальным субъектом // Российская юстиция. -2001.-№3.-С. 59-70.

107. Иванов Н., Брыка И. Ограниченная вменяемость // Российская юстиция. -1998. -№10.-С. 81-88.

108. Иванов Н.Г. Уголовная ответственность лиц с аномалиями психики // Государство и право. 1997. — №3. — С. 48-55.

109. Ильин И.А. Собрание сочинений: в 10 т. М.: Русская книга, 1994. — 1230 с.

111. Караганов С. СНГ и непризнанные государства // Российская Газета. -2005. 3 июня.

113. Карнаух К.А. Гражданско-правовые проблемы административной реформы и статус федерального органа исполнительной власти // Законодательство и экономика. 2004. — № 10. — С. 27-33.

114. Карпец И.И. Преступления международного характера. М.:ч

115. Юридическая литература, 1979. 264 с.

116. Карташкин В.А. Как подать жалобу в Европейский Суд по правам человека. М.: Норма, Инфра-М, 1998. — 96 с.

118. Кафарова Д.М. Административно-правовые и уголовно-правовые аспекты профилактики общественно опасных деяний, совершаемыхлицами, не достигшими возраста уголовной ответственности // Российский следователь. 2007. — N 17. — С. 112-120.

119. Кашанин A.B. Творческий характер как условие охраноспособности произведения в российском и иностранном авторском праве // Вестник гражданского права. 2007. — N 2. — С. 91-97.

120. Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М.: АН СССР, 1958.-187 с.

121. Кибальник А. Иммунитет как основание освобождения от уголовной ответственности // Российская юстиция. № 8. — 2000. — С. 38-43.

122. Кислухин В.А. Виды юридической ответственности: Автореф. Дис. . канд. юрид. наук. М., 2002.

124. Козлова Е.И., Кутафин O.E. Конституционное право России. 3-е изд. М.: Юрист, 2004. — 550 с.

125. Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. М.: Статут, 2003. — 318 с.

126. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица // Законодательство.- № 12. 2003. — С. 63-70.

127. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005. -476 с.

128. Кокошкин Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. 2-е изд. М.: Тип. Братьев Башмаковых, 1912. — 200 с.

130. Комаров С.А. Общая теория государства и права. М.: Юрайт, 1996.- 352 с.

133. Комягин Д.Л. Правовые механизмы недопущения роста задолженности бюджета // Право и экономика. 2000. — № 5. — С. 36-43.

135. Коновалов С.А. Значение состава гражданского правонарушения // Российская юстиция. — 2007. — № 12. — С. 28-30.

136. Коновалова И.А. Международные стандарты, принципы и нормы в области предупреждения правонарушений несовершеннолетних и их внедрение в российское законодательство // Адвокат. 2008. — № 2. — С. 11-16.

137. Конституционное право. Общая часть. Хрестоматия / Авт. вступ. ст. и сост. H.A. Богданова. М.: Юридический колледж МГУ, 1996. — 284 с.

138. Корнеев С.М. Граждане как участники гражданских правоотношений М.: Норма, 1998. — 250 с.

140. Коршунов Ю.Н. Экспертиза трудоспособности лиц, пострадавших на производстве // Гражданин и право. 2001. — №5. — С. 60-66.

141. Кравец Ю.П. Об уголовной ответственности юридических лиц за преступления в сфере предпринимательской деятельности // Журнал российского права. 2004. — № 6. — 102-109.

142. Красавчиков O.A. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. — 183 с.

143. Красов С.И. Международная уголовная ответственность индивидов: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1985.

144. Кубанцев С.П. Из опыта зарубежных стран // Журнал российского права. 2005. — № 8. — С. 74-79.

145. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М.: Наука, 1982. — 287 с.

146. Кудрявцев И.А. Ограниченная вменяемость // Государство и право.- 1995. №5.-С. 33-41.

147. Кузякин Ю.П., Российская Е.Р. Проблемы совершенствования правового регулирования производства судебных экспертиз по делам об административных правонарушениях // Журнал российского права. -2005. № 10. — С. 63-66.

148. Кутафин O.E. Российский конституционализм. М.: НОРМА, 2008.- 300 с.

149. Кутафин O.E. Российское гражданство. М.: Юристъ, 2004. — 290 с.

150. Кучинский В.А. Личность, свобода, право. М.: Юридическая литература, 1978. — 208 с.

151. Лабзин М.В. Судебная оценка охраноспособности товарных знаков // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2006.

153. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. М.: МГУ, 1985. — 168с.

154. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М.: Изд-во МГУ, 1981.-240 с.

156. Липинский Д.А. Формы реализации юридической ответственности.- Тольятти: Изд-во ВУиТ, 1999. 239 с.

157. Ломакин Д.В. Самостоятельность дочерних и зависимых обществ // Законодательство. 2002. — № 5. — С. 25-30.

159. Лукашук И.И. Право международной ответственности. М.: Волтерс Клувер, 2004. — 400 с.

160. Лунц Л.А. Курс международного частного права. М.: Спарк, 2002.- 500 с.

161. Лучков В.В. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования. Тольятти: Изд-во ВУиТ, 2004. — С. 59.

162. Любашиц В.Я., Смоленский М.Б., Шепелев В.И. Теория государства и права. Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. — 512 с.

164. Майорова Е. Когда трудовая книжка не нужна // Трудовое право. -2009.-N1.-С. 51-60.

165. Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М.: Манускрипт, 1992. — 215 с.

166. Малько A.B. Правовой иммунитет: теоретические и практические аспекты // Журнал российского права. 2002. — № 2. — С. 82-88.

168. Материалы сайта Электронный ресурс. URL: http://bitugin.narod.ru/statyi/god2003.htm.

169. Матузов Н.И. Общие правоотношения и их специфика // Правоведение. 1976. — № 3. — С. 51-64.

170. Матузов Н.И., Малько A.B. Теория государства и права. М. Юристъ, 2004. — 470 с.

171. Минкина JI.III. Условия гражданско-правовой ответственности: общие положения // Правосудие в Поволжье.- 2008. № 6. — С. 76-88.

172. Мирошник C.B. Правовые стимулы в российском законодательстве: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Ростов-н/Д, 1997.

173. Михайленко О.В. Имущественная ответственность за вред, причиненный осуществлением публичной власти: теоретические аспекты и проблемы ее реализации на практике. М.: Волтерс Клувер, 2007. — 350 с.

174. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1983. — 300 с.

175. Мицкевич A.B. Субъекты советского права. М.: Госюриздат, 1962. -213 с.

177. Могилевский С.Д., Самойлов И.А. Корпорации в России: Правовой статус и основы деятельности. М.: Дело, 2006. — 258 с.

178. Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. М.: Волтерс Клувер, 2006. — 130 с.

181. Назаренко Г.В. Теория государства и права: Учебное пособие. М.: Ось 89, 1999. — 175 с.

183. Недбайло П.Е. Система юридических гарантий применения советских правовых норм // Правоведение. 1971. — № 3. — С.50-52.

184. Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. М.: Российское педагогическое агентство, 1996. — 404 с.

185. Овчинский B.C. Криминология нового мирового беспорядка // Журнал российского права. 2005. — № 8. — С. 13-19.

186. Осокина Г. Гражданская процессуальная право- и дееспособность // Российская юстиция. 1997. — № 5. — С. 41-44.

187. Панкратов Р.И., Тарло Е.Г., Ермаков В.Д. Дети, лишенные свободы. М.: Юрлитинформ, 2003. — 256 с.

188. Пергамент М.Я. К вопросу о правоспособности юридического лица // Право. № 9 и 10. — СПб., 1909.

189. Петелин А.И. Соотношение правовой и общественной ответственности в социалистическом обществе: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Свердловск, 1968.

190. Петров В.В. Экологическое право. М.: Бёк, 1996. — 557 с.

191. Пирожков В.Ф. Законы преступного мира молодёжи. М.: Инфра-М, 2005. — 320 с.

192. Поленина С.В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. 1975. — №1. — С. 67-70.

194. Поляков И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинение вреда.- М.: Городец, 1998. 380 с.

195. Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / под общей ред. B.C. Нерсесянц. М.: Норма, 2002. — 450 с.

196. Прус Е. Субсидиарная ответственность публично-правового образования // эж-ЮРИСТ. 2003. — № 31. — С. 11.

197. Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя // Журнал российского права. 2006. — № 1. — С. 58-61.

198. Раевич С.И. К вопросу о делении права на публичное и частное // Сов. право. 1927. — № 1. — С. 10-18.

199. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. М.: ИНФРА-М, 2006. — С. 64-69.

200. Ремнев В.И. Актуальные вопросы административной деликтологии в современный период // Актуальные проблемы административной деликтологии. Киев: НИиРИО КВШ МФД СССР, 1984. — С. 12-19.

201. Решетов Ю.С. Реализация норм советского права. Системный анализ. Казань: Изд. Казанского университета, 1989. — 230 с.

202. Решетов Ю.С. Правоотношения и их роль в реализации права. -Казань, 1993.

204. Родионова В.M. О бюджетной самостоятельности субъектов Российской Федерации // Бухгалтерский учет в бюджетных и некоммерческих организациях. 2007. — № 2.

205. Руднев В.И. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 1996. — № 8

206. Руднев В.И. Иммунитеты от уголовного преследования // Журнал российского права. 1998. — № 7.

208. Рухтин С. Правоспособность несостоятельного юридического лица // Российская юстиция. 2001. — № 7

209. Сайт Балтийского информационного агентства Электронный ресурс. URL: http://www.baltinfo.ru/news/112664

210. Сальников К. Кредитоспособность и платежеспособность есть ли разница? // Банковское дело в Москве. — 2006. — № 8

211. Самощенко И.О., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому праву. М.: Юридическая литература, 1971. — 240 с.

212. Сафонов В.Г. Правовой нигилизм и экономика России: современное состояние // Законодательство и экономика. 2004. — № 5

213. Сафуанов Ф. Экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка // Российская юстиция. -1998. № 3.

214. Селезнев М. Умысел как форма вины // Российская юстиция. -1997. № 3;

215. Сенякин И.Н. Юридическая ответственность. Теория государства и права / под ред. Н.И. Матузова и A.B. Малько. М.: Юристъ, 1997.

216. Ситникова Е.Г. Полная материальная ответственность // Кадровое » дело. 2003. — № 1.

217. Окрипниченко В. Налоги и налогообложение. СПб: ИД Питер, М.: Издательский дом Б-ИНФА, 2007.

219. Смирнов В.Г. Уголовная ответственность и наказание // Правоведение.- 1963. №4.

220. Смирнова М. Виноватых не сыскать//эж-ЮРИСТ. 2003. — № 12

221. Соколов А., Предеина И. Ювенальное уголовное судопроизводство Германии //Российская юстиция. 2004. — N 3.

222. Спектор Е. Разрешение и лицензия в законодательстве о лицензировании // Законодательство и экономика. 2000. — № 8.

223. Сперанский К.К. Возникновение и формирование уголовной: ответственности //• Актуальные проблемы государства и права: Сборник научных трудов Кубанского гос. университета.- Выт 212: — Краснодар, 1996.-С. 2.

224. Спиридонов JIM. Теория государства и; права: М.: Статус ЛТД+, 1996.-304 с. ‘

226. Стенькин А.И. Опасности сотрудничества с индивидуальным предпринимателем// Главбух. 2006.-N 16

227. Столяров А.Г. Проблема предварительного формирования уставного капитала // Бюллетень нотариальной практики. 2008. — N 6.

228. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М.: Наука, 1966. — 252 с.

229. Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: Статут, 2000. — 299 с.

230. Суменков С.Ю. Привилегии и иммунитеты как общеправовые категории: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. Саратов, 2002.

231. Сумской Д.А. Образование органов юридического лица // Российская юстиция. 2007. — № 1.

232. Сумской Д.А. Статус юридических лиц. М.: Юстицинформ, 2006.

233. Суханов Е.А. О развитии гражданско-правового статуса государственных и муниципальных учреждений // Законодательство. -2006. № 12

234. Тарасенко Ю.А. О недействительности основания внесения вклада в уставный капитал акционерного общества // Законодательство. 2005. -№ 1.

235. Тарасова А.Е. Сделки с особенностями волеизъявления // Журнал российского права. 2008. — № 4.

236. Тариканов Д.В. К вопросу об ответственности за нарушение денежного обязательства // Законодательство. № 2. — 2005.

237. Теория государства и права / под ред. Н.И. Матузова и A.B. Малько. М.: Юристъ, 1997. — 776 с.

238. Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2005.

239. Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М.: Юридическая литература, 1980. — 176 с.

240. Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: сборник статей. М.: Городец, 2000.

241. Толстой Ю.К. К теории правоотношения. JL: Изд-во Ленинградского университета, 1959.

242. Толстых В.Л. Коллизионное регулирование в международном частном праве. М.: Спарк, 2002.

243. Трубецкой E.H. Лекции по энциклопедии права. М.: тип. А.И. Мамонтова, 1917.

244. Уголовный кодекс Австрии / Пер. и предисл. A.B. Серебренниковой. М.: Зерцало-М, 2001. — 144 с.

245. Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова. М.: Зерцало, 1998. —218 с.

246. Уголовный кодекс Республики Польша / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. Минск: Тесей, 1998. — 128 с.

247. Ушаков H.A. Основания международной ответственности государств. М.: Международные отношения, 1983. — 184 с.

248. Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права: Курс лекций. Казань: Изд-во Казанского университета, 1987.

249. Федосюткин Б.А. Некоторые аспекты медицинской криминалистики // Адвокат. 2007. — № 7

250. Фельдбрюгге Ф. Частное и публичное: где пролегает грань между ними? // эж-ЮРИСТ. 2003. — № 46.

251. Филина Ф.Н. Особенные разрешения для предпринимателей // Предприниматель без образования юридического лица. 2007. — N 8, 9.

252. Фролова A.B. Правоспособность унитарного предприятия // Законодательство. 2006. — № 3. — С. 122-125.

254. Хачатуров P.JI. Ответственность, безответственность, преступность // Право и политика. 2006. — N 1. — С. 48-53.

258. Цветинович А.Л. , О возрастном признаке уголовной деликтоспособности // Современные проблемы правоведения. Кемерово: КГУ, 1994.

259. Челухина Н. Страхование риска утраты трудоспособности // Финансовая газета. Региональный выпуск. 2005. — № 41, 42, 43

260. Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н. О понятии и содержании юридической ответственности // Правоведение. 1976. — №6.

261. Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве. М.: ДЕЮРЕ, 1994. — 70 с.

262. Черногор H.H. О теоретических проблемах юридической ответственности // Журнал российского права. 2006. — № 5. — С. 78-86.

265. Чугаев А.П. Индивидуализация ответственности за преступления и её особенности по делам несовершеннолетних. — Краснодар: Куб. гос. унт., 1979. 96 с.

266. Чураков А.Н. Принципы юридической ответственности: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2000. — 24 с.

267. Шаргородский М.Д. Детерминизм и ответственность // Правоведение. 1968. — № 1. — С. 46-49.

268. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001.-720 с.

269. Шиндяпина М.Д. Стадии юридической ответственности. М.: Книжный мир, 1998. — 168 с.

270. Шишков С.Н. Уголовный кодекс и проблемы невменяемости // Журнал российского права. 1998. — №1. — С. 111-115.

274. Якушева С. Соотношение лицензирования и специальной правоспособности // Российская юстиция. 2003. — № 11. — С. 38-42.

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

ХАВРОНЮК Н.И.

д. ю. н., профессор

«Уголовное правонарушение», «преступление»,
«уголовный проступок», «административное правонарушение», «административный проступок», «дисциплинарный проступок»:
схожесть и различия

Все эти виды правонарушений — публично-правовые деликты. В этом их схожесть. Но очень плохо, когда из-за их схожести эти деликты смешивают. Это влечет за собой или 1) нарушение прав человека или 2) невозможность нарушенные права надлежащим образом защитить.

Первое отличие (уголовных правонарушений — от всех иных), на которое я хочу обратить внимание, это то, что в отличие от административных и дисциплинарных, уголовные правонарушения все больше дрейфуют в сторону приватного, частного права.

В последнее время в уголовном законе — все больше приватно-правовых начал:

а) увеличивается количество дел частного обвинения;

б) возникают все новые основания для выхода из конфликта путем примирения сторон: освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением; соглашение с потерпевшим;

в) вводятся понятия медиации (медиатор — посредник, примиритель), фасилитации (фасилитатор — тот, кто помогает другим понять общую цель в процессе дискуссии, не защищая ни одну из позиций или сторон).

Почему это происходит? Потому, что уголовно-правовой конфликт — самый опасный из правовых конфликтов, и ему специалисты уделяют наибольше внимания, глубже изучают способы его:

— урегулирования и предупреждения;

— разрешения и трансформации.

В демократическом государстве любой человек (так же, как и любой коллективный субъект — предприятие, политическая партия, общественная организация) является субъектом всевозможных правоотношений и в большинстве случаев сам способен разрешить возникший в результате их осуществления правовой конфликт, действуя, в том числе и в роли потерпевшего.

Главное для него — восстановить свое право в случае его нарушения, создать условия для того, чтобы это право больше не нарушалось, получить полное возмещение материальных и моральных затрат, — т.е. полную сатисфакцию (удовлетворение).

Понятно, что в редких случаях такое удовлетворение у физического или юридического лица возникает от того, что в отношении правонарушителя реализована лишь такая цель наказания, как кара. Как правило, это случаи совершения насильственных и некоторых других преступлений, обязательным признаком которых является потерпевший.

Пример из судебной практики. Муж избил жену, сломал ей руку — она обратилась к прокурору, возбудили уголовное производство, осудили мужа к штрафу — из семейного бюджета заплатили государству штраф. Жена удовлетворена? Вопрос риторический.

Таким образом, доля регулятивного и охранительного публичного права уменьшается и фактически охранительное публичное право начинает распространяться лишь на правоотношения, связанные с:

— преступлениями против международного правопорядка, интересов государства и совместных интересов человека, общества и государства;

— административными проступками;

— дисциплинарными проступками.

Лишь в этих случаях правовые конфликты непосредственно касаются государства.

Второе отличие (преступления от уголовного проступка). Суть уголовного правонарушения состоит в том, что в советской традиции именовалось и сейчас во многих правовых системах продолжает именоваться «общественной опасностью».

Она, как известно, определяется:

а) объектом посягательства (объект посягательства при совершении: — уголовных правонарушений — очень широк; — административных проступков — порядок государственного управления, администрация; — дисциплинарных проступков — трудовые, служебные и схожие обязанности) а также: — предметом посягательства и личностью потерпевшего;

б) тяжестью последствий (смерть человека, вред его здоровью, размер материального ущерба и т.п.), — а если последствия не предусмотрены, то:

— созданием опасности наступления тяжких последствий;

— опасностью самого по себе деяния, способа его совершения, примененных при его совершении средств, орудий, либо местом, либо временем его совершения;

в) формой вины — чем более тяжкими являются последствия, тем меньше, как правило, мы говорим об обязательности умысла;

г) свойствами субъекта. Принцип тут такой: чем выше требования к субъекту, чем более широк круг его обязанностей и прав, тем в большем количестве случаев он может быть привлечен к уголовной ответственности по сравнению с обычным лицом — общим субъектом.

Например, не являются уголовно наказуемыми такие деяния общего субъекта, как:

— воспрепятствование законной деятельности общественных объединений;

— вмешательство в законную деятельность представителей работников;

— финансирование политической партии и т.д.

Так вот, отличие преступления от уголовного проступка, как правило, — в степени общественной опасности (хулиганство — мелкое хулиганство, причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью — причинение по неосторожности легкого вреда здоровью), но иногда и в их характере (разглашение государственной тайны — разглашение бухгалтерской или налоговой тайны).

Основной смысл выделения категории уголовных проступков в том, чтобы быстро разрешить конфликт в упрощенном процессуальном порядке и удовлетворить интересы всех сторон конфликта.

Поэтому, на все деяния, которые не характеризуются тяжкими последствиями или действительно серьезной внутренней опасностью, следует посмотреть с точки зрения того, можно ли их перевести в категорию проступков?

То есть — карать за них несильно, но стремительно.

Третье отличие (административного правонарушения от административного проступка). Многообразие форм административных правонарушений не позволяет все их отразить в одном кодексе. Несмотря на то, что КоАП и его аналоги и так во всех постсоветских и не только государствах — самый большой по объему, все равно охватить им все административные правонарушения не удается.

Именно поэтому:

а) в КоАП содержится перечень лишь наиболее типичныхадминистративных правонарушений. Это — «административные проступки».

б) в Украине принят КАС и создана система административной юстиции.

Ее задача — обеспечить возможность защиты прав и интересов физических и юридических лиц в сфере публично-правовых отношений от нарушений со стороны субъектов осуществления властных управленческих функций, т.е. от административных правонарушений.

В случае удовлетворения административного иска суд может, в частности:

— признать противоправным решение субъекта властных полномочий, действия или бездеятельность;

— обязать ответчика совершить определенные действия или удержаться от них;

— взыскать с ответчика средства;

— временно запретить отдельные виды или всю деятельность объединения граждан и ликвидировать объединение граждан;

— принудительно выдворить иностранца или лица без гражданства из страны;

— признать наличие или отсутствие компетенции (полномочий) субъекта властных полномочий.

Административный суд разрешает конфликт на основе принципа состязательности. При этом по делам о противоправности решений, действий или бездеятельности субъекта властных полномочий: — обязанность доказать правомерность своего решения, действия или бездеятельности возлагается на ответчика; — суд может собирать доказательства по собственной инициативе, — все это сделано для того, чтобы гражданин не был беззащитным перед государственной машиной, а мог чувствовать себя равным субъектом правоотношений.

Пример — ст. 74 проекта КоАП. Можно наказать штрафом, но проблема так и не будет решена.

Но административный суд не может наложить санкции в виде штрафа или лишения права заниматься определенной деятельностью.

Эти санкции имеют в основном карательный характер, а их целями являются воспитание правонарушителя и превенция.

Таким образом, вместе с КАС (но не вместо него — как это было в советской традиции) может действовать и Кодекс об административных проступках.

Иными словами, сегодня все правовые конфликты в сфере гос. управления следует разрешать совокупностью инструментов:

1) свои права гражданин должен защищать в административном суде, — а если суд установит нарушение закона, причиной которого было злоупотребление, превышение власти, бездействие власти или служебная халатность конкретного представителя власти, то

2) сам суд или сторона истца должны поставить вопрос перед компетентным органом об уголовной, административной и/или дисциплинарной ответственности такого представителя власти. Эта ответственность должна реализовать две цели — покарать виновное лицо за содеянное и предотвратить возможность совершения им и другими представителями власти подобных актов поведения в будущем.

Уголовная ответственность соответствующего представителя власти не исключает привлечение его к дисциплинарной ответственности — и наоборот. При этом увольнение с работы или отстранение от должности может быть как уголовной, так и дисциплинарной санкцией.

Ответственность же за административные проступки должна наступать в случаях, когда субъекты (юридические лица, должностные лица, граждане-предприниматели и в некоторых случаях простые граждане, — напр. по делам о несоблюдении ПДД), обязанные по закону исполнять определенные правила, порядки, режимы, установленные с целью управления государством, — нарушают их.

Четвертое отличие (уголовного проступка — от административного). Сутью (т.е. характером) административного проступка является посягательство лишь на один объект — на систему государственного управления.

В советской доктрине уголовные и административные проступки не различались.

Именно поэтому и вышло так, что:

— часть (десятки) составов уголовных проступков, не имеющих никакого отношения к гос. управлению, содержится в КоАП и массе других законов;

— часть составов административных проступков содержится в УК.

Соответственно, за управленческие нарушения применяются УГОЛОВНЫЕ наказания, а за уголовные проступки — административные штрафы и т.п.

Определяющую роль в процессе идентификации правонарушения имеют два последних критерия — природа проступка и наказание (санкция) за него, а не его название или название НПА, в котором он определен.

Если мы хотим демократический КоАП — должны оставить в нем лишь нарушения режимов, а не прав человека (обективная сторона), лиц, обязанных их соблюдать (субъект нарушения) и административные органы, а не суд (субъект рассмотрения).

Все, что касается прав человека — в закон об УГОЛОВНЫХ проступках.

Наконец, пятое отличие (дисциплинарных проступков — от уголовных и административных). Не являются ни административной, ни уголовной санкцией дисциплинарные взыскания и другие меры, которые применяются административным органом: 1) относительно его сотрудников и 2) в связи с их поведением по службе (работе).

Субъектами дисциплинарных проступков являются:

— работники, в том числе со специальным статусом (например, полицейские, судьи, прокуроры, адвокаты), а также:

— военнослужащие;

— лица, находящиеся под стражей и осужденные;

— ученики, слушатели, студенты некоторых учебных заведений.

При этом советская традиция не уделяла достаточного внимания правовому регулированию дисциплинарной ответственности — и этот недостаток сохраняется.

Проблемы состоят в том, некоторые указанные лица:

1) несут дисциплинарную ответственность за деяния, за которые все иные лица несут административную ответственность (например, военнослужащие или прокуроры, судьи). Такой подход нарушает принцип равенства всех перед законом, поскольку дает возможность этим лицам избегать более тяжких взысканий;

2) несут дисциплинарную ответственность как дополнительную к уголовной или административной — за уголовные и административные правонарушения. Как правило, санкция в этих случаях абсолютно определенная и предусматривает лишь освобождение от должности. Так, согласно ч. 2 ст. 22 Закона Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции» лица, привлеченные к уголовной/административной ответственности за определенные коррупционные правонарушения, подлежат освобождению от должности;

3) несут уголовную ответственность за деяния, за которые все иные лица несут административную или дисциплинарную ответственность. Например, в ст. 390 УК Украины — за систематическое нарушение общественного порядка или правил проживания лиц, осужденных к ограничению свободы. Это противоречит положениям Конституции о равенстве перед законом.

4) дисциплинарные взыскания иногда более тяжкие, чем наказания за преступления:

— для государственных служащих: освобождение от должности государственной службы (статьи 52 и 53 Закона «О государственной службе»);

— для адвокатов: лишение права на занятие адвокатской деятельностью с последующим исключением из Единого реестра адвокатов Украины (статьи 31-35 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»);

— для учеников, слушателей, студентов — отчисление (ст. 39 Закона «О профессионально-техническом образовании», ст. 45 Закона «О высшем образовании»; ч. 10 ст. 17 Закона «О военной обязанности и воинской службе»).

Таким образом, в зависимости от категории субъекта диапазон дисциплинарных взысканий достигает от такого легкого, как устное замечание и до таких суровых, приближенных к уголовным наказаниям, как принудительные работы, увольнение от службы или работы, лишение определенных прав и даже арест.

ВОПРОС 2. ОТЛИЧИЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ДИСЦИПЛИНАРНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ.

Отграничение административных проступков от иных правонарушений является одной из первоочередных и весьма важных задач органа (должностного лица), применяющего нормы законодательства. Сложность ее решения обусловлена наличием ряда общих признаков, присущих всем типам правонарушений. Все они являются опасными (вредными) для общества, государства и граждан. Любое из них нарушает требования (предписания) тех или иных правовых норм. Однако они различаются по иным существующим признакам.

По основному материальному признаку – степени общественной опасности – все правонарушения можно разделить на преступления и проступки (административные, дисциплинарные, гражданско-правовые).

Преступление в отличие от административного проступка обладает более высокой степенью общественной опасности, которая определяется объектом посягательства, характером деяния, способом его совершения, наступившими последствиями (размером ущерба), мотивом, целью, формой вины, юридическими признаками лица, совершившего правонарушение, и др.

Формальным признаком, положенным в основу отграничения преступления от административного проступка, является характер их противоправности и наказуемости.

Преступление – это деяние, запрещенное уголовным законом, за совершение которого предусмотрено уголовное наказание.

Административный проступок (правонарушение) – деяние, предусмотренное нормами административного права, содержащимися в КоАП, за которое установлена административная ответственность. Названные признаки разграничения преступления и административного проступка не являются неизменными. На разных этапах развития общества одни и те же деяния могут оцениваться законодательством как более или менее общественно опасные, а следовательно признаваться либо преступлениями, либо административными проступками. Законодатель с учетом достигнутого уровня развития общества, внешней и внутренней обстановки, различных позитивных и негативных процессов вводит новые составы преступлений и административных правонарушений, отменяет некоторые ранее существовавшие, переводит отдельные деяния из разряда преступных в разряд административных правонарушений или наоборот. Поскольку объекты посягательства у ряда административных правонарушений, дисциплинарных проступков и преступлений общие, вопрос об их размежевании довольно сложен. За совершение любого правонарушения применяются карательные санкции.

Правовая система Республики Беларусь охраняется тремя видами карательных санкций: уголовными, административными, дисциплинарными.

Так, за нарушение правил охраны труда, санитарных, 100 экологических норм, норм природопользования, права собственности могут применяться административные и дисциплинарные взыскания, а также уголовные наказания. Сходство этих санкций заключается в том, что они защищают правопорядок; установлены законами; применяются за виновные противоправные действия (правонарушения); законодательством закреплены процедуры применения карательных санкций и полномочия субъектов, которые вправе делать это; их применение к виновному влечет для него неблагоприятные последствия, а также состояние наказанности в течение установленных законами сроков. В условиях режима законности очень важно различать виды право нарушений, чтобы правильно квалифицировать конкретные правонарушения, законно и обоснованно наказывать виновных. Для этого приходится сопоставлять нормы уголовного и административного права, дисциплинарного законодательства.

Преступление от проступков (административных, дисциплинарных) отличает ряд свойств. Первичные отличия – это общественная опасность и вид противоправности.

И здесь прежде всего учитывается материальный критерий – уровень вредности для общества, на основе чего решается вопрос о виде противоправности: уголовной, административной, дисциплинарной. При этом учитывается правовое установление о том, что за нарушение общеобязательных правил виновные несут административную ответственность, если нарушения по своему характеру не влекут в соответствии с действующим законодательством уголовной ответственности.

Административные проступки следует отличать от иных непреступных правонарушений, и в первую очередь от дисциплинарных проступков. Административные и дисциплинарные проступки по степени общественной опасности существенно не различаются. Различия между ними обнаруживаются при анализе характера общественных отношений, которым причиняется вред в результате их совершения.

Дисциплинарные проступки посягают на внутренний трудовой распорядок, установленный в конкретных организациях (в учреждениях, на предприятиях), отношения трудовой (служебной, воинской) дисциплины.

Указанные отношения объектами административных правонарушений по общему правилу не являются. Административные проступки – деяния, предусмотренные административно-правовыми нормами, содержащими описание их важнейших юридических признаков. Они, как уже указывалось, сформулированы в Особенной части КоАП.

Дисциплинарные проступки лишь в самом общем виде определены нормами трудового, административного права. Описания конкретных признаков таких деяний эти нормы не содержат. Кроме того, если административное правонарушение заключается в нарушении общеобязательных правил, норм, регулирующих поведение всех граждан независимо от их принадлежности к той или иной организации, трудовому коллективу, то дисциплинарный проступок – это неисполнение лицом обязанностей, которые на него возложены как на работника определенного предприятия (учреждения, организации). В отличие от административных правонарушений дисциплинарные проступки влекут применение к лицам, их совершившим, дисциплинарных взысканий. Последние отличаются от административных взысканий характером содержащихся в них лишений (правоограничений), правовыми последствиями применения, порядком их нормативного регулирования и кругом субъектов, имеющих право их применять. В некоторых случаях одно и то же деяние одновременно признается административным правонарушением и дисциплинарным проступком, при этом лицо, его совершившее, привлекается и к административной, и к дисциплинарной ответственности. Так, сокрытие страхователем наступления страхового случая при обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, предусмотренное ст. 9.20 КоАП, одновременно является нарушением трудовой дисциплины и влечет применение к страхователю дисциплинарного взыскания.

Административные правонарушения по ряду признаков отличаются от гражданско-правовых деликтов. Круг общественных отношений, на которые посягают последние, значительно уже (это имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения).

Гражданско-правовой деликт – это нарушение субъективных прав лица (физического или юридического), а административный проступок представляет собой нарушение общеобязательных правил.

Гражданско-правовой деликт – деяние, нарушающее предписания, содержащиеся в нормах гражданского права, в то время как административным проступком признается административно-противоправное деяние, закрепленное в КоАП. Гражданско-правовым нарушением в некоторых случаях признается невиновное деяние, вина же является неотъемлемым свойством административного проступка. Совершение гражданско-правового нарушения влечет ответственность, предусмотренную нормами гражданского права. Эта ответственность носит обычно имущественный характер. Административный проступок – деяние, за которое предусмотрена административная ответственность (административное взыскание), состоящая как в имущественных (штраф, конфискация), так и в неимущественных (предупреждение, арест, лишение специального права) ограничениях правонарушителя.

Вывод по вопросу:

Таким образом, по степени общественной опасности все правонарушения можно разделить на преступления и проступки (административные, дисциплинарные, гражданско-правовые). Отграничение административных проступков от иных правонарушений является одной из первоочередных и весьма важных задач должностных лиц, применяющих нормы права. Сложность ее решения обусловлена наличием ряда общих признаков, присущих всем типам правонарушений. Все они являются опасными (вредными) для общества, государства и граждан. Любое из них нарушает требования (предписания) тех или иных правовых норм.

Вывод по лекции:

Таким образом, административным правонарушением признается противоправное виновное, а также характеризующееся иными признаками, предусмотренными Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях, деяние (действие или бездействие), за которое установлена административная ответственность. Административное правонарушение посягает на общественные отношения, регулируемые и охраняемые нормами административного права. Административные правонарушения по степени общественной опасности и ряду иных признаков отличаются от преступлений, дисциплинарных проступков и гражданско-правовых деликтов.

11.4. ВОПРОСЫ СООТНОШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И СМЕЖНЫХ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

Шавырина Анна Сергеевна, соискатель. Должность: сотрудник научного отдела. Место работы: центр исследования проблем российского права «Эквитас». Email: A_SHA@rambler.ru

Аннотация: В статье рассмотрен вопрос соотношения уголовной и административной ответственности. Представлены различные точки зрения по разрешению данной проблемы. Раскрыта сущность категории общественной опасности, ее показатели.

Общественная опасность является свойством и преступления, и административного правонарушения. Различие между преступлением и административным правонарушением должно проводиться по степени общественной опасности деяния, которая и складывается из различных элементов.

Ключевые слова: преступление, административное правонарушение, общественная опасность, крупный (значительный) ущерб.

SOME ISSUES OF CORRELATION CRIMES AND SIMILAR ADMINISTRATIVE INFRACTIONS

Keywords: crime, administrative infraction, social danger, great (heavy) damage.

Проблема разграничения преступлений и смежных административных правонарушений имеет важное теоретическое и особенно практическое значение. Правильная квалификация совершенных правонарушений является необходимым условием успешной борьбы с преступностью и гарантией законного и обоснованного применения мер правового воздействия. В то же время грань между преступлениями и административными проступками крайне условна и подвижна, и подчас бывает сложно определить, имеет ли место административное правонарушение или преступление. Несмотря на большую практическую значимость, в научной литературе данная проблема исследована недостаточно полно.

Еще в XYIII веке Екатерина II в первом Дополнении к большому Наказу Уложенной комиссии 1767 г. высказала заимствованную у Монтескье мысль о том, что «не надобно смешивать великого нарушения законов с простым нарушением установленного благочиния; сих вещей в одном ряду ставить не должно».1

Спорным остается сам вопрос о степени научной разработанности проблемы разграничения уголовной и административной ответственности. Хотя, по мне-

нию некоторых авторов «различие между преступлением и административным проступком можно определить достаточно уверенно»2, большинство ученых полагают, что деление социальных отклонений на преступления и административные правонарушения весьма условно, что подтверждено и современной правоприменительной практикой, и мировым опытом.3

В Уголовном кодексе Российской Федерации и в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации содержится немало норм, устанавливающих ответственность за смежные правонарушения. А.В. Галахова, проведя исследование, обнаружила аналогичные с административными правонарушениями преступления в десяти из девятнадцати глав Особенной части УК (более сорока норм). Десять из них расположено в гл. 19 (Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина), девять — в гл. 26 (Экологические преступления).4 По мнению других авторов в Кодексе об административных правонарушениях и Уголовном кодексе содержится около 100 таких «пограничных» составов.5

Эффективное противодействие любому правонарушению возможно только в том случае, если точно определено его понятие, социальная сущность. Традиционно правонарушение определяется как юридический факт, представляющий виновное противоправное деяние деликтоспособного лица.

В статье 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.6 Данный вид ответственности наиболее широко применим в сфере общественной жизнедеятельности в силу широкого спектра регулируемых административными нормами отношений.7

Уголовное законодательство рассматривает особый вид правонарушения — преступление. В соответствии с УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания.8

Мнение, высказанное в середине прошлого века М.Д. Шаргородским о том, что «при административных правонарушениях, как правило, не требуется наступления результата», а «при наступлении результата админи-

2 Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. — 3-е изд. — М.: Юриспруденция, 2000. — С. 350.

5 Константинов П.Ю., Соловьева А.К., Стуканов А.П. Указ. соч. -2005. — № 3. — С. 59.

6 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // СЗ РФ. 2002. № 1. Ч. 1. Ст. 1.

8 Ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня

1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Феде-

рации от 17 июня 1996 г. № 25 ст. 2954.

стративное правонарушение зачастую перерастает в уголовное преступление»9 в настоящее время представляется неверным. Большинство составов современных административных правонарушений являются материальными, то есть объективная сторона которых содержит указание на преступные последствия совершенного деяния, в то же время они не имеют аналогичных уголовных составов, и ни при каких обстоятельствах не станут уголовно наказуемыми деяниями. Кроме того в Уголовном законодательстве имеется немало формальных составов преступлений, чья объективная сторона содержит только один обязательный признак — общественно опасное деяние.

В советском законодательстве применялась административная преюдиция — в ряде случаев закон в качестве критерия разграничения преступления и административного правонарушения предусматривал повторность совершенного деяния, когда за первое правонарушение лицо привлекалось к административной ответственности, а за повторное деяние к лицу применялись уже меры уголовного воздействия. Повторность совершения деяния рассматривалась в данном случае как свидетельство повышенной степени общественной опасности лица, поскольку примененные к нему меры административного воздействия не способствовали его исправлению.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Примерами могут служить ст. 158, ст. 162, ст. 166 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. Незаконная охота без отягчающих обстоятельств (ч.1 ст. 166 УК РСФСР) признавалась преступлением лишь в том случае, если ранее за аналогичное деяние лицо подвергалось мерам административного воздействия.

Помимо повторности в качестве критерия разграничения преступления и административного проступка советское законодательство предусматривало неоднократность совершения правонарушения. Согласно ст. 206 УК РСФСР 1960 г. мелкое хулиганство, будучи само по себе административным проступком, но совершенное трижды в течение года, перерастало в преступление и влекло за собой применение к лицу, его совершившему, меры уголовной ответственности.10

И в настоящее время некоторыми авторами предлагается установление главенствующей роли одной из видов ответственностей: уголовной или административной. Чаще всего предлагается возвращение административной преюдиции. По мнению С.Ф. Милюкова «разумное возрождение административной преюдиции… с одной стороны, позволит пресечь на достаточно раннем этапе развитие общественно опасной «карьеры» правонарушителя, а, с другой, без ущерба для интересов законопослушного населения даст возможность сэкономить уголовную репрессию».11

Однако такой подход представляется спорным. Бытующее мнение о том, что административные правонарушения — предтеча преступлений, многократными

9 Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы причинной связи в теории права // Советское государство и право. — 1956, — №7. — С. 39.

10 Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, № 40, ст. 591. В данной редакции статья действовала с 01.01.1961 по 04.08.1966 г.

2005. — С. 379.

исследованиями и практикой не подтверждается.12 По мнению Ю.А. Ляшевой законодательное закрепление административной преюдиции не может быть признано обоснованным, «ведь в таком случае за противоправное деяние, совершенное впервые, но обладающее повышенной степенью общественной опасности, лицо должно быть привлечено к административной ответственности. И наоборот, лицо, совершившее незначительное по своей общественной опасности правонарушение, будучи ранее привлеченным к административной ответственности, должно подлежать уголовному наказанию».13 Это мнение разделяет и Э.Н. Жевлаков, отмечая, что «проступок, сколько бы раз он ни повторялся, не может перерасти путем количественного накопления в новое качество — преступле-

ние .

Однако в современном российском законодательстве все же используются такие понятия как неоднократность совершения деяния (ст. 180 УК РФ, 14.10 КоАП РФ — незаконное использование товарного знака) и систематичность (ст. 6.10 КоАП РФ — вовлечение несовершеннолетнего в употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ, ч. 1 ст. 151 УК РФ — вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий). Вместе с тем законодатель отказался от административной преюдиции при привлечении лица к уголовной ответственности.15

В современной теории уголовного и административного права основным критерием разграничения преступлений и административных правонарушений является общественная опасность.

По словам Г.Н. Борзенкова существует два основных подхода к решению вопроса о соотношении преступлений и проступков в соответствии с данным критерием. Согласно первому подходу, только преступление обладает специфическим признаком общественной опасности. Все остальные правонарушения таким признаком не обладают. В соответствии со вторым, и преступление, и административное правонарушение являются общественно опасными деяниями, но различаются степенью этой опасности. В первом случае оценивается наличие общественной опасности деяния, во втором — степень общественной опасности.16

Проявлениями степени общественной опасности деяния могут выступать: а) характер общественной опасности деяния; б) объект посягательства; в) неоднократность деяния; г) способ совершения деяния и характер действий виновного лица; д) тяжесть последствий деяния и размер причиненного вреда; е) форма

12 Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2001. — С. 183.

13 Ляшева Ю.А. Уголовная ответственность за незаконную добычу водных биологических ресурсов: проблемы законодательной техники и правоприменения: Дис. … канд. юрид. наук. — СПб.,

2006. — С.172.

14 Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана окружающей природной среды в Российской Федерации. — М.: Научно-

исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка. — 2002 г. (с изменениями и дополнениями 2004 г.).

— Справочная правовая система Гарант.

15 Константинов П.Ю., Соловьева А.К., Стуканов А.П. Указ. соч.

— 2005. — № 3. — С. 67.

вины лица, совершившего деяние; ж) личность виновного в совершении деяния.17

В современном российском законодательстве категория «общественная опасность» как признак правонарушения упоминается только в понятии «преступление» в УК РФ. Однако подробнее содержание данного термина не раскрывается.

В советском уголовном праве признак общественной опасности был описан ст. 6 Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. Согласно указанной статье «общественно опасным признается всякое действие или бездействие, направленное против Советского строя или нарушающее правопорядок, установленный РабочеКрестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени».18

Кодекс РФ об административных правонарушениях (как и предыдущий Кодекс РСФСР об административных правонарушениях 1984 г.) не содержит указания на общественную опасность. В результате ряд ученых, опираясь на законодательную конструкцию проступка в административном законодательстве, придерживаются позиции об отсутствии общественной опасности при совершении административного правонарушения. Однако отсутствие данного признака в КоАП РФ не означает, что данный нормативно-правовой акт не учитывает общественной опасности административных правонарушений. По словам А.П. Алехина в таком случае возникает вопрос — если административное правонарушения не общественно опасны, то обоснована ли государственная репрессия за их соверше-ние?19

Общественная опасность — материальный признак, характеризующий и преступления, и административные правонарушения. Он не является исключительной чертой преступления, об этом говорит сам Уголовный кодекс РФ. Согласно ч. 2 ст. 2 УК РФ «данный закон (Уголовный кодекс — А.Ш.) устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями». Следовательно, существуют иные опасные для личности, общества и государства деяния, не признаваемые преступлениями, например, административные правонарушения.20

Общественная опасность проявляется в причинении или в возможности причинения вреда охраняемым законам общественным отношениям. Если же деяние безвредно, то нет смысла объявлять его противоправным. Таким образом, общественная опасность — совокупное свойство всех признаков правонарушения, которые все вместе определяют характеристику деяния и могут оцениваться только во взаимосвязи с другими признаками. Кроме того, следует учитывать, что общественная опасность преступления — исторически изменчивая категория, что обусловлено социальноэкономическими процессами, происходящими в обще-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

стве.21

Степень общественной опасности как критерий разграничения преступления и административного проступка является понятием собирательным, опреде-

17 Константинов П.Ю., Соловьева А.К., Стуканов А.П. Указ. соч.

— 2005. — № 3. — С. 61.

18 Собрание узаконений и распоряжений РКП РСФСР. — 1926. -№80. Ст. 600.

19 Алехин А.П., Кармолицкий А.А. Административное право России: Учебник. — М.: ИКД «Зерцало-М»,2005. — С. 339.

20 См. Константинов П.Ю., Соловьева А.К., Стуканов А.П. Указ. соч. — 2005. — № 3. — С. 65.

21 См. Кузнецова И.Ф. Преступление и преступность// Избр.

труды. — СПб., 2003. — С. 443-444.

ляемым на основе учета разных показателей.22 Этими показателями, в частности, как уже отмечалось, являются существенный вред, повторность, способ совершения деяния, характер действий, форма виновности.

Критерием разграничения преступления и правонарушения может служить способ совершения деяния. К сожалению, не всегда раскрыты термины, используемые для описания объективной стороны деяния, что приходится дополнять судьям и правоприменителям. Например, неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции (ст. 19.3 КоАП РФ) является смежным составом с такими преступлениями, как применение насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ) и оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ), и судьи не всегда могут определить пределы неповиновения.23

В настоящее время разграничение некоторых смежных составов происходит по наличию крупного ущерба. При наличии крупного ущерба противоправное деяние признается преступлением, а при его отсутствии — административным правонарушением. Показательной является формулировка ст.169, устанавливающая крупный и особо крупный размер практически для всех составов преступлений в сфере экономической деятельности, содержащихся в гл. 22 УК РФ.

В примечании к ст.260 УК содержится конкретизация значительного и крупного ущерба, причиненного лесным насаждениям, указанного в самой статье.

Категории, связанные с определением размера и характера последствий противоправного деяния носят оценочный характер: «существенный вред» (ст. 330 УК РФ и 19.1 КоАП РФ — самоуправство), «угроза причинения существенного вреда», «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций», «крупный ущерб» (ст. 147 УК РФ — нарушение изобретательских и патентных прав), «значительный ущерб» (ч. 1 ст. 167 УК РФ и ст. 7.17 КоАП РФ). Причем данные понятия не конкретизированы. Не всегда раскрывает их и судебная практика.

Пленум Верховного суда в своем Постановлении от 5 ноября 1998 г. №14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» предлагает при разграничении уголовно наказуемого деяния и проступка исходить из анализа всех имеющих юридическое значение обстоятельств 24

В результате задача оценки наличия и степени общественной опасности поручается правоприменителю. Законодатель формулирует лишь общие правила квалификации деяния как правонарушения или преступления. Правоприменитель же обязан изучить обстоятельства конкретного деяния и отнести его либо к преступлению, либо административному правонарушению.

Выдвигаются предложение о необходимости обобщения практики квалификации смежных составов, предусмотренных КоАП РФ и УК РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ.25 Однако в Постанов-

23 См. Константинов П.Ю., Соловьева А.К., Стуканов А.П. Указ. соч. — 2005. — № 3. — С. 67.

24 См. п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // «Российская газета» от 24 ноября 1998 г.

25 Шергин А.П. Административно-деликтное законодательство России: состояние, проблемы, перспективы // Административное

лении Пленума Верховного Суда невозможно предусмотреть все спорные ситуации, которые могут возникнуть в правоприменительной деятельности. Уголовный кодекс является документом важного практического применения, и его нельзя перегружать абстрактным категориями. Поэтому представляется целесообразным включение конкретизирующих признаков, определяющих величину ущерба и тяжесть последствий, в примечания соответствующих статей УК и КоАП РФ. В ряде статей Уголовного кодекса такой критерий успешно действует (ст. 146, 169, 228, 228.1, 229 УК РФ).

Таким образом, в настоящее время законодательные средства разграничения преступлений и административных правонарушений являются нечеткими. В результате недостаточно продуманных законодательных формулировок правоприменитель может допустить ошибки.

Необходимо введение единой терминологии основы уголовного и административно-деликтного права. Особенно это касается определения понятий «преступление» и «административное правонарушение». Основным недостатком КоАП РФ является отсутствие признака общественной опасности в законодательном определении административного правонарушения.

Общественная опасность является свойством и преступления и административного правонарушения. Она состоит из различных элементов которые все вместе определяют характеристику деяния и могут оцениваться только во взаимосвязи. Различие между преступлением и административным правонарушением должно проводиться по степени общественной опасности деяния, которая и складывается из данных элементов.

Кроме того, следует помнить, что «соотношение между преступлением и проступком не является раз и навсегда данным, а меняется в зависимости от конкретных исторических условий развития… государства».26

Список литературы:

1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // Собрание законодательства Российской Федерации от 7 января 2002 г. № 1 (часть I) ст. 1.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 6Э-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. № 25 ст. 2954.

3. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // «Российская газета» от 24 ноября 1998 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Собрание узаконений и распоряжений РКП РСФСР. — 1926. — №80. Ст. 600.

6. Административное право Российской Федерации: Учебник для юридических вузов. — 2008 г. — Справочная правовая система Гарант.

право и административный процесс: актуальные проблемы / отв. ред. Л.Л. Попов, М.С. Студеникина. М., 2004. — С. 179.

26 Курс советского уголовного права. В 6 т. Т. 2. Часть общая. Преступление / ред. кол.: А.А. Пионтковский и др. М., 1970. — С. 41.

7. Алехин А.П., Кармолицкий А.А. Административное право России: Учебник. — М.: ИКД «Зерцало-М»,2005.

8. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. — 3-е изд. — М.: Юриспруденция, 2000.

10. Кузнецова И.Ф. Преступление и преступность// Избр. труды. — СПб., 2003

11. Курс советского уголовного права. В 6 т. Т. 2. Часть общая. Преступление / ред. кол.: А.А. Пионтковский и др. М., 1970.

12. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2001.

14. Неудахина О.М. Проблемы уголовной ответственности за незаконную добычу водных животных и растений: Автореф. дис. канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2004.

18. Милюков С.Ф. Административное и уголовное за-

конодательство: рядом или вместе? // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы: материалы IV Междунар. науч.-практ.

конф., посвящ. 250-летию образования Моск. гос. у-та им. М.В. Ломоносова 27-28 мая 2004 г. — М.: ЛексЭст, 2005.

19. Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы причинной связи в теории права // Советское государство и право. — 1956. — №7.

21. Шишов О.Ф. О разграничении преступлений и административных проступков в советском праве // Советское государство и право. — 1961. — № 6.

Рецензия

на статью сотрудника научного отдела центра исследования проблем российского права «Эквитас»

Шавыриной А.С. «Вопросы соотношения преступлений и смежных административных правонарушений».

Статья написана на актуальную тему. Ее актуальность определяется необходимостью совершенствования практики привлечения к уголовной и административной ответственности. Проблема разграничения преступлений и смежных административных правонарушений имеет важное теоретическое и практическое значение. В настоящее время в научной литературе данный вопрос исследован недостаточно полно.

В статье представлены различные точки зрения на определение критериев разграничения уголовной и административной ответственности, рассмотрена сущность категории общественной опасности. Общественная опасность выделена автором в качестве основного критерия отграничение преступлений и административных правонарушений.

Материал изложен на должном профессиональном уровне, логически грамотно. Указанные недостатки устранены в ходе редактирования.

Статья Шавыриной А.С. представляет научнопрактический интерес, дает возможность определить пути совершенствования уголовного и административного законодательства.

Заслуженный юрист Российской Федерации профессор, академик Чеканов В.Е.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оставьте комментарий