Применимое право

35. Соглашение о применимом праве

Способы выражения соглашения о выборе применимого права

Соглашение может быть прямо выражено, но обычно в контрактах используются формулировки «по вопросам, не урегулированным контрактом, применяется право…» или с очевидностью вытекать из иных условий договора, совокупности обстоятельств дела.

Гипотетическая, предполагаемая воля не подлежит обсуждению, что направлено на предотвращение навязывания мнения суда о том, какое право могло быть выбрано сторонами.

Соглашение о применимом правеможет выражатьсяпутем включения в контракт условия о применимом праве. Такое соглашение рассматривается как оговорка о применимом праве.

Оно может быть выражено путем заключения отдельного соглашения.

Может быть дана в контракте ссылка на документ, содержащий условие о применимом праве. Как правило, это другой договор, заключённый с участием тех же лиц.

О наличии соглашения может свидетельствовать и совокупность обстоятельств дела. К таким обстоятельствам обычно относятся предшествующие договору переговоры, переписку, место заключения, исполнения договора, язык контракта, валюту платежа, использование стандартных форм договора, свойственных определенной правовой системе.

О наличии соглашения о применимом праве может указывать и поведение участников правоотношения — конклюдентное соглашение. В частности, к конклюдентному соглашению относится ссылка на право одного и того же государства в исковом заявлении, отзыве на исковое заявление, встречном исковом заявлении.

Выбор компетентного суда для рассмотрения возникших споров не свидетельствует о существовании соглашения о применимом материальном праве страны суда.

Нередко в контрактах встречаются ссылки на применение права истца или права ответчика. В правоприменительной практике нашел отражение подход, в соответствии с которым применимое право не может определяться на основании обстоятельства, которое может наступить в будущем.

Не допускается наделение только одной стороны контракта избрать применимое право, поскольку это договорное отношение.

36. Понятие сделки в международном частном праве. Виды сделок, общая характеристика

Внешнеэкономическая деятельность может осуществляться в различных формах, но основной принято считать двух и многосторонние сделки (договоры) и односторонние сделки. Ранее для их обозначения использовался внешнеэкономическая сделка. Еще раньше оперировали термином внешнеторговая сделка.

Новый ГК РФ избегает термина внеэкономическая сделка, это имело место только после ноября 2013. До этого содержались правила относительно формы внеэкономических сделок. Таким образом, российское законодательство, уходя от термина «внешнеэкономическая сделка» в сфере трансграничных отношений частноправового характера сохраняет общегражданский термин сделка или договор.

Присутствие иностранного элемента в сделках (договорах) позволяет говорить о появлении особой категории трансграничных или международных сделок. Их выделение обусловлено особенностями правового регулирования.

По своей целевой направленности, трансграничные сделки, как и внутренние сделки, могут подразделяться на виды.

Из массива трансграничных сделок особо выделяются сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность в сфере международного гражданского оборота. Их принято обозначать термином трансграничные коммерческие сделки.

Помимо трансграничных коммерческих сделок выделяются трансграничные некоммерческие сделки, а коллизионные нормы определяют применимое право к любым сделкам, осложненным иностранным элементом.

Что касается трансграничных коммерческих сделок, о них следует сказать особо, в связи с тем, что их правовое регулирование имеет свою специфику:

1. В регулировании международных коммерческих сделок важная роль отводится международным договорам, которые содержат унифицированные коллизионные и материальные нормы.

Наиболее значимыми являются Венская конвенция о международной купле-продажи товаров 1980 г., Оттавская конвенция о международном финансовом лизинге 1988 г., Оттавская конвенция по международным факторным операциям 1988 г., транспортные конвенции.

Есть с коллизионными нормами конвенции — Римская конвенция о праве применимом к договорным обязательствам и т.д.

Нормы международных договоров распространяют свое действие на сделки, в которых обе стороны осуществляют предпринимательскую деятельность. Для отнесения сделки к категории трансграничной, в МЧП используется критерий места нахождения коммерческих предприятий. Это должны быть территории разных государств.

Находит закрепление этот критерий и в национальном законодательстве России. В соответствии с законом о МКА, арбитраж рассматривает международные гражданско-правовые споры, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей.

Широкое использование названного критерия породило проблему его толкования. Этот термин не получил раскрытия в международных актах, а российская доктрина предлагает при его интерпретации исходить из более широкого по своему содержанию термина место коммерческой деятельности. Следовательно, под местом нахождения коммерческого предприятия в России понимается место осуществления различных видов коммерческой деятельности, которое может не совпадать с местом нахождения предприятия в уставе.

2. Помимо международных договоров, источниками правового регулирования трансграничных экономических сделок выступают и нормы негосударственного происхождения, формируемые самими участниками торгового оборота. Такие нормы упорядочиваются в рамках международных организаций. В первую очередь это Комиссия ООН по праву международной торговли, УНИДРУА, международная торговая палата.

Нормы негосударственного происхождения стали обозначать lex mercatoria — торговое право. Это комплекс регуляторов внешнеэкономических операций, отличный от национальных правовых систем, по-другому — транснациональное торговое право. Для него характерен отказ от традиционных коллизионных принципов и замена их вненациональными автономными средствами регулирования.

К составляющим lex mercatoria относят:

1. Общие принципы права

2. Международные торговые обычаи;

3. Обыкновения;

4. Типовые контракты;

5. Своды единообразных правил;

6. Кодексы поведения;

7. Общие условия;

И т.д.

Наиболее ярким примером являются разработанные УНИДРУА принципы международных коммерческих договоров. Последняя редакция датирована 2010 годом. Это уникальный документ, представляющий собой свод правил, которые можно применять для обычной торговой деятельности стран различных правовых систем.

Идея создания этих принципов сводилась к тому, что изучить торговые обычаи стран различных систем права и на их основе разработать свод унифицированных норм и правил.

3. В международной практике установился особый механизм разрешения споров по обязательствам, вытекающим из гражданско-правовых сделок — это международный коммерческий арбитраж или международный третейский суд.

Стороны международного коммерческого спора определяют, в каком арбитраже, в какой стране спор будет рассмотрен. Наиболее известные: лондонский арбитражный суд, суд при торгово-промышленной палате Франции.

Таким образом, трансграничная коммерческая сделка — это сделка, опосредующая предпринимательскую деятельность частных лиц в сфере международных экономических отношений, совершаемая между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных стран.

Чтобы отграничить от иных сделок — предпринимательский характер и субъектный состав.

Особенностью международных коммерческих сделок принято считать использование иностранной валюты в качестве средства платежа. В сделках появляется особая разновидность условий — валютные условия.

Содержание внешнеэкономической деятельности составляет экспортно-импортный характер совершаемых операций, как правило, товар, являющийся предметом сделки транспортируется через территорию нескольких государств, в связи с чем подвергаются повышенному риску утраты, повреждения, следовательно условия перевозки, страхования приобретают в международном коммерческом договоре приобретают особое значение

Пересечение товарами, услугами национальных границ вызывает необходимость выполнения таможенных правил, следовательно, в договоре происходит распределение обязанностей по выполнению правил транзита через третьи страны.

В международных экономических отношениях велик риск невозможности исполнения обязательств из-за наступления непредвиденных обстоятельств. К их числу относятся вооруженные конфликты, перевороты, запрещение вывоза валюты и т.д. Заключая контракт, стороны оговаривают условия о влиянии таких событий на распределение ответственности сторон за неисполнение обязательств.

Право, применимое арбитражем

Виды международного коммерческого арбитража

Существо МКА определяется по роду рассматриваемых дел – это споры по гражданско-правовым отношениям в сфере внешней торговли. Общепризнанная концепция МКА – юрисдикция третейского суда основана только на принципе автономии воли сторон в их договорных отношениях. Автономия воли в МКА понимается как источник права. Природа МКА как негосударственного образования обусловлена именно соглашением сторон, представляющим собой источник права (lex privata).

Институционный, или постоянно действующий, арбитраж создается при национальных торговых (торгово-промышленных) палатах, биржах, ассоциациях, союзах. Основа функционирования – специальный национальный закон и принятый на его основе регламент такого МКА. Арбитражное разбирательство основано на процедуре, установленной в регламенте. Есть список постоянных арбитров, из которых стороны сами выбирают арбитров. Этот вид МКА наиболее предпочтителен при разбирательстве сложных дел, связанных с запутанными и трудноразрешимыми разногласиями, проблемами по применению права. В настоящее время в мире функционирует более 100 институционных арбитражей, действующих в различных государствах (Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты, Американская арбитражная ассоциация, Лондонский международный третейский суд и др.)

Изолированный (разовый) арбитраж, или арбитраж ad hoc, создается сторонами для рассмотрения конкретного дела. После окончания разбирательства и вынесения решения он прекращает свое существование. Стороны выбирают место проведения арбитража, сами устанавливают правила избрания арбитров и арбитражную процедуру. Изолированный арбитраж основан на практически неограниченной автономии воли сторон в выборе процедуры рассмотрения спора. Возможны детальное согласование процедуры, ее регламентация на основе регламентов институционных арбитражей или типовых регламентов, разработанных международными организациями. Стороны вправе договориться о внесении любых изменений в регламент. Изолированный арбитраж – это наиболее эффективное средство разбирательства споров, связанных с фактическими обстоятельствами, например проверкой качества товаров, определением их цены.

В арбитражное соглашение может быть включена оговорка о применимом праве, которому подчиняется контракт. Чаще всего такая оговорка представляет собой самостоятельное условие контракта. Выбор права адресован не столько арбитрам, сколько самим сторонам, так как это указание, по закону какого государства будут определяться права и обязанности сторон, независимо от того, возникнет ли необходимость арбитражного разбирательства дела. Иногда оговорка о применимом праве подчиняет контракт не законам конкретного государства, а «праву справедливости» (ex acque et bono), либо МКП (lex mercatoria), либо международным торговым обычаям (ИНКОТЕРМС). Соответствующее указание обязательно включается в контракт. В российском законодательстве закреплено положение: особенности определения права, подлежащего применению МКА, устанавливается в законе о МКА (абз. 2 п. 1 ст. 1186 ГК).

Принцип автономии воли сторон является одним из основополагающих начал арбитражного разбирательства. Третейский суд рассматривает спор именно в соответствии с теми нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Рассмотрение спора в МКА исключает применение отсылок обеих степеней. Любое указание на право какого-либо государства должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. Если стороны не выбрали применимого права, третейский суд сам определяет применимое право в соответствии с теми коллизионными нормами, которые арбитраж считает нужными применить. Во всех случаях МКА принимает решение в соответствии с условиями контракта и с учетом международных торговых обычаев. Выбор коллизионной нормы, в конечном счете определяющей применимое материальное право, зависит от места проведения арбитража. Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г. устанавливает правило: МКА применяет коллизионное право места проведения арбитража. Место проведения арбитража определяется либо соглашением сторон, либо местом жительства суперарбитра. В современной практике наблюдается тенденция ограничения действия презумпции «кто выбрал арбитраж, тот выбрал и право».

В арбитражное соглашение может быть включена оговорка о применимом праве, которому подчиняется контракт. Чаще всего такая оговорка представляет собой самостоятельное условие контракта. Выбор права адресован не столько арбитрам, сколько самим сторонам, так как это указание, по закону какого государства будут определяться права и обязанности сторон, независимо от того, возникнет ли необходимость арбитражного разбирательства дела. Иногда оговорка о применимом праве подчиняет контракт не законам конкретного государства, а «праву справедливости» (ex acque et bono), либо МКП (lex mercatoria), либо международным торговым обычаям (ИНКОТЕРМС). Соответствующее указание обязательно включается в контракт. В российском законодательстве закреплено положение: особенности определения права, подлежащего применению МКА, устанавливается в законе о МКА (абз. 2 п. 1 ст. 1186 ГК).

Принцип автономии воли сторон является одним из основополагающих начал арбитражного разбирательства. Третейский суд рассматривает спор именно в соответствии с теми нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Рассмотрение спора в МКА исключает применение отсылок обеих степеней. Любое указание на право какого-либо государства должно толковаться как непосредственно отс^1лающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

Если стороны не выбрали применимого права, третейский суд сам определяет применимое право в соответствии с теми коллизионными нормами, которые арбитраж считает нужными применить. Во всех случаях МКА принимает решение в соответствии с условиями контракта и с учетом международных торговых обычаев. Выбор коллизионной нормы, в конечном счете определяющей применимое материальное право, зависит от места проведения арбитража. Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г. устанавливает правило: МКА применяет коллизионное право места проведения арбитража. Место проведения арбитража определяется либо соглашением сторон, либо местом жительства суперарбитра. В современной практике наблюдается тенденция ограничения действия презумпции «кто выбрал арбитраж, тот выбрал и право».

Арбитражное соглашение

Арбитражное соглашение представляет собой согласованную волю сторон о передаче спора между ними на рассмотрение в МКА. Специфика МКА заключается в добровольности обращения в арбитраж и одновременно в обязательности арбитражного соглашения. Арбитраж может принять дело к производству только при наличии ясно выраженного соглашения сторон. Особенность арбитражного соглашения: оно строго обязательно для сторон и они не могут уклониться от передачи спора в арбитраж; суд общей юрисдикции не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть решение арбитража по существу.

Виды арбитражных соглашений:

1) арбитражная оговорка – это соглашение сторон контракта, непосредственно включенное в его текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть потенциально. Это условие о передаче дела в арбитраж в случае возникновения спора в будущем, которое предусматривает юрисдикцию определенного арбитражного суда. Арбитражная оговорка является наиболее распространенным видом арбитражного соглашения, своеобразным обеспечительным средством выполнения договорных обязательств, которое гарантирует квалифицированное разбирательство спора и возможность принудительного ис пол не ния решения;

2) третейская запись – это отдельное от основного контракта соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего спора. Это наиболее предпочтительный вид арбитражного соглашения, так как соглашение сторон об арбитраже совершается, когда разногласия уже возникли и стороны определенно представляют характер спора. На практике заключение третейской записи труднодостижимо, так как интересы сторон могут быть принципиально противоположными;

3) арбитражный договор – это самостоятельное соглашение между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с данным контрактом или группой контрактов либо в связи с совместной деятельностью в целом.

Все три вида арбитражного соглашения, по сути, ничем не отличаются, имеют одинаковую юридическую силу: это три формы одного и того же явления – соглашения сторон об арбитражном разбирательстве. Национальные законы и международные договоры не проводят никаких правовых различий между отдельными видами арбитражных соглашений.

Юрисдикция арбитража может быть основана на правилах международного договора – арбитражном соглашении между государствами. Этот межгосударственный договор обязателен и для национальных участников коммерческих споров, и для арбитражных органов, указанных в договоре. Арбитраж не может отказать в рассмотрении спора, ссылаясь на отсутствие специального соглашения сторон.

Принципиальная особенность арбитражного соглашения – его юридически автономный, самостоятельный характер по отношению к основному контракту. Юридическая действительность арбитражного соглашения не зависит от действительности основного контракта. Особое значение это положение имеет, если юрисдикция арбитража оговорена в самом тексте контракта в виде арбитражной оговорки. Основополагающим принципом МКА являются юриди-чес кая ав то ном ность арбитражного соглашения и прин ци пи аль ная добровольность арбитражного разбирательства. Любое арбитражное соглашение, в том числе и включенное в текст международного коммерческого контракта, рассматривается независимо от основного контракта, а признание контракта недействительным (в целом или в любой его части) не приводит к аннулированию арбитражного соглашения, не лишает арбитров права рассматривать вопросы, связанные с недействительностью контракта. Этот принцип закреплен в большинстве национальных законов, в международных соглашениях, в арбитражной практике.

Оставьте комментарий