Приоритеты внешней политики РФ

КОНЦЕПЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ -ЦЕЛЕПОЛАГАЮЩИЙ ДОКУМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ

Аннотация. В статье представлен сравнительный анализ Концепций внешней политики РФ 2013 и 2016 гг., рассматривается целеполагающее значение этих документов в системе документов государственного стратегического планирования.

Ключевые слова: концепция внешней политики РФ, международные отношения, информационная безопасность, документы стратегического планирования РФ, государственное стратегическое планирование, идеология, национальное самосознание, ценностный суверенитет

ноября 2016 г. президент В.В. Путин утвердил новую Концепцию внешней политики РФ1. В документе более четко сформулированы основные задачи государства в сфере обеспечения национальных интересов и реализации стратегических национальных приоритетов России. В соответствии с документом РФ сохраняет ориентацию на уважение суверенитета, транспарентность, предсказуемость, многовекторность и не конфронтационное отстаивание национальных интересов во внешней политике.

Важным уточнением общих положений документа стало дополнение их пунктом, посвященным укреплению позиций российских средств массовой информации и массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве и необходимости доведения до широких кругов мировой общественности российской точки зрения на международные процессы . В документе (по сравнению с текстом Концепции 2013 г.2) усилен акцент на повышении роли фактора силы в международных отношениях. Уточнена в части выводов формулировка, констатирующая тот факт, что «на передний план, наряду с военной мощью, выдвигаются такие важные факторы влияния государств на международную политику, как экономические, правовые, технологические, информационные» (11.8 2016).

В новой Концепции конкретизированы многие положения, намеченные, но не получившие развития в документе 2013 г. В частности, констатируется необходимость объединения усилий мирового сообщества на базе «формирования ценностных основ совместных действий с опорой на общий духовно-нравственный потенциал основных мировых религий», а также ответственности и трудолюбия (11.18-19 2016. Ср.: 11.21 2013). Стабилизирующая роль России в международных отношениях формулируется в прежней редакции (Ср.: 11.25 2013 и 11.22 2016). Текст актуализирован указанием на угрозы, исходящие от запрещен-

ного в России Исламского государства (II.15 2016) и угрозы киберпреступности (II.17 2016).

Как и в тексте утратившей силу Концепции 2013 года (II.20 2013), в документе подчеркивается особая роль инструментов «мягкой силы» (II.9 2016). Проводя сравнительный анализ двух последовательно принимавшихся Концепций, можно сказать, что от констатации возможной пагубной и противоправной роли «мягкой силы», используемой в целях политического давления на суверенные государства и вмешательства в их внутренние дела (II.20 2013), авторами Концепции 2016 г. был сделан переход к актуализации роли информационных ресурсов и закреплению акцента на действиях.

В этой связи при сравнительном анализе документов обращает на себя внимание часть 26 II раздела Концепции 2013 г.: «Россия всецело осознает свою особую ответственность за поддержание безопасности в мире как на глобальном, так и на региональном уровне… Россия будет работать на опережение и упреждение событий, оставаясь готовой к любому варианту развития международной обстановки». События в Крыму и Сирии показали, что это положение Концепции 2013 г. было выполнено на практике. В отличие от пассивной констатации практики прикрытия военных интервенций принципом «обязанность по защите» , в новой Концепции позиция России формулируется в активном ключе: Российская Федерация намерена «не допускать осуществления под предлогом реализации концепции «ответственность по защите» военных интервенций и прочих форм стороннего вмешательства, нарушающих нормы международного права, в частности принцип суверенного равенства государств» .

В целом структура документа осталась прежней, однако названия отдельных подразделов Концепции были уточнены. В отдельный пункт было выделено намерение РФ принимать необходимые меры для обеспечения национальной и международной информационной безопасности . Новый документ отличается большей юридической проработкой — упоминания международных конвенций и договоров снабжены указанием дат их принятия.

В связи с контртеррористической операцией в Сирии в документе усилен блок, посвященный принципам поддержки Россией борьбы с терроризмом на территории других стран . Особо отмечается, что в борьбе с международным терроризмом взаимодействие должно вестись только на уровне государств и их компетентных органов, с согласия государств, на территориях которых ведется борьба с террористическими группировками и организациями. Данное указание особенно важно, т.к. акцентирует намерение России осуществлять контртеррористическую борьбу с опорой на легитимные власти и государственные структуры, а не на негосударственных акторов международных отношений, на которых все чаще делает ставку коллективный Запад. Четко прописана позиция России в сирийском вопросе (IV.93 2016).

В новом документе зафиксированы важные конкретные шаги по противодействию террористической угрозе: отмечена необходимость усилий по ликвидации источников финансирования терроризма, по выявлению государств, физических и юридических лиц, вовлеченных в экономические связи с террористическими организациями, блокировки каналов финансирования терроризма . Здесь также можно отметить актуализацию Концепции в свете накопленного российскими властными институтами опыта последних лет, в частности — указать на уничтожение силами российских ВКС караванов автоцистерн, перевозивших нефть с контролируемой террористическими формированиями территории Сирии в Турцию.

Появился в новой Концепции внешней политики РФ и ответ на антироссийские санкции. В документе отмечается, что Россия будет эффективно реагировать на «недружественные экономические действия иностранных государств, ущемляющие права Российской Федерации и российских хозяйствующих субъектов» .

В документе нашло отражение изменение ситуации на украинском направлении (1У.56 2016). Актуализированы приоритеты развития ЕАЭС (1У.51 2016). Фиксируется кризис двусторонних отношений с ЕС и США как результат экспансии НАТО и политики сдерживания России (1У.61 2016). Уточнены императивы внешней политики России на американском направлении: отмечается, что РФ «не признает экстерриториального осуществления США своей юрисдикции вне рамок международного права, не приемлет попыток оказания военного, политического, экономического или иного давления и оставляет за собой право жестко реагировать на недружественные действия, в том числе путем укрепления национальной обороны и принятия зеркальных или асимметричных мер» (1У.72 2016).

Наряду с другими целеполагающими документами государственного стратегического планирования Концепция внешней политики — важное звено в системе информационной безопасности российского общества. Примечательно в данной связи, что документ был утвержден практически одновременно с новой Доктриной информационной безопасности РФ1 (подписана президентом 5 декабря 2016 г.) и предшествовал ежегодному посланию президента Федеральному Собранию2, которое было оглашено 1 декабря.

Эти и многие другие документы государственного стратегического планирова-ния3, которые принимаются в последнее время, свидетельствуют об осознании властями страны критической важности обеспечения информационной безопасности и ценностного суверенитета российского общества, поддержания в нем консолидирующей ценностной базы и проведения осмысленной государственной информационной политики и работы в области патриотического воспитания.

Сравнительный анализ целеполагающих политико-правовых документов стратегического планирования РФ демонстрирует существенное повышение качества их проработки, а также своевременность их обновления с учетом осмысления появляющегося в соответствующих сферах государственного управления практического опыта.

FOREIGN POLICY CONCEPT OF THE RUSSIAN FEDERATION — THE STATE GOAL-SETTING STRATEGIC PLANNING DOCUMENT

УДК 32.327

ЯРУЛЛИНА Ильсия Хатыповна — аспирант факультета национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (119571, Россия, г. Москва, пр-кт Вернадского, 82, стр. 1; cjd05@mail.ru)

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНОСТЕЙ УСПЕШНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТОВ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА

Аннотация. В статье рассматривается современное состояние и правовое регулирование развития оборонно-промышленного комплекса. Одним из источников обоснования авторской позиции выбраны тезисы выступлений руководства страны на основополагающих мероприятиях, совещаниях, рабочих встречах. Приводится анализ направлений государственной программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса» с выявлением имеющихся проблем и недостатков при ее исполнении. Автор предлагает проблемные вопросы, которые необходимо решить в целях успешной реализации указанной программы.

Ключевые слова: оборонно-промышленный комплекс, оружие, вооружение, инновации, развитие

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В условиях современной нестабильной политической обстановки приоритетным направлением деятельности государства становится развитие своего оборонного потенциала, прежде всего с целью максимальной и эффективной защиты своих граждан и поддержания достаточного уровня безопасности, а также безопасности своих союзников. На совещании по вопросам использования потенциала оборонно-промышленного комплекса президент РФ отметил: «…эффективность и высокое качество российского оружия наглядно продемонстрировано в Сирии. Удары с воздуха и с моря по группировкам и инфраструктуре террористических организаций ИГИЛ1 и Джабхат ан-Нусра2 были точными и мощными, эффективными. Именно это и позволило достичь коренного перелома в борьбе с боевиками, хотя мы с вами понимаем, что ситуация там сложная

1 Запрещена в Российской Федерации.

2 Запрещена в Российской Федерации.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Приоритеты внешней политики России в период президентства Б.Н. Ельцина и В.В. Путина: политологический анализ»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования определяется тем значением, которое сегодня приобретает ее внешняя политика в представлении государственных интересов Российской Федерации. Она прошла в своем развитии за два последних десятилетия непростой путь от довольно пассивной и сдержанной политики державы регионального значения до мощного инструмента обеспечения интересов мировой державы с амбициозными целями. Россия сегодня демонстрирует наличие независимого внешнеполитического курса и четко сформулированных приоритетов.

За период ее истории от президентства Б.Н. Ельцина до двух сроков президентства В.В. Путина Россия в своем движении вперед меняла приоритеты и уточняла концепции своей внешней политики. Сегодня этот процесс еще не завершен. Можно отметить, что благодаря своей внешней политике, Россия приобрела достойное место среди других ведущих мировых держав.

Актуальность темы анализа российских внешнеполитических приоритетов обусловлена рядом обстоятельств.

Во-первых, в результате завершения биполярного противостояния и распада Советского Союза мир на некоторое время стал полем деятельности одного внешнеполитического актора — США. Оставшись в мировой политике единственной сверхдержавой, они взяли на себя функции мирового арбитра, главного «распространителя» демократических ценностей. Российская Федерация, провозгласив себя преемником Советского Союза, так и не смогла занять его место в мировой политической системе.

Во-вторых, обостряющаяся мировая конкуренция великих держав за энергоресурсы заставляет их все чаще обращать внимание в сторону России, с ее колоссальными запасами природных богатств (пресной воды,

леса) и полезных ископаемых (руд, углеводородов). При этом на Западе все чаще звучит мнение, что Россия несправедливо владеет в одиночку такими гигантскими запасами, которые даже не в состоянии эффективно освоить, в то время как эти запасы на самом деле принадлежат не отдельной стране, а всему человечеству.

В третьих, происходит нарастание общего количества международных конфликтов, многие из которых разворачиваются вблизи границ Российской Федерации или протекают в регионах, где Россия стремиться обеспечить свое внешнеполитическое присутствие. Вокруг России формируется пояс нестабильности из активных и «замороженных» международных конфликтов, несущих прямую угрозу ее национальным интересам и безопасности.

В четвертых, Российская Федерация сегодня находится в условиях глобальных изменений мировой политической системы, нарастания уровня политической нестабильности и «хаотизации» функционирования отдельных элементов системы международных отношений. Этот процесс сопровождается изменениями в системе международного права, выходом на международную арену новых внешнеполитических игроков и внедрением в практику международных отношений новых процедур и правил политического поведения.

В пятых, не стоит забывать, что современный облик российской внешней политики в ее сегодняшнем виде, способный достойно представлять интересы модернизирующейся России на международной арене, возник далеко не сразу, а стал результатом многолетних усилий ее народа и нового политического руководства страны.

Совокупность указанных факторов и определяет высокую степень актуальности избранной темы исследования, а также приведенных в нем выводов и практических рекомендаций.

Степень научной разработанности темы. Работа подготовлена на основе широкого и разнообразного круга политологических источников и научной литературы.

Источники по теме диссертации можно условно сгруппировать. К одной группе источников следует отнести международные конвенции и соглашения с участием РФ, внешнеполитические стратегии и доктрины, указы Президента и постановления Правительства Российской Федерации, федеральные законы, нормативные акты и иные руководящие документы, регламентирующие деятельность высших органов государственной власти во внешнеполитической деятельности1. В них сформулированы концептуальные основы, приоритеты и целевые установки внешней политики Российской Федерации, а также официальные методы и процедуры ее практической реализации. В этой группе также материалы международных организаций, включая ООН, НАТО и некоторые другие.

Концепция внешней политики Российской Федерации. 2000 г. http://www.ng.ru/world/2000-07-ll/l_concept.html; Концепция национальной безопасности Российской Федерации. 2000 г.; Концепция внешней политики Российской Федерации. 12 июля 2008 г. http://www.kremlin.ra/text/docs/2008/07/204108.shtml; Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. 12 мая 2009 г. http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html; Стратегический курс России с государствами — участниками Содружества Независимых Государств. 14 сентября 1995 г. http://www.mid.ru/ns-osndoc.nsf/ 0e9272befa34209743256c630042dlaa/4e3d23b880479224c325707a00310fad; Путин В. Современной Россией выгодно дружить и надежно сотрудничать. Международная жизнь. № 7. 2006; Президент России. Выступление на совещании с послами и постоянными представителями Российской Федерации. Москва. 27 июня 2006 г.; Внешняя политика России: сборник документов. 1993-2004 гг. (в 14 кн.). Министерство иностранных дел Российской Федерации. М.: Международные отношения, 2000-2008 гг.; Президент России. Стенографический отчет о пресс-конференции для российских и иностранных журналистов. Москва. 1 февраля 2007 г. http://kremlin.ru/appears/2007/02/01/1219

_type63380type63381type82634_117597.shtml; МИД России. Обзор внешней политики Российской Федерации. Москва. 28 марта 2007 г.

К другой группе источников относятся тексты официальных выступлений, интервью и книги президентов Б.Н. Ельцина, В.В. Путина, министров иностранных дел России рассматриваемого периода2, руководителей профильных комитетов Федерального Собрания РФ, руководителей крупных партий, других общественных и политических деятелей России. Сюда же можно отнести выступления и воспоминания ряда влиятельных зарубежных политиков. Использовались также материалы статистики, данные социологических опросов, пресса и периодические издания по международной тематике на русском и английском языках.

Научная литература по теме обширна и разнообразна. В отечественной и зарубежной политологии внешняя политика России достаточно полно освещена с позиций политической теории баланса сил. Акцент в большинстве работ сделан на изучении общего состояния международных отношений или критическом анализе конкретных внешнеполитических действий Российского государства. Диссертация подготовлена после тщательного изучения и осмысления основных научных трудов отечественных политологов-международников,

многочисленных статей и других публикаций в специализированной периодике.

При исследовании концепций, моделей внешней политики России и практики внешнеполитической деятельности страны был рассмотрен и использован целый ряд публикаций российских и зарубежных авторов: политологов, социологов, историков, дипломатов, юристов-международников, специалистов в области международных отношений. В целом, всех их можно разделить на соответствующие группы.

Особую группу составляют работы российских и зарубежных авторов, опубликованные в периодических изданиях4. В их работах внешняя политика России достаточно полно освещена с позиций политической публицистики и теории баланса сил, присутствует обширный фактологический материал. При этом основной акцент сделан на критике внешнеполитических действий государства и состояния международных отношений. Сюда входят также материалы и данные новостных агентств на русском и иностранных языках, в том числе приведенные в электронных версиях5.

Объект исследования: процесс формирования нового внешнеполитического курса России в условиях глобальных изменений мировой политической системы, нарастания уровня политической нестабильности и кризиса международных отношений, связанных с распадом ялтинско-потсдамской системы мирового устройства.

Предмет исследования: стратегические концепции и доктрины внешней политики Российской Федерации; цели, задачи, политические приоритеты, методы, технологии и процедуры реализации внешней политики России в условиях формирования многополярного мироустройства, включая существующий опыт правоприменительной практики, ограниченный хронологическими рамками президентских сроков Б.Н. Ельцина и В.В. Путина; а также российская политическая элита и ее роль в самоопределении России в условиях появления новых политических реалий, глобальных и региональных вызовов и угроз.

Цель исследования: определить состояние, перспективы развития внешнеполитического курса России и приоритеты формирования ее отношений с ведущими мировыми лидерами и их военно-политическими блоками, являющиеся прямым результатом длительной эволюции концепций внешней политики Российской Федерации в течение президентских сроков Б.Н. Ельцина и В.В. Путина.

В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи:

— провести сравнительный анализ внешнеполитических курсов, предлагавшихся лидерами государства на различных этапах эволюции российской внешнеполитической деятельности, с учетом исторической действительности и реальных особенностей политического положения страны в периоды президентства Б.Н. Ельцина и В.В. Путина;

— определить основные этапы и поворотные точки формирования

политического курса России в течение периода ее новейшей истории: от президентского срока Б.Н. Ельцина до второго президентства В.В. Путина;

— выявить качественные изменения в сущности, содержании и стратегической направленности внешнеполитического курса страны, произошедшие в результате исторической смены ее лидеров;

— сформулировать концептуальные основы и основные приоритеты реализации внешней политики России на современном этапе ее политического развития, ставшие прямым следствием длительного процесса формирования внешнеполитического курса страны;

— определить основные механизмы и приоритеты реализации внешней политики российского государства в современном мире, установить степень соответствия условий, темпов и факторов реализации ее национальным интересам;

— показать качественные изменения во внешнеполитической деятельности Российской Федерации, обусловленные развитием ее геополитических приоритетов;

— исследовать динамику и сформулировать перспективы развития взаимоотношений России с новыми субъектами мировой политики.

Теоретико-методологическая основа исследования включает в себя системный, сравнительный, проблемный и другие общенаучные подходы, а также широкий спектр методов современной политологии и ряда других смежных наук. Теоретико-методологические основы исследования определяются, с одной стороны, характером его цели и задач, а с другой -подходом и научной позицией автора. Определяющими методологическими установками служат принципы: объективности, системности, всестороннего рассмотрения, историзма.

Так, принцип объективности реализуется в данном исследовании в анализе и оценке моделей формирования внешней политики России, эффективности методов и форм этой политики, конкретном рассмотрении

ее целей, задач, направлений. Принцип системности позволяет рассматривать процесс формирования внешней политики Российской Федерации в избранном для проведения исследования историческом отрезке времени в его концептуальном, технологическом и организационном измерениях. Принцип историзма воплощается в ретроспективном анализе предпринимавшихся в истории России формирования собственного, независимого политического курса с помощью мер и действий политического, дипломатического, экономического, информационного, культурного и иного характера. Принцип диалектической противоречивости познания позволяет уловить переход от следования «жестким» принципам и методам политической конфронтации и силового давления к «мягким» принципам и методам мирного сосуществовния и взаимовыгодного сотрудничества в сфере мировой политики и международных отношений, произошедших с внешней политикой России после завершения периода глобального противостояния СССР и США в холодной войне.

В исследовании также широко применяется междисциплинарный подход, основанный на использовании автором общих методологических подходов, принятых в политологии, политической социологии и психологии, дипломатии, мировой политики и международных отношениях, теории безопасности и информационной политике, раскрывающие существующие методы и приемы анализа международных отношений, современных концепций и доктрин внешнеполитической деятельности и существующей в международных отношениях правоприменительной практики6. Системный подход7, в его структурно-функциональной версии (Т. Парсонс, Р. Дарендорф, Д. Истон, Г. Алмонд,

6 Барановский Е.Г., Владиславлева H.H., Методы анализа международных конфликтов. М., Изд-во Научная книга, 2002.

7 См.: Богатуров А.Д. (ред.), Системная история международных отношений, 1918-2003, в 4 томах. М. 2003.

Л. Козер8) позволил автору рассматривать современные концепции, модели и приоритеты реализации внешней политики России как одну из важных функций воздействия на процесс управления состоянием системы международных отношений в интересах ее стабилизации, мирного сосуществования и уважения интересов других ее акторов. Указанный подход также позволил отнестись к предмету исследования как комплексу существующих проблем и фиксировать изменения в международных отношениях, их взаимосвязь и взаимозависимость, а также выявить детерминанты, влияющие на поведение государства в мировом обществе.

Наряду с системным, структурно-функциональным, междисциплинарным подходами, автором использованы и другие методологические подходы: институциональный подход (описательный, легально-формальный и историко-компаративный методы), когда не только исследуется внешнеполитическая деятельность России в рамках норм и процедур международного права, но также изучается ее воздействие на систему регулирования международных отношений и общественное управление; сравнительный политологический анализ, применяемый к различным концепциям реализации и принципам формирования внешней политики России, последовательно сменявшим друг друга в обозначенный в исследовании исторический период; сравнительно-исторический анализ, когда тот или иной внешнеполитический курс России и выявленная в нем персональная роль лидера страны сравнивается с другим подобным явлением, в том числе в мировой практике.

Исторические границы исследования включают в себя период существования Российской Федерации с момента начала президентства Б.Н. Ельцина до завершения второго срока президентства В.В. Путина и ограничены интервалом 1991-2008 гг.

8 См.: Чилкот Р.Х., Теории сравнительной политологии. В поисках парадигмы. — М.2001, с.

В диссертации выдвигаются следующие положения, выносимые на защиту:

— Внешняя политика является основополагающим фактором имиджа государства на мировой арене. Оценка эффективности складывается из комплекса критериев, включая: степень достижения поставленных стратегических целей; успешность реагирования на форс-мажорные ситуации; ресурсоемкость внешнеполитических действий в сравнении с достигаемыми результатами; соразмерность внешнеполитических усилий и их результатов.

— Внешняя политика Российской Федерации формировалась после распада биполярной системы. Ориентация на построение демократии, правового государства, рыночной экономики диктовала определенную внешнеполитическую парадигму: полный отказ от концепций и практики холодной войны, смену идеологических установок, стремление к широкому сотрудничеству. Отсюда определенная недооценка национально-государственных интересов, преуменьшение значения силового фактора в международных отношениях, безусловное одобрение и поддержка акций Запада.

— Выявившиеся сложности в проведении внешнеполитического курса России, необходимость его корректировки обострили споры о российской идентичности и приоритетах международной политики страны. Внешняя политика России стала приобретать более прагматический характер.

— Россия проводит прагматичную многовекторную внешнюю политику. В современном мире важно разумно диверсифицировать внешнеполитическую деятельность страны, исходя из ее реальных возможностей.

— При смене президентов (в 2000 году) Россия еще активнее демонстрирует участие в делах мирового сообщества. Был взят курс на

усиление влияния России в мировой политике, определение достойного места на международной арене.

— Переживавшиеся российской внешней политикой кризисы в периоды президентства Б.Н. Ельцина и В.В. Путина являлись частью объективного политического процесса и имели особое значение для развития системы внешнеполитической деятельности России. После каждого кризиса появлялся ключевой момент в эволюции российской внешней политики, который становился для нее поворотной точкой (например, «мюнхенская речь» В.В. Путина, 10 февраля 2007 года), влиявшей на направление ее развития и являвшейся для этой деятельности механизмом политической модернизации.

— Российская внешняя политика решает на современном этапе развития комплекс сложных взаимосвязанных задач: обеспечение независимости и безопасности России, сохранение ее влияния на международной арене, взаимовыгодное взаимодействие с другими субъектами международных отношений.

Научная новизна исследования обусловлена в первую очередь тем, что в ней определены основные тенденции и закономерности формирования политического курса Российской Федерации на протяжении значительного периода новейшей истории, охватывающего президентские сроки Б.Н. Ельцина и В.В. Путина.

Исследование показало преемственность и дальнейшее развитие многих установок в период президентства Б.Н. Ельцина, которые сохранили свое исходное звучание во внешней политике России в период президентства В.В. Путина. Выявление сходства, а не только противопоставление одного периода другому придает данному исследованию научную новизну.

Тезисы лекций Посла России в Молдавии, кандидата исторических наук В.И.Кузьмина для студентов вузов Молдовы
февраль 2011 года

О ПРИОРИТЕТАХ РОССИЙСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
1. Основные тенденции в развитии международных отношений
— формирование нового многополярного миропорядка, который должен быть более демократичным, более устойчивым и соответствующим реалиям мира по окончании «холодной войны»;
— основная парадигма международных отношений более не определяется конфронтацией, а все больше основывается на сотрудничестве.
Соответственно этим тенденциям меняется и характер задач дипломатии, которые в России формулируются следующим образом:
— коллективные (в формате «сетевой дипломатии») решение крупнейших международных проблем и поиск ответов на глобальные вызовы;
— одним из главных приоритетов дипломатии становится выработка «объединительной повестки дня».
2. Приоритеты российской внешней политики на рубеже второго десятилетия XXI века
Обеспечение максимально благоприятных условий для внутреннего развития Российской Федерации и прежде всего политической, социально-экономической, научно-технической модернизации общества. Производным результатом этих усилий должно стать обеспечение достойного места России в новом формирующемся мироустройстве.
3. Главные направления развития международного сотрудничества
Приоритетным направлением российской внешней политики является углубление широкомасштабного сотрудничества с ближайшими соседями – партнерами по СНГ, которое было отмечено в прошедшем году весомыми результатами: создан и начал функционировать Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России, наметилась реальная перспектива создания Евразийского экономического союза; координация в ОДКБ и ЕврАзЭС; сделаны серьезные шаги вперед в развитии партнерства с Украиной (включая вопрос о продлении аренды базы ЧФ), Белоруссией и Казахстаном.
Важнейшими вехами стали подписание российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), а также договора о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии, согласование условий вступления РФ в ВТО и, в целом, – позитивная «перезагрузка» российско-американских отношений в партнерстве с администрацией президента Б.Обамы в различных областях (противодействие международному терроризму, укрепление режима нераспространения ядерного оружия, включая т.н. иранскую ядерную программу, начало пересмотра стратегической концепции взаимоотношений Россия-НАТО, ситуация на Корейском полуострове и т.д.).
По инициативе России была запущена широкая дискуссия по предложенному Президентом России Д.А.Медведевым проекту Договора о европейской безопасности (ДЕБ), а также по теме модернизации режима контроля за обычными вооружениями в Европе. Данный комплекс проблем имеет жизненно важное значение и для Молдавии, хотя в Москве до сих пор не получили от Кишинева развернутого ответа на наш проект ДЕБ. Мы выступаем за превращение ОБСЕ в универсальную региональную организацию в Европе, настаиваем на принятии ее Устава (проект внесен Россией).
По-прежнему актуальной сферой работы российской дипломатии остается вывод из тупика ситуации вокруг Договора об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ). В 2007 году Россия объявила и сохраняет мораторий на выполнение своих обязательств по адаптированному ДОВСЕ, она выполнила все свои т.н. «стамбульские обязательства» по этому договору в отношении Грузии и в отношении вооружений и военной техники в РМ (Молдавия при этом соглашение об адаптации ДОВСЕ не ратифицировала.) «Недовыполненным» осталось только намерение вывезти боеприпасы со складов в приднестровском с.Колбасна, поскольку из-за позиции Кишинева в 2003 году прекратились политические переговоры по приднестровскому урегулированию, а Тирасполь заявил о том, что воспрепятствует дальнейшей эвакуации боеприпасов. Выход из ситуации с ДОВСЕ мы видим на пути адекватного учета реалий, сложившихся на европейском континенте (расширение НАТО, создание американских баз в Румынии, Болгарии, Косово и т.д.), прежде всего, в плане отмены «фланговых ограничений» для РФ.
Особенно важно понимать, что Россия уже давно не рассматривает НАТО как угрозу своей национальной безопасности, но расценивает как серьезный риск для себя стремление Альянса – в нарушение действующих норм международного права – присвоить полномочия по применению военной силы практически в любом регионе мира. На лиссабонском саммите НАТО в 2010 году после длительного перерыва состоялась сессия Совета Россия-НАТО (СРН), на которой впервые была поставлена задача совместного изучения рисков и угроз безопасности России и НАТО (хотя из Брюсселя поступают и противоположного рода сигналы). Многое будет зависеть от согласования взаимоприемлемой концепции ЕвроПРО.
Евросоюз уже многие годы является стратегическим партнером России. В 2010 году между нами было заключено дополнительное соглашение «Партнерство ради модернизации». В активной фазе находятся переговоры об обновлении договора о стратегическом партнерстве, по теме энергетической безопасности, отмене визового режима и т.п.
В 2010 году подписано соглашение по разграничению континентального шельфа с Норвегией, переговоры о котором длились более 40 лет. Это явилось хорошей иллюстрацией настроя России на конструктивное разрешение сложных международных проблем в районе Арктики, который в обозримой перспективе в связи с глобальным потеплением может стать крупнейшим источником углеводородов.
4. Противодействие политизированной фальсификации истории
В последнее время активизировалась деятельность разного рода псевдоисториков и политиков, пытающихся задним числом пересмотреть смысл исторических событий периода между Первой и Второй мировыми войнами, Великой Отечественной войны. Они преследуют стратегическую цель добиться пересмотра итогов второй мировой войны, поставить под сомнение подвиг СССР и Красной армии, которые внесли решающий вклад в победу над фашизмом. В 2010 году были проведены многочисленные международные мероприятия, посвященные 65-й годовщине Великой Победы, включая парад на Красной площади с участием союзников по антигитлеровской коалиции.
К работе в этом направлении следует отнести и закрытие «Федеральной национально-культурной автономии украинцев в России». Ее деятельность была прекращена потому, что руководство Автономии занималось не решением культурных и образовательных вопросов, как это записано в ее уставе, а по сути, политической деятельностью, прямо и неприкрыто направленной на подрыв наших двусторонних отношений (цель, которую преследуют некоторые политические силы на Украине). При этом в центре Москвы продолжает работать библиотека украинской литературы, украинский язык изучается в школах, а украинское землячество имеет полное право создать новую общественную организацию, которая будет соблюдать заявленные в уставе цели.
5. Российская внешняя политика в 2010 году активно осуществлялась и в АТР («проблема» Курил, подготовка к саммиту АТЭС в 2012 году), и на Ближнем Востоке, и в Африке (участие в миротворческих операциях), и в Латинской Америке (турне Д.А.Медведева). В отдельное важное направление превратилась работа в многосторонних форматах – «двадцатки», БРИКС (Бразилия-Россия-Индия-Китай-Ю.Африка), ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) и т.д.
6. Интенсивность российско-молдавского политического сотрудничества в двустороннем и многосторонних форматах в прошедшем году несколько снизилась из-за внутриполитической нестабильности в Республике Молдова. Однако главные механизмы взаимоотношений между Россией и Молдавией продолжают успешно функционировать:
• Россия через свои национальные и совместные российско-молдавские предприятия надежно гарантирует энергетическую безопасность Молдавии, обеспечивая ее природным газом – почти на 100%, а электроэнергией – на 70 %;
• Молдавские вина заняли второе место по объему продаж на рынке России после Франции (не было и «не планируется» никаких войн и эмбарго в этой сфере; Роспотребнадзор «забраковал» из-за неудовлетворительного качества менее 1% из свыше 30 миллионов декалитров импортированных из РМ вин, коньяков и виноматериалов, но, разумеется, будет и далее строго блюсти интересы российского потребителя);
• Россия – крупнейший импортер молдавских товаров (свыше 400 миллионов долларов), в целом удельный вес России во внешнеторговом обороте Молдавии демонстрирует уверенную тенденцию к росту;
• В абсолютных цифрах товарооборот между нашими странами достиг за 11 месяцев 2010 года 1,33 миллиардов долларов, т.е. возрос на 48% по сравнению с предшествующим годом, а с учетом денежных переводов от граждан Молдавии, работающих в России, может быть оценен в сумму порядка 2 миллиарда долларов!
В 2011 году отмечаем две знаменательные даты в нашей совместной дипломатической истории. 300 лет назад (13 апреля 1711 года) был подписан союзный Луцкий договор между молдавским господарем Д Кантемиром и российским императором Петром I.
Осенью наступит 10 лет со дня подписания Договора о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Молдова (подписан 19 ноября 2001 года и вступил в силу в мае 2002 года). В этом документе зафиксированы важнейшие принципы равноправных отношений между нашими государствами — прежде всего, взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности. Российская Федерация считает, что Договор в целом оправдал себя и в нем есть еще неиспользованный потенциал для развития стратегического, прагматического партнерства между нашими странами на длительную перспективу в самых различных областях. Мы с удовлетворением констатируем, что необходимость такого партнерства отмечена в программных документах правительства Молдавии и практически всех ведущих политических партий страны, включая оппозиционные.
7. Российская дипломатия предпринимает активные усилия с целью содействовать приднестровскому урегулированию в качестве одного из государств-гарантов наряду с братской Украиной. Мы глубоко убеждены, что оно возможно на пути восстановления атмосферы доверия и запуска серьезного равноправного диалога сторон конфликта. Абсолютным императивом остается приверженность мирным политическим методам разрешения этого непростого многолетнего кризиса. В этом плане Россия отмечает важную роль контактов и переговоров в формате «5+2» и намерена в них эффективно участвовать.
На саммите ОБСЕ в Астане мы предлагали принять документ по принципам урегулирования региональных конфликтов, но из-за позиции некоторых государств, которые не учитывают всех политических реалий, это оказалось невозможным. Меморандум «Меркель – Медведев», «Довильские декларации» — позитивные сигналы, но решение еще предстоит найти участникам переговоров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Наталья Бурлинова

Президент Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия», к.полит.н.

Многие эксперты уже успели прокомментировать новую редакцию основного внешнеполитического документа, подписанного Владимиром Путиным 30 ноября 2016 г., с точки зрения различных аспектов международных отношений и геополитики. Кто-то подсчитал количество слов в новом документе по сравнению с КВП-2013. Кто-то занялся региональным анализом обновлённых приоритетов России. В силу своей профессиональной специализации мне бы хотелось остановиться на том, как через КВП-2016 отражается современное восприятие российской политической системой такого понятия как «мягкая сила», совсем недавно вошедшего в российский общественный и внешнеполитический обиход.

«Мягкая сила по-русски»

«Мягкая сила» – концепция, придуманная и введенная во внешнеполитический оборот в начале 90-х г. политологом Джозефом Найем. «Мягкая сила» по Найю – это способность добиваться от других желаемого результата не столько с помощью принуждения (hard power) и оказания давления (военного, экономического, политического), сколько с помощью убеждения и привлечения на свою сторону зарубежной аудитории. В основе «мягкой силы» лежат политический курс государства, ценности и культура .

То есть «мягкая сила» – это прежде всего набор идей, призванный содействовать достижению внешнеполитических целей государства через создание его привлекательного образа. Ключевым в данном случае является слово «привлекательность» (attraction).

The Soft Power 30. A Global Ranking of Soft Power 2016. Portland.

С самого начала российское государство в формате основополагающих документов в области внешней политики продемонстрировало несколько отличный от традиционного подход к понимаю «мягкой силы». Понятие «мягкая сила» впервые на высшем уровне было упомянуто российским Президентом в предвыборной статье «Россия и меняющийся мир» в 2010 г. В статье, Президент Путин дает четкое определение: «»Мягкая сила» — комплекс инструментов и методов достижения внешнеполитических целей без применения оружия, а за счет информационных и других рычагов воздействия». В этом определении особенно примечательны два момента. Первый – слово «привлекательность» заменено словом «воздействие». В дальнейшем, как мы увидим, это приведет к восприятию международной информационной работы как базового направления российской «мягкой силы» в ущерб некоторым остальным, которые, как раз, и отвечают за привлекательность. Во-вторых, Владимир Путин чётко обозначает, что «мягкая сила» в его понимании представляет собой комплекс инструментов и методов, что, скорее, соответствует понятию «публичная дипломатия», поскольку именно публичная дипломатия представляет собой систему институтов, механизмов и методов работы в рамках реализации концепции «мягкой силы» и работы с зарубежной аудиторией в политических целях.

Долинский Алексей. «Мягкая сила России» 2.0. Квартальный доклад Russia Direct. Russia Beyond the Headlines.

Дальнейшее описание «мягкая сила» получила в редакции Концепции внешней политики, утвержденной Президентом В.В. Путиным 12 февраля 2013 г . КВП определял «мягкую силу» как комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии. В данном случае мы видим всё тот же системный тренд – закрепленное в документе определение отражает видение «мягкой силы» не как концепции, а как набора инструментов для решения задач.

Публичная дипломатия по-русски

Необходимо рассматривать систему публичной дипломатии в тесной увязке с концепцией «мягкой силы».

Публичная дипломатия – внешнеполитический инструмент в формате четко выстроенной системы институтов и коммуникационных каналов взаимодействия и диалога государства с зарубежными обществами в политических целях . Такая система диалога необходима для достижения конкретных задач в отношении правительства другого государства посредством оказания влияния на общество в целом или отдельные группы.

К основным направлениям работы публичной дипломатии относятся: информационная политика и работа со СМИ (сегодня это, прежде всего, цифровая дипломатия), образовательные программы и программы академических обменов и стажировок, экспертная дипломатия, программы широкого гуманитарного сотрудничества.

Как же российское государство понимает публичную дипломатию? В российской терминологической практике понятие «публичная дипломатия» появилось раньше «мягкой силы». Однако трактовка этого понятия была связана с деятельностью российских государственных и негосударственных институтов в области культуры и гуманитарного сотрудничества. Кроме того, публичная дипломатия воспринималась, скорее, как направление работы, а не как система институтов.

Об использовании ресурса публичной дипломатии без расширительной трактовки этого ресурса «в интересах повышения результативности российской внешней политики» говорится в Указе президента Путина о мерах по реализации внешнеполитического курса (7 мая 2012 г.) .

Подробнее о толковании публичной дипломатии упоминается в Концепции внешней политики России в редакции 2013 г. : «В рамках публичной дипломатии Россия будет добиваться объективного восприятия ее в мире, развивать собственные эффективные средства информационного влияния на общественное мнение за рубежом, обеспечивать усиление позиций российских средств массовой информации в мировом информационном пространстве, предоставляя им необходимую государственную поддержку, активно участвовать в международном сотрудничестве в информационной сфере, принимать необходимые меры по отражению информационных угроз ее суверенитету и безопасности. В этой деятельности будут широко использоваться возможности новых информационно-коммуникационных технологий. Россия будет добиваться формирования комплекса правовых и этических норм безопасного использования таких технологий».

Эфир программы ОТРажение в связи с публикацией брюссельским аналитическим центром доклада «Медведь в овечьей шкуре», Общественное Телевидение России, 27 июля 2016.

Таким образом, к 2016 г. в сфере российской «мягкой силы» и публичной дипломатии наметились две проблемы.

Во-первых, российской концепции «мягкой силы» в ее классическом понимании не существует. Между тем, идеи и ценности – это основа концепции «мягкой силы». Более того, «мягкая сила» понимается как набор инструментов. Помимо идей отсутствуют конкретные задачи и целевые аудитории (target audiences) в области «мягкой силы» по глобальным и региональным направлениям, которые должны реализовываться через институты и механизмы публичной дипломатии.

Во-вторых, у российского государства нет понимания, что такое система публичной дипломатии, и как она работает. Как следствие, нет координации в этой работе, которую ведут разные ведомства и организации на этом направлении. У большей части чиновничьего аппарата нет понимания самого предмета работы и того, что такое «мягкая сила», что такое «публичная дипломатия». В основном используется термин «общественная дипломатия», что не отражает характер работы по тем направлениям, на которые российское государство пытается делать ставку в рамках работы с зарубежной общественностью.

Концепция внешней политики 2016 г. и «мягкая сила»

Большие ожидания в плане «мягкой силы» были связаны у специалистов с редакцией новой концепции, особенно в контексте сложившейся геополитической реальности. Что же нового привнесла эта концепция ?

В обновленной редакции Концепции внешней политики России использование инструментов «мягкой силы» признается неотъемлемой составляющей внешней политики. К этим «инструментам» относятся информационно-коммуникационные, гуманитарные и возможности гражданского общества. Таким образом, мы опять видим, что «мягкая сила» понимается не как концепция или набор идей, транслируемых Россией во вне, а как система инструментов и механизмов достижения внешнеполитических целей, то есть концепция подменяется инструментами. Что касается понятия «публичная дипломатия», то в документе оно отсутствует полностью, а базовые направления публичной дипломатии упоминаются в контексте общественной дипломатии или вообще выделены в самостоятельные разделы.

Рассмотрим документ подробнее. В рамках первого раздела, содержащего общие положения, мы можем выделить четыре пункта, относящиеся к предмету нашего рассмотрения. Пункты «з», «и», «к», «л»: защита прав соотечественников за рубежом, усиление роли России в международном гуманитарном пространстве (язык, культура, история, культурная самобытность страны, образование, наука, российская диаспора), укрепление международных позиций средств массовой информации России и, наконец, развитие диалога культур и цивилизации, – имеют отношение к «мягкой силе» но в разной степени. Если тема соотечественников и укрепления иновещания являются системными элементами публичной дипломатии, то развитие межкультурного диалога и укрепление России в российском гуманитарном пространстве, скорее, относятся к направлению общественной дипломатии. Вместе с тем стоит помнить, что образование и наука, упомянутые в обширном гуманитарном разделе, относятся к базовым направлениям публичной дипломатии, а работа с диаспорами – тем паче всегда связана с определенными политическими целями. Резюмируя, можно отметить в качестве положительной стороны тот факт, что сразу четыре пункта, связанные с «мягкосиловой» тематикой, упомянуты в качестве приоритетных направлений и задач внешней политики России. Вместе с тем только два из них – информационная тематика и гуманитарное сотрудничество – являются базовыми в традиционном смысле , при этом на этот же уровень в качестве российской специфики вытянута тема соотечественников и прав человека, а также добавлена тема межцивилизационного диалога.

Информация – как средство «мягкой силы»

Как было упомянуто ранее, тема развития информационных механизмов воздействия является для российского политического руководства приоритетной. Начало этому было положено в 2008 году. Российское руководство тяжело переживало контекст информационной войны, разгоревшейся вокруг военного конфликта Грузии — Южной Осетии — Абхазии. Тогда впервые со времени окончания «холодной войны» Россия столкнулась с жесткой информационной компанией, развернутой против неё со стороны Запада. Бескомпромиссные обвинения в адрес Кремля выявили международный информационный вакуум, в котором в то время находилась Россия. Советская система информационной работы, в годы «холодной войны» называвшаяся пропагандой, а, по сути, являвшаяся частью блестяще отлаженной советской системы публичной дипломатии, в 90-е годы была практически полностью утеряна. Современная Россия не имела возможности доносить свою точку зрения и работать с зарубежной аудиторией. По следам информационной войны 2008 г. были предприняты первые шаги по созданию элементов новой системы публичной дипломатии России. Укрепилось государственное решение развивать телеканал Russia Today, формально созданный в 2005 г. С тех пор Россия не один раз столкнулась с проблемой объективного информационного совещания кризисных ситуаций (Сирия, Крым, Донбасс и т.д.). Поэтому сегодня информирование мировой общественности о позиции России, ее внешней и внутренней политике, является приоритетом в системе публичной дипломатии, что и отражено в КВП-2016, где вопросу информационного вещания за рубеж посвящен отдельный раздел.

Любопытно, что именно в этом разделе упоминается необходимость развития экспертной дипломатии, которая также составляет основу базовой системы публичной дипломатии, но при этом в российском восприятии она отнесена именно к общественной дипломатии, что совершенно неверно, поскольку экспертная дипломатия напрямую включена в работу с зарубежными обществами (целевыми группами) в политических целях. Причем именно политический подход и обозначен в тексте Концепции: «…расширение участия представителей научного и экспертного сообщества России в диалоге с иностранными специалистами по вопросам мировой политики и международной безопасности» .

Права человека в «мягкой силе»

Правовая тематика получила особое внимание в новой редакции Концепции, что отражает интерес государства к этому направлению работы в качестве инструмента публичной дипломатии.

Продвижение концепции прав человека является относительно новой темой в арсенале российской публичной дипломатии. Концепция прав человека и продвижение демократических свобод всегда были флагманской темой США в области публичной дипломатии, а глобальный диалог с гражданским обществом – это целая внешнеполитическая концепция США. Использование национальных и международных правозащитных неправительственных организаций (Amnesty International, Human Rights Watch) позволяло США доминировать в этой сфере, начиная с 70-х годов, и активно использовать тему прав человека в качестве инструмента давления. Эта практика действовала и в отношении новой России после завершения холодной войны. Сегодня Россия также пытается работать с темой прав человека в качестве инструмента публичной дипломатии, для чего есть все основания, которые предоставляет внешняя политика США и их союзников. В системе МИД России существует Департамент по гуманитарному сотрудничеству и правам человека (ДПГЧ), создан аппарат Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права. Эту должность занимает харизматичный дипломат К.К. Долгов, который активно присутствует в медиа, социальных сетях и развивает свою активность в сфере цифровой дипломатии. МИД России регулярно выпускает доклады по правам человека в США и Европе, следит за ситуацией в зонах конфликтов с участием стран Запада. На уровне государственных операторов работает Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Среди НКО-международников темой мониторинга прав человека в странах Запада занимается Институт демократии и сотрудничества в Париже.

Гуманитарное сотрудничество – российское наше все «мягкой силы»

Программы широкого гуманитарного сотрудничества (программы в области культуры, языка, гуманитарных связей) являются традиционно-проверенной для российской системы формой общественной работы с зарубежной аудиторией. Конечно, главным образом эти программы и проекты относятся к формату общественной дипломатии. Однако даже культурные программы, как показала «холодная война», так или иначе могут быть поставлены на идеологическую службу. Концепция внешней политики традиционно не обходит стороной этой направление. При этом никогда не ставится вопрос об эффективности работы существенных механизмов и институтов в области общественной дипломатии по гуманитарному направлению (Россотрудничество, прежде всего). Ничего нового в этом смысле не предлагается и в новой редакции Концепции.

Cерия интервью с российскими экспертами в рамках проекта «Мягкая сила» России Центра «Креативная дипломатия».

В этом же контексте и в этом же разделе упоминается тематика сохранения исторической памяти и противодействия фальсификации истории, ставшая важным направлением публичной дипломатии России в последние годы. Важность исторической тематики для внешней политики государства подчеркивается вниманием государства к этой проблеме, которое реализуется на самом высшем уровне. Главным выразителем российской публичной дипломатии в данном случае выступает сам Президент. А для проведения официальной линии в сфере публичной дипломатии была выстроена целая сеть организаций, в том числе с прямым участием государства: Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории, в состав которой вошли видные ученые-историки, общественные деятели, политики; укреплено Российское военно-историческое общество; по инициативе Президента весной 2016 г. учрежден новый фонд «История Отечества». Предприняты шаги по созданию дополнительных механизмов работы на межгосударственном уровне со сложными странами. Например, с целью объективной трактовки совместной истории была создана Российско-польская группа по сложным вопросам. На общественном уровне действует ряд НПО, для которых историческая тематика в контексте современной внешней политики и международных отношений является приоритетным направлением работы .

Итоги

Таким образом, подводя итоги анализа тематики «мягкой силы» в Концепции внешней политики в редакции 2016, можно отметить следующее. «Мягкая сила» остается в российском внешнеполитическом контексте, но при этом понимается по-особенному. Совершенно исчезает проблематика публичной дипломатии, что с точки зрения автора, является в корне неправильным, поскольку именно публичная дипломатия – это институциональная и инструментальная основа реализации «мягкой силы». Практический взгляд на документ подсказывает, что было бы целесообразно, во-первых, заменить четыре пункта раздела общих положений на один с формулировкой о необходимости развития и трансляции во внешней политике российской концепции «мягкой силы», то есть определенного набора идей, ценностей), сформулированных тут же в этом же документе), а механизмы реализации этой концепции и ее направления работы через развитие системы публичной дипломатии, перечислить в отдельном разделе.

Концепция дает четкое представление о том, что в российском государственном восприятии в качестве основного направления работы публичной дипломатии России закреплена международная информационно-разъяснительная работа, всплеск которой мы наблюдаем в последние годы (усиление информационной работы Russia Today, новая цифровая дипломатия МИД России, персонализированная в лице Директора департамента информации и печати Марии Захаровой). Другие направления публичной дипломатии (образовательные программы, экспертная дипломатия, проекты широкого гуманитарного сотрудничества) хотя и присутствуют, но рассматриваются в контексте общественной дипломатии. Совершенно провальным в этом смысле является направление оказания образовательных услуг и международных программ обменов, которое, по меткому утверждению бывшего заместителя госсекретаря по публичной дипломатии Карен Хьюз, являются «сердцем публичной дипломатии». В Концепции лишь вскользь упоминается поддержка российских образовательных институтов за рубежом, однако, нет и речи о развитии системы академических обменов и программ.

Как следствие, в системе публичной дипломатии России хорошо отстроены механизмы и институты, связанные с международной информационной политикой, и меньше внимания уделяется механизмам работы по другим направлениям. Однако, безусловно, российское понимание реальности основывается на том, что публичная дипломатия – это инструмент для повышения эффективности внешнеполитической работы.

Вместе с тем, документ все же дает перспективу в плане «мягкой силы». Мы говорили о том, что «мягкая сила» – это идеи, прежде всего принципы, с которыми государство обращается к внешнему миру. Россия может и должна предложить такие идеи. Более того, как раз в новой редакции КВП эти принципы и идеи сформулированы для внешнего мира существенно четче и понятнее, чем раньше. Эти принципы перечислены в Разделе III. Приоритеты РФ в решении глобальных проблем. Это: справедливый и устойчивый миропорядок, верховенство права в международных отношениях (главным образом – принцип суверенитета и суверенного равенства государств и выступление против гуманитарных интервенций под предлогом концепции «ответственности по защите»). Если Россия положит в основу своей концепции «мягкой силы» хотя бы эти принципы, то уже возникает солидная основа, с которой мы можем обращаться к миру не только через приоритеты нашей внешней политики, но и с определенной системой российских взглядов на мироустройство, которое мы предлагаем остальным странам, и которое, скорее всего, будет воспринято большинством стран мира в положительном ключе. При детальной проработке к этим принципам добавятся другие мысли и идеи (к примеру, поддержка традиционных взглядов, семейных ценностей, Россия – полюс здорового консерватизма и т.д.). Идеи и сформулированные посылы могут быть разными, но это должно быть сформулировано четко, ясно и в адресном документе к миру, чтобы в ответ на вопрос «А что сегодня предлагает Россия?», можно было бы чётко ответить «Россия предлагает свою концепцию «мягкой силы», в основе которой лежит справедливое устройство мира», а подробнее познакомиться с нашими взглядами Вы можете в этом документе.

Примечания:

Путин Владимир. Россия и меняющийся мир // «Московские новости». – 21 февраля. – 2012.

Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 12 февраля 2013 г. // Сайт МИД России.

Режим доступа: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/122186

Не стоит путать публичную дипломатию с общественной. Хотя в английском языке при переводе на русский разницы нет, но автор исходит из того, что общественная дипломатия вовсе не идентична публичной. Во-первых, публичная дипломатия в отличии от общественной – это система диалога с зарубежными странами в политических целях. Во-вторых, публичная дипломатия институализируется в формате различных ведомств и программ, через которые и осуществляется этот диалог, общественная дипломатия реализуется через широкий набор как государственных, так и, в первую очередь, общественных институтов (НПО). В-третьих, заказчиком публичной дипломатии выступает государство, заказчиком общественной дипломатии – общественные круги, дипломатия снизу. Таким образом, общественная дипломатия – понятие более широкое и не политическое, это проявление любой гражданской активности в культурной, научной и гуманитарной областях, как правило. Эта активность реализуется через двусторонние и многосторонние форматы общественного взаимодействия, касается в основном уровня общественных структур и организаций.

Указ о мерах по реализации внешнеполитического курса, 7 мая 2012 г.// Российская газета. – №5775. – 09 мая. – 2012.

Режим доступа: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/122186

Режим доступа: http://kremlin.ru/acts/news/53384

Напомним, к базовым направлениям публичной дипломатии относятся: информационная политика и работа со СМИ (сегодня это, прежде всего, цифровая дипломатия), образовательные программы и программы академических обменов и стажировок, деятельность аналитических центров (экспертная дипломатия), программы широкого гуманитарного сотрудничества.

П.48, с.22.

Режим доступа: https://twitter.com/KKdolgov

«Белая Книга» нарушений прав человека на Украине; Трагедия Юго-Востока Украины. Белая книга преступлений (подготовлена Следственным Комитетом России); используются также материалы Министерства обороны и Генштаба ВС РФ: Перечень военных преступлений США и их союзников в Сирии. Источник: сайт МИД России.

Создан Указом Президента Российской Федерации и приступил к работе с 1 января 2012 г., учредители – Россотрудничество и МИД России.

Создан в 2007 г. несколькими общественными организациями. Расположен в Париже. Возглавляет историк Н.Н. Нарочницкая.

В этой области работает Фонд изучения исторической перспективы (ФИП) известного историка и общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой , Фонд «Историческая память» и др.

Фото: Маргарита Карева. Костюм и украшения — Любовь Михалева.

Мнение автора, размещенное на сайте «Креативной дипломатии», может не совпадать с позицией редакции.

Федеральное агентство по образованию УДК 327 ББК 66.4 Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского П 845 Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом ОмГУ Утверждена кафедрой истории и теории международных отношений ОмГУ (протокол № 1 от 07.03.2006 г.) и учебно-методической комиссией исторического факультета (протокол № 15 от 22.03.06 г.) П 845 Процесс формирования внешней политики Россий- ской Федерации и основы дипломатической и консуль- ской службы: учебная программа (специальность 350300 Процесс формирования «Регионоведение») / сост. Н.В. Якуб. – Омск: Изд-во ОмГУ, внешней политики Российской Федерации 2006. – 16 с. и основы дипломатической и консульской службы УДК 327 ББК 66.4 Учебная программа (специальность 350300 «Регионоведение») Изд-во Омск ОмГУ 2006 © Омский госуниверситет, 2006 2 ВВЕДЕНИЕ Теоретические и практические аспекты процесса формирова- ния внешней политики государства, а также конкретные действия СОДЕРЖАНИЕ по ее реализации с применением дипломатических и консульских методов формируют комплекс знаний, овладение которыми способ- ствует большему пониманию процесса межгосударственных взаи- Введение ……………………………………………………………………………………4 модействий. Основной целью данного курса является формирова- ние у студентов целостного представления о роли и месте внешней Тематический план …………………………………………………………………….6 политики государства в мировой системе международных отноше- ний. Содержание курса………………………………………………………………………7 Данная учебная дисциплина подразумевает овладение сту- дентами международно-правовым материалом в области диплома- Рекомендательный библиографический список …………………………11 тических и консульских отношений, знакомство с историей форми- рования общих принципов дипломатической деятельности, ее ме- Примерный перечень вопросов к экзамену………………………………..14 тодов, с историей возникновения дипломатических и консульских институтов. Студенты знакомятся с разнообразием исследователь- ских подходов к процессу формирования внешнеполитического решения, методами функционирования внешнеполитического ме- ханизма, сопоставляют идеальные схемы выработки внешнеполи- тической стратегии в развивающемся гражданском обществе с ре- ально применяемой формой. Студенты получают возможность оце- нить роль многочисленных факторов, влияющих на процесс форми- рования внешней политики Российской Федерации в 1991–2005 гг. Особое место в курсе отводится анализу содержания главного, ито- гового документа, в рамках которого впервые осуществляется идео- логическая смена внешнеполитической доктрины (Концепция внеш- ней политики РФ 2000 г.) России, четко определяются ее нацио- нальные и региональные приоритеты. Весьма важной задачей курса является знакомство студентов с понятийным аппаратом, используемым в дипломатической и кон- сульской службах, видами и структурой дипломатического доку- мента, а также с методами дипломатического протокола и церемо- ниала. Данный курс состоит из трех частей, каждая из которых охва- тывает теоретический и конкретный материал, связанный с осуще- ствлением внешней политики государства. Структура курса осно- 3 4 вана на системообразующем принципе последовательного форми- ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН КУРСА рования и реализации внешнеполитической стратегии. Студент-ре- гионовед в ходе чтения лекционного материала и самостоятельной Количество часов работы должен сформировать четкое представление о следующих Наименование В том числе основных принципах формирования внешнеполитической деятель- разделов и тем курса Всего семинарские ности любого государственного образования: лекции занятия 1. Внешняя политика является закономерным продолжением Раздел 1. Процесс формирования внеш- внутренней политики государства. ней политики Российской Федерации 2. Краеугольным камнем внешнеполитической доктрины яв- 1.1 Процесс принятия внешне-поли- 4 4 ляются национальные интересы. тического решения в современных усло- 3. Деятельность внешнеполитического механизма государст- виях ва должна координироваться одним центром и быть подконтрольна 1.2. Основные этапы формирования 2 2 главе государства, а не различным «группам интересов». российской внешней политики 4. Внешнеполитическая деятельность государства реализует- 1.3. Концепция внешней политики 2 2 ся при помощи дипломатических и консульских учреждений, ос- Российской Федерации новная цель функционирования которых – решение проблем и кон- 1.4. Внешнеполитический механизм 2 2 в Российской Федерации фликтных ситуаций мирным способом. 5. Частные и общие принципы международно-правовой базы, Итого по разделу 10 10 составляющей основу дипломатической и консульской деятельно- Раздел 2. Основы дипломатической сти. службы Итоговой аттестацией по учебной дисциплине «Процесс фор- 2.1.Дипломатия и дипломатическая 2 2 мирования внешней политики Российской Федерации и основы ди- служба в современном мире 2.2. История становления диплома- 2 2 пломатической и консульской службы» является курсовой экзамен, тических отношений и дипломатической материалы которого включают в себя: службы – вопросы по теории выработки внешнеполитических страте- 2.3. Дипломатический корпус 2 2 гий; 2.4. Дипломатические служащие 2 2 – знание конкретного материала по этапам формирования 2.5. Дипломатические документы 2 2 внешней политики Российской Федерации с 1991–2005 гг.; Итого по разделу 10 10 – знание особенностей функционирования внешнеполитиче- Раздел 3. Консульская служба ского механизма Российской Федерации; 3.1. Основы консульских отношений 2 2 – вопросы по оценке международно-правовой базы диплома- 3.2. Консульские учреждения 2 2 тической и консульской деятельности. 3.3. Консульский агент 2 2 Объем знаний студентов, необходимый для успешной атте- Итого по разделу 6 6 стации, формируется из материала лекционного курса, учебной ли- Всего 26 26 тературы, научно-исследовательской литературы и источников, са- мостоятельного проработанных студентами. 5 6 СОДЕРЖАНИЕ КУРСА Дестабилизация механизма принятия внешнеполитического решения. Раздел 1. Процесс формирования Второй этап 1993, 1994–1999 гг. Появление стратегии актива- внешней политики Российской Федерации ции российской внешней политики. Идея многополярного мира как антипода однополярного американского мира. Российские военные Тема 1. Процесс принятия внешнеполитического решения действия в Югославии как реакция на действия НАТО. Общие вы- в современных условиях воды второго этапа. Введение в курс. Определение особенностей предмета дис- Третий этап 1999–2005 гг. циплины. Характеристика основных причин, влияющих на услож- Прагматизм как главная составляющая российской внешней нение процесса принятия внешнеполитического решения: появле- политики. Нарастание во внутренней политике идеи укрепления ние негосударственных факторов международных отношений, из- российской государственности. Проведение либерального курса в менение структуры политической системы мира, появление гло- экономической сфере. Осознание национальных интересов Россий- бальных проблем в современном мире, решение которых возможно ской Федерации в мировом и региональном масштабе. Комплекс с применением методов многосторонней дипломатии. Смена при- сохранившихся проблем во внешнеполитической стратегии Рос- оритетов при выработке внешнеполитической стратегии (нацио- сийской Федерации. Их анализ. нальные интересы приобретают менее определяющее значение при решении вопросов региональной и мировой безопасности). Тема 3. Концепция внешней политики Российской Федера- Характеристика основных направлений и школ (школа рацио- ции нального выбора, психологическая, институциональная, системная), Концепция внешней политики Российской Федерации 2000 г. исследующих основной комплекс причин, по-разному влияющих на Характеристика основных положений документа. Две точки зрения применение и реализацию внешнеполитического решения. на степень целесообразности и значимости концепции. Характери- Их общая характеристика и методологические особенности стика внешнеполитических и региональных приоритетов Россий- познания. ской Федерации. Тема 2. Основные этапы формирования российской внеш- Тема 4. Внешнеполитический механизм в Российской Фе- ней политики дерации Основные этапы формирования российской внешней полити- Внешнеполитический механизм в Российской Федерации. ки. Две точки зрения на процесс ее формирования (академическая и Некоторые особенности его функционирования. бюрократическая). Первый этап 1991–1993 гг., 1994 г. Первые по- Традиционная схема выработки внешнеполитического реше- пытки определить новую российскую идентичность и сформиро- ния. Права и полномочия субъектов, участвующих в работе внеш- вать основные приоритеты и направления в вопросах внешней по- неполитического механизма государства. Особая роль МИДа. Ос- литики. Смена идеологических представлений об окружающем ми- новные «группы интересов», оказывающие влияние на внешнепо- ре (с враждебных советского периода на дружественные – россий- литическую стратегию. ского). Объявление о приоритете общечеловеческих ценностей в го- сударственной политике. Отказ от идеологических союзников, со- стояние иллюзии и эйфории. Отношение западных наблюдателей к происходящему в Российской Федерации. 7 8 Раздел 2. Основы дипломатической службы Раздел 3. Консульская служба Тема 5. Дипломатия и дипломатическая служба в совре- Тема 10. Основы консульских отношений менном мире Основы консульских отношений. История становления кон- Понятие дипломатии и дипломатической службы. Основные сульской службы. Зарождение консульского института и консуль- категории дипломатического языка. Характеристика дипломатиче- ского права. Общие и частные принципы консульского права. Вен- ских приемов и методов. ская конвенция о консульских сношениях 1963 года. Особенности современной дипломатии как средства регули- рования международных отношений. Ее большая открытость и мно- Тема 11. Консульские учреждения госторонний характер. Консульские учреждения. Основные их виды, иммунитеты и привилегии. Консульский округ. Условия работы консульского ин- Тема 6. История становления дипломатических отноше- ститута. ний и дипломатической службы История становления дипломатических отношений и дипло- Тема 12. Консульский агент матической службы с античного периода до современного времени. Консульский агент. Консульские классы, основные виды. Становление русской дипломатической школы. Эволюционная Права, обязанности и функции консульских агентов. трансформация МИДа (Посольский приказ, КИД, МИД). Традиции российской дипломатической школы. Тема 7. Дипломатический корпус Дипломатический корпус. Понятие, состав, функции. Дуай- ен. Дипломатическое представительство. Анализ Венской конвен- ции о дипломатических сношениях 1961 г. (1975 г.) Начало и пре- кращение дипломатической миссии. Чрезвычайная миссия. Основ- ные функции дипломатического представительства. Тема 8. Дипломатические служащие Дипломатические служащие. Классы и ранги. Проблема стар- шинства. Дипломатические привилегии и иммунитеты. Обязанно- сти дипломатического агента. Деятельность главы дипломатическо- го представительства. Переговоры. Характеристика подготовитель- ного этапа и хода ведения переговоров. Основные приемы и мето- ды ведения переговоров. Конференциальная форма переговоров, ее особенности. Тема 9. Дипломатические документы Дипломатические документы. Основные виды и их особенно- сти. Характеристика общей структуры дипломатического документа 9 10 РЕКОМЕНДАТЕЛЬНЫЙ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ Дополнительный СПИСОК 1. Проскурин С.А. Системный принцип формирования внеш- ней политики // Полис. 1997. № 1. Основной 2. Примаков Е.М. Россия: реформы и внешняя политика // 1. Концепция внешней политики Российской Федерации (28 Международная жизнь. 1998. № 7. июня 2000 г.) // Независимая газета. 2000. 11 июля. 3. Озеров О. Дипломатия в эпоху информационных техноло- 2. Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961, гий // Международная жизнь. 1997. № 4. 1975 гг. 4. Крутских А. Прагматические истоки национальных инте- 3. Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г. ресов // Международная жизнь. 1997. № 3. 4. Плотникова О.В. Консульские отношения и консульское 5. Современные международные отношения / Под ред. право. М., 1999. А.В. Торкунова. М., 2000. 5. Блищенко И.П. Дипломатическое право. М., 2002. 6. Ранних А. Безопасность дипломатов // Международная 6. Чубарьян А.О. Десятилетия внешней политики России // жизнь. 1999. № 7. Международная жизнь. 2001. № 6. 7. Иванов И. Россия в мировой политике // Международная 7. Дипломатическая служба. М., 2002. жизнь. 1999. № 7. 8. Борунков А.Ф. Дипломатический протокол в России. М., 8. Клепацкий Л. Дилемма российской внешней политики // 2000. Международная жизнь. 2001. № 6. 9. Лапин Г.Э. Консульская служба. М., 2002. 9. Путин В.В. О задачах российской дипломатии // Междуна- 10. Гаванская конвенция о консульских чиновниках 1928 г. родная жизнь. 2001. № 2. 11. Консульский устав 1976 г. 10. Чугров С. К вопросу о правах человека в российской 12. Захарова Л.М., Коновалова А.А. Основы дипломатической внешней политике // Мировая экономика и международные отно- и консульской службы: учебное пособие. Мн.: БГЭУ, 2001. шения. 2001. № 6. 13. Международное право: Учебное пособие. М., 2002. 11. Ковалев А.Г. Азбука дипломатии. М., 1996. 14. Фельтхэм Р.Дж. Настольная книга дипломата. Мн., 2002. 12. Левин Д.Б. Международное право, внешняя политика и дипломатия. М., 1981. 15. Блищенко И.П. История возникновения и развития кон- 13. Матвеев В.М., Панов А.Н. В мире вежливости. М., 1983. сульских и дипломатических институтов. М., 1962. 14. Сатоу Э. Руководство по дипломатической практике. М., 16. Мировая политика и международные отношения на поро- 1998. ге нового тысячелетия / Под ред. М.М. Лебедевой. М., 2000. 15. Смирнов Ю. Консульская помощь российским гражданам 17. Попов А.И. Современная дипломатия. М., 2000. за границей // Закон. 1999. № 9. 18. Зорин В.А. Основы дипломатической службы. М., 1977. 16. Ганюшкин Б.В. Правовое положение консульств и их пер- 19. Никольсон Г. Дипломатическое искусство: четыре лекции сонала. Широта прав консульских учреждений // Московский жур- по истории дипломатии. М., 1962. нал международного права. 1999. № 2/3. 20. Лебедева М.М. Политическое урегулирование конфлик- 17. Ранина А. Безопасность дипломатов // Международная тов: подходы, технологии, решения. М., 1997. жизнь. 1999. № 7. 18. Вуд Дж., Серрс Ж. Дипломатический церемониал и про- токол. М., 1976. 11 12 19. Дипломатический словарь. М., 1984–1986. Т. 1–3. ПРИМЕРНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ 20. Бобылев Г.В., Зубков Н.Г. Основы консульской службы. ВОПРОСОВ К ЭКЗАМЕНУ М., 1986. 21. Сафронова Е.В. Становление и развитие консульской 1. Характеристика процесса принятия внешнеполитического службы в Российской империи в XVIII – начале ХХ вв. СПб., 2002. решения. Основные направления и школы. 22. Гахария Д.М. Роль и место дипломатии на рубеже ХХ– 2. Особенности развития дипломатических отношений на со- XXI вв. М., 2000. временном этапе. 23. Баскин Ю.Л., Фельдман Д.И. История международного 3. «Национальные интересы Российской Федерации» – госу- права. М., 1990. дарственная категория. 24. Кашлев Ю.Б. Внешнеполитическая информация и совре- 4. Особенности функционирования внешнеполитического менная дипломатия. М., 2001. механизма Российской Федерации. 25. Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997. 5. Механизм выработки внешнеполитической стратегии в 26. Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра I. М., 1984. «гражданском обществе». 6. Характеристика основных этапов формирования внешней политики Российской Федерации. 7. Особенности современного этапа внешней политики Рос- сийской Федерации. Концепция внешней политики Российской Фе- дерации – 2000 г. 8. Общие положения главного документа по реализации внешнеполитической функции Российской Федерации. 9. Основные приоритеты Российской Федерации в решении глобальных проблем. 10. Анализ региональных приоритетов во внешней политике Российской Федерации. 11. Дипломатические отношения. Основные понятия и методы. 12. История развития дипломатических институтов. 13. Основные этапы формирования МИД Российской Феде- рации. 14. Понятие дипломатического языка. 15. Традиции русской дипломатической службы. 16. Дипломатический корпус. Состав, глава, функции. 17. Дипломатическое представительство. Понятие, его основ- ные функции. 18. Начало и прекращение деятельности дипломатической миссии. Чрезвычайная миссия. 19. Дипломатические агенты. Понятие, классы и ранги. Про- блема определения старшинства. 13 14 20. Должностные обязанности дипломатического агента. 21. Переговоры. Характеристика подготовительного этапа и хода ведения переговоров. 22. Основные методы и приемы ведения переговоров. 23. Конференциальная форма ведения переговоров как вид многосторонней дипломатии. 24. Особенности дипломатического документа. 25. Права, привилегии и иммунитеты дипломатического агента. 26. Консульские отношения. Характеристика основных кате- Учебное издание горий. 27. История формирования консульских институтов. Составитель 28. Консульские учреждения. Начало и прекращение деятель- Наталья Валерьевна Якуб ности. 29. Консульский агент. Понятие и классы. Иммунитеты и при- вилегии. 30. Основные функции консульских агентов. Процесс формирования внешней политики Российской Федерации и основы дипломатической и консульской службы Учебная программа (специальность 350300 «Регионоведение») Технический редактор Н.В. Москвичева Редактор О.М. Азеева Дизайн обложки З.Н. Образова Подписано в печать 22.05.06. Формат бумаги 60х84 1/16. Печ. л. 1,0. Уч.-изд. л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ 185. Издательство Омского государственного университета 644077, Омск-77, пр. Мира, 55а, госуниверситет 15 16

Оставьте комментарий