Проблемы обеспечения гарантий государственной целостности России

МЕЖДУНАРОДНОЕ И КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО

УДК: 342.3

ББК: 67 400.2

Ильин И.М

К ВОПРОСУ О КОНСТИТУЦИОННЫХ СПОСОБАХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЦЕЛОСТНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ НАЛИЧИИ ПРАВА ЕЁ МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО НАРОДА НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Ilyin I.M.

Ключевые слова: обеспечение целостности государства, конституция, суверенитет, многонациональный народ, самоопределение народов.

Аннотация: территориальная целостность Российской Федерации является неотъемлемой компонентой её национальной безопасности, в обеспечении которой задействованы Президент РФ и высшие органы государственной власти. Вместе с тем, несмотря на повышенное внимание со стороны государства, угроза территориальной целостности Российской Федерации с учетом законного права её многонационального народа на самоопределение имеет место быть. Одним из основных факторов такой угрозы является не наличие данного права народа, а разделение России на множество мелких национально-территориальных образований в условиях современного мира и экономического устройства, что создает препятствия на пути к созданию прочных и эффективных внутрифедератив-ных отношений между ее субъектами. В связи с этим целью исследования является раскрытие конституционных способов обеспечения целостности и механизма, посредством которого предполагается достижение баланса интересов Российской Федерации, связанных с её территориальной целостностью, и многочисленных народностей, проживающих в ней. Помимо этого, в исследовании автором раскрыты конституционные формы реализации права народов на самоопределение на территории России и причины, по которым не проводятся крупные региональные слияния на основе объединения субъектов и сокращения административно-командных единиц в форме органов региональной власти. По итогам исследования автором сделан вывод, что в условиях новых угроз при наличии права её многонационального народа на самоопределение объективно существует необходимость укрепл е-ния на законодательном уровне безопасности основ конституционного строя Российской Федерации как средства обеспечения её целостности.

В настоящее время устойчивое экономическое положение Российской Федерации, которое было достигнуто с начала 2000-х годов, и приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным положило конец конфликтным ситуациям, в том числе и вооруженным, основанным на желании некоторых субъектов Российской Федерации выйти из её состава и обрести собственный суверенитет и независимость.

Напомню, что в 90-е годы, в период нестабильного экономического положения, заявляла о желании выйти из состава России Чеченская республика, Республика Татарстан вопреки Федеральному законодательству прекращала призыв военнообязанных в ряды Российской Армии, попытка создания Уральской республики была предпринята в Екатеринбурге, где даже была напечатана своя валюта — Уральские Франки. Якутия вводила въездные визы для жителей других регионов России1.

Следовательно, обеспечение целостности государства может быть основано не только на наличии законодательства, но и на необходимости осуществления возможности силового обеспечения его неукоснительного исполнения региональными и местными властями, иначе в стране наступает хаос и анархия.

По мнению автора, в настоящее время одной из важнейших задач конституционного права является совершенствование нормативно-правовых основ обеспечения целостности Российской Федерации как неотъемлемого элемента её суверенитета при наличии права её многонационального народа на самоопределение.

В связи с введением международных

экономических санкций, событиями на Украине и в Сирии, снижение цен на углеводороды и другое сырье, экспортируемое Россией, исчерпание полностью средств резервного фонда — все эти события стремительно ослабляют экономическую мощь страны. В перспективе нескольких лет, если текущая экономическая ситуация не изменится, нет никакой гарантии в том, что страна вновь не столкнется с теми же проблемами, которые были актуальны для 90-х годов, обусловленные тем, что не станет сдерживающего фактора в виде экономической способности содержать на достойном уровне армию, полицию, ФСБ и другие силовые структуры, которые обеспечивают внутреннюю стабильность и целостность Российского государства2.

Опыт 90-х годов необходимо использовать для того, чтобы заблаговременно предотвратить подобного рода процессы, когда правоохранительные органы на примере ситуации в Северном Кавказе оказались уже неспособны заблаговременно определить надвигающуюся угрозу возникновения сепаратизма в отдельных регионах, что ярко свидетельствует о том, что существует необходимость совершенствования нормативно-правовых, теоретических и технических основ о технологиях и методах работы в подобного рода экстремальных ситуациях.

Рассмотрю далее право народов РФ на самоопределение в рамках конституционных основ обеспечения целостности России как неотъемлемого элемента её суверенитета.

Согласно Конституции РФ, в качестве единственного источника власти и носителя суверенитета в России выступает ее много-

национальный народ. Другим словами, Россия провозглашена демократическим государством или государством народовластия1.

Также в Конституции РФ закрепляется право народа на полновластие в условиях огромной территории государства, на которой проживает большое количество различных национальностей, в различных климатических условиях жизни, с различным ментальным составом, что обусловливает сложную форму государственного устройства Российской Федерации.

Являясь частью мирового сообщества, многонациональная Россия признает фундаментальные общепризнанные принципы. Преамбула Конституции РФ содержит положения о преемственности российской государственности и уважении к историческому прошлому российского народа, прошлые поколения которого передали потомкам уважение и любовь к Отечеству, веру в справедливость и добро. В ней отражена решающая роль народа в судьбе Родины, его ключевое место во всей структуре субъектов конституционно-правовых отношений.

Основными принципами организации субъектов в Российской Федерации являются территориальный и национальный.

Сложившееся федеративное устройство России в максимальной мере отражает особенности многонационального государства.

Ярким подтверждением приверженности Российского государства основополагающим принципам самоопределения и равноправия народов является их закрепление в преамбуле Конституции Российской Федерации: «исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов…» и Конституция «принята многонациональным народом».

В рамках Конституционного права РФ, автор установил, что равноправие народов в составе РФ — это гарантия прав на равный доступ всем национальностям и народнос-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

тям, проживающим на территории РФ, на участие в социальных, политических, государственных и культурных процессах, включая спектр возможностей по самоопределению и выбору политического устройства на территории собственного субъекта в рамках Конституции РФ.

В соответствии с ч. 3 статьи 5 Конституции Российской Федерации закреплены основы федеративного устройства страны, устанавливающие принципы государственной целостности, системы равноправия и самоопределения народов РФ. В соответствии с указанными принципами установлены права, свободы и их организационно-правовые гарантии: свободное пользование родным языком, его развитие и сохранение, право на свободное творчество, воспитание и обучение, право на свободное вероисповедание, защита от любого вида дискриминации, свободное пользование землей и иными ресурсами, учет интересов народа при формировании и реализации федеральной политики2.

При этом в законодательстве РФ от-сутств уют механизмы реализации самоопределения народа или нации. Данное право ограничивается созданием национальных общин в пределах четко определенных территорий в пределах границ Российской Федерации.

Конституция РФ не допускает возможность выхода субъектов из состава Федерации по волеизъявлению проживающих на их территории граждан. Исходя из этого, назревает логичный вопрос — в какой форме может быть реализовано право народов на самоопределение на территории Российской Федерации. Данная норма имеется в соответствующем разделе Конституции РФ, в которой говорится о том, что самоопределение может проявляться в следующих формах3:

1. Изменение статуса субъекта РФ. К примеру, объединение двух субъектов

2 Смоловая, Е.С. Право народов на самоопределение / Е.С. Смоловая // Молодой ученый. — 2015. -№ 7. — С. 55.

3 Иванов, И.В. Всенародное обсуждение вопросов государственного значения — структурный элемент механизма реализации права народа на самоопределение // Государственная власть и местное самоуправление. — 2014. — № 7. — С. 22.

Российской Федерации (так называемое укрупнение регионов).

2. Образование в составе РФ нового субъекта.

3. Принятие в состав России части иностранного государства или целого государства в качестве нового субъекта Федерации, как это произошло с полуостровом Крым, который позже получил статус Республики и города Федерального Значения в составе Российской Федерации — Севастополь1.

Необходимо так же отметить, что Российская Федерация не проводит какой-либо насильственной экспансии против многонациональных народов, проживающих на ее территории, а наоборот всячески поддерживает культуру различных народностей. К примеру, в республиках в школах преподается родной язык, который является коренным для их жителей.

Более того, в России был принят Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» № 82-ФЗ от 30.04.1999 г2. Статьей 8 Закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» закрепляются права малочисленных народов, лиц, которые относятся к ним, а также объединений малочисленных народов на защиту традиционных образа жизни, промыслов и хозяйствования, а также исконной среды обитания.

Выполняя данные обязанности, Российская Федерация создает комфортные условия проживания в собственных границах, условия и возможности для их самоопределения, обеспечивает реализацию прав и свобод. Совокупность указанных выше мер направлена на то, чтобы дать максимальную автономию в разумных пределах и предотвратить желание выхода из состава РФ .

Следовательно, самоопределение на-

2 Федеральный закон от 30.04.1999 N 82-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»

3 Ахметова, К.С. Коллективные обращения (пети-

ции) и народная правотворческая инициатива в системе народовластия России // Конституционное и

муниципальное право. — 2014. — № 6. — С. 40.

родов является одним из федеративных принципов устройства Российской Федерации. Согласно данному принципу, населяющие РФ народности вправе определять форму политического устройства на территории своего субъекта, но без права претендовать на выход из состава Российской Федерации. Равноправие народов обеспечивается принципом наличия равных возможностей для всех национальностей, входящих в состав федерации.

Российская Федерация состоит из множества мелких региональных образований в условиях современного мира и экономического устройства. Вместе с тем, такое административно-территориальное устройство в государстве не всегда способствует его социально-экономическому развитию и зачастую излишнее дробление является препятствием на пути к созданию прочных и эффективных внутрифедератив-ных отношений между её субъектами4. В связи с указанным, наряду с национальными и территориальными факторами федеративного устройства, появляется новый фактор — экономический. Укрупнение регионов в единое субъектное поле можно усмотреть на примере создания федеральных округов, но с сохранением отдельной власти в каждом региональном сообществе.

Процедуры, которые использовались в 90-е годы, называемые «согласительными», оказались также не эффективным средством обеспечения территориальной целостности Российской Федерации и привели к росту сепаратистских настроений на Северном Кавказе. Действующие в 90- е годы институты «полномочных представителей Президента» так же показали свою крайнюю неэффективность 5. Ситуация изменилась с преобразованием данного института и реализацией проекта по укрупнению субъектов РФ путем создания федеральных округов и единства прокурорского надзора, суда, установления ответственности органов госу-

— 2015. — № 8. — С. 12.

5 Шкретов, Ю.В. Роль национально-этнического фактора в политике непризнания государств // Евразийский Союз: вопросы международных отношений.

— 2013. — № 1 (2). — С. 71.

дарственной власти и местного самоуправления субъектов федерации за нарушение основ Конституционного строя и федерального законодательства. Данные меры во многом позволили обеспечить единство правового поля в Российской Федерации, систематизацию и выстраивание органов государственной власти на основе единой нормативно-правовой базы, что в конечном итоге сыграло немаловажную роль в подавлении сепаратизма в регионах Северного Кавказа.

На современном этапе развития Российского государства не проводятся крупные региональные слияния на основе объединения региональных субъектов и сокращения административно-командных единиц в форме органов региональной власти? Отсюда следует вопрос — по какой причине? Ответ на этот вопрос достаточно простой -верховная власть опасается, что подобные тенденции могут ослабить центральную власть, и укрупненные регионы могут заявить о необходимости их суверенизации. Поэтому в административно-территориальном устройстве федерации преобладает большое количество небольших субъектов по принципу «разделяй и властвуй», что позволяет центральной власти подавлять сепаратистские настроения в отдельных регионах наиболее эффективным образом, ввиду небольшой численности населения данных субъектов федерации.

Следующим способом, обеспечиваю-шдм территориальную целостность России, является укрепление безопасности основ её конституционного строя.

Безопасность конституционного строя России — одно из наиболее приоритетных направлений в деятельности Президента и Правительства Российской Федерации. От того, насколько эффективно реализуется эта функция, зависит безопасность граждан РФ, граждан стран, соседствующих с РФ, глобального мирового порядка (учитывая, что РФ является ядерной державой, обладающей ядерной триадой — на земле, в воде и в воздухе) и т.д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, наука конституционного права постоянно находится во внимании к данной проблематике и движется в направлении укрепления безопасности основ кон-

ституционного строя РФ.

К основам гарантий стабильности сохранения основ конституционного строя являются следую щие:

— регламентированный порядок изменения основ Конституционного строя путем созыва специального органа власти -Конституционного Собрания;

— верховенство положений гл. I «Основы конституционного строя» среди других норм Конституции;

— уголовная ответственность за преступления, связанные с нарушением основ конституционного строя, в том числе связанных с безопасностью государства, объект посягательства которых соответствует ч. 4 ст. 3 Конституции РФ. В ч. 3 ст. 4 Конституции закреплено: «Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории». Тем самым Российская Федерация дает себе право обеспечивать государственную безопасность не только от внешних посягательств, но и от внутренних нарушений основ конституционного строя и безопасности РФ1;

— судебный конституционный контроль;

функции органов власти по охране и защите конституционного строя;

— значительной гарантией сохранения состава и целостности РФ являются инструменты вмешательства во внутренние дела регионов, закрепленные в соответствующих законах. Вмешательство центральной власти во внутренние дела регионов, входящих в состав РФ могут осуществляться в следующей форме:

— финансово-экономическое влияние; отмена региональных законов и

других нормативно-правовых актов, принятых региональными и местными законодательными органами, в случае их противоречия с федеральным законодательством, что было практически повсеместно в 90-е годы и начале 2000-х, когда центральной власти приходилось проводить огромную работу по приведению региональных законов в соответствие с федеральными и не противоречащими друг другу;

1 «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-Ф3 (ред. от 19.02.2018).

роспуск органов власти субъектов федерации, в том числе и увольнение должностных лиц, вплоть до лишения губернаторов полномочий в связи с утратой доверия;

использование сил внутренних войск для наведения конституционного порядка на территории субъекта Российской Федерации в случае наличия такой необходимости. Для поддержки внутреннего порядка в регионах в период экономического кризиса и противостояния со странами Запада, и США, способствующим посредством внедрения собственных агентов росту недовольства у населения действующей властью, Президентом было принято решение о создании специального органа — Национальной гвардии. Данный орган исполнительной власти был создан для того, чтобы участвовать в территориальной обороне в случае наличия такой необходимости и борьбы с проявлениями очагов сепаратизма, особенно в регионах Северного Кавказа.

Конституционный суд Российской Федерации так же является независимым судебным органом, в основу деятельности которого заложено сохранение государственной целостности Российской Федерации и строгое исполнение Конституции РФ на ее территории. Конституционный суд РФ указал на «непозволительность в одностороннем порядке субъектом РФ реализации права на выход из состава РФ, так как этим нарушается территориальное единство федеративного государства и причиняется ущерб конституционному строю России, что не согласуется и противоречит международным нормам о правах человека, наций и народов1.

Деяния, направленные на нарушение территориальной целостности Российского Государства, расцениваются как наносящие ущерб конституционному строю и не могут быть оправданы правом народов на самоопределение. Принципы и истолкование основ права народа на самоопределение, изложены автором выше в настоящей статье.

Помимо прочего, основами обеспече-

ния национальной безопасности РФ в сфере укрепления и сохранения ее территориальной целостности являются федеральные законы, а также международные нормативно-правовые акты. Важнейшим документом в сфере обеспечения территориальной целостности РФ, является Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, где заявляется о том, что территориальная целостность РФ является неотъемлемой компонентой национальной безопасности государства 2.

Кроме того, верховная власть имеет право вводить режим чрезвычайного положения на основании Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении» от 30.05. 2001 г3.

Режим чрезвычайной ситуации представляет собой собирательное понятие, которое включает различные режимы, опосредующие экстремальные ситуации «регионального бедствия», требующие принятия особых мер, которые подобны используемым при введении режима чрезвычайного положения. Устанавливать режим чрезвычайного положения могут федеральные органы власти, органы исполнительной власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления.

Указ Президента Российской Федерации, иные нормативно-правовые акты РФ и субъектов Российской Федерации, которые были приняты с целью обеспечения чрезвычайного положения, относящиеся к временным ограничениям свобод и прав граждан и организаций, утрачивают свою силу вместе с прекращением действия чрезвычайного положения, что не требует специального уведомления.

Если на территории, находящейся в зоне действия режима чрезвычайного положения, временный специальный орган управления не смог обеспечить достижение целей введения режима чрезвычайного положения, возможно создание федерального органа управления данной территорией. Созданный ранее специальный орган управ-

2 Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».

3 Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» от 30.05. 2001 г.

ления территорией прекращает при этом свои полномочия.

Высшее должностное лицо федерального органа по управлению территорией, находящейся в зоне действия чрезвычайного положения, назначает Президент РФ. Президентом РФ также утверждается положение о данном органе управления территорией, находящейся в режиме чрезвычайного положения.

Введение особого управления путем формирования федерального органа управления на территории, на которой действует режим чрезвычайного положения, означает, что полномочия как государственных органов власти субъекта Федерации, так и органов местного самоуправления, которые действовали на данной территории, приостанавливаются с передачей их вновь созданному федеральному органу управления.

Органы особого управления в рамках своих полномочий имеют право издавать распоряжения и приказы по вопросам, относящимся к обеспечению чрезвычайного положения, которые обязательны для исполнения в границах соответствующей территории.

Граждане, должностные лица и организации, находящиеся на территории с режимом чрезвычайного положения, обязаны всемерно поддерживать действия органов особого управления соответствующей территорией, выполнять распоряжения и приказы по вопросам, связанным с обеспечением режима чрезвычайного положения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На межрегиональном уровне (в границах соответствующего федерального округа) задачи и функции по обеспечению координации федеральных исполнительных органов власти, а также организации взаимодействия между государственными органами власти субъектов Федерации и федеральными исполнительными органами власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями в сфере защщы территории и населения от чрезвычайных ситуаций в установленном порядке осуществляется представителем Президента РФ в соответствующем федеральном округе.

Введение специальных правовых режимов на территории определенных субъ-

ектов федерации, либо в отдельных населенных пунктах, согласно Конституции РФ, является важным конституционно-правовым механизмом, обеспечивающим в случае необходимости действия, направленные на сохранение территориальной целостности Российского Государства.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что в Российской Федерации созданы условия и заложен государственный механизм обеспечения безопасности территориальной целостности и основ конституционного строя Российской Федерации на современном этапе ее исторического развития, нуждающемся в предотвращении подобных угроз безопасности, а также сохранения мирных добрососедских взаимоотношений населяющих страну народностей, сохранение мира и реализация в целом интересов России на геополитической арене. Вместе с тем, в ближайшее время на фоне ужесточения санкций в отношении Российской Федерации, исчерпания средств стабилизационного фонда, возможность обострения социально-экономической ситуации в стране в целом не исключена и возможны внутренние угрозы, связанные с массовым недовольством и сепаратистскими настроениями граждан1 , отдельных наций и народностей. С учетом этого, учитывая баланс интересов Российской Федерации, связанных с её территориальной целостностью и многонационального народа, проживающего на территории 85 субъектов, особенно важным в связи с возможным желанием какого-либо субъекта выйти из состава России, является заимствование положительного конституционного опыта прошлых лет по обеспечению внутренней стабильности и целостности территории всего государства и систематического укрепления на законодательном уровне безопасности основ конституционного строя. Ко всему прочему, в федеральном законодательстве отсутствует специальный правовой акт, регулирующий вопросы территориальной целостности и защиты безопасности основ конституционного строя Российской Федерации. По мнению автора, принятие

1 Сергеев, А.Л. Российская государственность в XXI веке: основные проблемы. — М.: Проспект, 2016. — С. 9.

названного нормативного акта также спо- России. собствовало бы обеспечению целостности

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-Ф3 (ред. от 19.02.2018).

3. Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» от 30.05. 2001 г.

5. Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».

9. Иванов, И.В. Всенародное обсуждение вопросов государственного значения — структурный элемент механизма реализации права народа на самоопределение // Государственная власть и местное самоуправление. — 2014. — № 7. — С. 22.

13. Сергеев, А.Л. Российская государственность в XXI веке: основные проблемы. — М.: Проспект, 2016. — С. 9.

14. Смоловая, Е.С. Право народов на самоопределение / Е.С. Смоловая // Молодой ученый. — 2015. — № 7. — С. 55.



Актуальность рассмотрения данного вопроса связана с тем, что задача формирования, упорядочения, совершенствования и устойчивого функционирования системы обеспечения общественной безопасности является актуальной для любой цивилизованной страны.

Для Российской Федерации на современном этапе её развития решение данной задачи особенно актуализируется, учитывая возрастание угроз внешнего характера и связанных с ними обострение внутренних угроз нормальному состоянию общественной безопасности.

Обеспечение общественной безопасности традиционно является приоритетом важности глобального характера для всей в целом страны, учитывая общее состояние законности и правопорядка в России. Ухудшение её состояния отражается на состоянии национальной безопасности и становится предметом озабоченности для всего общества и государства.

Именно поэтому Стратегия национальной безопасности Российской Федерации обозначает, что обеспечение общественной безопасности является приоритетным в деле удовлетворения интересов общества и государства.

Следовательно, рассмотрение вопросов, касающихся понятия и обеспечения общественной безопасности, как одного из важнейших составляющих национальной безопасности, является актуальным и злободневным.

Исследуя генезис понятия «общественная безопасность», можно предположить, что оно формулировалась основываясь, во-первых, на этимологии самого слова «безопасность», определяемой семантикой русского языка (безопасность — отсутствие опасности или ее угрозы кому-либо или чему-либо сохранность, надежность ), на сопоставлении опасности и безопасности и их диалектике, и, во-вторых, из ранее законодательно закреплённого общего понятия «безопасность», которое содержалось в Законе Российской Федерации «О безопасности» и обозначенного как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз».

В них безопасность характеризуется как отсутствие опасности, самой возможности каких-либо потрясений, катаклизмов для объекта, системы, как их реальная защищенность от опасностей, способность надежно противостоять опасностям и угрозам.

Другая группа определений — это определения, в которых безопасность рассматривается в более широком контексте, с позиций внутренней организации, функционирования и развития какого-либо объекта, системы, их взаимодействия с окружающей средой. Они выражают их «способность к эффективному предотвращению или устранению различного рода опасностей и угроз прогрессу и развитию». В них безопасность рассматривается не столько как «состояние» объекта, а в основном как функциональная деятельность. Такие определения сформулированы на основе функционально — деятельностного подхода к пониманию сути безопасности. Безопасность в них трактуется не только как возможность и способность кого-либо или чего-либо охранять, оборонять себя, а, прежде всего как свойство объекта, системы выживать, развиваться и совершенствоваться, их способность сохранять свои особые качества, как отсутствие противоречий в функционировании и развитии объекта, системы, которые могут привести их к разрушению.

Именно с позиции такого подхода, по-нашему мнению, представляется целесообразным подойти к определению общественной безопасности.

Следует отметить, что все современные определения и характеристики общественной безопасности принципиально не противоречат друг другу, а дополняют и развивают, конкретизируют и углубляют представления о безопасности как социальном явлении, о ее сущности. Они ориентируют на то, что по своей сущности общественная безопасность представляет собой определенное состояние объекта, системы, взаимосвязь, взаимодействие и соотношение всей совокупности условий и факторов, обеспечивающих сохранение, защищенность, функционирование, развитие и совершенствование объектов, систем. Однако, при функционально-деятельностном подходе, общественная безопасность может рассматриваться как явление динамичное, постоянно изменяющееся и эволюционизирующее. Такой подход ориентирует на анализ и характеристику общественной безопасности как процесса сохранения и поддержания устойчивого состояния ее как единого образования, её оптимального развития как целого, обеспечивающего защищенность личности и общества от угроз различного характера.

Функционально-деятельностный подход к пониманию общественной безопасности позволяет выявлять и оценивать реальные и потенциальные возможности общества по должному обеспечению защиты человека и общества. На его основе можно определить способности социальной системы адекватно реагировать на опасности, угрозы и вызовы состоянию общественной безопасности, действовать с упреждением по их устранению.

Общественная безопасность, как и безопасность в целом «представляет одну из ключевых категорий современной науки и практики и выступает как важнейшее свойство (атрибут) общественной системы, выражающееся в её целостности, относительной устойчивости и согласия. Иными словами, она, наряду с другими подсистемами национальной безопасности, указывает на надёжность существования и устойчивость развития общественной системы». В то же самое время, общественная безопасность подразумевает и особый вид деятельности по её обеспечению, включающий систему мер, направленных на предотвращение опасностей и угроз общественной безопасности. В данном случае в качестве целевой функции общественной безопасности выступает именно защищённость человека и общества от опасностей и угроз разного характера. При этом под опасностями и угрозами можно понимать совокупность неблагоприятных факторов (явных или латентных), прямо или косвенно влияющих на нормальное состояние общественной безопасности.

При определении содержания общественной безопасности, по-нашему мнению, не следует ограничиваться использованием термина «защищенность». На наш взгляд, понятие «защищенность» характеризует некую статику рассматриваемого явления. Между тем состояние защищенности возникает вследствие предпринимаемых соответствующих мер, направленных на противодействие определенным угрозам.

Следует отметить, что угрозами общественной безопасности являются не только противоправные посягательства, но и другие угрозы (например, природные, техногенные и другие).

С позиции такого подхода представляется возможным полагать, что в широком смысле общественная безопасность — это понятие, характеризующее уровень противодействия угрозам различного характера нормальному состоянию общественной безопасности и степень защищенности человека и общества.

Соответственно, было бы логичнее в определении общественной безопасности обозначить наступательную позицию общества по должному обеспечению защиты жизненно важных интересов и противодействию угрозам. В таком случае, понятие общественной безопасности звучало бы так: общественная безопасность — это состояние защищённости человека и общества от угроз различного характера (противоправных, природных, техногенных и иных), достигаемое противодействием данным угрозам различными общественно-государственными мерами превентивного характера.

В данном случае общественная безопасность, как понятие, характеризует уровень противодействия угрозам общественной безопасности и степень защищённости интересов человека и общества.

При этом, сущность общественной безопасности как социального явления составляют состояние и качество реально сложившихся социальных отношений в обществе, которые обеспечивают необходимый уровень защищённости общественной безопасности и позволяют государству прогнозировать, предупреждать, выявлять и устранять угрозы её нормальному состоянию. Проявляется сущность общественной безопасности в повышении уровня жизни населения, снижении уровня правонарушений и преступлений; в функционировании системы противодействия угрозам безопасности человека и общества; в динамичности системы обеспечения общественной безопасности (ее способности своевременно выявлять и нейтрализовывать опасности и угрозы её нормальному состоянию, своевременно перестраиваться в соответствии с изменением обстановки).

Иными словами, введение в научный и нормативно-правовой оборот предложенного авторского определения «общественная безопасность» ориентирует на динамичные характеристики, связанные с диагностикой возникающих угроз нормальному состоянию общественной безопасности, способствует совершенствованию деятельности субъектов, реализующих указанную функцию, сделав приоритетными такие направления деятельности, как прогнозирование угроз, их профилактика, а также разработка и реализация мер по противодействию этим угрозам.

Чаще чем в научной литературе, общественная безопасность употребляется в нормативных и правовых актах, однако, пожалуй, единственное нормативное закрепление её понятия содержится в Концепции общественной безопасности в Российской Федерации, которая трактует её как «состояние защищенности человека и гражданина, материальных и духовных ценностей общества от преступных и иных противоправных посягательств, социальных и межнациональных конфликтов, а также от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» .

Если исходить из данного определения, предложенная нами формулировка понятия «общественная безопасность» не только согласуется с толкованием, содержащимся в Концепции общественной безопасности в Российской Федерации (далее — Концепция), но также содержательно дополняет её и выступает понятием, характеризующим уровень защищённости человека и общества (то есть понятие отражающее степень удовлетворённости их интересов в защищённости).

Заметим, что указанная Концепция определяет общественную безопасность как одну из приоритетных направлений государственной политики. .

При этом, данной Концепцией, как условие достижения целей системы обеспечения общественной безопасности обозначается важность определения и нейтрализации угроз общественной безопасности путём применения различных мер политического, организационного, социально-экономического, информационного, правового и иного характера .

Основными целями обеспечения общественной безопасности являются: достижение и поддержание необходимого уровня защищенности прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов организаций и общественных объединений, материальных и духовных ценностей общества от угроз криминального характера; повышение уровня защищенности населения от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также от террористических угроз; сохранение гражданского мира, политической, социальной и экономической стабильности в обществе и другие. .

Таким образом, анализ Концепции позволяет установить, что в ней общественная безопасность определяется не только как понятие, определяющее состояние защищённости человека и общества, но и как деятельность, сочетающая в себе комплекс превентивных мер предупреждения угроз различного характера.

Базовый документ стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности (частью которого, как мы отметили ранее, является общественная безопасность ) Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, определяет национальные интересы и стратегические национальные приоритеты Российской Федерации, под которыми понимаются, соответственно, объективно значимые потребности личности, общества и государства в обеспечении их защищённости и устойчивого развития и важнейшие направления обеспечения национальной безопасности.

Вторым по значимости стратегическим национальным приоритетом, после обороны страны, Стратегия определила государственную и общественную безопасность, провозгласив, что состояние национальной безопасности напрямую зависит от степени её реализации и эффективности функционирования системы её обеспечения. При этом, целями государственной и общественной безопасности, Стратегия определила, защиту конституционного строя, суверенитета, государственной и территориальной целостности Российской Федерации, основных прав и свобод человека и гражданина, сохранение гражданского мира, политической и социальной стабильности в обществе. защиту населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. В Стратегии также перечислены основные угрозы нормальному состоянию общественной безопасности, направления и способы её обеспечения

Таким образом, можно заметить, что целевая ориентация общественной безопасности характеризуется не только состоянием её защищённости, но и предполагает определение и нейтрализацию угроз общественной безопасности путём применения комплекса мер различного характера. Данный вывод также подтверждает, что авторское определение понятия «общественной безопасности» наиболее согласуется со смыслом анализируемых Стратегии и Концепции.

Соответственно, обозначив общественную безопасность как важнейший стратегический национальный приоритет, следует определить её как состояние защищённости человека и общества от угроз различного характера (противоправных, природных, техногенных и иных), достигаемое противодействием данным угрозам различными общественно-государственными мерами превентивного характера.

Литература:

<p>УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года В соответствии с федеральными законами от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» и от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» п о с т а н о в л я ю: 1. Утвердить прилагаемую Стратегию экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года. 2. Правительству Российской Федерации: а) разработать в 3-месячный срок меры организационного, нормативно-правового и методического характера, необходимые для реализации Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, и обеспечить их выполнение; б) обеспечить мониторинг и оценку состояния экономической безопасности Российской Федерации; в) осуществлять контроль за реализацией Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года; г) представлять Президенту Российской Федерации ежегодно доклад о состоянии экономической безопасности Российской Федерации и мерах по ее укреплению. 3. Признать утратившим силу Указ Президента Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. № 608 «О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положениях)» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 18, ст. 2117). 4. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания. Президент Российской Федерации В.Путин Москва, Кремль 13 мая 2017 года № 208 ________________ УТВЕРЖДЕНА Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2017 г. № 208 СТРАТЕГИЯ экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года I. Общие положения 1. Настоящая Стратегия является документом стратегического планирования, разработанным в целях реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации, определенных в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683. 2. В настоящей Стратегии определяются вызовы и угрозы экономической безопасности Российской Федерации (далее — экономическая безопасность), а также цели, основные направления и задачи государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности. 3. Настоящая Стратегия направлена на обеспечение противодействия вызовам и угрозам экономической безопасности, предотвращение кризисных явлений в ресурсно-сырьевой, производственной, научно-технологической и финансовой сферах, а также на недопущение снижения качества жизни населения. 4. Правовую основу настоящей Стратегии составляют Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» и от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», другие федеральные законы, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. 5. Настоящая Стратегия является основой для формирования и реализации государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности на федеральном, региональном, муниципальном и отраслевом уровнях. 6. Настоящая Стратегия призвана консолидировать усилия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации (далее — органы государственной власти), органов местного самоуправления, Центрального банка Российской Федерации и институтов гражданского общества по обеспечению экономической безопасности в целях защиты национальных интересов и реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации. 7. В настоящей Стратегии используются следующие основные понятия: 1) «экономическая безопасность» — состояние защищенности национальной экономики от внешних и внутренних угроз, при котором обеспечиваются экономический суверенитет страны, единство ее экономического пространства, условия для реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации; 2) «экономический суверенитет Российской Федерации» (далее — экономический суверенитет) — объективно существующая независимость государства в проведении внутренней и внешней экономической политики с учетом международных обязательств; 3) «национальные интересы» Российской Федерации в экономической сфере — объективно значимые экономические потребности страны, удовлетворение которых обеспечивает реализацию стратегических национальных приоритетов Российской Федерации; 4) «угроза экономической безопасности» — совокупность условий и факторов, создающих прямую или косвенную возможность нанесения ущерба национальным интересам Российской Федерации в экономической сфере; 5) «вызовы экономической безопасности» — совокупность факторов, способных при определенных условиях привести к возникновению угрозы экономической безопасности; 6) «риск в области экономической безопасности» — возможность нанесения ущерба национальным интересам Российской Федерации в экономической сфере в связи с реализацией угрозы экономической безопасности; 7) «обеспечение экономической безопасности» — реализация органами государственной власти, органами местного самоуправления и Центрального банка Российской Федерации во взаимодействии с институтами гражданского общества комплекса политических, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер, направленных на противодействие вызовам и угрозам экономической безопасности и защиту национальных интересов Российской Федерации в экономической сфере. II. Вызовы и угрозы экономической безопасности 8. На современном этапе мирового развития отчетливо проявляются объективные признаки разрушения однополярного мира. При этом процесс перехода к многополярности сопровождается нарастанием геополитической нестабильности и неустойчивости развития мировой экономики, резким обострением глобальной конкуренции. Отмечается стремление к перераспределению влияния в пользу новых центров экономического роста и политического притяжения. Происходят существенные изменения в области международного права, военно-политической и экономической областях. 9. На международные экономические отношения все большее влияние оказывают факторы, представляющие угрозу для экономической безопасности. Усилилась тенденция распространения на сферу экономики вызовов и угроз военно-политического характера, а также использования экономических методов для достижения политических целей. 10. На состояние экономической безопасности существенное влияние начинают оказывать факторы, связанные с глобальным изменением климата, способные вызвать дефицит продовольствия и пресной воды, обострить конкуренцию за доступ к возобновляемым ресурсам, в том числе к ресурсам Арктической и Антарктической зон, акваторий Северного Ледовитого океана. 11. В условиях усиления существующих и появления новых вызовов и угроз экономической безопасности Российская Федерация сохраняет достаточно высокий уровень экономического суверенитета и социально-экономической стабильности. 12. К основным вызовам и угрозам экономической безопасности относятся: 1) стремление развитых государств использовать свои преимущества в уровне развития экономики, высоких технологий (в том числе информационных) в качестве инструмента глобальной конкуренции; 2) усиление структурных дисбалансов в мировой экономике и финансовой системе, рост частной и суверенной задолженности, увеличение разрыва между стоимостной оценкой реальных активов и производных ценных бумаг; 3) использование дискриминационных мер в отношении ключевых секторов экономики Российской Федерации, ограничение доступа к иностранным финансовым ресурсам и современным технологиям; 4) повышение конфликтного потенциала в зонах экономических интересов Российской Федерации, а также вблизи ее границ; 5) усиление колебаний конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков; 6) изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости, развитие «зеленых технологий»; 7) деятельность создаваемых без участия Российской Федерации межгосударственных экономических объединений в сфере регулирования торгово-экономических и финансово-инвестиционных отношений, которая может нанести ущерб национальным интересам Российской Федерации; 8) подверженность финансовой системы Российской Федерации глобальным рискам (в том числе в результате влияния спекулятивного иностранного капитала), а также уязвимость информационной инфраструктуры финансово-банковской системы; 9) исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями; 10) отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики; 11) недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности; 12) слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов; 13) истощение ресурсной базы топливно-сырьевых отраслей по мере исчерпания действующих месторождений; 14) ограниченность масштабов российского несырьевого экспорта, связанная с его низкой конкурентоспособностью, недостаточно развитой рыночной инфраструктурой и слабой вовлеченностью в мировые «цепочки» создания добавленной стоимости; 15) низкие темпы экономического роста, обусловленные внутренними причинами, в том числе ограниченностью доступа к долгосрочным финансовым ресурсам, недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры; 16) несбалансированность национальной бюджетной системы; 17) недостаточно эффективное государственное управление; 18) высокий уровень криминализации и коррупции в экономической сфере; 19) сохранение значительной доли теневой экономики; 20) усиление дифференциации населения по уровню доходов; 21) снижение качества и доступности образования, медицинской помощи и, как следствие, снижение качества человеческого потенциала; 22) усиление международной конкуренции за кадры высшей квалификации; 23) недостаточность трудовых ресурсов; 24) неравномерность пространственного развития Российской Федерации, усиление дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню и темпам социально-экономического развития; 25) установление избыточных требований в области экологической безопасности, рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребления. 13. Вызовы и угрозы экономической безопасности в обязательном порядке учитываются при разработке документов стратегического планирования в сфере социально-экономического развития Российской Федерации. III. Цели, основные направления и задачи государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности 14. Целями государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности являются: 1) укрепление экономического суверенитета Российской Федерации; 2) повышение устойчивости экономики к воздействию внешних и внутренних вызовов и угроз; 3) обеспечение экономического роста; 4) поддержание научно-технического потенциала развития экономики на мировом уровне и повышение ее конкурентоспособности; 5) поддержание потенциала отечественного оборонно-промышленного комплекса на уровне, необходимом для решения задач военно-экономического обеспечения обороны страны; 6) повышение уровня и улучшение качества жизни населения. 15. Основными направлениями государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности являются: 1) развитие системы государственного управления, прогнозирования и стратегического планирования в сфере экономики; 2) обеспечение устойчивого роста реального сектора экономики; 3) создание экономических условий для разработки и внедрения современных технологий, стимулирования инновационного развития, а также совершенствование нормативно-правовой базы в этой сфере; 4) устойчивое развитие национальной финансовой системы; 5) сбалансированное пространственное и региональное развитие Российской Федерации, укрепление единства ее экономического пространства; 6) повышение эффективности внешнеэкономического сотрудничества и реализация конкурентных преимуществ экспортно ориентированных секторов экономики; 7) обеспечение безопасности экономической деятельности; 8) развитие человеческого потенциала. 16. Основными задачами по реализации направления, касающегося развития системы государственного управления, прогнозирования и стратегического планирования в сфере экономики, являются: 1) совершенствование системы стратегического планирования, последовательное проведение государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности; 2) улучшение инвестиционного климата, повышение привлекательности российской юрисдикции для осуществления предпринимательской деятельности; 3) принятие комплекса дополнительных мер, направленных на деофшоризацию национальной экономики; 4) совершенствование государственного контроля за осуществлением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства; 5) совершенствование механизма принятия ответных мер в случае применения иностранными государствами и международными организациями санкций и других дискриминационных ограничений в отношении российских юридических и (или) физических лиц и отраслей экономики Российской Федерации; 6) оптимизация регулятивной и налоговой нагрузки на хозяйствующие субъекты с учетом необходимости обеспечения устойчивого развития экономики страны и модернизации ее производственно-технологической базы; 7) совершенствование механизмов бюджетного планирования, осуществления контроля в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд, предотвращение картельных сговоров; 8) повышение эффективности бюджетных расходов; 9) повышение эффективности государственного управления государственными корпорациями, государственными компаниями и акционерными обществами с государственным участием; 10) использование механизмов проектной деятельности, в том числе при решении задач обеспечения экономической безопасности; 11) совершенствование деятельности контрольно-надзорных органов, в том числе на основе широкого внедрения риск-ориентированного подхода и развития практики страхования ответственности субъектов экономической деятельности; 12) оптимизация потоков трудовой миграции исходя из потребностей национальной экономики; 13) юридическое закрепление границ исключительной экономической зоны Российской Федерации (включая арктический континентальный шельф и морские акватории), защита прав и интересов российских хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в этой зоне; 14) совершенствование норм и нормативов применения инновационных технологий (в том числе технологий цифровой экономики) и материалов в производственной и хозяйственной деятельности; 15) борьба с нецелевым использованием и хищением государственных средств, коррупцией, теневой и криминальной экономикой. 17. Основными задачами по реализации направления, касающегося обеспечения устойчивого роста реального сектора экономики, являются: 1) комплексная модернизация производственно-технологической базы отраслей реального сектора экономики с учетом требований промышленной и экологической безопасности; 2) обеспечение достаточного (безопасного) уровня технологической независимости национальной экономики, в первую очередь стратегически важных производств; 3) создание и устойчивое развитие перспективных высокотехнологичных секторов экономики; 4) обеспечение устойчивого развития стратегически значимых организаций оборонно-промышленного комплекса; 5) поддержка высокотехнологичного малого и среднего бизнеса; 6) повышение производительности труда, ресурсо- и энергоэффективности производственных процессов; 7) формирование производственных кластеров, развитие территорий, на которых установлен льготный режим осуществления промышленно-производственной и технико-внедренческой деятельности; 8) комплексное развитие транспортной инфраструктуры, создание современных транспортно-логистических комплексов, разработка и внедрение современных транспортных средств; 9) комплексное развитие энергетической инфраструктуры, внедрение перспективных энергоэффективных технологий, повышение эффективности переработки энергоресурсов и диверсификация направлений их экспорта с учетом мировых тенденций перехода на низкоуглеродную экономику; 10) создание стратегических запасов государственных материальных резервов и мощностей, достаточных для гарантированного обеспечения мобилизационных нужд Российской Федерации; 11) расширение использования производственно-технологического и инновационного потенциалов организаций оборонно-промышленного комплекса для развития производства продукции гражданского назначения. 18. Основными задачами по реализации направления, касающегося создания экономических условий для разработки и внедрения современных технологий, стимулирования инновационного развития, а также совершенствования нормативно-правовой базы в этой сфере, являются: 1) преодоление критической зависимости от импортных поставок научного, экспериментального, испытательного и производственного оборудования, приборов и микроэлектронных компонентов, программных и аппаратных средств вычислительной техники, селекционных и генетических материалов; 2) интеграция образования, науки и производственной деятельности в целях повышения конкурентоспособности национальной экономики; 3) расширение государственной поддержки научно-технической и инновационной деятельности, а также формирование благоприятных</p>

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ НОВОЙ СТРАТЕГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИРОШНИКОВ Денис Владимирович, ГАЙДУК Сергей Леонидович

Аннотация. В статье проводится теоретико-правовой анализ Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной 31 декабря 2015 г. Авторы рассматривают скорректированное понятие национальной безопасности, систему национальной безопасности и иные концептуальные основы новой Стратегии. Особое внимание уделяется месту Стратегии в системе документов стратегического планирования, а также анализу документа с точки зрения юридической техники.

Ключевые слова: безопасность, национальная безопасность, стратегия, Стратегия национальной безопасности, территориальная целостность, стратегическое планирование.

В последний день 2015 г. Президент РФ утвердил своим указом обновленную Стратегию национальной безопасности Российской Федерации (далее — Стратегия) взамен утвержденной в 2009 г. Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Обновление документа стратегического планирования было продиктовано кардинально изменившимся с 2009 г. состоянием международной, региональной и национальной безопасности России, а также требованиями Федерального закона от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

Стратегия национальной безопасности -не только юридический, но и политический документ, отражающий основные направления внутренней и внешней политики России. В новой редакции дана объективная оценка происходящим в современном мире политическим процессам, определенным образом видится роль России в современном мире в условиях наращивания угроз национальной безопасности страны1. Однако политический анализ стратегии — тема отдельного исследования.

В данной статье предпринята попытка теоретико-правового анализа документа стратегического планирования, выявление и анализ его узловых особенностей.

Проведенный анализ новой Стратегии национальной безопасности РФ позволил нам выделить следующие теоретико-правовые новеллы документа.

1. Понятие национальной безопасности. В новой Стратегии было скорректировано понятие национальной безопасности, что говорит о некой фундаментальности изменений, так как данное понятие является сущностной основой документа.

Во-первых, словосочетание «территориальная целостность» как объект национальной безопасности было заменено (как в понятии национальной безопасности, так и по всему тексту документа) на словосочетание «государственная и территориальная целостность». Это изменение представляется нам необходимым, поскольку нарушение государственной целостности не всегда может повлечь нарушение целостности территории2. Более того, Кон-

2 См. подробнее: Ирошников Д.В. Комментарий к Федеральному закону «О безопасности» от 28 декабря 2010 года № 390-Ф3 (постатейный). Рязань : Издательство «Концепция»,

2014. С. 37.

ституция РФ содержит понятия «государственная целостность», «территориальная целостность», «целостность Российской Федерации» (данную категорию уместно рассматривать и как территориальную, и как государственную целостность).

Во-вторых, словосочетание «устойчивое развитие Российской Федерации» было заменено на «устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации». Данное изменение явилось отражением закрепленного в п. 5 Стратегии положения о «неразрывной взаимосвязи и взаимозависимости национальной безопасности Российской Федерации и социально-экономического развития страны». Не умаляя важность социально-экономического развития страны, хотелось бы отметить, что в данном случае это изменение существенно сужает смысл объекта защиты, поскольку государство должно обладать устойчивым развитием и в иных сферах помимо социально-экономической.

В-третьих, разработчики стратегии после категории «суверенитет» добавили в понятие национальной безопасности категорию «независимость». Несмотря на то, что суверенитет означает полную независимость государства от других государств в его внутренних делах и внешних отношениях3, на наш взгляд, это изменение можно объяснить следующим. Суверенитет — политическое понятие, означающее прежде всего независимость государственной власти, в то время как новая категория «независимость» рассматривается в более широком смысле (например, продовольственная независимость, энергетическая независимость и т. п.).

2. Система национальной безопасности. Необходимо обратить внимание, что в документе лаконично и в то же время предельно ясно описана система национальной безопасности России. В Стратегии установлено, что «национальная безопасность включает в себя оборону страны и все виды безопасности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации». В этой фразе наконец-то определено, что национальная безопасность включает в себя оборону страны. Данный вопрос имел

3 Словарь иностранных слов / под ред. И.В. Лехина, С.М. Лок-шиной, Ф.Н. Петрова, Л.С. Шаумяна. 6-е изд., перераб. и доп. М., 1964. С. 620.

важное теоретическое значение, поскольку Конституция РФ включает в себя словосочетание «оборона страны и безопасность государства» (через союз «и», соединяющий однородные члены предложения). Существующие федеральные законы от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне» и от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» иерархически не связаны, так как не имеют соответствующих упоминаний и отсылок друг к другу. Несмотря на то, что национальная безопасность включает все возможные виды безопасности, разработчики документа определили, что это прежде всего государственная4, общественная, информационная, экологическая, экономическая, транспортная, энергетическая безопасность и безопасность личности.

3. Взаимосвязь государственных органов и органов местного самоуправления с институтами гражданского общества. По тексту документа прослеживается идея взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с институтами гражданского общества в целях обеспечения безопасности. Один из принципов обеспечения безопасности в Федеральном законе «О безопасности» закрепляет взаимодействие федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, других государственных органов с общественными объединениями, международными организациями и гражданами в целях обеспечения безопасности. О «конструктивном взаимодействии органов государственной власти, организаций и общественных объединений в целях защиты национальных интересов Российской Федерации и обеспечения безопасности личности, общества и государства» упоминается и в Федеральном законе «О стратегическом планировании в Российской Федерации». При этом в новой Стратегии употреблена категория «институты гражданского общества», что не

4 Заслуживает внимания отдельный и весьма сложный во-

прос о месте и роли государственной безопасности в системе национальной безопасности России: во-первых, до сих пор нельзя говорить о полноценной теории государственной безопасности в отечественной науке и, во-вторых, вопросы государственной безопасности в действующих нормативных правовых актах и документах стратегического планирования весьма размыты в системе национальной безопасности, что не позволяет говорить о полноценной правовой основе государственной безопасности. Показателем этого является и анализируемая Стратегия, в которой в одном разделе смешаны два вида национальной безопасности — государственная и общественная.

совсем тождественно законодательной трактовке. Более того, в документе лишь упоминается о возможности такого взаимодействия, но не очерчено последнее и не перечислены конкретные институты гражданского общества. На наш взгляд, это является недостатком новой Стратегии, так как именно в документе стратегического планирования логично было бы развить данную идею ввиду перспективности и значимости взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с институтами гражданского общества. Проведенный анализ текста Стратегии показывает, что к таким институтам гражданского общества можно отнести прежде всего школу и церковь.

4. Наука, технологии и образование. Заслуживает особого внимания закрепленная в Стратегии необходимость повышения качества преподавания русского языка, литературы, отечественной истории, основ светской этики, традиционных религий. Нам представляется, что разработчики документа заглянули вглубь проблемы, совершенно правильно и бесспорно определив ее истоки. Нужно заметить, что в соответствии с новой Концепцией национальной безопасности Латвийской Республики русский язык и российская информационная политика являются одной из угроз национальной безопасности Латвии5. Нам представляется, что в связи с этим следует отдельно предусмотреть поддержку русского языка и русскоязычных средств массовой информации на территории других стран с высоким процентом русскоязычного населения.

На наш взгляд, серьезным упущением в рассматриваемом ракурсе является отсутствие в разделе «Наука, технологии и образование» указаний на повышение качества преподавания права, уровня правосознания и правовой культуры граждан в целях обеспечения национальной безопасности России.

5. Роль Совета Безопасности. К дискуссионным моментам следует отнести то, что в Стратегии спроецировано положение из Федерального закона «О безопасности» о координирующей роли Совета Безопасности РФ при реализации государственной политики

Российской Федерации в сфере обеспечения национальной безопасности. При этом Федеральный закон называет Совет Безопасности конституционным совещательным органом. В соответствии с легальными определениями координационные органы именуются межведомственными комиссиями или организационными комитетами и образуются заинтересованными органами исполнительной власти для обеспечения согласованных действий при решении определенного круга задач, а совещательные органы — советами и образуются для предварительного рассмотрения вопросов и подготовки по ним предложений, носящих рекомендательный характер6. Учитывая это, а также исходя из законодательного определения, координационная роль совещательного органа — Совета Безопасности — весьма дискуссионна с теоретико-правовой точки зрения.

5. Стратегия национальной безопасности в системе документов стратегического планирования. Необходимо отметить, что новая Стратегия разработана и утверждена в соответствии с Федеральным законом «О стратегическом планировании в Российской Федерации», до принятия которого утверждение в нашей стране ряда документов не имело полноценного законодательного регулирования. Указанный закон устанавливает правовые основы стратегического планирования, документами которого являются стратегии, концепции, доктрины, послания Президента Федеральному Собранию РФ и др. По мнению А.В. Малько, закон «содержит ориентиры для развития всех сегментов правовой системы общества, для всех участников юридической деятельности. Особое значение вышеназванный закон имеет для нормативной основы правовой системы,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

для правотворчества» .

Следует обратить особое внимание на одну из перечисленных в Федеральном законе «О стратегическом планировании в Российской Федерации» целей стратегического пла-

6 Постановление Правительства РФ от 19 января 2005 г. № 30 «О Типовом регламенте взаимодействия федеральных органов исполнительной власти» // // СПС «КонсультантПлюс».

7 Малько А.В. Правовая политика и стратегия развития рос-

нирования — обеспечение национальной безопасности. Отдельно дано понятие документов в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: это утверждаемые (одобряемые) Президентом РФ документы стратегического планирования, определяющие стратегические приоритеты, цели и меры внутренней и внешней политики, характеризующие состояние национальной безопасности Российской Федерации. В ст. 18 Закона прописаны вопросы принятия и корректировки, а также содержания Стратегии национальной безопасности РФ. В то же время стратегическое планирование в области обеспечения безопасности входит в содержание деятельности по обеспечению безопасности в соответствии со ст. 3 Федерального закона «О безопасности». Таким образом, стратегическое планирование является неотъемлемой частью системы обеспечения национальной безопасности России.

Особая роль стратегии национальной безопасности подчеркнута в Федеральном законе «О безопасности», согласно которому «государственная политика в области обеспечения безопасности реализуется… на основе стратегии национальной безопасности Российской Федерации, иных концептуальных и док-тринальных документов.». В новой Стратегии четко определено ее место в системе других документов стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности как базового документа стратегического планирования, тем самым Стратегии была придана особая юридическая сила по отношению к иным документам стратегического планирования. Говоря о месте и роли Стратегии среди иных документов стратегического планирования, В.М. Баранов отмечает: «Стратегия как жанр планирования и как документ призвана быть единым и единственным наивысшим организующим центром»8.

6. Реализация Стратегии. Давняя дискуссия исследователей о месте документов стратегического планирования в системе источников права закончилась на том, что документы стратегического планирования однозначно не являются источниками российского права и могут рассматриваться лишь как второсте-

8 Баранов В.М. Стратегия законотворчества современной России: понятие, технико-юридическое оформление, эффективность реализации // Юридическая техника. 2015. № 9. С. 33.

пенные, вспомогательные источники наряду с правовой доктриной.

Официальную позицию о месте доктрины (на примере военной доктрины) в системе источников права Конституционный Суд РФ из-

ложил в своем постановлении , в котором отметил: «Основные положения военной доктрины Российской Федерации не содержат нормативных предписаний». Однако судья В. О. Лучин в особом мнении подчеркнул, что «утверждение указом Президента того или иного документа (доктрины, положения, программы) придает ему характер официального общеобязательного акта»10.

При этом Федеральный закон «О стратегическом планировании» закрепляет положение о мониторинге реализации документов стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, результаты которого отражаются в ежегодном докладе Секретаря Совета Безопасности РФ Президенту РФ о состоянии национальной безопасности Российской Федерации и мерах по ее укреплению.

В новой Стратегии указано, что ее положения обязательны для выполнения всеми органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Обязательность выполнения положений Стратегии представляется нам весьма спорной по следующим основаниям. Во-первых, термин «реализация» идеально подходит применительно к категориям «цели», «стратегические приоритеты», «основы государственной политики», которые содержатся в документах стратегического планирования. Более того, о реализации Стратегии упоминается в п. 111

9 Постановление Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики)», Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 года № 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации»» // СПС «КонсультантПлюс».

10 Там же.

самого этого документа. Во-вторых, из теории права известно о реализации права и ее формах, среди которых исполнение относится прежде всего к обязывающим нормам. Учитывая неоднозначное место документов стратегического планирования среди источников права, а также положения действующего законодательства, более корректно было бы использовать в Стратегии вместо категории «выполнение» категорию «реализация».

7. Срок действия документа. В отличие от ранее действующей «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» новый документ стратегического планирования носит постоянный характер с учетом корректировки, проводимой один раз в шесть лет. Данное новшество установлено Федеральным законом «О стратегическом планировании в Российской Федерации». На наш взгляд, шестилетний срок действия документа между корректировками можно объяснить шестилетним сроком полномочий Президента РФ, а также соответственно Правительства РФ, и новыми направлениями внутренней и внешней политики государства, несмотря на то, что ни юридически, ни фактически корректировка Стратегии не привязана к сроку полномочий главы государства.

8. Структура стратегии. Структурно документ не изменился, при этом были скорректированы наименования некоторых разделов. Так, разд. II «Современный мир и Россия: состояние и

тенденции развития» стал именоваться «Россия в современном мире». В данном изменении нам видится не противопоставление России современному миру, а интегративный подход, демонстрирующий, что страна находится и занимает свое место в международном сообществе. Вместо категории «национальная оборона» (подразд. I разд. IV) фигурирует категория «оборона страны», тем самым терминологию привели в соответствие с Конституцией РФ. Основные «характеристики» состояния национальной безопасности были заменены на «показатели», т. е. терминологически Стратегия была приведена в соответствие с п. 3 ч. 2 ст. 14 Федерального закона «О безопасности» и п. 6 ч. 3 ст. 18 Федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

Бесспорно, предыдущая редакция Стратегии нуждалась в пересмотре в соответствии с изменившейся обстановкой в мировом сообществе. Следует положительно оценить то, что корректировка коснулась не только политической направленности документа, но и его глубоких теоретико-правовых основ, начиная с самого понятия национальной безопасности. Несмотря на выявленные в ходе настоящего исследования некоторые дискуссионные моменты и противоречия, изменения в Стратегии можно характеризовать как позитивные, направленные на совершенствование системы обеспечения национальной безопасности России.

Библиографический список

1. Федеральный закон от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне» // СПС «КонсультантПлюс».

2. Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» // СПС «КонсультантПлюс».

3. Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

4. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утв. Указом Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683 // СПС «КонсультантПлюс».

5. Постановление Правительства РФ от 19 января 2005 г. № 30 «О Типовом регламенте взаимодействия федеральных органов исполнительной власти» // // СПС «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Постановление Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики)», Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 года № 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации»» // СПС «КонсультантПлюс».

9. Ирошников Д.В. Комментарий к Федеральному закону «О безопасности» от 28 декабря 2010 года № 390-Ф3 (постатейный). — Рязань : Издательство «Концепция», 2014.

11. Словарь иностранных слов / под ред. И.В. Лехина, С.М. Локшиной, Ф.Н. Петрова, Л.С. Шаумяна. — 6-е изд., перераб. и доп. — М., 1964.

Оставьте комментарий