Процессуальное правопреемство в банкротстве

Обжалование определения суда об отложении судебного разбирательства в деле о банкротстве

Арбитражные юристы отмечают, что в силу статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 32 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)” дела о банкротстве юридических лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными Законом о банкротстве.

В соответствии с частью 1 статьи 188 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определение арбитражного суда может быть обжаловано отдельно от судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, в случаях, если в соответствии с АПК предусмотрено обжалование этого определения, а также, если это определение препятствует дальнейшему движению дела.

Пунктом 3 статьи 61 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)” установлен иной порядок обжалования определений суда, вынесенных в рамках дела о банкротстве, а именно: иные определения арбитражного суда, которые приняты в рамках дела о банкротстве, но не предусмотрены Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и в отношении которых не установлено, что они подлежат обжалованию, могут быть обжалованы в апелляционном порядке не позднее чем через четырнадцать дней со дня их принятия.

При этом, возможность вынесения арбитражным судом определения об отложении судебного разбирательства предусмотрена положениями статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому порядок обжалования, установленный пунктом 3 статьи 61 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)”, к определению Арбитражного суда города Москвы от 13.02.2017 об отложении судебного заседания, не применим.

Ни нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ни Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)”, ни разъяснениями Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 года N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве” не предусмотрено обжалование определения суда об отложении судебного разбирательства.

Кроме того, в соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции” при решении вопроса о том, подлежит ли определение суда первой инстанции, на которое подана апелляционная жалоба, обжалованию отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, как это предусмотрено частью 1 статьи 188 Арбитражного процессуального кодекса, следует иметь в виду, что в отношении определения об отложении судебного разбирательства, могут быть заявлены возражения только при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Форма подготовлена с использованием правовых актов по состоянию на 25.12.2009.
В Арбитражный суд г. __________________
Заявитель: ___________________________,
местонахождение: ______________________
______________________________________,
телефон, факс, адрес электронной почты:
_______________________________________
Исх. от ________ N _____
ХОДАТАЙСТВО
о продлении срока конкурсного производства
Решением Арбитражного суда _____________________ от «___»____________
____ г. по делу N ________ _______________________________________ признан
(наименование или Ф.И.О.)
несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное
производство. Определением Арбитражного суда ___________________________ от
«___»____________ ____ г. по тому же делу срок конкурсного производства в
отношении _________________________________ был продлен на 6 месяцев. На
(наименование или Ф.И.О.)
«___»____________ ______ г. назначено новое заседание арбитражного суда по
рассмотрению отчета конкурсного управляющего.
В связи с тем, что до настоящего времени конкурсная масса в полном
объеме не сформирована:
__________________________________________________________________________,
(например: не полностью произведены расчеты с кредиторами)
на основании п. 2 ст. 124 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»,
ч. 1 ст. 41, ст. 223 АПК РФ
ПРОШУ
Арбитражный суд _____________ продлить срок конкурсного производства в
отношении ________________________ на 6 месяцев. Ходатайство конкурсного
управляющего о продлении срока конкурсного производства поддержано
комитетом кредиторов на заседании, состоявшемся «___»____________ ____ г.
Конкурсный управляющий:
«___»____________ ______ г. ______________________/________________
(Ф.И.О.) (подпись)

Под правопреемством в банкротстве в первую очередь понимают изменение субъектного состава кредиторов должника.

В силу норм Кодекса Украины по процедурам банкротства (Кодекс о банкротстве) суд выявляет кредиторов должника, рассматривает и признает их обоснованные требования. Определение о признании требований является основанием для их внесения в реестр требований кредиторов. Именно этот документ на протяжении всей процедуры банкротства будет определять объем прав кредиторов, наличие или отсутствие у них статуса обеспеченных кредиторов, «объем» их голосов на собрании кредиторов. В последствии конкурсные кредиторы могут быть представлены в комитете кредиторов и влиять на исход процедуры банкротства должника.

Возникновение и признание

Для признания кредиторских требований суд рассматривает материальные и правовые основания требований к должнику. А после этого, руководствуясь процессуальными нормами Кодекса о банкротстве, принимает судебное определение, в котором фиксирует такие требования, их размер, статус, очередность погашения.

Кодекс о банкротстве устанавливает порядок осуществления процессуального правопреемства в деле о банкротстве и не регулирует материальные правовые основания правопреемства.

Так, в статье 43 Кодекса о банкротстве сказано о том, что «в случае выбытия или замены кредитора в деле о банкротстве суд по заявлению правопреемника или иного участника (участников) дела осуществляет замену такой стороны ее правопреемником на любой стадии производства по делу. Все действия, совершенные по делу о банкротстве до вступления в дело правопреемника, обязательны для него так же, как они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил».

Статья 52 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины говорит об обязанности суда заменить сторону процесса ее правопреемником в случае замены стороны в обязательстве или в иных случаях замены стороны в правоотношениях.

Вместе с тем для осуществления процессуального правопреемства суду, который рассматривает дело о банкротстве, необходимо установить факт материального правопреемства, с которым закон связывает выбытие или замену кредитора, замену стороны в обязательстве или иной случай замены стороны.

Подобный вывод изложен судьями Верховного Суда (ВС) в особом мнении в деле № 922/6220/15, которое рассматривалось Судебной палатой для рассмотрения дел о банкротстве Верховного Суда. Не согласившись с мнением Палаты в части того, что определение о замене стороны в порядке правопреемства не подлежит кассационному обжалованию, судьи отметили, что решение о замене не является только процессуальным. При рассмотрении вопроса замены стороны судьи анализируют наличие материальных оснований для правопреемства по статье 512 Гражданского кодекса (ГК) Украины. И лицо, которое оспаривает правопреемство, должно иметь право на рассмотрение его жалобы кассационным судом как судом права, который наделен компетенцией рассматривать вопросы неправильного применения норм материального права.

Кстати, определенности в вопросе наличия права на кассационное обжалование определения о правопреемстве нет до сих пор. Точку в данном вопросе может поставить Большая Палата ВС, если примет к производству дело № 50/311-б, которое было передано 30 апреля 2020 года на ее рассмотрение.

Основания для материального правопреемства определены в статье 512 ГК Украины, в которой сказано о том, что кредитор в обязательстве может быть заменен другим лицом:

— вследствие цессии,

— в результате правопреемства (например, универсального правопреемства при реорганизации юридического лица либо наследования),

— вследствие исполнения обязанности должника третьим лицом, поручителем или залогодателем,

— в иных случаях, которые определены законом.

Частичное правопреемство

Материальное правопреемство в ряде случаев допускает возможность сингулярного (частичного) правопреемства.

В то же время важно учитывать, что нормы как ХПК Украины, так и профильного Кодекса о банкротстве не предусматривают возможности сингулярного процессуального правопреемства. Так, в случае осуществления правопреемства происходит выбытие или замена стороны (кредитора) в деле о банкротстве с передачей новому участнику всех процессуальных прав и обязанностей правопредшественника. Законом не предусмотрена возможность разделить между новым и старым кредиторами процессуальные права в деле о банкротстве.

Такая возможность нарушила бы баланс интересов кредиторов и создала бы неопределенность в делах о банкротстве.

Верховный Суд в постановлении от 4 декабря 2018 года по делу № 31/160(29/170(6/77-5/100) делает вывод, что «для правильного решения вопроса замены кредитора в деле о банкротстве его правопреемником следует установить, были ли признаны кредиторские требования правопредшественника и в каком размере, а также объем переданных прав требования к банкроту. При этом, оценивая объем передаваемых прав, нужно учитывать общепризнанный принцип частного права «nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse haberet», который означает, что никто не может передать больше прав, чем имеет сам».

У нового кредитора, который приобрел часть права требования к банкроту, фактически возникают иные материальные основания для признания требования, чем те, которые существовали на момент рассмотрения заявления первичного кредитора судом. Такие требования должны, по моему мнению, рассматриваться судом как новые требования, заявленные после окончания срока для их подачи.

Кодекс о банкротстве не ограничивает срок заявления требований к должнику и не предусматривает изменения очередности погашения требований для такого кредитора. В то же время такой кредитор не будет иметь права решающего голоса в выборных органах управления кредиторов.

Такой подход сделает невозможным злоупотребление правом и заключение сделок, которые будут направлены, например, исключительно на изменение статуса кредитора с обеспеченного на необеспеченного и получение права решающего голоса с целью контроля над комитетом кредиторов и процедурой банкротства в целом в нарушение прав иных кредиторов.

Ярким примером такого злоупотребления может быть уступка обеспеченным кредитором части права денежного требования без соответствующей ему части обеспечения в пользу связанного лица после утверждения реестра требований кредиторов. В случае если суд допустит замену такого кредитора в порядке процессуального правопреемства и признает за ним статус конкурсного кредитора с правом решающего голоса, будут нарушены права необеспеченных кредиторов, которые не смогут рассчитывать на первоочередное получение суммы с продажи имущества должника, в отличие от обеспеченного кредитора.

Кроме того, фактически происходит попытка подмены правопреемством института отказа от обеспечения, который введен в профильный Кодекс о банкротстве, чтобы дать правовую возможность обеспеченному кредитору получить право голоса. Отмечу также, что по мнению Кассационного хозяйственного суда ВС, изложенному в постановлении от 7 ноября 2019 года в деле № 913/849/14, отказ от обеспечения возможен в срок, установленный для заявления требований конкурсных кредиторов, то есть до утверждения реестра требований кредиторов.

Положения статьи 47 Кодекса о банкротстве также не допускают возможности произвольного изменения соотношения голосов кредиторов должника на протяжении процедуры банкротства. Норма императивно устанавливает, что основанием для определения количества голосов конкурсных кредиторов является определение, вынесенное по результатам предварительного заседания.

Недопустимость таких сделок подчеркивается в постановлении Большой Палаты Верховного Суда от 3 июля 2019 года № 369/11268/16-ц: договор не может использоваться участниками гражданских правоотношений для уклонения от исполнения судебного решения, вступившего в законную силу. Поскольку заключаемый договор нарушает имущественные интересы кредитора, правопорядок не может оставлять без реакции такие действия, которые хотя и не нарушают конкретных императивных норм, но являются очевидно недобросовестными и сводятся к злоупотреблению правом. Такой договор может быть признан недействительным.

Комментарий к определению Верховного Суда РФ от 05 августа 2019 года № 308-ЭС17-21032 (2,3)

Фабула дела.

В ходе дела о банкротстве гражданки Озеровой Т.Н. в реестр требований кредиторов была включена ее задолженность перед банком. Уже после завершения дела о банкротстве и освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств банк уступил данное право требования третьему лицу. Арбитражный суд Краснодарского края по заявлению цессионария произвел процессуальное правопреемство, в чем его поддержала апелляция. Отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отметил, что так как на момент уступки права требования должник уже был освобожден от дальнейшего исполнения обязательств, то правопреемство в материальном праве не возникло, а значит отсутствуют основания и для процессуального правопреемства. Точку в споре поставил Верховный Суд РФ (ВС РФ), отменив постановление суда округа и оставив в силе определение суда первой инстанции и постановление апелляции.

ВС РФ отметил, что закрепленное в статье 213.28 Закона о банкротстве правило об освобождении гражданина от исполнения требований кредиторов (долгов) по итогам процедуры банкротства, является, по сути, экстраординарным способом прекращения обязательств несостоятельного физического лица, отвечающего критериям добросовестности. Вместе с тем, обстоятельства препятствующие должнику освободиться от имеющихся обязательств (пункт 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве) могут быть установлены и после завершения реализации имущества должника. Так, в случае выявления фактов сокрытия гражданином — должником имущества или незаконной передачи имущества третьим лицам по заявлению конкурсного кредитора, уполномоченного органа или финансового управляющего определение суда о завершении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам с возобновлением производства по делу о банкротстве должника. Такое заявление может быть подано указанными лицами в порядке и сроки, предусмотренные статьей 312 АПК РФ. Исходя из этого высшая судебная инстанция сделала вывод о том, что реализация конкурсным кредитором этого права непосредственно связана с наличием у него процессуального статуса как такового, при этом завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве по требованию, от исполнения которого должник освобожден.

В общем и целом позиция ВС РФ, несмотря на достаточно узкую и неразвернутую мотивировку, представляется обоснованной. С учетом специфики дел о несостоятельности банкротстве само по себе наличие статуса конкурсного кредитора по делу о банкротстве предоставляет соответствующему лицу набор определенных правомочий, в том числе и чисто процессуальных, право на реализацию которых не всегда утрачивается в связи с завершением дела о банкротстве и освобождением гражданина от дальнейшего исполнения обязательств. Одно из таких правомочий как раз и приведено в комментируемом судебном акте.

Более широкий перечень подобных правомочий имеют конкурсные кредиторы по делам о банкротстве юридических лиц после завершения соответствующих процедур и исключения должника из ЕГРЮЛ.

По общему правилу (пункт 9 статьи 142 Закона о банкротстве) требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными. В соответствии с пунктом 3 статьи 149 Закона о банкротстве определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица.

Однако, в силу части 5.2. статьи 64 ГК РФ в случае обнаружения имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из единого государственного реестра юридических лиц, в том числе в результате признания такого юридического лица несостоятельным (банкротом), заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право. При этом такое заявление может быть подано в течение пяти лет с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении юридического лица.

Кроме того, согласно пункту 11 статьи 142 Закона о банкротстве кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве. В случае отсутствия указанного имущества или по заявлению третьего лица суд вправе удовлетворить требования данных кредиторов путем взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество должника. Указанное требование может быть предъявлено в срок, установленный федеральным законом.

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 61.14 Закона о банкротстве конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых были включены в реестр, а также кредиторы по текущим платежам, работники и бывшие работники должника имеют право на подачу заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и после завершения конкурсного производства. Срок на подачу такого заявления составляет 3 года и исчисляется по правилам, указанным в пунктах 5 и 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве.

В соответствии с частью 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка права требования). Частью 1 статьи 384 ГК РФ предусмотрено, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

Следовательно, если с денежным правом требования конкурсного кредитора по делу о банкротстве связано и его право на получение после завершения конкурсного производства обнаруженного имущества ликвидированного должника, право инициировать привлечение контролировавших должника лиц к субсидиарной ответственности и другие, то все эти связанные права подлежат передаче и в случае уступки права требования таким кредитором третьему лицу.

Таким образом, само по себе завершение конкурсного производства пусть и является основанием для прекращения обязательственных правоотношений юридического лица (в виду его ликвидации и исключения его из ЕГРЮЛ — статья 419 ГК РФ), однако не прекращают специальных правомочий конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, вытекающих из их статуса.

Возвращаясь к комментируемому определению с сожалением стоит констатировать, что по наиболее интересному с теоретической точки зрения вопросу — является ли завершение процедуры банкротства основанием для прекращения обязательства должника-физического лица либо только основанием для освобождения его от их исполнения с сохранением самого обязательства — судебная коллегия пусть и высказалась («экстраординарный способ прекращения обязательства»), но отсутствие должной и подробной правовой мотивировки оставляет широкий простор для дискуссий.

Фабула дела

В 2016 году было возбуждено дело о банкротстве ООО «Олекминский рудник», исходя из судебных актов кредиторы приняли решение отказаться от требований в целях предотвращения процедуры банкротства, дело о банкротстве было прекращено в связи с отказом всех кредиторов.

После этого один из кредиторов обратился к должнику о взыскании задолженности в общеисковом порядке, суды трех инстанций удовлетворяют исковое заявление о взыскании задолженности, поскольку посчитали, что отказ от заявления о включении в реестр требований кредиторов не ведет к утрате возможности предъявить это же требование к должнику в общеисковом порядке.

Вместе с тем, в период рассмотрения дела по иску кредитора план спасения должника не удался и в 2018 повторно было принято заявление о банкротстве ООО «Олекминский рудник».

Кредитор, ранее отказавшийся вместе с иными кредиторами от требований, но не получивший возврата долга, вооружившись судебным актом о взыскании задолженности с должника, обращается с требованием о включении в реестр в новом банкротстве. Первая и апелляционная инстанция отказывают со ссылкой на то, что кредитор уже обращался в арбитражный суд с заявлением о включении требований в реестр требований кредиторов ООО «Олекминский рудник» в рамках первого дела о банкротстве (№ А04-10758/2016), а значит уже реализовал право на судебную защиту и, отказавшись впоследствии от требования к должнику, распорядился этим правом, вытекающим из приведенного обязательства. Заседание в суде кассационной инстанции назначено на 11 февраля 2020.

Верховный Суд РФ в рамках дела о взыскании задолженности в общеисковом порядке с должника по жалобе Федеральной налоговой службы, обратившейся ранее в порядке пункта 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» передает дело на рассмотрение судебной коллегии по экономическим делам.

Таким образом, встает вопрос преодолим ли отказ от требований и подлежит ли такое требование кредитора в реестр банкрота.

Право истца отказаться от исковых требований закреплено статье 49 АПК РФ. Последствием отказа истца от иска и принятие отказа судом является прекращение производства по делу (статья 150 АПК). Последствием же прекращения производства по делу является недопущение повторного обращения в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (статья 151 АПК РФ).

Согласно пункту 11. Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» если до принятия судом определения по результатам рассмотрения обоснованности заявления о признании должника банкротом заявитель откажется от своего требования о признании должника банкротом, то при наличии других заявлений о признании должника банкротом суд прекращает производство по заявлению, а при отсутствии других заявлений — прекращает производство по делу о банкротстве на основании пункта 4 части 1 статьи 150 АПК РФ. В таких случаях повторное обращение того же кредитора в суд с заявлением о признании должника банкротом по тем же основаниям не допускается (часть 3 статьи 151 АПК РФ). Однако в случае введения процедуры банкротства по заявлению другого лица о признании должника банкротом упомянутый кредитор вправе обратиться с заявлением об установлении в деле о банкротстве своего требования, на котором было основано заявление о признании должника банкротом.

Можно ли считать, что «новым основанием» для обращения кредитора с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника является факт повторного возбуждения дела о банкротстве должника, вследствие чего право на возмещение задолженности у кредитора возникает только с кредиторами, включённым в реестр требований кредиторов, поскольку согласно статье 142 Закона о банкротстве расчеты с кредиторами происходят в соответствии с реестром требований кредиторов, установление которых происходит путем обращения с заявлением в рамках дела о банкротстве (статья 100 Закона о банкротстве), то есть закон не позволяет должнику исполнитель обязательство перед кредитором в добровольном внесудебном порядке.

Законодательство устанавливает недопущение повторного обращения в суд при отказе от иска, однако не ограничивает выбрать иные способы защиты права, однако в условиях, когда единственный способ защиты права — это судебный, поскольку, должник не вправе добровольно исполнять обязательства выборочным кредиторам, то полагаю, что отказ от иска преодолим, а требование кредитора подлежит включению в реестр кредиторов банкрота.

Оставьте комментарий