Распространение действия договора на ранее возникшие отношения

Решение от 13 ноября 2017 г. по делу № А56-62247/2017

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 50/52
http://www.spb.arbitr.ru
Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

Дело № А56-62247/2017
13 ноября 2017 года
г.Санкт-Петербург
Резолютивная часть решения объявлена 09 ноября 2017 года.
Полный текст решения изготовлен 13 ноября 2017 года.
Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
в составе:
судьи Ресовская Т.М.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем с/з Борисенко Т.Э.
рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению:
заявитель ФЕДЕРАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ЦЕНТР ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАЗНАЧЕЙСТВА РОССИИ»
заинтересованное лицо Управление Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу
третье лицо Управление Федерального казначейства по Санкт-Петербургу
о признании незаконным решения
при участии
от заявителя Антипов В.В. довер. от 06.04.17, Тарелкин С.С. довер. от 06.04.17
от заинтересованного лица Журавлев А.Ю. довер. от 30.12.16
от третьего лица Сидорович Е.Н. довер. от 17.01.17
установил:

Федеральное казенное учреждение «Центр по обеспечению деятельности Казначейства России» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением (с учетом уточнения), в котором просит признать решение незаконным Инспекции Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу от 23.05.2017 по делу № 11-140/17.
В судебном заседании представитель Учреждения поддержал требования.
Представитель УФАС просил отказать в удовлетворении заявления, считая оспариваемое решение правомерным и обоснованным.
Управление Федерального казначейства, привлеченное к участию с деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований, поддержало позицию заявителя.
Рассмотрев материалы дела, заслушав доводы представителей, суд установил следующие обстоятельства.
Как следует из материалов дела, в связи с поступившей от Межрегионального филиала ФКУ «Центр по обеспечению деятельности Казначейства России» в г. Санкт-Петербурге информацией (вх. 11589/17 от 1-2.05.2017) в соответствии с п. 1 ч. 1, пп. «б» п. 1 ч. 3 и п. 2 ч. 15 ст. 99 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе), на основании приказа Санкт-Петербургского УФАС России «О проведении внеплановой документарной проверки» Инспекцией Санкт-Петербургского УФАС России по осуществлению внеплановых проверок соблюдения законодательства Российской Федерации в сфере закупок (далее — Инспекция УФАС) проведена внеплановая документарная проверка по соблюдению заказчиком законодательства о контрактной системе при осуществлении закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) на оказание услуг по охране объектов при помощи пульта централизованного наблюдения (контракт № 154-04/2017 от 11.05.2017, извещение № 0872400000217000169).
Извещение об осуществлении закупки размещено 03.05.2017 на Официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок www.zalaipki.gov.ru (далее — Официальный сайт).

Начальная (максимальная) цена государственного контракта — 87 808,40 руб.
Контракт, заключенный на основании с п. 6 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе, а также протокол разногласий к нему, подписаны сторонами 11.05.2017.
Согласно п. 1.2 контракта «срок оказания услуг по контракту: с 01 января 2017 года по 31 декабря 2017 года», а в п. 8.1 контракта установлено, что «настоящий контракт вступает в силу с даты подписания и распространяет свое действие на отношения сторон, возникшие в период с «01» января 2017 г. по «31» декабря 2017 г., а в части взаиморасчетов до полного исполнения обязательств сторонами».
Инспекцией УФАС было установлено, что в нарушение ч. 1 ст. 2 Закона о контрактной системе (п. 2 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации), п. 3 ст. 3 (п. 2 ст. 3), ч. 1 ст. 94 Закона о контрактной системе контракт, заключенный заказчиком с единственным поставщиком (исполнителем, подрядчиком), содержит условие о распространении действия контракта на отношения сторон, возникшие до их подписания.
Решением от 23.05.2017 по делу № 11-140/17 Инспекция признала в действиях заказчика нарушения ч. 1 ст. 2 Закона о контрактной системе (п. 2 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации), п. 3 ст. 3 (п. 2 ст. 3), ч. 1 ст. 94 Закона о контрактной системе.
Не согласившись с решением, Учреждение обратилось в Арбитражный суд с заявлением, в котором просило признать решение незаконным и обязать Управление отозвать решение, направленное в Управление федерального казначейства по г.Санкт-Петербургу.
Позже заявитель отказался от второй части требований.
Как установлено в части 1 статьи 2 Закона о контрактной системе, законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоит из Закона о контрактной системе и других федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в ч. 1 ст. 1 Закона о контрактной системе. Нормы права, содержащиеся в других федеральных законах и регулирующие указанные отношения, должны соответствовать настоящему Федеральному закону.
В соответствии с п. 1 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданско-правовой договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.
В соответствии с ч. 2 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.
Согласно п. 3 ст. 3 Закона о контрактной системе закупка товара, работы, услуги для обеспечения государственных или муниципальных нужд (далее — закупка) — совокупность действий, осуществляемых в установленном настоящим Федеральным законом порядке заказчиком и направленных на обеспечение государственных или муниципальных нужд. Закупка начинается с определения поставщика (подрядчика, исполнителя) и завершается исполнением обязательств сторонами контракта. В случае, если в соответствии с настоящим Федеральным законом не предусмотрено размещение извещения об осуществлении закупки или направление приглашения принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), закупка начинается с заключения контракта и завершается исполнением обязательств сторонами контракта.

В соответствии с п. 2 ст. 3 Закона о контрактной системе определение поставщика (подрядчика, исполнителя) — совокупность действий, которые осуществляются заказчиками в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, начиная с размещения извещения об осуществлении закупки товара, работы, услуги для обеспечения государственных нужд (федеральных нужд, нужд субъекта Российской Федерации) или муниципальных нужд либо в установленных настоящим Федеральным законом случаях с направления приглашения принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя) и завершаются заключением контракта.
В соответствии с ч. 13 ст. 34 Закона о контрактной системе в контракт включается обязательное условие о порядке и сроках оплаты товара, работы или услуги, о порядке и сроках осуществления заказчиком приемки поставленного товара, выполненной работы (ее результатов) или оказанной услуги в части соответствия их количества, комплектности, объема требованиям, установленным контрактом, а также о порядке и сроках оформления результатов такой приемки.
В силу части 1 статьи 94 Закона № 44-ФЗ исполнение контракта включает в себя комплекс мер, реализуемых после заключения контракта и направленных на достижение целей осуществления закупки путем взаимодействия заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с гражданским законодательством и настоящим Федеральным законом.
Согласно части 2 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ при осуществлении закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) в случаях, предусмотренных пунктами 1 — 3, 6 — 8, 11 — 14, 16 — 19 части 1 данной статьи, заказчик размещает в единой информационной системе извещение об осуществлении такой закупки не позднее, чем за пять дней до даты заключения контракта.
Согласно материалам дела заказчиком внесена информация о закупке в план-график 21.04.2017 с указанием о том, что планируемый срок осуществления закупки – май 2017 года.
Извещение о проведении закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) размещено 03.05.2017, а контракт заключен 11.05.2017, то есть после размещения извещения в единой информационной системе.
В извещении о закупке заказчик указал, что «срок оказания услуг по контракту: с 01 января 2017 года по 31 декабря 2017 года».
Таким образом, нарушение части 2 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ в действиях заказчика отсутствует. Не усматривается судом и нарушения части 1 статьи 94 Закона № 44-ФЗ.
Пункт 2 статьи 425 ГК РФ прямо предусматривает, что стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.
Согласно пункту 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано обязательными для сторон правилами, установленными законом или иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения (статья 422 ГК РФ).

УФАС делает безосновательный вывод о том, что в действиях Межрегионального филиала есть нарушения норм Закона 44-ФЗ, ссылаясь на то, что Законом №44-ФЗ не предусмотрено оказание услуг до заключения контракта.
Между тем законодательство о контрактной системе не предусматривает запрета на применение положений п.2 ст.425 ГК РФ в рамках заключения государственного контракта с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем).
Согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» судам следует учитывать, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.
В данном случае можно сделать вывод, что запрет на применение сторонами договора указанной нормы (п. 2 ст. 425 ГК РФ) может быть установлен в исключительных случаях, а данная норма является диспозитивной и коррелирует с принципом свободы договора.
Таким образом, выводы УФАС о недопустимости наличия в государственном контракте условия о распространении его действия на отношения сторон, возникшие до его заключения, не обоснованы, так как не подтверждены какой-либо действующей нормой права, указывающей на это.
Как следует из контракта, в нем содержатся следующие положения:
— п. 3.1.4 — «Исполнитель обязуется представлять Государственному заказчику счет и Акт об оказании услуг за предыдущий месяц не позднее 5 числа месяца следующего за отчетным»;
— п. 3.2.2 — «Государственный заказчик обязуется после заключения контракта передать Исполнителю техническую документацию на Комплекс»;
— п. 3.2.18 — «Государственный заказчик обязуется не позднее 10 рабочих дней с момента получения подписать представленные Исполнителем Акты об
оказании услуг за предыдущий месяц».
— п. 3.2.16 — «Государственный заказчик обязуется своевременно оплачивать услуги, оказываемые Исполнителем, согласно условиям настоящего контракта»;
— п. 5.2 — «Размер ежемесячной абонентской платы за услуги, оказываемые Исполнителем, указывается в Перечне»;
— п. 5.6 — «Ежемесячная абонентская плата за оказанные услуги Исполнителю производится Государственным заказчиком в течение 10 (десяти) календарных дней с даты подписания Государственным заказчиком Акта об оказании услуг…».
При этом разделом 4 контракта, в том числе п. 4.8, предусмотрено право Исполнителя требовать уплаты пеней, в том числе за просрочку исполнения Государственным заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом.
Проанализировав приведенные нормы права, Инспекция УФАС пришла к выводу, что установление в контракте положений о том, что условия контракта распространяют свое действие на отношение сторон, возникших до его заключения, недопустимо, поскольку срок начала действия отношений сторон в рамках закупки строго определяется Законом о контрактной системе, что в дальнейшем позволяет осуществить контроль за надлежащим исполнением контракта.

Между тем пункты Контракта, на которые ссылается УФАС, (п. 3.2.2.; п. 3.2.18; п.3.2.16.; п.5.6), устанавливают обязанности заявителя, которые он должен выполнить после заключения контракта.
Как пояснил представитель третьего лица, приемка услуг, оказанных исполнителем по контракту, осуществлялась после заключения государственного контракта в установленном законодательстве порядке, в соответствии с условиями контракта; оплата по контракту осуществляется Межрегиональным филиалом в строгом соответствии с требованиями статьи 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации и Порядком учета территориальными органами Федерального казначейства бюджетных и денежных обязательств получателей средств федерального бюджета, утвержденным Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.12.2015 № 221н. Ни приемка, ни оплата услуг не осуществлялась до заключения контракта.
Данные обстоятельства подтверждают, в том числе, что действия Заявителя полностью соответствует п.3 ст.3; ч.1 ст.94; ч.8 ст.103 Закона №44-ФЗ.
Кроме того, в отзыве УФАС сам признает, что вопросы о несоответствии извещения о закупке информации, предусмотренной планом-графиком; о заключении контракта (осуществлении закупки) не в соответствии с планом-графиком; несвоевременность включения закупки в план-график; оказание и приемка услуг без контракта; нарушение заказчиком и исполнителем положений контракта в части направления и подписания актов оказанных услуг, а также в части несвоевременной оплаты оказанных услуг выходит за пределы компетенции УФАС.
Согласно позиции Министерства экономического развития Российской Федерации, изложенной в письме от 04.03.2015 № Д28и-506, заказчик вправе распространить срок действия контракта на предшествующий период в соответствии с пунктом 2 статьи 425 ПС РФ, в случае если план-график закупок, товаров, работ, услуг размещен на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
По государственным контрактам, где заказчиком является получатель бюджетных средств, применение пункта 2 статьи 425 ГК РФ рассматривается в контексте исключительно государственных контрактов, заключенных с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем). Применение данной нормы связано со спецификой осуществления закупки определенных товаров, работ, услуг у ряда субъектов, обладающих соответствующими исключительными полномочиями. Закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) подразумевает, что заказчиком заключается государственный контракт с конкретным субъектом, который известен ему заранее. При этом формальную процедуру выбора поставщика (подрядчика, исполнителя) в отличие от конкурентных способов определения поставщиков (конкурсов, аукциона, запроса котировок и запроса предложений) заказчик не проводит (части 1 и 2 статьи 24 Закон).
В определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении заявителя от 30.06.2017, вынесенном Управлением Федерального казначейства, указано, что «Не имеется оснований полагать, что заказчиком при указанных обстоятельствах были нарушены условия Контракта по оплате и приемке оказанных услуг. Достижение сторонами соглашения о применении к их отношениям, сложившимся до заключения контракта, связано с надлежащим исполнением обязательств, возникающих в первую очередь на преддоговорной стадии соответствующих правоотношений и затем контракта, и свидетельствует о согласии заказчика оплатить услуги, оказанные в период, предусмотренный контрактом, и не означает, что непосредственно обязанность по их исполнению возникла у заказчика ранее заключения им контракта в письменной форме в порядке, установленном положениями Закона».

Существует судебная практика по аналогичным делам (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.09.2015 № А21-3989/2014; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.07.2016 по делу №А81-5629/2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.11.2016 по делу № А40-214371/2015, определение Верховного Суда РФ от 13.03.2017 № 305-КГ17-521). В указанных судебных актах высказывается позиция о допустимости применения к государственным контрактам, заключенным с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), п.2 статьи 425 ГК РФ.
На основании вышеизложенного суд полагает решение антимонопольного органа неправомерным, а требования заявителя подлежащими удовлетворению.
Руководствуясь ст.ст. 167-170, 201, 150, 151 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,
Арбитражный суд решил:
Признать незаконным решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу от 23.05.2017 по делу № 11-140/17.
В части отказа Федерального казенного учреждения «Центр по обеспечению деятельности Казначейства России» от требований производство по делу прекратить.
Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу в пользу Федерального казенного учреждения «Центр по обеспечению деятельности Казначейства России» 3 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.
Решение может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия.
Судья Ресовская Т.М.

Суд:

АС Санкт-Петербурга и Ленинградской обл.

Истцы:

ФЕДЕРАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ЦЕНТР ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАЗНАЧЕЙСТВА РОССИИ»

Ответчики:

Управление Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу

Иные лица:

Управление Федерального казначейства по Санкт-Петербургу

Распространение действия договора на отношения возникшие ранее

1. Да, в соответствии с ч. 1 ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

2. Да, отдельного соглашения о применении ч. 2 ст. 425 ГК РФ не требуется. Данные условия могут быть установлены в договоре.

3. Да, правильно. В соответствии с ч. 2 ст. 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений. Случаи, когда договор аренды государственного и муниципального имущества может быть заключен без проведения торгов перечислены в Справочнике Системы Юрист.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах Системы Юрист

Рекомендация: Какое условие будет применяться, если стороны забыли его согласовать в договоре (диспозитивные нормы Гражданского кодекса)

Забыли согласовать, что договор распространяется на ранее возникшие отношения

Допустим, одна сторона перечислила предоплату или совершила исполнение до того, как договор был заключен (например: выполнила часть подрядных работ, поставила товар, пустила арендатора). Тогда перед такой стороной встает вопрос: как распространить действия договора на отношения с контрагентом, которые возникли еще до его заключения.

Стороны могут установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора (п. 2 ст. 425 ГК РФ). Это правило пункта 2 статьи 425 Гражданского кодекса РФ носит диспозитивный характер, и только сами стороны вправе внести его в договор. Важно оговориться, что с 1 июня 2015 года в этот пункт законодатель добавил концовку: «если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений». Теперь это несколько ограничивает свободу усмотрения сторон в части распространения договора на ранее возникшие отношения.

Итак, сложилась следующая практика применения этой диспозитивной нормы.

  1. Если стороны по каким-то причинам забыли внести эту оговорку, суды отказывают удовлетворять требования о применении условий договора к ранее возникшим отношениям.
  2. Суды применяют только те условия договора, которые стороны сами установили в договоре. Логика судебных решений в том, что если стороны подписали договор, они свободно выразили свою волю и согласились распространить условия договора на отношения, возникшие до заключения договора.

Пример из практики: суды отказали арендаторам в оспаривании пункта договора, который распространял условия договора на период до его заключения

Стороны в договоре установили, что при использовании участка до заключения договора его условия применяются к отношениям, возникшим до его заключения. Позже арендатор попытался признать этот пункт договора незаконным. Суд отказал в удовлетворении требований (см., например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 февраля 2010 г. по делу № А43-12116/2009 и определение ВАС РФ от 16 мая 2011 г. № ВАС-5782/11).

В то же время суды проверяют, соответствует ли такое условие договора истинному положению вещей. То есть действительно ли договор исполнялся еще до того, как был заключен, действительно ли между сторонами существовали правоотношения.

Пример из практики: суд признал ничтожным пункт договора, обязывающий арендатора оплатить аренду за период до заключения договора, так как в этот период у арендодателя не было право распоряжаться участком

Суд решил, что у арендатора земельного участка нет обязанности по внесению арендной платы за период, предшествующий заключению договора. «В части установления обязанности ответчика по оплате аренды за период с 01.01.2005 по 10.02.2007, суд признал пункт 3.3 договора аренды земельного участка ничтожным ввиду отсутствия у истца права на распоряжение земельным участком до 10.02.2007» (определение ВАС РФ от 6 апреля 2011 г. № ВАС-3870/11).

Наконец, есть еще одна особенность. Даже если стороны договорились распространить действие договора на период до его заключения, это не означает, что еще до заключения договора у них возникла обязанность его исполнять. А значит, нельзя потребовать примения договорных санкций за нарушение, которое произошло до заключения договора.

Пример из практики: суд отказал во взыскании неустойки за то, что арендатор не вносил арендную плату до заключения договора

Стороны заключили договор аренды здания и распространили его действие на отношения, возникшие с даты подписания ими акта приемки-передачи здания. Арендодатель обратился в суд с иском о взыскании задолженности по арендной плате и неустойки.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, но суд апелляционной инстанции отменил решение в части взыскания договорной неустойки. Суд первой инстанции не имел «оснований признавать, что ответчиком нарушены договорные обязательства в период, когда между сторонами имели место лишь фактические отношения, и удовлетворять иск о взыскании договорной неустойки за период, предшествовавший заключению договора» (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

Совет

Закон допускает, чтобы на отношения, возникшие до заключения договора, распространялись положения, указанные в договоре (п. 2 ст. 425 ГК РФ). Если стороны заинтересованы в этом, в текст договора необходимо включить специальную оговорку:

«Условия настоящего договора применяются к отношениям сторон, возникшим до заключения настоящего договора».

Напротив, если стороны не заинтересованы в применении правила о распространении договора на ранее возникшие отношения, никаких особых оговорок не требуется. В то же время, если есть опасения, что какие-либо из условий договора суд может расценить как распространяющие его действие на прошлый период, можно внести в договор пункт:

«Условия настоящего договора применяются к отношениям сторон, возникшим исключительно после заключения настоящего договора».

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатно

Как быть с датой

Начнем с наиболее распространенного случая: контрагенты вспоминают про составление договора уже после того, как реальные отношения установились и составлено множество документов – платежных, складских и т.п. Казалось бы, самый простой выход в данной ситуации — оформить договор «задним числом». Но у этого варианта есть существенные риски. Ведь документооборот в компаниях устроен таким образом, что многие документы связаны между собой. Поэтому, составляя договор «задним числом», мы увеличиваем риск того, что «что-то где-то» не сойдется. Например, будет непонятно, почему в платежных документах нет ссылки на реквизиты договора. Аналогичная картина может сложиться с отгрузочными документами, не говоря уже про счета-фактуры. Весьма вероятно, что при проверке этот факт будет обнаружен. Естественно, такая находка не сулит ничего хорошего для организации и ее бухгалтера. Поэтому, составление договора «задним числом», на наш взгляд, далеко не лучший и, что важнее, не безопасный вариант.

Как же правильно поступить, если стороны забыли составить договор вовремя? На самом деле, Гражданский кодекс предоставляет абсолютно легальную возможность распространить действие договора на периоды, предшествующие его официальному подписанию. Для этого достаточно включить в текст договора условие о том, что в соответствии с пунктом 2 статьи 425 ГК РФ стороны договорились применять положения заключенного договора к отношениям, возникшим между ними до подписания договора. И все. Договор, содержащий подобное условие, будет распространять свое действие на прошлые периоды. При этом не потребуется ни переделывать документы, ни объяснять проверяющим несоответствие дат, ни следить за точностью указания даты заключения в договоре.

Написали лишнего

Следующая ситуация, при возникновении которой требуется исправить договор, – указание в нем условий, которые та или иная сторона выполнять не намерена или не может. Такое случается, если в организации применяется стандартный договор, или когда в качестве «рыбы» для договора используются либо прошлые договоры, либо договоры, взятые из правовых баз или интернета. Зачастую, такие документы вычитываются невнимательно, в результате чего в них попадают условия, не соответствующие реальным договоренностям. Например, условие об авансе, хотя работа идет «по факту», или условие о самовывозе, хотя предусмотрена доставка и т.д. Конечно, в некоторых случаях, если сторона, в пользу которой оказалась ошибка, не настаивает на исполнении данной обязанности, можно оставить все как есть. Но иногда такие условия договоров могут нести налоговые риски. Например, условие о предоплате, если ее реально не было, вполне может вызвать вопросы у налоговиков, которые захотят увидеть в бюджете НДС с этого аванса. Поэтому, такие неточности лучше все же из договора убрать.

Сделать это достаточно просто, если обе стороны согласны с тем, что произошла ошибка, и условие в договоре явно лишнее. В таком случае достаточно оформить и подписать дополнительное соглашение к договору. Составить такое дополнительное соглашение можно по-разному. Например, можно прямо в допсоглашении обозначить условия договора, которые стороны решили считать недействительными, а также указать, с какого момента это произойдет. А можно изложить весь договор в новой редакции, убрав лишние условия. В новой редакции договора нужно указать, что она распространяет свое действие на отношения сторон, возникшие прежде. И тот, и другой варианты абсолютно законны, а выбор между ними, как правило, обусловлен индивидуальными особенностями документооборота в организации.

Исключая из договора те или иные условия, нужно помнить о том, что есть пункты, без которых договор теряет свою юридическую силу. Для каждого вида договора эти пункты индивидуальны. Например, в договоре подряда – это условие о сроке, в договоре купли-продажи недвижимости –условие о цене и т.п. Конкретные условия, которые нельзя исключить из конкретного договора, названы в Гражданском кодексе в статьях, регулирующих данный вид договора. Но в любом случае нельзя убирать условия, касающиеся предмета (товара, работы, услуги и т.п.), ради которого и заключен договор. Иначе договор станет беспредметным, и исполнить его будет невозможно.

Зеркальным по отношению к только что рассмотренной ситуации, является случай, когда в договор не внесено то или иное важное для сторон условие. Решается данная проблема аналогично – подписанием дополнительного соглашения к договору.

Надо поменять сторону

Наконец, рассмотрим еще одну ситуацию. Встречается она реже, чем описанные выше, а вот сложностей вызывает гораздо больше. Речь идет о необходимости заменить сторону договора. Не секрет, что многие собственники ведут бизнес не через одну фирму, а сразу через несколько, диверсифицируя таким образом риски, а также распределяя финансовые потоки. Вот эта особенность отечественного бизнеса и порождает необходимость заменить в уже заключенном договоре одну фирму на другую. Как это правильно сделать?

Гражданский кодекс предусматривает три пути решения данной задачи: заключение дополнительного соглашения; расторжение договора и заключение нового; оформление уступки права требования или перевода долга. Давайте выберем наиболее удобный вариант.

Начнем с дополнительного соглашения. Хотя формально Гражданский кодекс этот вариант не запрещает, на практике он практически не используется. Связано это с техническими сложностями оформления самого соглашения. Так, не ясно, кто должен подписывать данное дополнительное соглашение. Ведь с одной стороны, оно касается тех лиц, которые изначально заключали договор, значит, они и должны его подписывать. Но с другой стороны, – это соглашение напрямую затрагивает права третьего лица, которое вводится в договор. А значит, без его подписи соглашение будет недействительным. Эти неясности с тройственным характером дополнительного соглашения и делают данный вариант оформления рискованным.

Расторжение договора и заключение нового уже с нужным составом участников – вариант юридически более прозрачный. Но применить его без бухгалтерских осложнений можно только в том случае, если исполнение договора еще не началось (либо полностью «закрыт» очередной этап исполнение договора). Тогда его расторжение не повлечет необходимости возвратов, переоформления накладных, счетов-фактур и т.п. Во всех других случаях этот вариант существенно усложнит работу бухгалтерии у обеих сторон договора. А сложности всегда влекут риски.

Из всего сказанного выше получается, что наиболее подходящим вариантом изменения стороны в договоре будет оформление уступки права требования или перевода долга. При этом уступка права требования оформляется двусторонним соглашением между старым и новым кредитором, а должник лишь уведомляется о замене. А вот на перевод долга нужно согласие кредитора. Такое согласие можно оформить как отдельным письмом, так и подписью кредитора на соглашении о переводе долга между старым и новым должником.

Но и этот вариант не безупречен. Дело в том, что он идеален лишь в том случае, когда замена стороны происходит после того, как произошло полное выполнение любой из сторон своих обязательств. Например, этим способом можно заменить покупателя после того, как он произвел оплату по договору, или, наоборот, получил товар, но не оплачивал его*. Или продавца после получения оплаты или после отгрузки товара.

А вот если покупатель оплатил лишь аванс, или получил лишь первую партию товара, оформить такое соглашение уже становится затруднительно. Ведь в этом случае надо одновременно и переводить долг по оплате, и уступать право требования по получению товара. В результате документооборот усложняется в разы. А как мы уже говорили, где сложность, там и риски.

Выходом из этой ситуации может стать совмещение двух способов – расторжения договора «на будущее» и заключение соглашения по уступке права требования или переводу долга по уже исполненной части договора. Причем оформить все это можно одним документом, где четко указать судьбу каждого платежа и (или) партии поставленного товара.

* В первом случае оформляем соглашение об уступке права требования поставки товара, а во втором – соглашение о переводе долга по оплате.

Оставьте комментарий