Рынок лизинга 2018

Резюме

За 1-е полугодие 2019-го объем нового бизнеса составил 730 млрд рублей, что на 13 % больше аналогичного периода прошлого года. Невысокий рост относительно стремительного развития прошлых лет обусловлен сокращением ж/д- и авиасегментов, нивелировать которое отчасти удалось за счет сделок с недвижимостью, а также морскими и речными судами. Поддержку рынку также оказал рост автолизинга, что отразилось на доле лизинга в продажах легковых автомобилей. Выделение субсидий на льготный автолизинг в 2-м полугодии 2019-го позволит рынку по итогам года вырасти на 15 %, при этом более высокие темпы прироста возможны только за счет разовых крупных сделок госигроков.

По итогам первой половины 2019-го объем нового бизнеса составил 730 млрд рублей1 , показав минимальный за последние три года рост на 13 %. Сокращение темпов прироста по сравнению с аналогичным периодом 2018-го (+51 %) обусловлено уменьшением объема ж/д-сегмента более чем на 30 % против взрывного роста годом ранее (более +100 %), что во многом обусловлено снижением объема нового бизнеса с ж/д-техникой у ГТЛК. Помимо ж/д-сегмента сокращение также отмечается в авиализинге, объем которого снизился почти на 50 %, что привело к минимальной за последние годы доле оперлизинга на рынке (8,4 %). Наибольший абсолютный прирост за 1-е полугодие 2019-го показали лизинговые сделки с недвижимостью (+65 млрд рублей) и морскими и речными судами (+40 млрд рублей) вследствие активизации компании «Сбербанк лизинг» и ГТЛК соответственно.

Доля лизинга в продажах легковых автомобилей за 1-е полугодие 2019 года увеличилась с 9 до 10 %. Рост рынка лизинга легковых автомобилей произошел на фоне сокращения общего количества проданных единиц в 1-м полугодии 2019 года на 2,4%2 по сравнению с 1-м полугодием 2018-го. При этом доля проникновения лизинга в продажи легковых автомобилей, к которым мы относим легковые (PC), а также легковые коммерческие и грузовые коммерческие автомобили массой не более 3,5 тонны (LCV), выросла не только в стоимостном выражении, но и в количественном. Поддержку автолизингу оказывает активная работа лизинговых компаний в таких быстрорастущих сегментах, как такси и каршеринг, что позитивно отразилось на объеме сделок с МСБ, доля которого выросла впервые за три года и составила около 49 %.

По оценкам рейтингового агентства «Эксперт РА», объем чистых инвестиций в лизинг (Net Investment Lease – далее NIL) в России по итогам 2018 года вырос на 32% и составил около 1,75 трлн рублей. Основной вклад в увеличение NIL внесли топ-20 лизинговых компаний, концентрация на которых за прошлый год выросла с 73 до 84%. В отличие от лизингового портфеля, представляющего собой лизинговые платежи к получению, показатель NIL рассчитывается в МСФО как приведенная стоимость будущих лизинговых платежей без учета НДС. Кроме того, сделки по операционной аренде не учитываются в NIL и отражаются в МСФО отдельно как активы, сдаваемые в операционную аренду. Для оценки NIL агентство проанализировало отчетность по МСФО более 35 лизинговых компаний, что также позволило рассчитать средние показатели ROA и ROE по рынку, которые за 2018 год составили 3 и 17 % соответственно. При этом значения данных показателей розничных лизингодателей в среднем кратно превышают показатели лизинговых компаний, предоставляющих услуги для крупного бизнеса, 6 и 28 % против 1 и 5% соответственно.

В структуре доходов лизингодателей по-прежнему преобладают доходы от финансового лизинга, однако доля доходов от оперлизинга и дополнительных услуг продолжает расти. В среднем доля доходов от оперлизинга у крупных госигроков за период 2016–2018 годов выросла с 21 до 28 %, что во многом обусловлено увеличением размера арендного портфеля за аналогичный период. При этом доля доходов от дополнительных сервисов у данных компаний в среднем не изменилась и составляет около 2 %, в то время как у розничных компаний за последние три года она выросла с 8 до 10 % общих доходов. Подобная динамика объясняется преимущественно ростом доходов от дополнительных услуг в автосегменте (например, от страхования водителей и пассажиров, страхования аванса или непогашенной задолженности, шиномонтажа, сезонного хранения шин). Несмотря на позитивные изменения, для подавляющей части российских лизинговых компаний характерна высокая концентрация на доходах от финансового лизинга, в то время как на развитых рынках доля доходов от дополнительных сервисов у крупных автолизинговых компаний может составлять около 20 % общих доходов.

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» сохранило прогноз роста лизингового рынка в 2019 году на уровне 15 %, реализация более позитивного сценария будет зависеть от активности госкомпаний. По нашим оценкам, меньший по сравнению с 2018-м рост погрузки на ж/д-транспорте в текущем году и сокращение дефицита подвижного состава не позволят ж/д-сегменту прибавить более 15 %. Рост авиализинга, который в основном сконцентрирован на трех крупнейших компаниях, составит до 10 % и будет во многом зависеть от аренды отечественных самолетов. В случае восстановления у крупных лизингодателей сделок с ж/д- и авиатехникой во второй половине 2019-го на фоне дальнейшего роста автолизинга объем нового бизнеса по итогам всего года может составить не менее 20 %. С учетом утвержденного объема господдержки автолизинга на 2-е полугодие 2019 года в размере 4 млрд рублей темпы прироста в автосегменте превысят 20 %. Динамика объема нового бизнеса в остальных сегментах за исключением лизинга судов и недвижимости при отсутствии крупных разовых сделок, прогнозирование которых не представляется возможным, будет находиться в пределах 15 % по итогам текущего года.

Методология

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» проводит исследования рынка лизинга и составляет списки крупнейших лизинговых компаний по итогам каждого года, полугодия и девяти месяцев.

В проекте «Российский лизинг» может принять участие любая лизинговая компания (или группа аффилированных компаний), зарегистрированная как юридическое лицо на территории РФ, осуществляющая деятельность по предоставлению оборудования и других объектов в финансовую аренду. Исследование проводится на основе анализа анкетных данных, предоставленных лизингодателями – участниками проекта.

В исследовании по итогам 1-го полугодия 2019 года приняли участие 106 лизинговых компаний, объем нового бизнеса которых, по нашим подсчетам, составляет около 95 % всего лизингового рынка (участие в исследовании по итогам 2018-го приняли 123 лизинговые компании, объем нового бизнеса которых составил около 96 % всего рынка). Компания «ТрансФин-М» не смогла предоставить необходимую информацию в указанные сроки, однако агентство отмечает, что она попала бы в топ-20 участников рынка по объему нового бизнеса. По оценке агентства, в исследовании не приняли участие компании, на которых в совокупности приходится около 5 % лизингового рынка. При расчете объемных показателей рынка мы сделали корректировки в соответствии с этими предпосылками.

В исследовании мы не учитывали долю рынка, приходящуюся на компании, чья деятельность ориентирована исключительно на распределение ресурсов внутри холдингов с использованием возможностей налоговой оптимизации. Информация об этих компаниях обычно недоступна, а их деятельность находится вне тенденций, характерных для рыночных лизинговых компаний.

В составе лизинговых сделок мы считаем необходимым выделить оперативный лизинг. В настоящее время мы не корректируем расчет новых сделок на сумму договоров оперативного лизинга, хотя и отмечаем, что их экономическая суть и технологии осуществления различны. Мы хотим обратить внимание на то, что основные термины, используемые в обзоре, трактуем следующим образом.

Новый бизнес – это стоимость переданных клиентам предметов лизинга в течение рассматриваемого периода без НДС (соответствует методике Leaseurope: New business is the total value of assets provided during the period, excluding VAT and finance charges).

Сумма новых договоров лизинга – это вся сумма платежей по договорам лизинга, заключенным за рассматриваемый период, с учетом НДС.

При этом критерии учета новых сделок для обоих показателей одинаковы – должно выполняться одно или оба условия: получен ненулевой аванс от клиента для осуществления сделки либо лизингодателем приобретен предмет лизинга для его передачи клиенту.

В новые сделки оперативного лизинга (арендные сделки) включаются сделки, по смыслу являющиеся оперативным лизингом, но юридически оформленные как договор аренды, по которым в рассматриваемый период получен первый арендный платеж.

Объем профинансированных средств – средства, потраченные лизинговой компанией в рассматриваемом периоде по текущим сделкам для их исполнения (закупка оборудования, получение лицензий, монтаж и прочие расходы, произведенные лизингодателем).

Объем полученных платежей – это общая сумма платежей по договорам лизинга, перечисленных на расчетный счет организации в течение периода.

Текущий портфель компании (объем лизинговых платежей к получению) – объем задолженности лизингополучателей перед лизингодателем по текущим сделкам (с отчетной даты до конца срока) за вычетом задолженности, просроченной более чем на два месяца.

Показатели объема полученных лизинговых платежей и объема текущего портфеля характеризуют эффективность деятельности компании в предшествующих исследуемому периодах.

Все показатели по компаниям, кроме нового бизнеса, приводятся с учетом НДС.

Для проверки правильности предоставляемых компаниями сведений соотносятся показатели портфеля, нового бизнеса и полученных платежей за несколько временных промежутков, что демонстрирует нехарактерные сдвиги в объемах деятельности. Рост или падение объемов деятельности в предыдущих периодах влечет соответствующие изменения в денежных потоках (полученных платежах), которые также анализируются нами как критерий оценки достоверности предоставляемой информации.

Приложение 1. Объем и динамика рынка

Таблица 1. Индикаторы развития рынка лизинга

Источник: рейтинговое агентство «Эксперт РА», по результатам анкетирования ЛК

Таблица 2. Топ-20 лизинговых компаний по количеству заключенных сделок5 в 1-м пол. 2019 года

Наименование ЛК Количество новых заключенных договоров за 1-е пол. 2019 г., шт. Количество новых заключенных договоров за 2018 г., шт.
1 «ЛК «Европлан» 17 688 33 479
2 «ВТБ Лизинг» 13 848 29 243
3 «РЕСО-Лизинг» 10 935 17 037
4 «СБЕРБАНК ЛИЗИНГ» (ГК) 9 360 17 166
5 «Балтийский лизинг» (ГК) 9 147 16 196
6 «Альфа Лизинг» (ГК) 7 057 10 859
7 «Фольксваген Груп Финанц» 5 959 н. д.
8 «Каркаде» 3 909 8 367
9 «Элемент Лизинг» 3 842 8 322
10 «КОНТРОЛ лизинг» 3 810 7 145
11 «Мэйджор Лизинг» 2 825 16 628
12 «СТОУН-XXI» (ГК) 2 010 4 426
13 «ЮниКредит Лизинг» 1 634 3 657
14 «Ураллизинг» (ГК) 1 606 3 541
15 «ВЭБ-лизинг» 1 590 15 140
16 «Эксперт-Лизинг» 1 165 2 254
17 «Газпромбанк Лизинг» (ГК) 1 094 426
18 «Интерлизинг» 1 022 2 154
19 «Росагролизинг» 985 2 794
20 «СОЛЛЕРС-ФИНАНС» 948 2 211
Всего по рынку Не менее 114 тыс. Не менее 230 тыс.

Источник: рейтинговое агентство «Эксперт РА», по результатам анкетирования ЛК

Таблица 3. Структура рынка по предметам лизинга

Предметы лизинга Доля в новом бизнесе (стоимости имущества), 1-е пол. 2019 г., % Доля в новом бизнесе (стоимости имущества), 2018 г., % Доля в лизинговом портфеле на 01.07.19, %
Железнодорожная техника 19,5 25,9 39,1
Грузовой автотранспорт 18,5 18,7 9,5
Легковые автомобили 15,4 15,9 6,7
Недвижимость (здания и сооружения) 10,7 1,6 5
Суда (морские и речные) 9,9 4,1 8,9
Строительная и дорожно-строительная техника, включая строительную спецтехнику на колесах 7,5 7,5 4,3
Авиационный транспорт (воздушные суда, вертолеты) 6,4 12,6 17,7
Оборудование для нефте- и газодобычи и переработки 2,1 1,6 1,6
Сельскохозяйственная техника и скот 1,9 2,3 1,6
Машиностроительное, металлообрабатывающее и металлургическое оборудование 1,6 1,7 1,1
Погрузчики и складское оборудование, упаковочное оборудование и оборудование для производства тары 1,3 1,3 0,7
Телекоммуникационное оборудование, оргтехника, компьютеры 0,8 0,1 0,3
Энергетическое оборудование 0,4 0,8 0,2
Оборудование для пищевой промышленности, включая холодильное и оборудование для ресторанов 0,4 0,7 0,2
Медицинская техника и фармацевтическое оборудование 0,3 0,4 0,1
Оборудование для ЖКХ 0,2 0,3 0,2
Полиграфическое оборудование 0,1 0,3 0,1
Прочее оборудование 3 4,2 2,7

Источник: рейтинговое агентство «Эксперт РА», по результатам анкетирования ЛК

Таблица 4. Рэнкинг лизингодателей в соответствии с МСФО за 2018 год

Место Наименование компании ИНН (для группы компаний – ИНН головной компании) Чистые инвестиции в лизинг (net investment in finance leases (long term + short term)), млн р. Выручка от лизинга (finance leases income), млн р. Собственный капитал (total equity/total shareholders equity), млн р. Место по капиталу Итого активы (total assets), млн р.
2018 г. 2017 г.
1 1 «ВТБ Лизинг» 7709378229 382 597 50 725 2 418 11 400 942
2 3 «СБЕРБАНК ЛИЗИНГ» (ГК) 7707009586 238 011 25 572 9 147 7 372 517
3 4 Государственная транспортная лизинговая компания 7720261827 227 489 20 418 86 805 1 521 496
4 2 «ВЭБ-лизинг» 7709413138 212 407 61 831 34 961 3 375 757
5 5 «Альфа Лизинг» (ГК) 7728169439 84 394 9 165 9 342 6 92 955
6 7 «ЛК «Европлан» 9705101614 56 627 12 525 10 988 4 61 716
7 6 «Росагролизинг» 7704221591 32 684 1 843 35 718 2 41 146
8 8 «Балтийский лизинг» (ГК) 7826705374 32 371 6 252 7 199 8 36 200
9 9 «РЕСО-Лизинг» 7709431786 29 617 6 003 9 964 5 35 003
10 10 «Каркаде» 3905019765 15 320 2 280 3 326 10 18 595
11 12 «Райффайзен-Лизинг» 7702278747 12 867 1 560 н. д. н. д.
12 11 «Дойче Лизинг Восток» 7707282610 11 057 1 018 1 857 16 12 541
13 14 «Элемент Лизинг» 7706561875 10 395 2 723 1 987 15 11 621
14 13 «Интерлизинг» 7802131219 9 941 2 295 1 743 17 14 043
15 15 «Металлинвестлизинг» 4633013903 8 539 3 955 6 077 9 11 938
16 17 «СОЛЛЕРС-ФИНАНС» 7709780434 5 662 1 356 1 214 19 5 893
17 16 «БОТ Лизинг (Евразия)» 7704638579 5 623 700 1 198 20 5 898
18 20 «БИЗНЕС АЛЬЯНС» 7708582197 2 716 13 127 1 675 18 11 207
19 18 «Альянс-Лизинг» 7825496985 2 476 621 1 115 21 2 888
20 19 «Лизинг-Трейд» 1655096633 2 173 589 669 22 3 224
21 «ЗЕНИТ Лизинг» 7702431360 1 920 н. д. н. д. н. д.
22 21 «Столичный Лизинг» 7701699414 1 041 465 270 23 1 167
23 22 «КВАЗАР лизинг» 7723561096 842 411 72 24 1 000
24 Региональная лизинговая компания Республики Татарстан 1655390177 305 14 2 043 12 2 153
25 23 «Лентранслизинг» 7816387860 203 196 26 27 452
26 Региональная лизинговая компания Ярославской области 7606117095 24 0 2 020 13 2 071
27 Региональная лизинговая компания Республики Саха (Якутия) 1435333590 5 0 2 020 14 2 042
28 «Энергоинвест» 7701572190 2 115 44 26 144
29 «Лизинг-Медицина» 7733149678 н. д. 267 65 25 577
30 «Байтек Лизинг» 7604216781 н. д. 103 0 130

Источник: рейтинговое агентство «Эксперт РА», по результатам анкетирования ЛК

Кошкин А.В. Доцент кафедры финансов ГОУ ВПО «Новокузнецкий филиал-институт Кемеровского Государственного Университета»
Фисич Е.А. Финансовый директор ООО «КузбассФинансЛизинг»
Журнал «Лизинг», № 4 за 2010 год

В условиях экономической нестабильности, менеджмент лизинговой компании должен осознавать собственные финансовые потери. Ответственность за принятые решения предопределяет стратегию поведения игроков на рынке лизинговых услуг, ошибочное стратегическое планирование приводит к мгновенной потери ликвидности компании. В статье рассмотрены возможные стратегии поведения лизингодателя в современных условиях.

В условиях современной действительности лизинговая отрасль претерпевает кардинальные изменения, связанные как с ограниченным финансированием со стороны банковских партнеров, так и со значительной долей просроченных лизинговых платежей в общем объеме финансовых поступлений. Современный руководитель лизинговой компании вынужден искать ответ на вопрос: «Какую стратегию ведения бизнеса выбрать в современных экономических условиях?».

Большинство компаний пытается принимать более жесткие меры в отношении собственных клиентов, однако в данном случае огромную роль играет одно из мнимых преимуществ лизингового финансирования перед кредитными источниками денежных вливаний — гибкий подход к оценке финансового состояния потенциального лизингополучателя. Как известно консервативные подходы банковских учреждений к оценке финансового состояния являются, с одной стороны, огромным барьером для предприятий мелкого и среднего бизнеса, зачастую связанного с тем, что объем собственного капитала представителей бизнеса весьма незначителен по сравнению с требованиями банковского сектора. Однако, с другой стороны, данный подход значительно сокращает риски банковских учреждений в условиях экономической нестабильности.

Еще до недавнего времени лизинговая отрасль принимала в качестве клиентов те компании, которые в определенной степени не подошли под шаблонные стереотипы консервативных финансовых учреждений. Именно данный поток клиентов во многом обеспечивал тот бесперебойный рост продаж лизинговых услуг, который привел лизинговую отрасль к одному из самых популярных источников финансирования объектов основных средств.

Однако многие лизинговые структуры перестали принимать во внимание тот факт, что удовлетворяя возросший спрос на услуги лизинга, риск, который принимали на себя лизингодатели, был несоизмеримо высок. В результате при возникновении экономической нестабильности многие представители реального сектора экономики (в основном это относится конечно к малым компаниям) потеряли собственную ликвидность и не смогли отвечать по своим обязательствам перед собственными кредиторами. К сожалению, как показала практика, логика рассуждений большинства организаций, использующих несколько источников привлечения денежных ресурсов, соответствует постулатам, связанным с первоочередным погашением именно банковского финансирования. К сожалению, во многих случаях, погашение лизинговых платежей предопределено либо объемом уже выплаченных лизинговых платежей, что толкает руководство к оценке уже осуществленных вложений, либо непосредственной объективной необходимостью в том или ином предмете лизинга. Приходится констатировать, что большинство приобретенных предметов лизинга не соответствуют ни одному из приведенных логических рассуждений.

Специфика кредитного бизнеса заключается во многом в том, что, принимая определенное решение или используя конкретную риск-политику в настоящее время, мы предопределяем стратегию развития компании на годы вперед. Фактически, необходимо осознавать, что при возникновении экономической нестабильности во многих отраслях экономики, лизинговый сектор вынужден бороться с собственными решениями, принятыми еще в докризисное время. В данном случае огромную роль занимает выбранная стратегия поведения лизинговой фирмы, кроме того, трудно переоценить значение выбранных критериев для анализа текущей деятельности лизинговой организации.

Бюджетирование как инструмент стратегического планирования лизингодателя

В настоящее время, среди менеджмента предприятий различного масштаба сложилось ошибочное мнение о том, что процесс бюджетирования представляет собой планирование деятельности хозяйствующих субъектов. Большинство руководителей нижнего и среднего звеньев считают процесс подготовки и согласования бюджетов не чем иным, как возвратом к «советским традициям». На самом деле, данное понимание процесса бюджетирования как составной части теории управления финансами ошибочно. Постановка бюджетного планирования на предприятии не отрицает присутствия такого инструмента управления активами предприятия, как планирование, но вместе с этим необходимо отдавать себе отчет в том, что процесс планирования лишь составная часть внутрифирменного бюджетирования.

Формируя структуру бюджетов лизинговой компании необходимо понимать, что выбранный стереотип формата бюджета обязан отражать объективную финансовую ситуацию на предприятии с той стороны деятельности организации, для описания которой он был сформирован и утвержден.

В рамках определения инструмента стратегического планирования мы выделили показатель, определяющий собственные оборотные средства лизингодателя. Конечно, можно сказать, что существуют формы бухгалтерского учета, с помощью которых можно безошибочно определить результаты хозяйственной деятельности лизинговой структуры. Однако необходимо принимать во внимание, что такой показатель, как, например, чистая прибыль, является величиной «начисленной», что ставит под сомнение «фактическое» получение финансовых ресурсов в распоряжение организации.

Для подготовки «объективного» контроля показателей деятельности компании мы выделили собственные оборотные средства компании, которые явились разницей между портфелем размещенных ресурсов и портфелем привлеченных ресурсов на аналогичные даты. В свою очередь, под портфелем привлеченных ресурсов мы понимаем стоимость всех активов, привлеченных на возмездной, платной основе, с учетом остатка ссудной задолженности в конкретный момент времени, на определенную дату, а под портфелем размещенных ресурсов — денежное выражение задолженности контрагентов в части инвестиционных затрат лизингодателя в конкретный момент времени, на определенную дату. Принципы формирования портфеля размещенных ресурсов представлены на рис. 1.

Формируя портфель привлеченных ресурсов, необходимо понимать, что задолженность перед инвесторами должна быть определена на конкретную дату, кроме того, необходимо следить за соблюдением принципа формирования портфеля не «по отгрузке», а «по оплате». В данном случае, это необходимо для того, чтобы определить фактическую сумму задолженности, иными словами, если в аналитическом отделе имеются документы о сроках и суммах гашения займов, ответственный за формирование портфеля должен сопоставить имеющиеся данные начисления с фактически оплаченными суммами.

Портфель размещенных ресурсов формируется несколько сложнее, в первую очередь потому, что проконтролировать правильность исполнения данного документа практически невозможно, однако неправильные управленческие решения на основании данного формата документа могут иметь непоправимые последствия.


Рис. 1 Принципы формирования портфеля размещенных ресурсов

Структура лизинговых платежей предполагает включение в расчет амортизационных отчислений, в случае, если имущество учитывается на балансе лизингодателя, либо возмещение стоимости инвестиционных затрат лизингодателя, если имущество числится на балансе лизингополучателя. При формировании портфеля необходимо корректировать стоимость сделки на сумму выплаченных лизинговых платежей, приходящихся как раз на амортизацию либо на инвестиционные затраты. Кроме того, должны быть вычтены суммы незачтенного аванса. В данном случае лизингодатель выступает в качестве инвестиционного посредника между лизингополучателем и продавцом имущества, данные суммы не будут считаться затратами лизинговой компании.

Сальдо собственных оборотных средств отражает величину собственных активов компании, вложенных в приобретенные предметы лизинга. Иными словами, с учетом некоторых поправок на налог на добавленную стоимость, мы получаем информацию о том, сколько денежных средств останется в распоряжении лизинговой фирмы, в случае, если будут уплачены все лизинговые платежи в части инвестиционных затрат и при этом будут погашены обязательства компании. В случае, если сальдо положительное, можно говорить о ликвидной деятельности компании, в случае, если сальдо отрицательное, можно говорить о низкой ликвидности бизнеса. Формат бюджета лимита собственных оборотных средств представлен в таблице 1.

Таблица 1 — Бюджет лимита собственных оборотных средств

Статья / месяц:

Месяц 1

Месяц 2

Месяц 3

Портфель размещенных ресурсов:

Остаток инвестиционных затрат

Договор 1

Ссудная задолженность по займам

Договор 1

Остаток денежных средств на расчетных счетах

Остаток денежных средств на депозитных счетах

Портфель привлеченных ресурсов:

Ссудная задолженность с частными инвесторами

Договор 1

Ссудная задолженность в банках

Договор 1

Специализированные инвестиции

Договор 1

Сальдо собственных оборотных средств:

Стратегии поведения лизингодателя

Как уже отмечалось, просто отобразить портфель размещенных и привлеченных ресурсов недостаточно для определения стратегии поведения на рынке, необходимо более детально проанализировать тренд изменения сальдо собственных оборотных средств в условиях экономической нестабильности (рис.2).

В соответствии с представленными трендами попробуем выделить несколько принципиальных стратегий развития лизинговых компаний. Тренд А представляет собой идеальную стратегию развития компании, сальдо постоянно с течением времени растет, что значительно упрощает систему бюджетирования, однако данная стратегия может считаться исключительно теоретической, ей присущи как достоинства «идеальной» модели развития компании, так и ее недостатки. К примеру, всегда можно с уверенностью утверждать, что портфель размещенных денежных средств постоянно растет, просрочек по уплате лизинговых платежей нет, менеджмент организации не рискует заключать контракты, несоответствующие масштабам компании, и деятельность организации можно с уверенность назвать ликвидной, учитывая, что обязательства выданы на идентичные сроки с заключенными лизинговыми контрактами.


Рис. 2 Тренд изменения сальдо собственных оборотных средств лизингодателя

Однако, в действительности, говорить о том, что данная модель считается наиболее оптимальной для развития лизингового бизнеса нельзя. Дело в том, что подобно «Эффекту богатства» Паретто в лизинговом бизнесе существуют некоторые точки оптимума, когда организация, заключая контракты стоимостью, например, до одного миллиона рублей, встает перед выбором: либо продолжить свое существование в качестве инвестора реального сектора экономики с умеренным риском, либо заключить контракт стоимостью до 10 млн. рублей. Нельзя сказать о том, что какое-либо из данных решений является неправильным, скорее вопрос заключается в том, на какой риск готов идти менеджер или собственник лизингового бизнеса. В случае заключения более дорогого контракта в предстоящем периоде возникает большая выручка, которая позволяет устанавливать новые, более высокие, лимиты кредитного риска банковскими учреждениями. В дальнейшем это приведет к большему полученному вознаграждению, что позволит приобрести новые предметы лизинга, являющиеся дополнительными предметами залога. В конечном счете, получается своеобразный цикл развития экономических событий, что в итоге приведет к большему количеству заключенных дорогих контрактов. Опыт существующих компаний доказывает факт того, что при заключении контракта, отличающегося до 10 раз от средней стоимости заключенных лизинговых договоров — предложение лизинговой компании вырастет вдвое. Данной стратегии поведения на рынке соответствует кривая С на рис. 2. При этом стремительный рост и некоторые падения сальдо приводят к конечному увеличению собственных оборотных средств компании (рис. 3). Однако следует иметь ввиду, что агрессивная игра на рынке сопровождается большими рисками, заключающимися в риске несвоевременно оплаченных лизинговых платежей, случаи просрочек могут привести к потери ликвидности предприятия, так как поступающих средств будет просто недостаточно для покрытия процентных выплат по привлеченным финансовым ресурсам. По сути отличие стратегии А и С заключается в том, что в случае стратегии С поведение Лизингодателя максимально приближено к практическому опыту.


Рис. 3 «Стимулирующие трансакции» в стратегии развития С

В целом, можно сказать, что стратегия развития С, как правило, присуща локальным лизинговым компания, заключение дорогих контрактов заставляет изменить менталитет высшего руководства фирмы и переводит на новый уровень политики рисков, данные «аномальные» контракты мы называем «стимулирующими трансакциями». При проведении благонадежных «стимулирующих трансакций» риск, на который готов пойти лизингодатель, растет. Волнообразный рост сальдо можно объяснить следующим: при получении комиссии за оформление сделки возникает определенный скачок, после этого, в период поставки имущества, когда лизинговый платеж еще не наступил, а лизингодателю необходимо покрыть свои издержки, возникает некоторый спад, в период действия графика уплаты лизинговых платежей тренд начинает расти и приводит к итоговому увеличению показателя.

Третьей стратегией поведения на рынке оказания лизинговых услуг является кривая В, соответствующая большинству развивающихся федеральных компаний. Основной целью данных компаний является максимальных захват клиентской базы путем предоставления более выгодных условий заключения сделок, приоритет контрактов — дорогостоящие контракты с длительными сроками лизинговых договоров. «Стимулирующие трансакции» также существуют, однако в общем объеме большой стоимости сделок данные трансакции не приводят к изменению политики рисков. В данном случае, риск компании практически не изменяется, однако, можно сказать, что перед всеми компаниями федерального значения наступает «критическая точка» развития бизнеса (рис. 4) — поглощенный эйфорией и «гонками за продажами» менеджмент встает перед выбором развития компании: либо двигаться по кривой В, либо по кривой В1, однако, в силу инвестиционного и долгосрочного характера деятельности лизинга, выбор предопределен уже принятыми решениями в прошлом.

Если компания структурирует риск-политику и работает на развитие качественного портфеля размещенных ресурсов, когда имеет место тезис о том, что «если кредитному комитету приходится думать о том: стоит работать с данным лизингополучателем или нет, то решение приходит очень просто — отказать в сотрудничестве», то развитие компании будет соответствовать кривой В1, если же в организации присутствовала политика максимальных продаж по «дешевым» ставкам — вероятность развития по кривой В максимальна.


Рис. 4 Стратегия развития В

Выбор стратегии поведения всегда остается за руководством компании, однако необходимо помнить, что принимая решение в условиях экономической нестабильности, вы удваиваете ответственность за данные действия.

Версия для печати

Ксения Балясова,
ведущий аналитик, банковские рейтинги

Руслан Коршунов,
директор, банковские рейтинги

Михаил Доронкин,
директор, банковские рейтинги

Александр Сараев,
управляющий директор, банковские рейтинги

Резюме

За прошлый год объем нового бизнеса достиг рекордного уровня в 1,3 трлн рублей, однако размеры рынка могли быть еще больше, если бы не отсутствие крупных сделок в IV квартале. В 2019 году новый бизнес прибавит не более 15% ввиду снижения активности лизингополучателей в транспортных сегментах. Сокращение дефицита вагонов и слабая динамика погрузки на путях не позволят ж/д сегменту вырасти более чем на 30%. Кроме того, автолизинг, по нашим оценкам, вырастет на 12–15% против 19% в 2018 году вследствие затухания автопродаж и сокращения объема госсубсидий. В этой ситуации федеральные игроки для стимулирования спроса со стороны клиентов будут прибегать к демпингу, жертвуя своей маржой, а региональные лизинговые компании для сохранения доли рынка станут активнее смягчать требования к лизингополучателям.

Объем нового бизнеса по итогам 2018 года составил 1,31 трлн рублей, что на 20% больше результатов 2017-го. Отсутствие крупных авиасделок, традиционных для конца года, привело к тому, что на IV квартал пришлось только 23% годового объема нового бизнеса, тогда как в 2016–2017-м около трети всех сделок совершалось в последнем квартале. Снижение активности крупнейших игроков в конце года позволило сохранить концентрацию нового бизнеса на госкомпаниях на уровне 57%, в то время как в лизинговом портфеле доля госкомпаний выросла с 56 до 65% вследствие долгосрочного характера новых договоров с ж/д техникой. Именно благодаря сделкам «ГТЛК», компаний «Сбербанк Лизинг» и «ВТБ Лизинг» лизинговый портфель увеличился на 24% и достиг 4,3 трлн рублей на 01.01.2019, при этом без учета топа-3 темп прироста портфеля по итогам 2018 года составил менее 4%.

Ключевым драйвером лизингового рынка стал ж/д сегмент, объем нового бизнеса в котором вырос на 49%. За счет активного роста объемов лизинговых сделок с ж/д техникой доля данного сегмента на рынке увеличилась с 21 до 26%. Как следствие, доля крупного бизнеса в разрезе лизингополучателей по итогам года превысила 50% впервые с 2014-го. Авиализинг из-за отсутствия крупных сделок в последнем квартале показал отрицательную динамику: объем нового бизнеса сократился на 17% против роста на 31% годом ранее. При этом около 80% сделок оперлизинга в 2018 году приходилось на авиасегмент, сокращение которого привело к снижению доли оперлизинга в объеме нового бизнеса за отметку 10%.

Поддержку автолизингу в 2018 году помимо госпрограмм оказали развитие каршеринга и расширение таксопарков. Несмотря на снижение объемов госсубсидирования до 8 млрд рублей в 2018-м (против 14 млрд в 2017-м), автолизинг вырос на 19% вслед за оживлением автопродаж в прошлом году. Помимо реализации отложенного спроса на обновление устаревших автопарков и снижения стоимости лизинговых договоров поддержку лизингу оказал активный рост автопарков каршеринга и такси в крупных городах. Так, по нашим оценкам, парк каршеринга за прошедший год вырос более чем в 5 раз, превысив 15 тыс. автомобилей, подавляющая часть парка при этом была взята в аренду. Помимо роста объемов автосегмента отмечается увеличение на 10% числа компаний, предоставляющих в лизинг автотранспорт, что позволило заключить совокупно по всему рынку 230 тыс. лизинговых сделок в 2018 году.

Согласно прогнозу рейтингового агентства «Эксперт РА», темпы роста объема нового бизнеса в 2019 году замедлятся до 15%. Слабый экономический рост (рост реального ВВП составит 1,4 против 1,9% в 2018 году) и сохранение текущей денежно-кредитной политики окажут сдерживающее влияние на инвестиционную активность потенциальных лизингополучателей. В результате снижение темпов роста будет отмечено у драйверов рынка – лизинга ж/д техники и автомобилей. По нашим оценкам, меньший по сравнению с 2018-м рост погрузки на ж/д транспорте в текущем году и сокращение дефицита подвижного состава, характерного для 2017–2018-го, не позволят ж/д сегменту прибавить более 30%. Рост автосегмента во многом будет происходить за счет обновления легковых коммерческих автомобилей и грузового автотранспорта, средний возраст которого в прошлом году достиг почти 20 лет, по данным «Автостата». При сохранении запланированного на 2019 год объема господдержки (4,9 млрд рублей) автосегмент вырастет на 12%. Рост авиализинга, который почти на 95% сконцентрирован на 3 крупнейших компаниях, составит от 5 до 10% и будет во многом зависеть от крупных сделок по лизингу самолетов SSJ-100 для «Аэрофлота» и его дочерних структур.

Для стимулирования спроса в 2019 году лизинговые компании будут активнее прибегать к демпингу и неценовым методам конкуренции. На фоне снижения объемов госсубсидирования автолизинга крупные федеральные лизингодатели для поддержания бизнеса будут запускать собственные льготные программы, жертвуя частью своей маржи. Так, в 2018 году на рынке был отмечен рост доли игроков, маржа которых показала отрицательную динамику с 38 до 56%, что во многом было обусловлено ужесточением конкуренции среди лизинговых компаний. Пойти на подобные меры в 2019 году игрокам позволит уровень маржи, который за последние 3 года восстановился и составляет в среднем по рынку 4,5–5%. Компании второго и третьего эшелонов в борьбе за клиентов будут прибегать к неценовым методам конкуренции, снижая авансы по сделкам, и расширять клиентские сервисы, а также предлагать клиентам экспресс-продукты по более высоким ставкам, смягчая при этом критерии риск-менеджмента.

  • Резюме
  • Методология
  • ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Объём и динамика рынка лизинга по итогам 2019 года
  • ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Рейтинги лизинговых компаний по итогам 2019 года
  • ПРИЛОЖЕНИЕ 3. Списки крупнейших лизинговых компаний в отдельных сегментах
  • ПРИЛОЖЕНИЕ 4. Интервью с партнерами проекта

Это исследование сильно отличается от всего, что авторы готовили за последние двадцать лет.

Во-первых, нет прогноза. В условиях, когда невозможно прогнозировать ни развитие пандемии, ни действия правительств разных стран по противодействию ей и по поддержке бизнеса, ни, тем более, реакцию экономики на эти условия (прогнозы мирового ВВП пересматриваются в широких пределах чуть ли не ежедневно) давать сколько-нибудь определённый прогноз российского лизинга — это просто авантюризм. Будет ли это просто спад на 20–30% в терминах нового бизнеса (пожалуй, сейчас это можно уже рассматривать как супероптимистический сценарий), сильный спад (–60% — как мы наблюдали в 2009) или очень сильный (до 80–90%), пока говорить не имеет смысла.

Во-вторых, анализ рынка на основе объёма нового бизнеса в настоящее время не вполне адекватно отражает ситуацию. Поэтому в исследовании применён комплексный рейтинг лизинговых компаний. Новый бизнес хорош в стабильных условиях, он улавливает малейшие тенденции, колебания конъюнктуры. Этот показатель очень комфортен для компаний с высокой оборачиваемостью (например, в автолизинге соотношение нового бизнеса и портфеля составляет около единицы; по новому бизнесу они становятся сопоставимы с многократно более масштабными компаниями, занимающимися долгосрочным лизингом в инфраструктурных отраслях). Именно эти компании сейчас в зоне максимального риска. Также показатель нового бизнеса очень выигрышен для начинающих компаний (у региональных лизин­говых компаний, которые только разворачивают свою деятельность и имеют скромный лизинговый портфель показатель нового бизнеса может превышать портфель в десятки раз. Ну и, наконец, достоверность расчёта нового бизнеса, как минимум, вызывает вопросы.

Использование для комплексного рейтинга помимо нового бизнеса таких более консервативных и инерционных показателей как лизинговый портфель, профинансированные средства и лизинговые платежи, собственные средства и уровень кредитного рейтинга в условиях турбулентной экономики, на наш взгляд, более адекватно отражает рыночные позиции и перспективы лизинговых компаний.

Как уже неоднократно отмечалось, рынок лизинга заблаговременно отражает общую экономическую ситуацию, изменения в нём происходят за 6–9 месяцев до того, как они отразятся на ВВП. Лизинг стал испытывать затруднения ещё в 2019 году, когда не было ни COVID 19, ни трений с ОПЕК+. То есть предкризисные условия сформировались независимо от них.

Рынок лизинга уже в 2019 году показал наихудший результат с 2016 года: объём нового бизнеса участников рейтинга вырос всего на 11% по сравнению с 17% годом ранее. Абсолютный прирост составил 141,5 млрд рублей. Рост был обеспечен, главным образом, автолизингом, а также лизингом строительной и дорожно-строительной техники. Основным сдерживающим фактором стало сокращение сегмента лизинга железнодорожной техники и авиализинга (–43% и –51% к показателям 2018 года соответственно). Слабая динамика корпоративных сегментов обусловила снижение концентрации рынка, а также сокращение доли государственных компаний в совокупном объёме нового бизнеса.

Темпы прироста лизингового рынка по итогам 2019 года снизились до 11%, а темпы прироста лизингового портфеля — до 16%. Торможение рынка связано с сокращением важнейших сегментов транспортного лизинга — железнодорожной и авиационной техники. При этом ключевые розничные сегменты продолжили стабильный рост. Так, новый бизнес в автолизинге вырос на 20%. Однако они не смогли оказать достаточную поддержку рынку.

Наибольшее абсолютное сокращение объёмов нового бизнеса по итогам 2019 года продемонстрировали сегменты авиализинга и лизинга железнодорожного транспорта — на 87 млрд рублей и 145 млрд рублей соответственно. Основным фактором, повлиявшим на сжатие этих сегментов, стало насыщение рынка подвижного состава на фоне стагнации объёмов перевозок, а также значительное сокращения количества сделок с самолётами российского производства. Наиболее высокие темпы роста показали сегменты лизинга морского и речного транспорта и оборудования для газо- и нефтедобычи (69% и 68% к уровню 2018 года соответственно).

Автолизинг остаётся основным драйвером роста рынка лизинга. На фоне торможения остальных транспортных сегментов лизинг легкового и грузового автотранспорта третий год растёт двузначными темпами: темпы прироста нового бизнеса в этих сегментах в 2019 году составили 25,6% и 15,2% соответственно. Вместе с тем динамика роста нового бизнеса в сегменте грузового автолизинга снизилась по сравнению с показателем 2017 года (64%) и 2018 года (20%), тогда как темпы прироста лизинга легкового автотранспорта оставались стабильно высокими. Эта тенденция отразилась и в росте доли лизинга легкового автотранспорта в совокупном объёме нового бизнеса в автолизинге по сравнению с 2018 годом на 5 процентных пунктов до 49%.

Торможение обусловило снижение концентрации и разгосударствление рынка.

Слабая динамика корпоративных сегментов, в первую очередь лизинга железнодорожного транспорта и авиализинга, обусловила снижение концентрации рынка, а также сокращение доли государственных компаний в совокупном объёме нового бизнеса. Концентрация нового бизнеса на топ 10 участников рейтинга снизилась в 2019 году по сравнению с предыдущим годом с 73% до 71,4%. В то же время доля государственных компаний в совокупном объёме нового бизнеса в 2019 году уменьшилась на 6 процентных пунктов — с 56,5% до 50,5%.

Доля оперативного лизинга в совокупном объёме нового бизнеса участников рейтинга снизилась до 7%. Это наименьший показатель за последние семь лет: средняя доля оперлизинга за указанный период составила 12%. Основная причина — продолжающееся второй год подряд сокращение сегмента авиализинга, в котором такого рода сделки играют ключевую роль.

Методика

RAEX (РАЭКС-Аналитика) проводит исследования рынка лизинга и составляет списки крупнейших лизинговых компаний по итогам каждого года, полугодия и девяти месяцев.

В проекте «Лизинг в России» может принять участие любая лизинговая компания (или группа аффилированных компаний), зарегистрированная как юридическое лицо на территории РФ, осуществляющая деятельность по предоставлению оборудования и других объектов в финансовую аренду. Исследование проводится на основе анализа анкетных сведений, предоставленных лизингодателями — участниками исследования.

В исследовании мы не учитывали долю рынка, приходящуюся на компании, чья деятельность ориентирована исключительно на распределение ресурсов внутри холдингов с использованием возможностей налоговой оптимизации. Информация об этих компаниях обычно недоступна, а их деятельность находится вне тенденций, характерных для рыночных лизинговых компаний.

В составе лизинговых сделок мы считаем необходимым выделить оперативный лизинг. Под основными терминами, используемыми в обзоре, мы понимаем следующее:

Новый бизнес — это стоимость переданных клиентам предметов лизинга в течение рассматриваемого периода без НДС (соответствует методике Leaseurope: new business is the total value of assets provided during the period, excluding VAT and finance charges).

Сумма новых договоров лизинга — это вся сумма платежей по договорам лизинга, заключённым за рассматриваемый период, с учётом НДС.

При этом критерии учёта новых сделок для обоих показателей одинаковы — должно выполняться одно или оба условия: получен ненулевой аванс от клиента для осуществления сделки либо лизингодателем приобретён предмет лизинга для его передачи клиенту. В новые сделки оперативного лизинга (арендные сделки) входят сделки, по смыслу являющиеся оперативным лизингом, но юридически оформленные как договор аренды, по которым в рассматриваемый период получен первый арендный платёж.

Объём профинансированных средств — средства, потраченные лизинговой компанией в рассматриваемом периоде по текущим сделкам для их исполнения (закупка оборудования, получение лицензий, монтаж и прочие расходы лизингодателя).

Объём полученных платежей — это общая сумма платежей по договорам лизинга, перечисленных на расчётный счёт организации в течение периода.

Текущий портфель компании (объём лизинговых платежей к получению) — объём задолженности лизингополучателей перед лизингодателем по текущим сделкам (с отчётной даты до конца срока) за вычетом задолженности, просроченной более чем на два месяца.

Показатели объёма полученных лизинговых платежей и объёма текущего портфеля характеризуют эффективность деятельности компании в периодах, предшествующих исследуемому.

Все показатели по компаниям, кроме нового бизнеса, приведены с учётом НДС.

Для проверки правильности предоставляемых компаниями сведений используются процедуры сравнения запрашиваемых показателей с данными финансовой отчётности и результатами предыдущих периодов. При обработке анкетные данные сопоставляются с показателями баланса, в результате чего выявляются компании с нехарактерными соотношениями, у которых запрашиваются уточнения и разъяснения. Кроме этого сравнивается динамика развития компании за несколько временных периодов, что тоже демонстрирует нехарактерные сдвиги в объёмах деятельности. Также соотносятся показатели портфеля, нового бизнеса и полученных платежей. Очевидно, что рост или падение объёмов деятельности в предыдущих периодах влечёт соответствующие изменения в денежных потоках (полученных платежах), которые также анализируются нами как критерий оценки достоверности предоставляемой информации.

В рамках этого исследования впервые был подготовлен комплексный рэнкинг лизинговых компаний. При расчёте рейтингового функционала использовались критерии (нормированные на интервал 0;1), характеризующие кредитное качество, новый бизнес, портфель и собственные средства:

  • Уровень кредитного рейтинга — вес 20%
  • Объём нового бизнеса (за 2019 и 2018 годы — показатели в соотношении 2 к 1) — вес 20%
  • Сумма новых договоров лизинга (за 2019 и 2018 годы — показатели в соотношении 2 к 1) — вес 10%
  • Платежи к получению (портфель) (на начало 2020 г. и 2019 г. — показатели в соотношении 2 к 1) — вес 30%
  • Объём полученных лизинговых (в т. ч. арендных) платежей (за 2019 и 2018 годы — показатели в соотношении 2 к 1) — вес 7,5%
  • Объём профинансированных средств (за 2019 и 2018 годы — показатели в соотношении 2 к 1) — вес 7,5%
  • Собственные средства (на начало 2020 г. и 2019 г. — показатели в соотношении 2 к 1) — вес 5%.

Для определения влияния уровня кредитного рейтинга использовалось следующее сопоставление рейтинговых шкал различных рейтинговых агентств, рекомендованное Банком России (см., в частности, приказ от 20 сентября 2019 года № ОД 2201):

(*) согласно п. 2.3. раздела 2 приложения к приказу Банка России от 20.09.2019 № ОД-2201 «Об утверждении сценариев стресс-тестирования финансовой устойчивости негосударственных пенсионных фондов и отмене приказа Банка России от 25 марта 2019 года N ОД-655»

Оставьте комментарий