Среднемесячный доход от трудовой деятельности

Содержание

Методика расчета среднемесячной начисленной заработной платы наемных работников в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц (среднемесячного дохода от трудовой деятельности)

Приложение

Утверждена

Приказом Росстата

от 14 апреля 2016 N 188

МЕТОДИКА

РАСЧЕТА СРЕДНЕМЕСЯЧНОЙ НАЧИСЛЕННОЙ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ

НАЕМНЫХ РАБОТНИКОВ В ОРГАНИЗАЦИЯХ, У ИНДИВИДУАЛЬНЫХ

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ И ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ (СРЕДНЕМЕСЯЧНОГО

ДОХОДА ОТ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ)

Настоящая методика разработана в целях внедрения обновленных международных стандартов в области статистики труда, принятых Международными конференциями статистиков труда (МКСТ) и МОТ, касающихся расширения охвата всех категорий наемных работников.

1. Условные обозначения

ОДН и УСП

Выборочное наблюдение доходов населения и участия в социальных программах

ОРС

Выборочное обследование рабочей силы (в 2015 г. — выборочное обследование населения по проблемам занятости)

КРИС

Крупные и средние организации

Малые

Малые предприятия

Микро

Микропредприятия

МИМ

Малые предприятия и микропредприятия

ФЛИП

Физические лица и индивидуальные предприниматели

ЮЛ

Юридические лица — коммерческие и некоммерческие организации, включая территориально обособленные подразделения, и субъекты малого предпринимательства

ГПД

Работники, выполнявшие работу по договорам гражданско-правового характера в организациях со статусом юридического лица (для которых эта работа является основной)

ЗНР

Среднемесячная начисленная заработная плата наемных работников в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц

Фонд оплаты труда, руб.

f мес

Среднемесячная начисленная заработная плата, руб.

f час

Среднечасовая начисленная заработная плата, руб.

Численность наемных работников, чел.

Т

Фонд оплаченного времени, час.

Среднее число часов, оплаченных за неделю одному наемному работнику

Коэффициент

Категория наемных работников

Субъект Российской Федерации

2. Основные понятия, используемые в методике

2.1. Понятие и состав заработной платы

Заработная плата — сумма выплат, получаемых наемным работником, как правило, через регулярные периоды времени за отработанное время или выполненную работу, а также за неотработанное, но подлежащее оплате время (например, ежегодный отпуск). В заработную плату включаются начисленные работнику суммы оплаты труда в денежной и неденежной формах за отработанное и неотработанное время, компенсационные выплаты, связанные с режимом работы и условиями труда, доплаты и надбавки, премии, единовременные поощрительные выплаты, а также оплата питания и проживания, имеющая систематический характер.

Показатель «среднемесячная начисленная заработная плата наемных работников в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц» (ЗНР) отражает начисленную работникам заработную плату по основному месту работы с учетом налогов и других удержаний в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Такой подход необходим в целях сопоставимости показателя ЗНР с показателем «среднемесячная начисленная заработная плата отдельных категорий работников, в отношении которых предусмотрены мероприятия по повышению оплаты труда в соответствии с Указами Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года N 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики», от 1 июня 2012 г. N 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы», от 28 декабря 2012 г. N 1688 «О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», который формируется также по наемным работникам, занятым по основному месту работы.

Показатель ЗНР рассчитывается за отчетный год по России, федеральным округам Российской Федерации и субъектам Российской Федерации.

Среднечасовая заработная плата работников — величина заработной платы в расчете на один оплаченный час.

2.2. Понятие и категории наемных работников

Наемные работники — это лица, выполнявшие работу по найму, которые заключили письменный трудовой договор, контракт или устное соглашение с работодателем (руководителем организации любой формы собственности, индивидуальным предпринимателем или физическим лицом) об условиях трудовой деятельности, за которую они получат оговоренную при найме (при заключении договора) оплату наличными деньгами или в натуральной форме.

Показатель ЗНР рассчитывается по следующим категориям наемных работников:

1. работники организаций — юридических лиц (включая работников крупных и средних организаций, малых предприятий и микропредприятий);

2. лица, выполнявшие работу по договорам гражданско-правового характера в организациях — юридических лицах, для которых эта работа является основной (единственной);

3. работники у индивидуальных предпринимателей и физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями.

В настоящей методике в общей численности наемных работников не учтены военнослужащие и лица, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до 3 лет. В численность наемных работников включаются иностранные граждане, осуществляющие трудовую деятельность в Российской Федерации.

2.3. Понятие оплаченного времени

За базовую концепцию рабочего времени в Методике принята концепция оплаченного времени, которое включает фактически отработанное время и оплаченное, но неотработанное время, например, ежегодный отпуск.

Фактически отработанное время включает: время работы в течение нормального рабочего времени; время, отработанное сверх нормативной продолжительности рабочего времени; время, проведенное на рабочем месте для его обслуживания и подготовки к работе; время простоя на рабочем месте не по вине работника.

3. Алгоритм расчета ЗНР

3.1. Среднемесячная начисленная заработная плата наемных работников в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц рассчитывается по формуле:

,

где:

— среднемесячная начисленная заработная плата наемных работников в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц j-го субъекта Российской Федерации (руб.);

— годовой фонд оплаты труда всех наемных работников j-го субъекта Российской Федерации (руб.);

— общая численность всех наемных работников j-го субъекта Российской Федерации (чел.).

3.2. Алгоритмы расчета годового фонда оплаты труда

по категориям наемных работников

Расчет годового фонда оплаты труда всех категорий наемных работников производится по формуле:

,

где:

— фонд оплаты труда наемных работников ЮЛ (руб.);

— фонд оплаты труда ГПД (руб.).

— фонд оплаты труда наемных работников ФЛИП (руб.).

Расчет годового фонда оплаты труда наемных работников ЮЛ осуществляется по формуле:

,

где:

— фонд оплаты труда наемных работников ЮЛ в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.);

— среднечасовая заработная плата наемных работников ЮЛ в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.);

— оплаченное время наемных работников ЮЛ в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.).

Расчет годового фонда оплаты труда ГПД производится по формуле:

,

где:

— фонд оплаты труда ГПД в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.);

— среднечасовая заработная плата ГПД в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.);

— оплаченное время ГПД в j-ом субъекте Российской Федерации (час.).

Расчет годового фонда оплаты труда наемных работников ФЛИП производится по формуле:

,

где:

— фонд оплаты труда наемных работников ФЛИП в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.);

— среднечасовая заработная плата наемных работников ФЛИП в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.);

— оплаченное время наемных работников ФЛИП в j-ом субъекте Российской Федерации (час.).

3.3. Расчет среднечасовой заработной платы

наемных работников

Среднечасовая заработная плата наемных работников в целом по Российской Федерации определяется по результатам выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах («ОДН и УСП»). В случае нахождения основной работы респондента в другом субъекте Российской Федерации, чем место его постоянного проживания, заработная плата этого респондента включается в итоги по тому субъекту Российской Федерации, где находится основная работа респондента.

По субъектам Российской Федерации расчет данного показателя производится путем умножения его значения по России в целом на коэффициент распространения kj.

,

где:

— среднечасовая заработная плата наемных работников соответствующей категории в j-ом субъекте Российской Федерации (руб.);

— среднечасовая заработная плата наемных работников соответствующей категории по Российской Федерации в целом по данным ОДН и УСП (руб.);

kj — коэффициент распространения, рассчитываемый для каждого субъекта Российской Федерации делением значения показателя среднемесячной начисленной заработной платы наемных работников организаций ЮЛ j-го субъекта Российской Федерации на его значение по Российской Федерации в целом. При этом показатели среднемесячной начисленной заработной платы наемных работников организаций определяются по данным статистической отчетности по полному кругу организаций.

3.4. Алгоритм расчета численности наемных работников

по категориям

Общая численность наемных работников по всем категориям наемных работников рассчитывается по формуле:

,

где:

— численность наемных работников всех категорий (чел.);

— численность наемных работников по данным ОРС в ЮЛ (чел.);

— численность ГПД по данным ОРС (чел.);

— численность наемных работников ФЛИП по данным ОРС с учетом численности иностранных граждан, не отраженных в отчетности организаций, по данным МВД России <1>.

<1> Данные о работающих в организациях иностранных гражданах отражены в отчетности ЮЛ в составе наемных работников, поэтому неотраженная численность отнесена к численности ФЛИП.

Численность иностранных граждан, на которых не получены уведомления от работодателей, рассчитывается по двум составляющим:

— из числа иностранных граждан, прибывших в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, и получивших патент, подтверждающий право на временное осуществление на территории субъекта Российской Федерации трудовой деятельности у физических и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных лиц, чья деятельность подлежит регистрации, исключаются лица, на которых получены уведомления о заключении трудового договора или гражданско-правового договора (за период с 1 января по 31 декабря);

— из числа иностранных граждан из стран Евразийского экономического союза (для осуществления трудовой деятельности которых не требуется разрешительных документов), поставленных на миграционный учет с целью «работа», исключаются лица, на которых получены уведомления о заключении трудового договора или гражданско-правового договора (за период с 1 января по 31 декабря).

Данные о численности иностранных граждан, на которых не получены уведомления от работодателей о заключении трудового договора или гражданско-правового договора, суммируются и характеризуют численность иностранных работников, осуществляющих трудовую деятельность без оформления трудовых отношений.

3.5. Алгоритм расчета оплаченного времени по категориям

наемных работников

Расчет оплаченного времени всех категорий наемных работников производится по формуле:

,

где:

— общее оплаченное время всех категорий наемных работников (час.);

— оплаченное время работников ФЛИП (час.);

— оплаченное время ГПД (час.);

— оплаченное время наемных работников ЮЛ.

Оплаченное время работников КРИС определяется по данным формы федерального статистического наблюдения N П-4 о фактически отработанном работниками КРИС времени с учетом доли неотработанного, но оплаченного времени (которая определяется по данным выборочного наблюдения использования суточного фонда времени). Кроме того, оплаченное время работников КРИС увеличивается на коэффициент превышения численности наемных работников КРИС по данным формы N П-4 над численностью работников КРИС с учетом организаций, отчитывающихся 1 раз в год.

,

где:

— оплаченное время всех наемных работников КРИС по данным формы N П-4, увеличенное на оплаченное время работников организаций, не являющихся субъектами малого предпринимательства, отчитывающихся 1 раз в год (час.);

— оплаченное время наемных работников КРИС по данным формы N П-4 (час.);

— коэффициент превышения численности наемных работников КРИС по данным формы N П-4 над численностью работников КРИС с учетом организаций, отчитывающихся 1 раз в год.

По остальным категориям наемных работников оплаченное время рассчитывается по данным ОРС путем суммирования фактически отработанного времени и досчета по неотработанному, но оплаченному времени, который производится путем вменения средних значений нормальной продолжительности рабочего времени. Досчет производится для лиц, находившихся в очередных отпусках, простое по вине работодателя и т. п.

Расчет оплаченного времени работников МИМ за год производится по формуле:

TМИМj = (NЮЛj — NКРИСj) * tЮЛj * 52

где:

NКРИСj — численность наемных работников КРИС с учетом работников организаций, не являющихся субъектами малого предпринимательства, отчитывающихся 1 раз в год (чел.);

tЮЛj — число часов, оплаченных за неделю одному наемному работнику ЮЛ, по данным ОРС (час в неделю).

Значения данного показателя по субъектам Российской Федерации верифицируются путем вменения граничных значений доверительного интервала (средняя величина стандартное отклонение) тем субъектам Российской Федерации, по которым значения данного показателя выходят за границы указанного интервала;

52 — число недель в календарном году.

Расчет оплаченного времени наемных работников ФЛИП производится аналогично расчету оплаченного времени наемных работников МИМ за год:

где:

— оплаченное время наемных работников ФЛИП с учетом верифицированных значений фактически отработанного времени в неделю по субъектам Российской Федерации (час.);

— численность наемных работников ФЛИП с учетом численности иностранных граждан, не отраженных в отчетности организаций (чел.);

— число часов, оплаченных в неделю одному наемному работнику ФЛИП по данным ОРС (час в неделю).

Значения данного показателя по субъектам Российской Федерации верифицируются путем вменения граничных значений интервала (средняя величина стандартное отклонение) тем субъектам Российской Федерации, по которым значения данного показателя выходят за границы указанного интервала;

52 — число недель в календарном году.

Расчет оплаченного времени ГПД производится по формуле:

,

где:

— оплаченное время ГПД с учетом верифицированных значений фактически отработанного времени в неделю (час.).

— число часов, оплаченных в неделю одному работнику ГПД по данным ОРС (час в неделю).

Значения данного показателя по субъектам Российской Федерации верифицируются путем вменения граничных значений доверительного интервала (средняя величина стандартное отклонение) тем субъектам, по которым значения данного показателя выходят за границы указанного интервала;

52 — число недель в календарном году.

4. Источники информации

Источниками информации, используемой в настоящей Методике, являются следующие федеральные статистические наблюдения:

1) Форма N П-4 «Сведения о численности и заработной плате работников». Предоставляют юридические лица — коммерческие и некоммерческие организации и их обособленные подразделения (кроме субъектов малого предпринимательства) всех видов экономической деятельности и форм собственности:

— средняя численность работников которых превышает 15 человек — ежемесячно на сплошной основе;

— средняя численность работников которых не превышает 15 человек — ежеквартально на сплошной основе.

2) Форма N 1-Т «Сведения о численности и заработной плате работников». Предоставляют юридические лица — коммерческие и некоммерческие организации и их обособленные подразделения (кроме субъектов малого предпринимательства), не предоставляющие сведения по форме N П-4, всех видов экономической деятельности и форм собственности один раз в год.

3) Форма N ПМ «Сведения об основных показателях деятельности малого предприятия» собирается ежеквартально, на основе выборочного наблюдения. Предоставляют юридические лица, являющиеся малыми предприятиями (за исключением микропредприятий) в соответствии со статьей 4 Федерального закона от 01.01.2001 N 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации».

Для формирования сводных итогов используется расслоенная случайная выборка с последующим распространением полученных данных на генеральную совокупность малых предприятий (без микропредприятий). Для обеспечения репрезентативности объем выборки составляет в среднем по России 35%, в субъектах Российской Федерации он варьируется от 12% до 65%.

Число единиц наблюдения, выбираемых из слоя, определяется в соответствии с оптимальным размещением по Нейману по признаку «выручка», исходя из того, что значение коэффициента вариации оценки по признаку размещения «выручка» не должно превышать 5%.

4) Форма N МП(микро) «Сведения об основных показателях деятельности микропредприятия» ежегодно (кроме периодов проведения сплошного статистического наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства), на основе выборочного наблюдения (в соответствии со статьей 5 Федерального закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» от 01.01.2001 N 209-ФЗ). Предоставляют юридические лица — микропредприятия в соответствии со статьей 4 указанного Закона.

Для формирования сводных итогов используется расслоенная случайная выборка с последующим распространением полученных данных на генеральную совокупность микропредприятий. Для обеспечения репрезентативности объем выборки составляет в среднем по России 18%, в субъектах Российской Федерации он варьируется от 5% до 50%.

Число единиц наблюдения, выбираемых из слоя, определяется в соответствии с оптимальным размещением по Нейману по признаку «выручка», исходя из того, что значение коэффициента вариации оценки по признаку размещения «выручка» не должно превышать 5%.

Один раз в пять лет проводится «Сплошное статистическое наблюдение за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства». Полученные сводные итоги используются в расчете настоящей методики взамен форм N N ПМ, МП(микро).

5) Выборочное наблюдение доходов населения и участия в социальных программах — форма N 2-доходы (ОДН и УСП) проводится Росстатом с ежегодной периодичностью с охватом 60 тыс. домашних хозяйств <1> (в 2017 году и далее с периодичностью 1 раз в 5 лет — 160 тыс. домашних хозяйств) во всех субъектах Российской Федерации.

<1> Начиная с 2016 г. (в 2015 гг. — 45 тыс. домашних хозяйств).

Генеральную совокупность для построения выборочной совокупности составляют частные домохозяйства, проживающие на территории Российской Федерации. В качестве основы для формирования выборки используется ежегодно актуализируемый информационный массив территориальной выборки многоцелевого назначения (ТВМН), формируемый изначально на базе первичного информационного фонда Всероссийской переписи населения.

Объем выборки составляет в среднем по России 0,11%, в субъектах Российской Федерации колеблется от 0,07% до 1,38%.

Для распределения общего объема выборки (в соответствии с теоретическими положениями выборочного метода) используется модель непропорционального размещения в рамках каждой из выделенных аналитических областей (городское и сельское население, субъекты Российской Федерации, административные районы и т. п.).

Наблюдение осуществляется на основе личного опроса членов домохозяйств (респондентов) по месту их проживания в составе отобранного домохозяйства. Опросы респондентов проводятся на основании специальных форм федерального статистического наблюдения и указаний по их заполнению.

Разработка данных осуществляется по месту основной работы респондента (субъекту Российской Федерации), а не по месту его постоянного проживания.

6) Выборочное обследование рабочей силы (до 2016 года — выборочное обследование населения по проблемам занятости) проводится Росстатом ежемесячно путем опроса населения в возрасте от 15 до 72 лет во всех субъектах Российской Федерации. В период одного обследования опрашивается около 70 тысяч человек в возрасте от 15 до 72 лет (0,06% от численности населения этого возраста), за год — 837 тысяч человек (0,76%). Выборка строится таким образом, что в каждом месяце все единицы наблюдения заменяются новыми. Выборка сформирована на основе информационного массива территориальной выборки многоцелевого назначения, построенного на базе первичного информационного массива Всероссийской переписи населения, содержащего сведения о постоянном населении, т. е. населении, постоянно проживающем на территории соответствующего района, города, населенного пункта.

В случае нахождения основной работы респондента в другом субъекте Российской Федерации, чем место его постоянного проживания, данные по этому респонденту включены в итоги по тому субъекту Российской Федерации, где находится основная работа респондента.

7) Выборочное наблюдение использования суточного фонда времени населением проведено Росстатом во всех субъектах Российской Федерации с охватом 10 тыс. домохозяйств. Основной целью наблюдения является получение статистической информации, характеризующей использование населением суточного фонда времени по конкретным видам деятельности.

Формирование выборочной совокупности домохозяйств осуществлено на основе принципов случайного отбора отдельно по городскому и сельскому населению в каждом из субъектов Российской Федерации. Единицей отбора является счетный участок (первая ступень отбора). Конечной единицей отбора (вторая ступень) является жилое помещение (адрес домохозяйства). Единицами наблюдения являются домохозяйство и члены домохозяйства в возрасте 12 лет и более. По каждой из групп населения информация о затратах времени и структуре этих затрат представлена в среднем за день недели, за будний или выходной день.

На основе итогов выборочного наблюдения использования суточного фонда времени рассчитывается соотношение оценки возможных затрат оплачиваемого рабочего времени в будний день работающих по найму, не работавшим в период наблюдения, к фактическим затратам оплачиваемого рабочего времени в будний день работающих по найму.

8) Данные ФМС России (с 2016 г. — МВД России) о численности иностранных граждан, осуществляющих трудовую деятельность в России. На основе предоставленных ФМС России данных рассчитывается численность иностранных граждан, осуществляющих трудовую деятельность в России, которые не отражены в отчетах, предоставленных ФМС России работодателями — юридическими лицами (включая территориально обособленные подразделения), индивидуальными предпринимателями и физическими лицами.

Минэкономразвития ухудшит прогноз на 2018 год по экономическому росту

Еще в начале года глава Минэкономразвития Максим Орешкин оценивал рост экономики на уровне 2%, но в июне уже снизил прогноз до 1,9%. Сейчас оценка упала до 1,8%. Он объяснил это тем, что «в ближайшие 12 месяцев будут с более слабым рублем, с большим оттоком капитала». Кроме того, на экономическом росте скажется и боле сильная инфляция. Об этом Максим Орешкин рассказал журналистам в Сочи, где он принимал участие в мероприятиях президента Владимира Путина.

Реклама

По его словам, в последние месяцы «довольно быстрым темпом сокращаются вложения иностранцев в российские долговые бумаги». Речь прежде всего идет о портфельных инвестициях в облигации федерального займа (ОФЗ).

«Рынок ОФЗ терял, и это, конечно, добавляло волатильности на финансовый рынок. Но ничего экстраординарного здесь не происходит, в целом, платежный баланс остается очень уверенным». – считает министр. Потому, что ЦБ «всегда может приостановить покупки валюты», которые он делает для Минфина в рамках бюджетного правила. В августе это порядка $6 млрд.

«Это тот объем, который меньше чем за пять месяцев может полностью покрыть все инвестиции накопленные, которые есть в рынке ОФЗ», — сказал Орешкин.

Проблема не только в санкционной тематике, но и в целом в ситуации на развивающихся рынках, считает министр. Кризис в Турции, продолжающиеся проблемы в Аргентине, слабость валюты в Бразилии – «это все, конечно, влияет и на российский рынок».

«Мировой финансовый рынок сейчас очень взаимоувязан, поэтому проблема одной развивающейся страны оказывает влияние на многие рынки вокруг», — отметил он.

Ухудшение ожиданий по росту цен Максим Орешкин объяснил двумя причинами: «Это история с не самым лучшим урожаем, в этом сезоне у нас урожай пшеницы будет и зерна в целом будет меньше, чем он был в прошлом году. Поэтому это несколько повлияет на продуктовые цены. Плюс более слабая траектория по обменному курсу, которую мы не предполагали в начале года тоже добавит несколько десятых к нашему прогнозу».

Кроме более слабого экономического роста, других пересмотренных цифр Максим Орешкин не называл. В июне Минэкономразвития представило в правительство прогноз исходя из курса чуть более 60 рублей за доллар и ожиданий роста цен на уровне 3,1%.

На 2019 год прогноз пока не меняется. Хотя давление будут оказывать не только внешние факторы, но и внутренние решения российского правительства, прежде всего, повышение со следующего года НДС с 18% до 20%. По июньскому расчетам Минэкономразвития в следующем году экономический рост сократится до 1,4%, инфляция поднимется до 4,3%, а ожидаемый среднегодовой курс составит 63,2 руб. за доллар.

Улучшения ситуации ожидается не ранее 2020 года. На этот год экономический рост запланирован на уровне 2% ВВП, а на 2021 год – уже 3,1%.

Пересматривать параметры прогноза на предстоящую трехлетку Максим Орешкин отказался, объяснив это тем, правка на текущий год «носит косметический характер».

Все негативные тенденции этого года министр пока считает временными и уверен, что «мы вернемся на ту траекторию, которую мы прогнозировали. Она означает более крепкий уровень курса рубля относительно текущих значений».

Впрочем, у экономистов нет оптимизма и на следующий год. Согласно последнему консенсус-прогнозу 23 экономистов, который в августовском бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе» представил институт «Центр развития» НИУ ВШЭ, ВВП России вырастет в этом году на 1,7%. А с учетом повышения НДС, пенсионной реформы и американских санкций, темпы роста экономики не превысят 2% вплоть до 2024 года.

В бюллетене отмечается, что скорректированные прогнозы МЭР, о которых есть пока только отрывочные сведения, были сильно скорректированы в сравнении с предыдущими официальными версиями.

«Это связано, прежде всего, с их большей реалистичностью: раньше на фоне консенсус-прогнозов они выглядели чрезмерно оптимистическими, теперь, как говорится, оказались «в тренде».

Что само по себе можно оценить только положительно: появляется надежда, что официальный прогноз может стать реальным прогнозом, а не неким компромиссом между профессиональной экспертизой и авторитетными благопожеланиями», — иронизирует Сергей Смирнов из «Центра развития».

Что касается оттока, то, по оценке ЦБ, за январь-июль 2018 г. он уже вырос в два с лишним раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – с $8,7 млрд до $21,5 млрд.

«Сложившаяся динамика показателя была обусловлена преимущественно ростом иностранных активов прочих секторов наряду с продолжающимся сокращением обязательств банков перед нерезидентами», — пояснял ЦБ.

Банки и компании в первом полугодии уже отдали зарубежным кредиторам несколько десятков миллиардов долларов. В итоге внешний долг России по состоянию на 1 июля 2018 года составил $485,5 млрд, сократившись с начала года на $32,6 млрд. Из этой суммы $8 млрд пришлось на банки, и $16,7 млрд на «прочие» корпоративные сектора.

Во втором полугодии, по расчетам ЦБ, фактические платежи по внешнему долгу российских нефинансовых организаций могут составить $34,3 млрд. Сумма может вырасти еще на $5,1 млрд, если компании не смогут продлить сроки выплат по той части долга, которая приходится на внутригрупповое финансирование.

Большой вклад в отток вносит бегство нерезидентов с российского долгового рынка. По данным ЦБ, с апреля, когда были введены санкции против Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга, доля иностранцев в облигациях федерального займа (ОФЗ) сократилась на 1 июля с 34,5% до 28,2% или с 2,351 до 1,982 трлн руб.

Возможный запрет американских властей на покупку нового российского долга может привести к оттоку 8-10% инвесторов из суверенных долговых бумаг РФ, говорится в обзоре Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА).

По оценке агентства, как раз 8% российского госдолга держат американские резиденты, которые в случае введения санкций будут избавляться от ОФЗ.

Также эксперты считают, что из числа держателей российского госдолга выйдет норвежский суверенный фонд GPFG, который объявил о своей инвестиционной политике. На начало 2018 года его доля в госдолге России составляла 1,4%.

Вложения в российский госдолг могут сократиться еще сильнее – до 12%. Это произойдет в случае, если учитывать не только санкции, но и переоценку рисков вложений в развивающиеся рынки.

Массовый выход нерезидентов из облигаций федерального займа неминуемо приведет к новому ослаблению рубля, и оно может оказаться весьма существенным,

считает Жанна Кулакова, финансовый консультант TeleTrade.

«Отток иностранного капитала из ОФЗ, как правило, сопровождается массовыми конвертациями рублей в иностранную валюту, иными словами – на российском рынке резко падает спрос на рубли и возрастает на валюту. Как раз из-за ОФЗ рубль за последние полтора года стал таким чувствительным к геополитическим рискам. Санкции и прочие риски геополитического характера провоцируют резкий отток средств нерезидентов из облигаций», — поясняет эксперт.

Прогноз долгосрочного застоя от Министерства экономического развития

Среди различных подразделений и органов исполнительной власти России есть и Министерство экономического развития. Задумано оно для целей, вызывающих уважение, формулировка звучит, как настоящая песня: «Министерство экономического развития осуществляет разработку и реализацию государственной социально-экономической политики, включая определение путей развития экономики, обеспечивающих социально-экономический прогресс и устойчивое развитие Российской Федерации». Все, что делает это министерство, направлено на прогресс и развитие России – так, во всяком случае, написано.

22 ноября состоялся брифинг главы министерства экономического развития Максима Орешкина, посвященный публикации документа, разработанного экспертами этого ведомства – «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2036 года». Вот какими словами господин министр поясняет значимость этого прогноза:

«Подготовка таких прогнозов – это попытка взглянуть на долгосрочные тренды. Посмотреть на основные тренды, к каким структурным изменениям они будут приводить, чтобы заранее, уже сейчас, реагировать на эти изменения. В том числе результаты, которых мы планируем достичь в ходе выполнения поставленных национальных целей развития.»

Итак,прогноз от министерства учитывает «результаты, которых мы планируем достичь». Результаты, судя по названию министерства, должны обеспечить развитие – по меньшей мере, логика подсказывает, что это должно быть так, а не иначе.

Прогноз на три пятилетки

Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru не претендует на детальный анализ всего «Прогноза», текст которого занимает 46 страниц, мы только о своем беспокоимся – об энергетике, о том, как министерство развития учитывает предложенную национальным лидером России концепцию страны, способной стать энергетической сверхдержавой. Об энергетическом секторе экономики, который должен стать базой для реализации национальных проектов развития Дальнего Востока, Арктики, Северного морского пути. О предложенном Владимиром Путиным проекте создания Азиатского энергокольца, о ведущихся разработках энергомостов с Ираном – через территорию Азербайджана и через территорию Грузии и Армении. О том, как Росатом продолжит вести работу по замыканию ядерного топливного цикла за счет строительства новых реакторов на быстрых нейтронах и о том, как будут строиться новые СПГ-заводы, как будет развиваться сектор газомоторного топлива. О том, как будет расти угольная отрасль, которая далеко не полностью исчерпала свой резерв – о новых технологиях сжигания угля в топках электростанций, о развитии угольной химии, о метане угольных пластов. Ведь промежуток времени, на который сделан прогноз, составляет полтора десятилетия, три пятилетки, если отмерять время привычным для старшего поколения способами. Впрочем, слово «пятилетка» и не думало уходить в прошлое – на основании пятилетних планов развития живут современные Китай и Иран, но об этом в следующий раз. В общем, дрожащими руками раскрываем «Прогноз» на заветной странице…

Развитие энергетики – база и основа для развития всех отраслей экономики

Ой, а где страница-то? Нет в «Прогнозе» отдельного раздела «Энергетика» или, к примеру, «топливно-энергетический комплекс» – все энергетические отрасли аккуратно упакованы в раздел «Промышленность». По каким причинам, почему не отдельно? Неизвестно, так получилось. Ладно, не так уж и важно.

Министерский новояз

Пристрастия нашего журнала известны, потому с атомной энергетики начнем. Вот находится оригинальный текст документа, и на всякий случай сохранён у нас.

Мы просим вас, уважаемые читатели, открыть страницу №23 и посмотреть вместе с нами написанное в самом ее конце, в самом последнем абзаце – вам обязательно понравится, как этот шедевр понравился и нам:

«Производство на АЭС увеличится на 11,4% к 2018 году при уменьшении доли с 18,3% до 18,1%»

и ровно через два предложения мы видим продолжение того же прогноза:

«Производство на АЭС увеличится на 22,0 % к 2018 году при увеличении доли до 18,7 процентов»

Производство электроэнергии на АЭС к 2018 году увеличится одновременно и на 11,4% и на 22,0%, при этом доля атомной генерации в общем объеме уменьшится до 18,1% и в то же время увеличится до 18,7%. Вам нравится? Нам тоже – как и весь абзац, о котором идет речь. Кто и как его составлял – неизвестно, но точно известно, что вот в таком виде «Прогноз» прошел слушания в самом министерстве экономического развития и на общем заседании кабинета министров, после которого господин Орешкин произнес такие важные и нужные слова. Реально это означает, что текст не читал никто из участников совещаний и заседаний, нужно было одобрить «Проект» – его и одобрили.

Для тех, кто по каким-то причинам не может или не хочет пройти по ссылке на страницу №23, приводим текст абзаца полностью:

«Основную нагрузку по производству электроэнергии в 2030 году продолжат нести тепловые электростанции, на ТЭС предполагается увеличение производства электроэнергии на 12,8% к 2018 году. В структуре производства электроэнергии доля ТЭС не изменится и составит 64,4%. Производство на АЭС увеличится на 11,4% к 2018 году при уменьшении доли с 18,3% до 18,1 процентов. На ГЭС производство увеличится на 11,3%, при уменьшении доли с 17,2 % до 17,0 процентов. В 2036 году на ТЭС увеличится производство электроэнергии на 19,4 %, при неизменении доли в структуре производства электроэнерги. Производство на АЭС увеличится на 22,0 % к 2018 году при увеличении доли до 18,7 процентов. На ГЭС производство увеличится на 13,6%, доля уменьшится до 16,4 процентов».

Очевидно, что этот абзац требует нормального изложения, которое должно выглядеть следующим образом:

К 2030 году производство электроэнергии на ТЭС по отношению к 2018 году увеличится на 12,8%, при этом доля производства электроэнергии на ТЭС в общем объеме производства не изменится и останется на уровне 64,4%. К 2030 году производство электроэнергии на АЭС по отношению к 2018 году увеличится на 11,4%, при этом доля производства электроэнергии на АЭС в общем объеме производства уменьшится с 18,3% в 2018 году до 18,1% в 2030 году. К 2030 году производство электроэнергии на ГЭС по отношению к 2018 году увеличится на 11,3%, при этом доля производства электроэнергии на ГЭС в общем объеме производства уменьшится с 17,2% в 2018 году до 17,0% в 2030 году.

К 2036 году производство электроэнергии на ТЭС по отношению к 2018 году увеличится на 19,4%, при этом доля производства электроэнергии на ТЭС в общем объеме производства не изменится и останется на уровне 64,4%. К 2036 году производство электроэнергии на АЭС по отношению к 2018 году увеличится на 22,0%, при этом доля производства электроэнергии на АЭС в общем объеме производства увеличится с 18,3% в 2018 году до 18,7% в 2036 году. К 2036 году производство электроэнергии на ГЭС по отношению к 2018 году увеличится на 13,6%, при этом доля производства электроэнергии на ГЭС в общем объеме производства уменьшится с 17,2% в 2018 году до 16,4% в 2036 году.

Взять неизвестное число, прибавить к нему проценты

Да, получается несколько длиннее, зато появляется смысл, отсутствующий в варианте, предложенном машинисткой МЭР и одобренном всеми нашими министрами. По какой причине «переводом» должен заниматься внимательный читатель, который решил с почтением ознакомиться с трудом экспертов, неизвестно. Еще более загадочным является то, что эксперты МЭР, составляя свой прогноз в ноябре 2018 года, за основу берут данные 2018 года – ведь не подводили итоги ни Росатом, ни РусГидро, ни все остальные владельцы ГЭС и ТЭС. Данные за 2018 год не приводятся и в самом прогнозе – эксперты перечисляют-вычисляют проценты от неизвестной величины, называя результат этих вычислений «Долгосрочным прогнозом развития». По честному это должно звучать следующим образом:

«Конечно, мы, как и все, понятия не имеем, сколько именно электроэнергии будет выработано на АЭС в 2018 году, но точно знаем, что в 2030 году АЭС выработают на 11,4% электроэнергии больше».

Превысим неизвестную цифру на 11,4%! С точностью до десятой доли процента от незнамо чего! То, что производство электроэнергии на ТЭС в декабре 2018 года зависит от температуры на улице экспертов не интересует – как и то, что производство электроэнергии на ГЭС в декабре зависит от того, сколько воды удалось аккумулировать в водохранилищах за весенне-летний период. Итогов 2018 года нет, а вот прогнозы на 2030 и на 2036 года есть, причем с точностью до десятой доли процента. Это – нормально? В МЭР уверенны, что именно так, с этим согласен и полный состав правительства РФ, рассмотревший «Прогноз» на своем заседании.

Заседание Правительства РФ

Хорошо, давайте попробуем хоть как-то приблизиться к непостижимой мудрости составителей «Прогноза». МЭР уверено, что производство электроэнергии на АЭС в 2030 году будет на 11,4% больше, чем в 2018 году. Почему мы решили посмотреть именно на АЭС? Потому, что на работу атомных реакторов не влияет ни погода, ни запасы энергетических ресурсов – атомная генерация является самой стабильной из всех имеющихся. Реакторы выдадут на-гора на 11,4% энергии больше. За счет чего такое возможно? Да только за счет реализации сказанного руководителем «Росэнергоатома» Андреем Петровым в мае 2018 года во время выступления на Международной научно-технической конференции «Безопасность, эффективность и экономика атомной энергетики»:

«К 2030 году установленная мощность российских АЭС, с учетом вывода старых блоков из эксплуатации, составит 32,6 ГВт, то есть вырастет на 10% по сравнению с имеющимися мощностями в этом году».

В этом месте «Проект» МЭР совпал с мнением профессионала отрасли, можно было бы порадоваться за экспертов, но только радость эта – со слезами на глазах, потому как такое совпадение означает полную отмену распоряжения № 1634-р, сделанного руководителем предыдущего правительства России 1 августа 2016 года согласно которому в России до 2030 года должно было быть построено 8 новых АЭС общей мощностью 12,16 ГВт. Но это, конечно, все при предыдущем премьер-министре происходило, новый премьер такого не допустит.

Скажем «нет» экспорту электроэнергии!

Выяснив, что МЭР умеет делать прогнозы роста в процентах, не владея информацией по исходным показателям, не будем останавливаться – нас ждет еще ряд чудных открытий. Вот мнение МЭР относительно экспорта электроэнергии, конечного продукта переработки любых энергетических ресурсов. Министерство экономического развития уверенно заявляет, что от такого вида деятельности энергетика России будет постепенно избавляться:

«Экспорт электроэнергии к 2030 году уменьшится до 13,7 млрд киловатт-часов (-13,0% к 2018 году), в 2036 году также составит 13,7 млрд киловатт-часов (-13,0% к 2018 году)».

Что это означает? МЭР отменяет все инициативы Владимира Путина, касающиеся разработки и реализации проекта Азиатского энергокольца. МЭР отменяет все инициативы Путина о проектировании и реализации энергомоста с Японией. МЭР отменяет разрабатываемые международными рабочими группами, составляющими технико-экономическое обоснования энергомостов Россия – Азербайджан – Иран и Россия – Грузия – Армения – Иран. МЭР считает необходимым отказаться в одностороннем порядке от договора с Китаем 2004 года, по которому КНР готова импортировать из России до 60 млрд кВт*часов электроэнергии ежегодно. На основании чего? Да вот же, черным по белому:

«…вследствие более высоких темпов роста цен на энергоносители и на электроэнергию на внутреннем рынке по сравнению с прогнозным темпом роста на рынках стран – торговых партнеров».

Ясно? Министерство экономического развития уверенно, что стоимость природного газа, энергетических сортов угля, а также падающей воды в России в предстоящее десятилетие будет расти значительно быстрее, чем во всех прочих странах. Как, почему это должно быть именно так, а не иначе, в «Прогнозе» – ни слова. Вызывает здоровое удивление, по каким причинам руководители государственных компаний Роснефть, РусГидро, ФСК (федеральная сетевая компания), позволяют себе без согласования с МЭР принимать участие в первом Энергетическом форуме в Китае, да еще и договариваться с государственными компаниями КНР о дальнейшем развитии энергетических проектов в России, завязанных на экспорт электроэнергии. Что они себе позволяют? Ездят, протоколы о намерениях подписывают, планы какие-то строят. Надеемся, что в самое ближайшее время МЭР сделает надлежащие оргвыводы по отношению к руководителям всех перечисленных госкомпаний, которые своей деятельностью дискредитируют труды экспертов МЭР, составивших замечательный и весьма-весьма профессиональный «Прогноз».

Стагнация роста производства электроэнергии – лучший способ отказа от развития

Все на той же странице №23 «Прогноза» имеются и предсказания МЭР по производству электроэнергии с 2018 по 2036 годы, сведенные в табличку. Производство электроэнергии в 2018 году, по мнению экспертов министерства экономического развития, увеличится на 0,7%. На чем основан этот прогноз – неизвестно. По каким именно причинам не сбудется прогноз Министерства энергетики, которое уверено, что прирост составит 2,2% – неизвестно.

Мы почему-то склонны верить именно Министерству энергетики – хотя бы потому, что именно его специалисты отвечают за строительство новых электростанций, за модернизацию имеющихся, за вывод из эксплуатации электростанций, отработавших свой срок. В 2018 году в России были приняты в эксплуатацию четвертый энергоблок Ростовской АЭС, введены в строй две электростанции в Калининградской области, первые очереди двух ТЭЦ в Крыму и ТЭЦ в Якутии, РусГидро установило ветровую электростанцию в Якутии, были построены солнечные электростанции сразу в нескольких областях, продолжалась плановая модернизация ГЭС по всей России. Но обо всем этом в «Прогнозе» никаких данных нет, тут имеется только своеобразный приговор всем энергетикам России – что они не делают, не идут дела, 0,7% и никаких вариантов.

В 2017 году в России было произведено 1059,7 млрд кВт*часов электроэнергии, соответственно, 0,7% роста в абсолютных величинах составят 7,42 млрд кВт*часов. Самый простой пример – Ростовская АЭС (снова АЭС, работа которой не связана с климатическими особенностями и прочим), которая в 2017 году выработала 23,18 млрд кВт*часов при трех действовавших энергоблоках или, очень грубо, по 7 млрд кВт*часов выдал в Единую Энергетическую Систему России каждый блок. Энергоблок №4 с 21 февраля 2018 года находился в стадии опытно-промышленной эксплуатации, а 28 сентября был введен в промышленную эксплуатацию. Предположим, что этот энергоблок добавит к генерации не 7 млрд кВт*часов, а только половину, 3,5 млрд кВт*часов. На Восточном Экономическом Форуме в сентябре 2018 года Николай Шульгинов, глава РусГидро, сделал следующее сообщение:

«По выработке электроэнергии мы сейчас идем выше прошлого года на 4%, я думаю, что в районе 4% и сохраним».

Что такое 4% от выработки электроэнергии РусГидро в 2017 году? Судя по данным за 2017 год, общая выработка группой РусГидро составила почти 127 млрд кВт*часов, четыре процента от них – 5,08 млрд кВт*часов. Следовательно, только Росатом и РусГидро обеспечат в этом году прирост выше предсказанного в «Прогнозе». Еще раз прочитаем слова господина Орешкина:

«Прогноз учитывает внешние и внутренние условия, в которых будет жить Россия».

Исходя из этого, все наши тепловые электростанции, работающие на угле, природном газе, дизельном топливе на Крайнем Севере, электростанции солнечные и ветровые совокупно должны в этом году показать снижение выработки. Эй, вы там – ИнтерРАО ЕЭС, «Газпром Энергохолдинг», «ЕвроСибЭнерго», «Сибирская генерирующая компания»! Разберитесь между собой, как обеспечить «минус» 1 млрд кВт*часов выработки электроэнергии в этом году и отчитайтесь перед экспертами Министерства экономического развития!

Переработка нефти – это не к нам

Конечно, можно и дальше разбирать все, что в «Прогнозе» касается топливно-энергетического комплекса. Пытаться уразуметь, по какой причине в этом году прирост добычи угля, заложенный экспертами МЭР как базовый, должен составить 3,5%, а не 5,8%, как рассчитывает сама угольная отрасль и курирующее ее министерство энергетики.

Думать, в связи с чем авторы «Прогноза» уверены, что с 2025 по 2036 годы перестанут расти показатели первичной переработки нефти, а общий прирост переработки нефти 2036 года к 2018 году составит 1,7% (страница №22, самая нижняя таблица).

Такое вот развитие нефтепереработки прогнозируется – 1,7% в гору за 18 лет. А можно констатировать другое – Министерство экономического развития прогнозирует падение темпов роста всей энергетической отрасли. Рост будет, но в разы меньший, чем имеется сейчас. Рост производства электроэнергии на считанные доли процента, снижение экспорта электроэнергии – это гарантия срыва развития Дальнего Востока и Арктики, это гарантия отказа от участия в любых интеграционных процессах с Ираном, со всеми странами ЕАЭС, с Китаем, с Монголией. Почему? Да цены на газ и уголь в России следующие 18 лет будут расти быстрее, чем во всех перечисленных странах! Не верите? Зря, МЭР не может ошибаться, оно ведь печется об «устойчивом прогрессе Российской Федерации».

Производство СПГ невозможно без доступа к Единой газотранспортной системе?

Страницу №21 «Прогноза» украшает таблица, в которую сведены предсказания МЭР о добыче природного газа, где для 2018 года указан прирост в 2,5%.

Газпром отчитывается о росте добычи в 5,8%, НОВАТЭК планирует в этом году рост от 6 до 8 процентов, а у экспертов МЭР – 2,5% и точка. Почему? Вообще объяснений и обоснований нет – написано, что еще-то надо. А, нет, вот точно указано, «чего надо»:

«Прогнозируемый рост добычи газа будет обеспечиваться более активным освоением месторождений Газпромом, а также увеличением добычи независимыми производителями газа в условиях их недискриминационного доступа к Единой газотранспортной системе».

Крупнейший независимый производитель газа в России – НОВАТЭК, и вот пока его месторождения не будут недискриминационно подключены к трубопроводам Газпрома, наращивать добычу газа и производство СПГ на Ямале, он не сможет. Нет подключения к трубам Газпрома – нет и роста производства СПГ и, следовательно, нет и роста добычи газа.

Шаг вперед, два – назад, три – вбок и поворот на месте

Имеет ли смысл подробнее вчитываться в строчки «Прогноза»? «Прогноз», как мы видим, составлен вопреки производственным планам газовой и угольной отрасли. «Прогноз», как мы видим, базируется на неподведенных итогах 2018 года, к которым с точностью до десятой доли процента надстраиваются проценты роста. «Прогноз» предсказывает опережение внутренних цен на энергоносители по сравнению со всеми нашими соседями, предсказывает замедление роста производства и добычи, снижение экспорта. «Прогноз» предсказывает сворачивание национальных проектов развития и планов международного сотрудничества, перечеркивающий все инициативы президента России, озвученные в мае 2018 года. Никакого прорывного развития при условии реализации положений «Прогноза» не может быть в принципе – отсутствие роста производства электроэнергии не позволит развиваться за счет внутренних резервов, не позволит привлекать иностранных инвесторов. Ну, не пойдет инвестор в проекты на Дальнем Востоке, если нет гарантий того, что планируемые заводы с фабриками будут обеспечены электроэнергией. Инвесторы должны будут начинать свою деятельность в России со строительства собственных электростанций? Тоже не получится – эти электростанции начнут ведь электроэнергию производить, а это нарушит показатели «Прогноза», а эксперты МЭР ведь не могут ошибаться.

Максим Орешкин, Министр экономического развития РФ, Фото: Ведомости

И развитие Арктики, развитие опорных, базовых портов Севморпути без стабильного энергообеспечения – тоже невозможны. Потому нет никакого смысла изучать прочие разделы «Прогноза» – промышленность, транспорт, агро- и рыбопромышленные комплексы. Не будет обеспечен электроэнергией Сахалин – не будет там развиваться рыбопереработка, не будет тепло- и электроэнергии в Сибири и в Якутии – не будут там появляться тепличные комплексы, овощи и фрукты будут оставаться привозными с «привозными» ценами, которые не порадует ни одного потенциального переселенца. Не будет роста населения Дальнего Востока и Арктики – не будет и никакого развития этих регионов. Замедлится темп роста угледобычи – не будет и заказов оборудования, замедлится и темп роста машиностроения. Будет стагнация в производстве электроэнергии – не будет заказов для машиностроителей и из этого сегмента. Не понимать настолько простых вещей в XXI веке – это еще уметь надо.

Что получается? «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2036 года» является свидетельством компетенции его разработчиков, а его удачное обсуждение на заседании Правительства – подтверждением настоящего отношения профильных министерств к творчеству министерства экономического развития.

«Написали? Молодцы, поставьте ваш труд вот на ту полочку – он там по фэншую очень эффектно смотреться будет».

Либо все совсем иначе – единодушное согласие правительства с этим прогнозом стагнации и деградации показывает настоящее отношение правительства к майским инициативам президента? Никакого прорыва, никакой реализации национальных проектов развития, все будет идти так, как идет – рост ВВП и дальше будет в два-три раза ниже уровня инфляции, в 2-3 раза ниже, чем среднегодовой рост ВВП в мировой экономике. Выводы, конечно, делать рано, но как-то ни тот, ни другой вариант оптимизма не придают – для развития России требуется, чтобы и система государственного управления развивалась, а не превращалась в пародию на Политбюро позднебрежневской эпохи. Старшее поколение еще помнит те времена, когда с высоких трибун произносились вроде бы и правильные слова, только никакого отношения к реальным процессам, происходившим в стране, они не имели. В те годы юмористы с грустными глазами придумали «болезнь ухо-глаза» – это когда слышали мы одно, а видели совсем другое. Горькая шутка, очень не хочется, чтобы она снова стала популярной.

Фото: РБК

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий