Ст 173 ГК

1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Комментарий к Ст. 174 ГК РФ

1. В комментируемой статье идет речь об оспоримых сделках, совершенных с превышением полномочий.

Недействительными могут быть признаны сделки, совершенные с выходом за пределы ограниченных полномочий лицом, полномочия которого на совершение сделки ограничены договором, или органом юридического лица, полномочия которого ограничены его учредительными документами. Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», ст. 174 ГК РФ не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.

Следует отличать сделки, совершенные с выходом за пределы полномочий, от сделок, совершенных неуполномоченным лицом.

2. Требования о признании недействительной и применении последствий недействительности сделки, совершенной за пределами полномочий, могут предъявить только указанные в комментируемой статье лица — те, в интересах которых установлены ограничения. По мнению Пленума ВАС РФ, изложенному в вышеназванном Постановлении, в тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом по смыслу ст. 174 ГК РФ является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

3. Сделка может быть оспорена по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ, только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий на совершение сделки. В большинстве случаев при совершении сделки орган юридического лица указывает на то, что действует на основании учредительных документов. Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9, такая ссылка в тексте договора должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Это доказательство не свидетельствует заранее о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Так, например, считая, что сделка от имени ООО подписана директором общества с нарушением устава общества (директор был обязан получить отдельное согласие коллегиального исполнительного органа на заключение сделки), общество обратилось в суд с иском о признании сделки недействительной. Суд установил, что решением участников в уставе ООО была определена компетенция единоличного исполнительного органа (директора), согласно которой директор действует без доверенности от имени общества, представляя его интересы, однако совершает все виды сделок по согласованию с коллегиальным исполнительным органом. Как отмечается в Постановлении Федерального арбитражного суда округа, истцом ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не представлены доказательства того, что контрагенту по сделке было известно о наличии ограничений полномочий директора общества . При таких обстоятельствах оснований для применения ст. 174 ГК РФ нет.

Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или иного лица, в интересах которого установлено ограничение, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать о таком ограничении.

Комментарий к статье 173 Гражданского Кодекса РФ

1. В статье названы две группы сделок юридического лица, которые могут быть признаны недействительными: а) сделки, совершенные в противоречии с целями деятельности юридического лица, и б) сделки, совершенные при отсутствии лицензии.

2. Цели деятельности юридического лица определяются в его учредительных документах, причем коммерческие организации, кроме унитарных предприятий, по общему правилу правоспособны осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (см. ст. 49 и коммент. к ней).

3. В условиях рынка и свободы договора правила ст. 173 не должны пониматься ограничительно. В частности, под действие этой статьи не должны подпадать сделки, совершенные юридическим лицом для поддержания своей нормальной деятельности и улучшения ее условий, даже если такие сделки формально выходят за рамки словесного обозначения целей его деятельности в учредительных документах.

4. Порядок выдачи лицензии на осуществление отдельных видов деятельности определяется п. 1 ст. 49 ГК и изданными по данному вопросу законами (см. коммент. к этой статье). Отсутствие у юридического лица лицензии возможно в следующих ситуациях:

а) лицензия не была получена;

б) срок действия лицензии истек;

в) лицензия отозвана выдавшим ее органом;

г) сделка выходит за рамки выданной лицензии.

Если во время совершения сделки юридическое лицо не имело лицензии, однако на момент рассмотрения спора она была получена, нет оснований для признания сделки недействительной.

5. Для признания сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности, недействительной должен быть предъявлен иск названными в ст. 173 лицами и доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о незаконности сделки. Эти слова ГК означают, что другая сторона должна была проявить особую, повышенную заботливость при оценке правоспособности юридического лица на совершение им сделки. По общему правилу такая особая заботливость в отношении выступающих на рынке юридических лиц предполагаться не должна и ее необходимо доказать.

6. Сделка юридического лица, выходящая за пределы его правоспособности, как это следует из текста ст. 173, может быть признана судом действительной, в т.ч. и частично, на основании правил ст. 180 ГК.

7. Вопрос о недействительности сделки, совершенной при отсутствии лицензии, может возникать также в отношении предпринимателей-граждан. В этом случае, согласно п. 3 ст. 23 ГК, надлежит руководствоваться правилами ст. 173 в порядке аналогии закона, а не ст. 168 ГК, применение которой ввиду тождественности ситуаций было бы некорректным и не отвечало бы интересам устойчивости рыночного оборота.

8. Статья 173, согласно ее редакции, имеет в виду сделки, являющиеся договорами. Однако в силу ст. 156 ГК правила ст. 173 применимы также к односторонним сделкам юридического лица.

9. Положения ст. 173 связаны с ограничением на занятие определенными видами деятельности для отдельных субъектов (юридических лиц и граждан-предпринимателей), и поэтому к сделкам с ограниченно оборотоспособными объектами, в частности к расчетным операциям в иностранной валюте на территории Российской Федерации, не применяются (п. 11 информационного письма ВАС РФ от 31.05.2000 N 52).

Другой комментарий к статье 173 ГК РФ

1. Правоспособность юридических лиц определяется законом и учредительными документами. Юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности (ст. 49 ГК).

Коммерческие юридические лица, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций (банки, страховые компании и др.), могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для любых видов деятельности, не запрещенных законом (ст. 49). Их правоспособность, однако, может быть ограничена учредительными документами по сравнению с тем, как она определяется законом по отношению к коммерческим юридическим лицам данного вида. Такие ограничения могут устанавливаться как в интересах учредителей (участников), так и в общественных интересах (экологической безопасности, защиты прав потребителей и т.п.).

Некоммерческое юридическое лицо может иметь права и нести обязанности, соответствующие предмету и целям его деятельности, закрепленным в учредительных документах. Некоммерческие юридические лица могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (ст. 50 ГК).

Сделки, заключаемые юридическими лицами с нарушением тех требований, которые закон предъявляет к их специальной правоспособности, не подпадают под действие комментируемой статьи. Унитарные предприятия, а также другие коммерческие организации, в отношении которых законом предусмотрена специальная правоспособность (банки, страховые организации и некоторые другие), не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании ст. 168 ГК (п. 18 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8).

Лишь сделки, совершенные иными коммерческими организациями, в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в их учредительных документах, могут быть признаны судом недействительными в случаях, предусмотренных комментируемой статьей (п. 18 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8).

Отдельными видами деятельности юридические лица, как коммерческие, так и некоммерческие, могут заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Перечень таких видов деятельности определяется Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности». Лицензия или разрешение на занятие определенным видом деятельности выдается в пределах имеющейся у юридического лица специальной правоспособности. Она не может выдаваться лицу, учредительными документами которого данная деятельность вынесена за пределы предмета его деятельности либо прямо противоречит его целям.

Такой вывод соответствует позиции судов. При разрешении дел они должны учитывать, что коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, наделены общей правоспособностью и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, если в учредительных документах таких коммерческих организаций не содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься. Отсюда коммерческой организации, в учредительных документах которой не содержится указанный выше перечень, не может быть отказано в выдаче лицензии на занятие соответствующим видом деятельности только на том основании, что соответствующий вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами (п. 18 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8).

Таким образом, в комментируемой статье объединены два вида недействительных сделок: внеуставные (точнее, внеуставные сделки определенного вида), связанные с нарушением установленной учредительными документами специальной правоспособности юридического лица, и безлицензионные, связанные с нарушением требований закона об условиях занятия определенными видами деятельности.

2. Сделки внеуставные (противоречащие целям деятельности, определенно ограниченным в учредительных документах) и безлицензионные могут быть судом признаны недействительными, только если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Это следует буквально понимать так, что другой стороне во внеуставной сделке должно было быть известно об ограничениях, имеющихся в учредительных документах юридического лица, а в сделке безлицензионной — об отсутствии у нее лицензии (окончании срока действия, незаконности выдачи и т.п.). И та и другая сделка являются оспоримыми.

Для внеуставных сделок позиция закона сомнений не вызывает. Она соответствует природе этих сделок и принципам определения объема правоспособности юридических лиц. Высшие судебные инстанции своими руководящими постановлениями выработали по этому вопросу достаточно ясную линию.

С безлицензионными сделками такой ясности нет. Комментируемая статья относит сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, к оспоримым: признание таких сделок недействительными возможно лишь при доказанности того, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.04.1998 N 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» <1>).

———————————
<1> ВВАС РФ. 1998. N 6.

Однако в том же ГК имеется норма, которой безлицензионная сделка относится к числу ничтожных. Так, в соответствии с п. 2 ст. 835 сделка банковского вклада между юридическими лицами ничтожна, если лицо, принимающее вклад, не имеет права на совершение таких действий. Та же сделка по приему вклада от физического лица влечет иные последствия: вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, а также возмещения сверх суммы процентов всех причиненных убытков.

Понятна позиция законодателя защитить другую сторону в безлицензионной сделке, которая не должна нести потери от противоправных действий контрагента. Но, преследуя такую цель, законодатель явно недооценил, какое влияние данная норма окажет на практику. По существу, утрачены возможности гражданско-правового воздействия на незаконное получение доходов от занятия лицензируемыми видами деятельности.

3. Иск о признании такой сделки недействительной может быть предъявлен самим юридическим лицом, его учредителем (участником), государственным органом, осуществляющим контроль или надзор за деятельностью юридического лица. Иски в публичных интересах, предъявляемые органами, осуществляющими контроль или надзор за деятельностью юридического лица, могут предъявляться как в порядке, предусмотренном комментируемой статьей, так и в порядке ст. 169 ГК, если будет доказано намерение стороны на совершение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Актуальная редакция статьи 174 ГК РФ: Статья 174. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица

Текст

1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

1. В комментируемой статье представлены два состава оспоримых сделок — сделки, совершенные с выходом за пределы полномочий, и сделки, совершенные в ущерб интересам представляемого. И в том и в другом случае в статье упоминается о совершении сделки представителем или органом юридического лица. Использование абсолютно одинаковых подходов при признании таких сделок недействительными свидетельствует в пользу того, что законодатель приравнял в отношениях с третьими лицами (внешних отношениях) правовое положение лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа юридического лица, к положению представителя. В этой связи уместно далее в контексте данной статьи говорить об органе юридического лица как об одной из разновидностей представителей.

2. В п. 1 комментируемой статьи идет речь о случаях, когда представитель, действующий в силу закона или договора, вышел за пределы своих полномочий, ограниченных договором или положением о филиале либо представительстве юридического лица, по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка (соответственно, когда орган юридического лица вышел за пределы своих полномочий, ограниченных учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами, по сравнению с тем, как они определены в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка).

Сохраняет свое значение разъяснение, которое было дано в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок». Статья 174 Кодекса не применяется тогда, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, в указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.

Таким образом, применительно к случаям совершения сделки органом юридического лица имеет значение выход такого органа за пределы полномочий, «зауженных» в уставе, ином учредительном документе или договоре с лицом, выполняющим функции такого органа, по сравнению с объемом его полномочий, установленным в законе.

В случае с представителем, действующим в силу закона или договора, имеет значение разница в объеме полномочий между доверенностью и договором, в котором объем полномочий определен иначе (или между законом и договором с представителем). Так, например, в силу ст. 15 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» в договоре об осуществлении опеки или попечительства могут быть указаны отдельные действия, которые опекун или попечитель совершать не вправе, в то время как по общему правилу опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки.

Важно, что по основаниям, предусмотренным п. 1 комментируемой статьи, сделка может быть оспорена только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий на совершение сделки (недобросовестный контрагент).

Это правило нацелено на обеспечение стабильности гражданского оборота, в котором вступление в договорные отношения построено на предположении о добросовестности представителя контрагента (п. 5 ст. 10 ГК). В случае совершения сделки органом юридического лица это правило означает, что его контрагент должен полагаться на «стандартный», «типовой» объем полномочий такого органа, закрепленный в законе, а тот, кто действует от имени юридического лица без доверенности, должен, действуя добросовестно, сам известить контрагента об уставном ограничении своих полномочий. Следовательно, не существует обязанности всякого лица, вступающего в отношения с юридическим лицом, от имени которого действует его орган, проверять истинные полномочия этого органа.

Сложившаяся к настоящему времени договорная практика такова, что при совершении сделки лицо, выполняющее функции органа юридического лица, как правило, указывает в тексте договора на то, что оно действует на основании учредительных документов. Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9, такая ссылка в тексте договора должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Это доказательство не свидетельствует заранее о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий органа юридического лица в уставе.

Так, например, считая, что сделка от имени ООО подписана директором общества с нарушением устава общества (директор был обязан получить отдельное согласие коллегиального исполнительного органа на заключение сделки), общество обратилось в суд с иском о признании сделки недействительной. Суд установил, что решением участников в уставе ООО была определена компетенция единоличного исполнительного органа (директора), согласно которой директор действует без доверенности от имени общества, представляя его интересы, однако совершает все виды сделок по согласованию с коллегиальным исполнительным органом. Как отмечается в Постановлении Федерального арбитражного суда округа, истцом ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не представлены доказательства того, что контрагенту по сделке было известно о наличии ограничений полномочий директора общества .

3. Пункт 2 комментируемой статьи определяет основания признания недействительными сделок, совершенных хотя и в пределах полномочий представителя (в том числе лица, выполняющего функции органа юридического лица), но в ущерб интересам представляемого.

В этих случаях, как и в рассмотренных ранее, должна быть доказана недобросовестность контрагента, которая может иметь место в ситуациях, когда контрагент знал или должен был знать о явном ущербе для представляемого либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого. Применительно к случаям заключения договора органом юридического лица, например, может быть доказано, что контрагент не мог не знать, что совершаемая им сделка повлечет весьма негативные последствия для другой стороны, в частности невозможность дальнейшей производственной деятельности юридического лица.

Понятие «явный ущерб» не определено непосредственно в ГК РФ, а значит, подлежит оценке судом в зависимости от обстоятельств дела. При этом хотелось бы обратить внимание на то, что в редакции проекта изменений Кодекса, представленной Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ в декабре 2010 г. Президенту РФ, содержалась норма о том, что крайне невыгодные для стороны условия предполагаются (пока не доказано иное), если цена, процентная ставка или иное предоставление, передаваемое потерпевшим, в два раза или более превосходит то, что предоставляет по сделке другая сторона. Не исключено, что подобный подход к доказыванию явного ущерба для представляемого может возобладать в новой судебной практике.

4. Требования о признании недействительной и применении последствий недействительности сделки в соответствии с комментируемой статьей могут предъявить только указанные в ней лица — те, в интересах которых установлены ограничения.

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Общие позиции о сроках исковой давности по недействительным сделкам (ст. 181 ГК РФ)

1.1. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым ст. 181 ГК РФ
1.1.1. Правила о перерыве течения срока исковой давности при предъявлении иска распространяются в отношении срока исковой давности по недействительным сделкам (позиция КС РФ)
1.1.2. Положения о сроке исковой давности по недействительным сделкам применяются к требованию о признании брачного договора недействительным (позиция ВС РФ)

Позиции о сроке исковой давности по ничтожным сделкам (п. 1 ст. 181 ГК РФ)

2.1. К каким ситуациям применяется п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.1.1. Срок исковой давности по требованию внешнего (конкурсного) управляющего о признании недействительной ничтожной сделки по общим основаниям равен трем годам (позиция ВАС РФ)
2.1.2. Срок исковой давности по требованию арбитражного управляющего (кредитора) о признании недействительной сделки, нарушающей права (интересы) кредиторов, равен трем годам (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
2.1.3. Для целей исчисления срока исковой давности днем начала исполнения ничтожной сделки считается день, когда одна сторона приступила к фактическому исполнению сделки, а другая — к принятию исполнения (позиция ВС РФ)
2.2. К каким ситуациям не применяется п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.2.1. Срок исковой давности по требованию о признании ничтожной сделки недействительной не течет, если такая сделка не исполнялась (позиция ВС РФ)
2.3. Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.3.1. Начало течения срока исковой давности по ничтожной сделке аренды может исчисляться с момента совершения сделки, если имущество было передано до заключения договора (позиция ВАС РФ)
2.3.2. Срок исковой давности по требованиям о признании части сделки недействительной (ничтожной) исчисляется с момента начала исполнения этой части сделки (позиция ВС РФ)
2.3.3. По требованию о признании недействительным ничтожного условия кредитного договора срок исковой давности исчисляется с начала исполнения такого условия (позиция ВС РФ)
2.3.4. Течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, а соответственно и по требованию о признании ее недействительной начинается исключительно с момента исполнения такой сделки (позиция ВС РФ)
2.4. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.4.1. Общие положения о начале течения срока исковой давности не применяются к требованиям о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности (позиция ВАС РФ)

Позиции о сроке исковой давности по оспоримым сделкам (п. 2 ст. 181 ГК РФ)

3.1. К каким ситуациям применяется п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.1.1. Срок исковой давности по требованиям о признании недействительными крупных сделок (сделок с заинтересованностью) и применении последствий их недействительности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.2. По требованию об оспаривании сделок унитарного предприятия, совершенных с нарушением порядка распоряжения его имуществом, срок исковой давности равен одному году (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
3.1.3. По требованию о признании торгов недействительными срок исковой давности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.4. По требованию о признании недействительной сделки, совершенной без необходимого предварительного согласия антимонопольного органа, срок исковой давности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.5. По требованию об оспаривании подозрительных сделок (сделок с предпочтением) должника по специальным основаниям срок исковой давности равен одному году (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
3.1.6. По требованию об оспаривании сделки как совершенной с нарушением условий осуществления полномочий срок исковой давности равен одному году (не применяется) (позиция ВАС РФ)
3.2. Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.2.1. Суд вправе выбрать момент начала течения срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной (применении последствий ее недействительности), исходя из фактических обстоятельств дела (позиция КС РФ)
3.2.2. Исковая давность по иску о недействительности сделки вследствие злонамеренного соглашения представителей сторон исчисляется с момента, когда истец узнал о таком соглашении (позиция ВАС РФ)
3.2.3. Срок исковой давности в отношении крупных сделок исчисляется с момента, когда истец узнал об обстоятельствах, являющихся основанием для оспаривания такой сделки как крупной (позиция ВАС РФ)
3.2.4. Срок исковой давности в отношении сделок с заинтересованностью исчисляется с момента, когда истец узнал о совершении сделки и о том, что она совершена заинтересованными лицами (позиция КС РФ, ВС РФ, ВАС РФ)
3.2.5. Срок исковой давности при оспаривании сделки с заинтересованностью может исчисляться с даты утверждения годового отчета, если на общем собрании обсуждался вопрос о заключении этой сделки (позиция ВАС РФ)
3.2.6. Срок исковой давности при оспаривании брачного договора по причине создания крайне неблагоприятного положения для истца может исчисляться с момента раздела имущества (позиция ВС РФ)
3.3. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.3.1. Общие положения о начале течения срока исковой давности не применяются к требованиям о признании оспоримой сделки недействительной (не применяется) (позиция ВС РФ, ВАС РФ)

Посмотрите еще:

  • Общий срок исковой давности по ст. 196 ГК РФ судебная практика
  • Судебная практика ВАС РФ ст. 182 ГК: полномочия представителя
  • Регистрация перехода права собственности на недвижимость по ст. 551 ГК РФ судебные решения 2015 г.
  • Судебная практика ВАС РФ ст. 157 ГК РФ: сделки с отлагательным и отменительным условием
  • Судебная практика ВАС РФ по ст. 170 ГК РФ: недействительность мнимой и притворной сделки

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 174 ГК РФ. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица

1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 174 ГК РФ, судебная практика применения

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» содержатся следующие разъяснения:

Оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью

При рассмотрении требования о признании сделки недействительной, как совершенной с нарушением предусмотренного Федеральным законом N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и Федеральным законом N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» порядка совершения крупных сделок, подлежит применению статья 173.1 Гражданского кодекса РФ, а с нарушением порядка совершения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, — пункт 2 статьи 174 ГК РФ (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) с учетом особенностей, установленных указанными законами.

В пп. 92-93 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения:

Два условия недействительности по п. 1 ст. 174 ГК РФ

Пунктом 1 статьи 174 ГК РФ установлены два условия для признания сделки недействительной: сделка совершена с нарушением ограничений, установленных учредительным документом (иными корпоративными документами) или договором с представителем, и противоположная сторона сделки знала или должна была знать об этом. При этом не требуется устанавливать, нарушает ли сделка права и законные интересы истца каким-либо иным образом.

При рассмотрении споров о признании сделки недействительной по названному основанию следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пункте 22 настоящего Постановления.

Два основания недействительности по п. 2 ст. 174 ГК РФ

Пунктом 2 статьи 174 ГК РФ предусмотрены два основания недействительности сделки, совершенной представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица (далее в этом пункте — представитель).

По первому основанию сделка может быть признана недействительной, когда вне зависимости от наличия обстоятельств, свидетельствующих о сговоре либо об иных совместных действиях представителя и другой стороны сделки, представителем совершена сделка, причинившая представляемому явный ущерб, о чем другая сторона сделки знала или должна была знать.

О наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента. При этом следует исходить из того, что другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения.

По этому основанию сделка не может быть признана недействительной, если имели место обстоятельства, позволяющие считать ее экономически оправданной (например, совершение сделки было способом предотвращения еще больших убытков для юридического лица или представляемого, сделка хотя и являлась сама по себе убыточной, но была частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых юридическое лицо или представляемый получили выгоду, невыгодные условия сделки были результатом взаимных равноценных уступок в отношениях с контрагентом, в том числе по другим сделкам).

По второму основанию сделка может быть признана недействительной, если установлено наличие обстоятельств, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого, который может заключаться как в любых материальных потерях, так и в нарушении иных охраняемых законом интересов (например, утрате корпоративного контроля, умалении деловой репутации).

Наличие решения общего собрания участников (акционеров) хозяйственного общества об одобрении сделки в порядке, установленном для одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, не препятствует признанию соответствующей сделки общества, совершенной в ущерб его интересам, недействительной, если будут доказаны обстоятельства, указанные в пункте 2 статьи 174 ГК РФ.

В п.п. 6, 17 «Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019 приведены следующие правовые позиции:

Опубликование устава общества в интернете не создает презумпцию знания контрагентом его содержания

Опубликование учредительного документа юридического лица, в том числе в сети Интернет, само по себе не создает презумпцию знания контрагентом его содержания.. Суд кассационной инстанции посчитал ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что в случае если устав общества размещен в сети Интернет, другая сторона сделки, действуя добросовестно и разумно, должна была с ним ознакомиться. Такой вывод вопреки положениям пункта 1 статьи 174 ГК РФ и пункта 22 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25, по существу, возлагает на другую сторону сделки обязанность изучать устав общества и перекладывает на нее бремя доказывания того, что она не знала и не должна была знать о его содержании, только в силу того, что учредительный документ размещен в сети Интернет, что является неверным. См. подробнее п. 6 Обзора.

Признание сделки общества недействительной в случае ее совершения в интересах только части участников общества

Сделка общества может быть признана недействительной по иску участника и в том случае, когда она хотя и не причиняет убытков обществу, тем не менее не является разумно необходимой для хозяйствующего субъекта, совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выразили согласие на совершение соответствующей сделки. См. подробнее п. 17 Обзора.

Оставьте комментарий