Ст 354 УПК

«Исключение доследственной проверки – это огромная ошибка. Это может стать действенным инструментом по выяснению отношений. Представьте себе ситуацию: гражданин решил написать заявление о привлечении к ответственности какого-то человека. А по вашему проекту регистрация в КУЗ (книга учета заявлений. – Прим. ред.) – уже возбуждение уголовного дела. Допрос в качестве подозреваемого – уже признание человека подозреваемым. И представьте себе, а вдруг на месте того бедняги окажется какой-нибудь министр или председатель только из-за того, что заявитель к нему обращался (по каким-то вопросам), но не нашел поддержки, хотя это все было обосновано. Вот вам ситуация, когда недобросовестный гражданин будет выяснять отношения с теми, кто ему не понравился или не сделал того, о чем его попросили. Подумайте над этим. Поэтому доследственную проверку нельзя исключать вообще. Нужен просто какой-то механизм, своего рода фильтр между регистрацией в КУЗ и возбуждением уголовного дела» – таков единственный комментарий к топику «Краткая справка об основных новеллах проекта нового Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан» (Справка) в разделе общественного обсуждения нормативных правовых актов на сайте Генеральной прокуратуры РК.

Напомним: весной 2013 года Генеральная прокуратура обнародовала свои предложения по внесению изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан (УПК), разместив их на своем официальном сайте. Проект нового УПК состоит из 15 разделов, 70 глав и включает в себя 672 статьи. В свою очередь 29 августа президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил, что новые редакции УК, УПК и УИК, которые этой осенью поступят на рассмотрение в парламент, ориентировочно будут введены в действие с 2015 года.

Сегодня обсуждение поправок в УПК вышло за пределы кабинетов адвокатов, юристов, судей, прокуроров и перешло в средства массовой информации.

Разработчики проекта нового УПК предлагают отказаться от стадии возбуждения уголовного дела, доследственной проверки и предъявления обвинения. Вместо этого после поступления заявления следователь должен сразу приступать к следствию. Согласно инициативе Генпрокуратуры достаточно будет представить отчет прокурору, который должен составить акт обвинительного постановления, а если дело попало в суд, то судья должен или вынести приговор, или оправдать.

По мнению прокуроров, исключение доследственной проверки внесет позитивные изменения в следственный процесс. «Согласно действующему УПК она (доследственная проверка. – Прим. ред.) проводится с момента регистрации сообщения о преступлении до возбуждения уголовного дела. Именно на этой стадии прокуратура выявляет больше всего фактов незаконных действий и иных злоупотреблений. Зачастую ее сроки в несколько раз превышают следствие по уголовным делам, а материалы, собранные в ходе этой проверки, по объему превосходят даже сами уголовные дела. При этом лица, в отношении которых производится доследственная проверка, ни имеют в этой стадии никакого процессуального статуса, а значит, не имеют конкретного объема прав и полномочий. По сути, это завуалированная форма расследования при ограниченных процессуальных правах граждан. Их сначала опрашивают, а после возбуждения уголовного дела допрашивают по одним и тем же вопросам», – дается пояснение в Справке.

Исходя из этого, разработчики новой редакции УПК делают вывод: «В проекте УПК в корне изменена досудебная стадия производства, введено понятие досудебного расследования, начало которого будет связано с моментом регистрации заявления и сообщения о преступлении и возможности проведения с указанного момента любых следственных действий. Предлагаемая модель начала уголовного процесса позволит с момента регистрации заявлений и сообщений о преступлении обеспечить реализацию подозреваемому права на защиту».

За и против

Эксперты, обсуждая предложения о новой редакции УПК РК, отмечают как позитивные, так и негативные стороны нововведения. «Проект нового УПК ликвидирует стадию возбуждения уголовного дела. Теперь это будет называться регистрацией. Следователь в течение 24 часов с того момента, как получил заявление, должен внести данные в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование, а заявитель автоматически становится потерпевшим, минуя все стадии следствия и сбора доказательств, – говорит президент Союза адвокатов Казахстана Анвар Тугел. – Автоматическое «возбуждение уголовного дела» развязывает руки правоохранительным органам, так как с момента регистрации заявления и до момента признания лица подозреваемым ведется полноценное расследование, сбор и закрепление доказательств. Адвокат может вступить в процесс с момента возникновения у лица статуса подозреваемого, но до того, как его признают таковым, правоохранительные органы будут проводить у него обыски, выемку, допрашивать свидетелей, проводить экспертизы. Одним словом, только на основании одного заявления в отношении лица может быть начато полноценное уголовное преследование, и этот человек не сможет воспользоваться помощью адвоката, пока его не признают подозреваемым, а это может случиться по окончании расследования, перед направлением уголовного дела в суд. Я убежден, что разработанный УПК ограничивает право человека на защиту».

По словам старшего партнера адвокатской конторы «Назханов & Партнеры» Таира Назханова, в проекте УПК нет главного: он не ограничивает полномочия «преследователей» и не расширяет права защитников. Это может больно ударить по всем казахстанцам и особенно по предпринимателям: ведь когда отбирают бизнес, используются не гражданско-правовые механизмы, а уголовные.

«Сейчас есть доследственная проверка, которая сдерживает произвол правоохранителей. Во время такой проверки не могут проводиться обыски, аресты счетов. Однако Генеральная прокуратура предлагает упразднить доследственную проверку и сразу возбуждать уголовное дело. С этого момента у прокурора развязываются руки – он может арестовывать счета, проводить обыски, перехватывать почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивать телефонные переговоры», – рассказал о новеллах УПК адвокат.

Чем это грозит бизнесмену? Чтобы понять риски, Назханов предлагает смоделировать такую ситуацию: одна фирма оказалась должна другой – своему конкуренту. Кредитор, решив убрать соперника с рынка, идет не в суд, чтобы подать иск и истребовать долг, а прямиком к прокурору. «Конкурент может договориться с прокурором: «Давай я напишу заявление о мошенничестве: мол, такой-то обманным путем завладел деньгами. А ты арестуй все его счета на несколько месяцев». Этого достаточно, чтобы разорить бизнесмена, даже не обязательно его самого арестовывать», – рассказал о «плохих» сценариях Таир Назханов.

Чтобы не было произвола со стороны надзорного органа, все следственные действия (а не только арест обвиняемых) должны санкционироваться судом, считает юрист. «В этом случае у предпринимателей и их адвокатов появится возможность представлять суду доказательства, а это не даст уничтожить бизнес на корню», – говорит он.

Как отмечает ведущий научный сотрудник Института государственно-правовых исследований и экспертиз Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева, кандидат юридических наук Сакен Айсин, новый УПК не позволит обеспечить потерпевшим защиту прав и законных интересов, нарушенных преступлением, так как «закрепленные в статье 8 проекта УПК РК задачи уголовного процесса в основном направлены на быстрое, полное раскрытие и пресечение уголовных правонарушений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливое судебное разбирательство, а также защиту от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина».

«Считаем, что статью 8 проекта УПК РК следует дополнить нормой, которая бы предусматривала восстановление нарушенных преступлением прав и законных интересов потерпевшего, а также компенсацию причиненного преступлением вреда», – высказал мнение правовед.

Лязиза Берсугурова, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики юридического факультета КазНУ им. Аль-Фараби, уверена, что у прокурора не просто значительно увеличивается объем его процессуальных полномочий, но и возрастает его процессуальная ответственность. Именно он определяет полноту расследования, его сроки, в том числе и «разумные». «Как это, допустим, предусмотрено п. 16 части 1 ст. 185 проекта, где говорится, что прокурор вправе устанавливать «разумные сроки расследования и продлевать их». Причем это отмечается в статье, где указаны права прокурора. На самом деле мы прекрасно понимаем, что указание на права прокурора означают круг его процессуальных полномочий, что должно рассматриваться не только как право прокурора, а как его прямая функциональная обязанность», – говорит Берсугурова.

Кандидат юридических наук, доцент Данияр Канафин не считает реформу уголовного судопроизводства частной юридической проблемой.

«Само название «уголовный» произошло от древнего обычая отвечать головой за некоторые виды правонарушений. При определенном стечении обстоятельств у головы каждого мог оказаться топор палача или нож гильотины. Поэтому во все времена законодательство, регулирующее вопросы криминалистического свойства, имеет весьма важное значение как для всего общества, так и для любого из его членов», – уверен Канафин.

Он напомнил, что современный мир демонстрирует множество примеров, когда в уголовном процессе в конечном итоге решались не только правовые, но и экономические и политические конфликты. От того, насколько честно, открыто и справедливо это происходило, можно оценивать степень уважения общества к основным нравственным и юридическим ценностям цивилизации. Таким, например, как признание человека, его прав и свобод высшей ценностью в правовом демократическом государстве, презумпция невиновности, право на судебную защиту и помощь адвоката по своему выбору.

Тем временем несколько казахстанских адвокатов на условиях анонимности сообщили Forbes Kazakhstan, что проект новой редакции поступит в парламент без некоторых наиболее спорных пунктов. Однако назвать, какие именно статьи будут исключены, адвокаты не смогли.

Уголовно-процессуальные нормы

Понятие уголовно-процессуальные нормы

Под нормой права понимает­ся общеобязательное, формально-определенное правило поведения, принятое в установленном порядке, обеспеченное силой государст­венного принуждения и направленное на регулирование обществен­ных отношений путем закрепления прав и обязанностей их участни­ков.

Необходимо иметь в виду, что некоторые правовые предписания, взятые воедино, могут, по сути, составлять одну норму уголовно-процессуального права, но, вместе с тем, могут содержаться в раз­личных разделах УПК РФ. Так, правовые предписания, составляю­щие норму, регламентирующую участие частного обвинителя в су­дебном разбирательстве, содержатся в ст. 22, ч. 2 ст. 43, ч. 4, 5, 6 ст. 246, ч. 4, 5 ст. 321 УПК РФ.

Скорее исключением из правил, чем правилом, является «вкра­пление в законодательный массив» уголовного закона уголовно-процессуальных норм, например, примечания 2 и 3 к ст. 201 УК РФ, также как и норм материального уголовного права в уголовно-процессуальный закон, например, ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Вместе с тем, в одной статье закона могут содержаться две или более нормы уголовно-процессуального права, и наоборот, одна уголовно-процессуальная норма может содержаться в двух или более статьях УПК РФ.

Виды уголовно-процессуальных норм

Исходя из потребностей научного познания, нормы уголовно-процессуального права классифицируются по самым различным основаниям:

1) по юридической силе:

    • Конституция РФ (так, ст. 51 Конституции РФ предоставляет каждому право не свидетельствовать против себя самого, своего су­пруга и близких родственников);
    • федеральный конституционный закон,
    • фе­деральный закон и т.д.

2) по пределам (территории) действия:

    • действующие на всей территории РФ в полном объеме;
    • ограниченного действия (так, в соответствии с п. 12 ч. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона от 30 января 2001 № 1-ФКЗ «О военном положении» в отдельных местностях на территории РФ, где введено военное положение, ограничивается действие ч. 1 ст. 10 УПК РФ и ч. 2 ст. 22 Конституции РФ).

3) в зависимости от выполняемой роли:

Подробнее

Учредительные нормы устанавливают «устои», начала право­вой регламентации общественных отношений, входящих в предмет регулирования уголовно-процессуального права, правовое положение участников уголовного судопроизводства, цель, задачи судопро­изводства и его принципы. Они служат отправной точкой, задают модель взаимоотношений между явлениями конкретной действи­тельности и юридическими предписаниями. Например, уголовное судопроизводство призвано защищать как права и интересы лиц, по­терпевших от преступлений, так и права и интересы лиц, незакон­но и необоснованно подвергшихся уголовному преследованию (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Регулятивные чаще всего регламентируют процедуру (порядок) про­изводства по уголовным делам путем предоставления прав и возло­жения обязанностей на участников общественных отношений, т.е. носят регулятивный, процедурный характер. В зависимости от характера содержащегося предписания разли­чают три вида регулятивных уголовно-процессуальных норм:

    1. управомочивающие,
    2. обязывающие и
    3. запрещающие.

Управомочивающие нормы предоставляют участникам уголовно­го судопроизводства определенный круг прав, использование кото­рых зависит от их воли. Например, право обвиняемого по окончании предварительного следствия знакомиться с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК РФ).

Обязывающие нормы предписывают определенное («только так, а не иначе») поведение участников уголовного судопроизводства. На­пример, в соответствии с ч. 1 ст. 11 УПК РФ суд, прокурор, следо­ватель, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняе­мому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, а также обязаны обеспечивать воз­можность осуществления этих прав.

Управомочивающие и обязывающие нормы соотносятся между собой так же, как соотносятся и взаимосвязаны субъективное право одного участника судопроизводства и юридическая обязанность дру­гого — праву одного из участников этого отношения всегда корре­спондирует обязанность другого. Поэтому в зависимости от субъек­та, которому адресована управомочивающая или обязывающая нор­ма, их реализация начинает осуществляться либо с использования прав, либо с исполнения обязанностей; реализация одной нормы влечет реализацию второй. Например, право подозреваемого знать, в чем он подозревается (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) корреспондируется с обязанностью следователя вручить постановление о возбужде­нии в отношении него (подозреваемого) уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Запрещающие нормы устанавливают запрет на совершение опре­деленных действий и поступков, которые определены законом как нарушение порядка уголовного судопроизводства, что влечет соот­ветствующие юридические последствия. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осу­ществление действий и принятие решений, унижающих честь участ­ника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

Обеспечительные нормы являются основой уголовно-процес­суальных гарантий прав личности в сфере уголовного судопроиз­водства. Выраженные в нормах уголовно-процессуального права процессуальные гарантии выступают в качестве правовых средств, обеспечивающих реальное исполнение участниками уголовного су­допроизводства возложенных на них обязанностей и использование предоставленных им прав, а также осуществление задач уголовного судопроизводства. Процессуальные гарантии подразделяются на

    1. га­рантии правосудия, направленные на реализацию задач уголовно­го судопроизводства, и
    2. гарантии прав личности (лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве).

Вполне логично, что ведущая роль в реализации этих гарантий принадлежит государству в лице ком­петентных органов власти. Именно органы государственной власти призваны обеспечивать соблюдение прав и выполнение обязанно­стей всеми участниками уголовного судопроизводства. Так, соглас­но ч. 3 ст. 15 УПК РФ на суде лежит обязанность создать необходи­мые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязан­ностей и осуществления предоставленных им прав.

Как правило, обеспечительные нормы касаются только участни­ков уголовного судопроизводства, т.е. органов и лиц, так или ина­че задействованных в уголовно-процессуальной деятельности. Од­нако в уголовно-процессуальном праве существуют нормы, уста­навливающие процессуальные гарантии соблюдения прав лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства, но чьи пра­ва и интересы затронуты производимыми процессуальным действи­ями или принимаемыми процессуальными решениями. Так, любое лицо имеет право обжаловать действия (бездействие) следователя, дознавателя, если указанными действиями (бездействием) затрону­ты его интересы (ст. 123 УПК РФ).

Дефинитивные уголовно-процессуальные нормы являются ре­зультатом легального толкования тех или иных уголовно-процес­суальных явлений и категорий. Наиболее полно дефинитивные нор­мы представлены в ст. 5 УПК РФ.

Коллизионные нормы предназначены для устранения возника­ющих противоречий между правовыми предписаниями, регулируют выбор между последними. По своей структуре коллизионные нор­мы состоят из двух частей:

    1. объем — те отношения, к которым норма применятся;
    2. коллизион­ная привязка — норма, закон или правовая система, подлежащие применению в данном случае.

Так, ч. 3 ст. 1 УПК РФ устанавливает: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора».

Оперативные нормы устанавливают порядок введения в дей­ствие того или иного нормативно-правового акта. Так, норма ст. 8 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» уста­новила порядок поэтапного введения суда присяжных на террито­рии РФ. Начиная с 1 июля 2002 г. (дата вступления в силу УПК РФ) и до 1 января 2010 г. суд присяжных вводился на всей территории РФ.

Структура уголовно-процессуальной нормы

Тради­ционно в структуре любой правовой нормы выделяют три составля­ющие ее элемента: гипотезу, диспозицию, санкцию. Как правило, уголовно-процессуальная норма не имеет трехчленную структуру: в статьях УПК РФ зачастую содержится лишь гипотеза и диспози­ция, либо диспозиция и санкция.

Трехчленную структуру уголовно-процессуальной нормы мож­но проследить на примере ч. 7 ст. 56 УПК РФ: «В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвер­гнут приводу». В данном случае имеется гипотеза — неявка без ува­жительных причин (к числу последних относят, например, болезнь, несвоевременное вручение повестки и т.д.), диспозиция — обязан­ность являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, и санкция — применение в отношении свидетеля привода в качестве иной меры уголовно-процессуального принуждения.

Особенность уголовно-процессуальной нормы состоит еще и в том, что один и/или несколько из ее элементов могут содержать­ся в другом разделе или части УПК РФ или вообще в другом зако­не. Наиболее четко это можно проследить в случае несоблюдения уголовно-процессуальной формы. Например, неучастие понятых при производстве осмотра места происшествия влечет признание протокола осмотра недопустимым доказательством по уголовному делу:

    • гипотеза — то обстоятельство, что осмотр производился без участия понятых (ст. 177 УПК РФ),
    • диспозиция — сведения, установленные в протоколе осмотра места происшествия, выступа­ют доказательством по уголовному делу (ст. 83 УПК РФ), а
    • санкция — признание данного доказательства недопустимым как получен­ного с нарушением требований УПК РФ, вследствие чего не имею­щим юридической силы (ч. 1 ст. 75 УПК РФ).
Гипотеза уголовно-процессуальной нормы

Гипотеза всегда указывает на обстоятельства реальной действи­тельности (условия), при наличии которых реализуется уголовно-процессуальная норма. В зависимости от количества указанных обстоятельств, различают гипотезы двух видов: простые и слож­ные.

Простая гипотеза связывает действие нормы с одним конкрет­ным жизненным обстоятельством. Если гипотеза сформулирована таким образом, что предоставляет право выбора одного из несколь­ких обстоятельств, то такая простая гипотеза называется альтерна­тивной. Примером последней может служить ч. 1 ст. 97 УПК РФ, перечисляющая альтернативные основания для избрания меры пресе­чения.

Сложная гипотеза связывает действие уголовно-процессуальной нормы с несколькими конкретными жизненными обстоятельствами. Так, при наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела следователь, дознаватель выносят об этом соответствующее по­становление (ч. 1 ст. 146 УПК РФ).

Диспозиция уголовно-процессуальной нормы

Диспозиция формулирует само правило поведения, т.е. порядок производства того или иного процессуального действия или порядок принятия процессуального решения, или дает характеристику имма­нентных признаков той или иной процессуальной категории. Диспо­зиция уголовно-процессуальной нормы по способу изложения мо­жет быть прямой, альтернативной или бланкетной.

Простая диспозиция описывает один поведенческий вариант производства процессуального действия или принятие решения участниками, а также в отношении участников уголовного судопро­изводства, или дает одну характеристику имманентных признаков той или иной процессуальной категории. Например, правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только су­дом (ч. 1 ст. 8 УПК РФ).

Альтернативная диспозиция предлагает обратиться к несколь­ким поведенческим вариантам, и, как правило, эти варианты преду­смотрены в другой статье УПК РФ (последнее — главный недостаток УПК в его современном нормативном выражении; бес­конечное множество отсылок от одной статьи к другой, а зачастую — к третьей и четвертой, порой не приводит к эффективному и единоо­бразному правоприменению). Так, при рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ, председательству­ющий выясняет, вручена ли защитнику подсудимого и когда именно копия обвинительного заключения или постановления прокурора об изменении обвинения. При этом судебное разбирательство уголов­ного дела не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения за­щитнику копии обвинительного заключения или постановления об изменении обвинения (ч. 3 ст. 265 УПК РФ). Не говоря об излиш­ней перегруженности данной статьи УПК РФ, отметим, что ни за­кон (ст. 221, 175 УПК РФ), ни практика не знают такого итогового акта предварительного расследования, как постановление прокурора об изменении обвинения.

Бланкетная диспозиция отсылает к нормам других отраслей пра­ва — конституционного, административного, уголовного и т.д. На­пример, чтобы возбудить уголовное дело в отношении кандидата в Президенты РФ, прежде необходимо обратиться к нормам консти­туционного права с целью определения случаев когда лицо обладает данным статусом.

Санкция уголовно-процессуальной нормы

Санкция устанавливает негативные последствия, которые возни­кают в связи с нарушением диспозиции уголовно-процессуальной нормы. Различают несколько видов санкций:

    1. абсолютно определенные санкции указывают на точный вид (ха­рактер) мер, применяемых к участнику уголовного судопроизвод­ства, не исполнившего возложенных на него процессуальных обя­занностей либо нарушившего установленный порядок судопроиз­водства.
    2. относительно определенные санкции устанавливают пределы применения указанных мер, например, в случаях нарушения участ­никами уголовного судопроизводства порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей (ст. 117 УПК РФ).
    3. альтернативные санкции указывают на два или более вида применяемых мер. Так, при отказе в удовлетворении ходатай­ства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собствен­ной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотрен­ных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста (ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ).

В то же время необходимо иметь в виду, что санкции уголовно-процессуальных норм имеют своими целями восстановление прав и предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона. Как уже было продемонстрировано, первый пример санкции (по ст. 56 УПК РФ) имел правовосстановительный характер, т.е. направлен на выполнение свидетелем нарушенной им обязанности являться по вызову в суд, а второй пример (по ст. 177 УПК РФ) — правоупреждающий, т.е. направлен на предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона в процессе доказывания.

Вместе с тем санкции уголовно-процессуальных норм следует отличать от уголовно-правовых норм, поскольку нарушение пред­писаний уголовно-процессуального закона участниками уголовно­го судопроизводства в определенных случаях может влечь уголов­ную ответственность — например, заведомо неправильный перевод, сделанный переводчиком по уголовному делу. Санкцией уголовно-процессуальной нормы будет признание протокола следственно­го или судебного действия, в котором был зафиксирован заведомо неправильный перевод, недопустимым доказательством (ч. 1 ст. 75 УПК РФ), а санкцией уголовно-правовой нормы (ст. 307 УК РФ) — назначение одного из видов наказания, указанных в данной статье. Причем в первом случае заведомо неправильный перевод выступает в качестве гипотезы уголовно-процессуальной нормы (п. 1 ч. 4 ст. 59 УПК РФ), а во втором — в качестве диспозиции уголовно-правовой нормы (ч. 1 ст. 307 УК РФ).

Уголовно-процессуальные институты

Уголовно-процессуальные нормы, составляя еди­ную нормативную основу уголовно-процессуального права, подраз­деляются на достаточно обособленные группы, регулирующие одно­родные отношения.

Уголовно-процессуальный институт — это совокупность уголовно-процессуальных норм, регулирующих взаимосвязанные однород­ные общественные отношения.

Например, «Реабилитация», «Уголовное преследование», «Пре­кращение уголовного дела».

Взятые в совокупности уголовно-процессуальные институты образуют систему уголовно-процессуального права. Место каждого института определяется важностью общественных отношений, подвергаемых уголовно-процессуальному регулированию. Они располагаются последовательно — от норм общей части уголовно-процессуального закона к нормам особенной. Система основных институтов уголовно-процессуального права выглядит следую­щим образом: общие положения уголовного судопроизводства; до­судебное производство; судебное производство; особый порядок уголовного судопроизводства; международное сотрудничество. В свою очередь основные институты делятся на более мелкие, или простые, например: основной институт досудебного производства включает в себя институт возбуждения уголовного дела и институт предварительного расследования. В общей теории права такая гра­дация основных институтов на более простые объясняется суще­ствованием субинститутов, которые являются источниками менее высокого ранга, чем те, в которые они входят составной частью. Такое подразделение обусловлено законодательной конструкци­ей акта, в который входят конкретные уголовно-процессуальные нормы.

1. При коллегиальном рассмотрении уголовного дела постановлению приговора предшествует совещание судей. Председательствующий ставит на разрешение вопросы в порядке, указанном в статье 352 настоящего Кодекса.

2. При разрешении каждого вопроса никто из судей не вправе воздержаться от голосования, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи. Все вопросы разрешаются большинством голосов. Председательствующий подает свой голос последним.

3. Судье, голосовавшему за оправдание обвиняемого и оставшемуся в меньшинстве, предоставляется право воздержаться от голосования по вопросам применения уголовного закона. Если другие судьи разошлись во мнениях о квалификации преступления или о мере наказания, то голос, поданный за оправдание, присоединяется к голосу, поданному за квалификацию по закону, предусматривающему менее тяжкое преступление, и за назначение менее строгого наказания.

4. Исключительная мера наказания – смертная казнь может быть назначена обвиняемому, признанному виновным только по единогласному решению всех судей.

5. Судья, оставшийся в меньшинстве, вправе изложить свое особое мнение в совещательной комнате в письменной форме. Особое мнение приобщается к уголовному делу и оглашению в зале судебного заседания не подлежит.

6. Если на приговор суда, по которому один из судей остался при особом мнении, не поступят апелляционные жалоба или протест, суд, рассматривавший уголовное дело, по вступлении приговора в законную силу направляет данное дело председателю вышестоящего суда для решения вопроса о принесении протеста в порядке надзора.

1. При производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела подлежат доказыванию:

1) наличие общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения);

2) виновность обвиняемого в совершении преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого (обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, характеризующие личность обвиняемого);

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, подтверждающие, что имущество приобретено преступным путем или является доходом, полученным от использования этого имущества.

2. По уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, кроме того, подлежат установлению следующие обстоятельства:

1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения);

2) условия жизни и воспитания;

3) степень интеллектуального, волевого и психического развития;

4) наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников.

Сроки в уголовном процессе и их исчисление

Процессуальный срок есть временной промежуток, определенный для выполнения процессуальных действия и принятия решений.

Применительно к уголовному судопроизводству речь идет о сроках, установленных УПК РФ либо решениями госорганов или их должностных лиц.

Например, сроки, определенные решением суда в качестве времени содержания под стражей конкретного обвиняемого, относятся к категории процессуальных. Тогда как временной отрезок, отведенный следователем на совершение определенного следственного действия и отраженный в плане расследования дела, таковым не является. Он носит сугубо организационный характер и правового значения не имеет.

Исчисление сроков

Российское уголовно-процессуальное право признает сразу несколько единиц измерения процессуальных сроков. Все они перечислены в ч. 1 ст. 128 УПК РФ:

  • часы (например, для сроков задержания подозреваемого);
  • сутки (для принятия решений по заявлению, ходатайству, производства дознания и т. д.);
  • месяцы (в отношении сроков следствия по делу, содержания под стражей и пр.).

Однако в ряде норм УПК РФ предусмотрены и иные временные категории, в частности такие понятия, как «незамедлительно» или «разумный срок». Например, согласно ч. 4 ст. 146 УПК РФ лицу, возбудившему уголовное дело, надлежит незамедлительно направить прокурору копию соответствующего постановления и уведомить об этом заинтересованных лиц (потерпевшего и подозреваемого, если дело возбуждено в отношении конкретного лица, а не по факту).

Разумный срок в уголовном процессе

Понятие «разумный срок» отнесено к уголовному судопроизводству в целом и является одним из его принципов. Определение разумности в силу ст. 6.1 УПК РФ осуществляется с учетом целого ряда факторов:

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

  • уровня сложности уголовного дела — как правовой, так и фактической;
  • особенностей поведения участников процесса;
  • эффективности действий стороны обвинения и суда, направленных на обеспечение своевременного принятия решения по делу;
  • общей продолжительности расследования и судебного рассмотрения дела.

Право на осуществление правосудия в разумный срок предусмотрено как для лиц, в отношении которых ведется уголовное преследование, так и для тех, кто пострадал от их действий.

При этом потерпевший не утрачивает такое право даже в том случае, если лицо, совершившее преступление, не установлено. Так, в соответствии с ч. 3.1 ст. 6.1 УПК РФ категория разумности сроков применяется в том числе в отношении срока досудебного производства — периода, исчисляемого с момента подачи заявления до приостановления расследования в связи с невозможностью установить лицо, подлежащее уголовному преследованию.

Более того, с точки зрения высшей судебной инстанции право на судопроизводство в разумный срок сохраняется за потерпевшим даже в случае, если он не был официально признан таковым. Например, в ситуации, когда в возбуждении уголовного дела отказано ввиду истечения срока давности. К такому выводу пришел Конституционный суд РФ в своем постановлении от 11.11.2014 № 28-П, вынесенном по результатам проверки конституционности ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ.

Основные процессуальные сроки на различных этапах досудебного производства

Для каждой из стадий уголовного судопроизводства характерен свой набор процессуальных действий. В свою очередь, каждое из таких действий ограничено четкими временными промежутками.

Несмотря на то что этап досудебного производства начинается с момента возбуждения уголовного дела, процессуальные сроки начинают действовать гораздо раньше. Так, на принятие решения о возбуждении дела или об отказе в его возбуждении законодатель в ст. 144 УПК РФ отводит следователю или дознавателю 3 суток, которые исчисляются со дня поступления сообщения о преступлении (заявления, рапорта и т. д.).

Этот срок может быть продлен до 10, а в исключительных случаях (например, при необходимости проведения ревизии, исследования документов или трупов) и до 30 суток.

Предварительное расследование

После возбуждения дела сроки предварительного расследования зависят от его формы: предварительное следствие производится в течение 2 месяцев, дознание — 30 суток. Такая «несправедливость» обусловлена в первую очередь сложностью уголовных дел, для которых обязательно предварительное следствие.

Сроки расследования также могут продлеваться в случае такой необходимости. Но если период предварительного следствия может, по сути, длиться сколько угодно долго (при условии соблюдения процедуры продления, установленной ст. 162 УПК РФ), то дознаватель может рассчитывать только на дополнительные 30 суток.

Таким образом, предельный срок дознания составляет 60 суток. При невозможности принятия решения по делу по истечении этого времени дело подлежит передаче в следственные органы для дальнейшего расследования. Период производства дознания в такой ситуации засчитывается в сроки следствия.

Окончанием срока расследования, независимо от формы, является день направления прокурору уголовного дела с обвинительным заключением (актом) либо день его прекращения.

Решение прокурора

У прокурора, получившего дело с обвинительным заключением, есть ровно 10 суток на то, чтобы принять одно из 3 решений, предусмотренных ст. 221 УПК РФ. Так, по результатам изучения материалов прокурор может:

  • утвердить обвинительное заключение и направить дело в суд;
  • вернуть дело для дополнительного расследования, составления нового обвинительного заключения, переквалификации действий обвиняемого или изменения объема обвинения;
  • направить дело вышестоящему прокурору (при условии, что оно подсудно вышестоящему суду).

С учетом объема и сложности уголовного дела срок его изучения может быть продлен до 30 суток. Такое решение принимает вышестоящий прокурор.

Приведенные сроки справедливы для дел, оконченных в порядке предварительного следствия. В случаях, когда речь идет о дознании, в силу ст. 226 УПК РФ на принятие решения у прокурора есть всего 2 суток без права продления.

Содержание под стражей

В соответствии с ч. 1 ст. 109 УПК РФ срок, на который обвиняемый может быть заключен под стражу в ходе следствия, ограничен 2 месяцами. Причем исчисляется он не с даты вынесения соответствующего судебного решения, а с момента фактического задержания.

Фактическое задержание, в свою очередь, определяется временем, с которого обвиняемый (на тот момент еще подозреваемый) был лишен возможности свободного передвижения. То есть если подозреваемый задержан сотрудниками полиции (иными лицами) 1 марта в 10:30, то 2 месяца истекут 1 мая именно в 10:30, независимо от того, когда именно суд принял решение о заключении под стражу.

Срок стражи также может продлеваться в случае невозможности закончить расследование в установленный срок, но не более чем до 18 месяцев. При этом в силу ч. 3 ст. 109 УПК РФ держать под стражей свыше 12 месяцев можно только лиц, обвиняемых в особо тяжких преступлениях, и лишь в исключительных случаях.

Учитывая последовательность и тесную связь между собой стадий процесса, для правильного применения каждого вида процессуального срока необходимо использование целого ряда норм УПК РФ в комплексе. Этим уголовный процесс разительно отличается от гражданского и арбитражного, в которых установленные сроки практически никак не пересекаются.

Оставьте комментарий