Ст 753 ГК РФ

. Особое значение в договоре подряда имеет распределение риска случайной гибели (повреждения) имущества (материалов, оборудования, переданной для переработки или обработки вещи, иного используемого для исполнения договора имущества) и самого результата выполненной работы.

Регулированию этих вопросов посвящена ст. 705 ГК. Суть содержащихся в ней правил состоит в следующем*(414).

1. Сущность риска случайной гибели (повреждения) имущества состоит в убытках, равных стоимости погибшего (поврежденного) имущества, которые в силу закона или договора несет та или другая сторона договора (сторона, несущая контрактный риск).

Риск случайной гибели (повреждения) материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая данное имущество сторона, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором (см. абз. 1, 2 п. 1 ст. 705 ГК). Соответственно сторона, освобожденная законом или договором от данного риска, не несет обязанности по возмещению стоимости случайно погибшего (поврежденного) имущества, возврату его аналога, а также иных неблагоприятных имущественных последствий случившегося.

Риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы до его приемки заказчиком несет подрядчик, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором (см. абз. 1, 3 п. 1 ст. 705 ГК)*(415). Данный риск, возлагаемый по общему правилу на подрядчика, означает утрату подрядчиком права на оплату выполненной работы, а также возникновение у него обязанности вернуть заказчику сумму полученной предоплаты. Поэтому все затраты подрядчика, произведенные в ходе выполнения работы, превращаются для него в никем не компенсируемые убытки. Если в силу закона или договора риск случайной гибели (повреждения) подрядного результата возлагается на заказчика, это означает его обязанность оплатить стоимость выполненных подрядчиком работ без права требовать от него встречного предоставления в виде сдачи результата.

Оба правила п. 1 ст. 705 ГК имеют ввиду любые риски, поэтому неважно, какой именно случай стал причиной гибели (повреждения) имущества — пожар, взрыв, землетрясение, наводнение, кража и проч.*(416) Риск случайной гибели (повреждения) имущества означает опасность (угрозу) случайной его гибели (повреждения) после заключения договора и возникновения ущерба в результате влияния внешних сил или таких свойств имущества, которые не являются его недостатками (например, случайный взрыв газа или воспламенение имущества при проведении сварочных работ). Под случайной гибелью (повреждением) следует понимать гибель (повреждение) имущества, наступившую при обстоятельствах, которые нельзя вменить в вину сторонам договора. Именно сторона, несущая контрактный риск, — надлежащий истец с неопределенной перспективой удовлетворения требования к третьему лицу, ответственному за гибель (повреждение) имущества, или к страховщику*(417). Гибель (повреждение) имущества будет случайной, если поведение сторон договора безупречно (т.е. не заслуживает осуждения), следовательно, исключается возможность привлечения кого-либо из них к гражданской ответственности. В таких условиях риск выполняет функцию локализации случайных убытков на той стороне договора, которая несет контрактный риск. Напротив, в условиях возможности привлечения какой-либо из сторон к гражданской ответственности вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества не возникает, а в тех случаях, когда гражданская ответственность наступает независимо от вины, категория риска используется уже не в связи с решением вопроса локализации случайных убытков, а для субъективного обоснования безвиновной ответственности и выступает в качестве альтернативы вине.

Поскольку вина в гражданском праве презюмируется, вопрос об ответственности за убытки исключает вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества всякий раз и до тех пор, пока ответчик не докажет отсутствие вины (см. п. 2 ст. 401 ГК), а если ответственность не подчинена началу вины — пока не будут доказаны обстоятельства непреодолимой силы (см., в частности, п.

3 ст. 401 ГК). Так, подрядчик несет ответственность за несохранность имущества заказчика, которая по общему правилу подчинена началу вины (см. п. 1 ст. 401, ст. 714 ГК). Для исключения ответственности подрядчику необходимо доказать свою невиновность, и только после этого уместен вопрос о риске заказчика как стороны договора, предоставившей данное имущество. Однако по договору бытового подряда подрядчик несет ответственность не только за виновную, но и за случайную гибель (повреждение) имущества заказчика (ответственность на начале причинения или риска), соответственно риск заказчика здесь ограничивается обстоятельствами непреодолимой силы, которые только и способны исключить ответственность подрядчика (см. п. 3 ст. 401, п. 1 ст. 730, ст. 734 ГК).

3. Оба правила п. 1 ст. 705 ГК сформулированы диспозитивно, что отвечает многообразию жизненных ситуаций и условий выполнения работ, позволяя индивидуализировать интересы конкретных заказчиков и подрядчиков. Так, в тех преимущественных случаях, когда необходимое для выполнения работы имущество предоставлено подрядчиком и в процессе выполнения работы у него же находится, вопрос о причине его гибели (повреждения) лишен практического значения: любые убытки падают здесь на подрядчика. Но ив таких случаях риск случайной гибели (повреждения) имущества можно переложить на заказчика, и уж тем более это имеет смысл, если работа ведется на территории заказчика (на дому, в офисе и проч.). Заказчик, не являясь стороной договора, предоставившей имущество для выполнения работы, тем не менее может принять на себя риск как лицо, в хозяйственной сфере (во владении) которого оно находится. Напротив, если подрядчик выполняет работу своими средствами, но из материалов заказчика, риск случайной гибели (повреждения) материала в обход общего правила абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК может быть перенесен с заказчика на подрядчика. Тогда за случайную гибель (повреждение) материала подрядчик должен будет в любом случае возместить заказчику убытки, с той лишь разницей, что при одних обстоятельствах их обоснованием будет п. 1 ст. 705 ГК, при других — ст. 714 ГК (с учетом ст. 401 ГК). В отношении остального имущества (например, оборудования) за отсутствием оговорки об ином будет действовать общее правило абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК, согласно которому риск случайной его гибели (повреждения) несет подрядчик, как предоставившая его сторона договора.

Сходные замечания можно сделать и в отношении подрядного результата. Поскольку в п. 1 ст. 705 ГК речь идет о всяких рисках случайной гибели (повреждении) имущества (т.е. риске вообще), постольку диспозитивная редакция того и другого правила позволяет перенести (перераспределить) риски не только полностью, но и частично. Под частичным перераспределением между сторонами договора риска случайной гибели (повреждения) имущества имеется в виду перенос отдельных рисков в отношении одного и того же имущества, а также возложение неблагоприятных последствий случайной гибели (повреждения) имущества на обе стороны договора. Так, договор может предусматривать, что изменение сторонами общего правила абз. 2 или 3 п. 1 ст. 705 ГК касается только случаев гибели (повреждения) имущества от кражи, но не распространяется на иные случаи (например, пожар), или, к примеру, что случайные убытки делятся между подрядчиком и заказчиком поровну (в иной пропорции). Частичное перераспределение риска случайной гибели (повреждения) имущества имеет смысл при необходимости дифференциации неблагоприятных последствий от разных случаев (например, простого и квалифицированного — так называемого форс-мажора, которые, как известно, не имея четких границ, в то же время имеют неодинаковое гражданско-правовое значение). Это может быть целесообразным и тогда, когда требуется провести различие между несколькими простыми (квалифицированными) случаями.

4. Возможен вопрос: насколько принципиально для решения вопроса о риске и рискующей стороне определение момента превращения материала в результат, иначе говоря, как связаны между собой правила о риске, сформулированные в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК, и исключает ли первое (правило) второе (и наоборот)? Ответ на этот вопрос должен быть следующим. Подрядный материал и подрядный результат — два тесно связанных между собой явления, так как в основе подрядного результата всегда лежит некое количество подрядного материала и (или) труда, а появление результата не исключает тот факт, что для его достижения было затрачено некоторое количество материала. Риски, о которых идет речь в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК, предполагают разные убытки, а поскольку риск в абз. 2 связан с некомпенсируемыми убытками от гибели (повреждения) имущества, тогда как риск в абз. 3 — с некомпенсируемыми убытками от проделанной работы, соответствующие правила, следовательно, не исключают, а, напротив, дополняют друг друга, а потому при наличии на то предпосылок могут и должны применяться совместно. Так, если случайно погиб готовый к сдаче костюм, сшитый из материала заказчика, подрядчик не обязан компенсировать заказчику его убытки от гибели материала, которые, таким образом, ложатся на заказчика (абз. 2). В свою очередь заказчик не должен оплачивать подрядчику стоимость выполненной работы, из-за чего соответствующий убыток терпит подрядчик (абз. 3).

5. При просрочке передачи (приемки) результата выполненной работы риск случайной гибели (повреждения) имущества падает на сторону, допустившую просрочку (см. п. 2 ст. 705 ГК). Данное правило, которое является императивным, развивает правила о просрочке должника и кредитора (см. ст. 405, 406 ГК), его само, в свою очередь, конкретизирует норма п. 7 ст. 720 ГК, посвященная просрочке, вызванной уклонением заказчика от принятия выполненной работы. Причины просрочки имеют значение при решении вопросов гражданской ответственности (см. п. 1 ст. 405, п. 2 ст. 406 ГК), но они безразличны для целей возложения на просрочившую сторону риска случайной гибели (повреждения) имущества. Правило о локализации риска случайной гибели (повреждения) имущества имеет своей целью не осудить просрочившую сторону, а стимулировать участников договора к своевременному исполнению лежащих на них обязанностей по сдаче (приемке) результата. Поэтому смысл правила п. 2 ст. 705 ГК сводится к следующему:

риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы, лежащий по общему правилу на подрядчике, сохраняется на нем при просрочке в сдаче результата на весь период просрочки. Однако он переходит к заказчику, допустившему просрочку в приемке результата, в тот момент, когда приемка должна была состояться;

риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы, который в силу закона или соглашения лежит на заказчике, остается на нем при просрочке в приемке результата. Однако он переходит к подрядчику, допустившему просрочку в сдаче результата, в тот момент, когда сдача должна была состояться;

хотя правило п. 2 ст. 705 ГК говорит о просрочке передачи (приемки) результата работы, оно переносит на просрочившую сторону все риски, предусмотренные в п. 1 этой статьи. Это означает, что просрочившая сторона несет не только риск случайной гибели (повреждения) результата работы, но и риск, указанный в абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК. Таким образом, подрядчик, просрочивший сдачу результата работы, при случайной гибели (повреждении) этого результата рискует не получить оплату за свой труд, тогда как заказчик, просрочивший приемку результата работы, при аналогичных обстоятельствах рискует оплатить подрядчику стоимость выполненных работ. Кроме того, как подрядчик, так и заказчик, допустившие просрочку в передаче (приемке) результата, при случайной гибели (повреждении) другого подрядного имущества (например, оборудования) рискуют потерпеть соответствующие убытки вне зависимости от того, кем это имущество было предоставлено.

6. Риски, о которых идет речь в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК , следует отличать от риска случайной невозможности окончания работы, который лежит на подрядчике и означает, что, если результат не был достигнут, подрядчик не имеет права на возмещение понесенных расходов (см. п. 1 ст. 702 и п. 1 ст. 711 ГК)*(418). Прежде всего риски, о которых идет речь в п. 1 ст. 705 ГК, имеют прямое отношение к гибели (повреждению) имущества, напротив, риск случайной невозможности окончания подрядной работы может быть обусловлен разными причинами, в том числе и случайной гибелью (повреждением) подрядного имущества (материала и проч.). Но это не все.

Риск случайной невозможности окончания работы лежит на подрядчике, что отличает этот риск от риска случайной гибели (повреждения) имущества, переданного для исполнения договора подряда, который обычно несет сторона, предоставившая имущество, а в случаях, предусмотренных законом или договором, — ее контрагент. В то же время между названными рисками возможна связь. Так, гибель юридически незаменимого материала, из которого ведется работа, неизбежно повлечет невозможность ее окончания и прекращение подрядного обязательства (см. п. 1 ст. 416 ГК). Если же подрядный материал юридически заменим, о риске случайной невозможности окончания работы по причине гибели материала и прекращении обязательства говорить не приходится. Поэтому случайная гибель (повреждение) материала — одна из причин случайной невозможности завершения работы, одновременно это далеко не единственная причина случайной невозможности окончания работы.

Риск случайной невозможности окончания работы предполагает случайно неоконченную работу, он лежит на подрядчике и не может быть изменен законом или соглашением сторон, в то же время напрямую зависит от формулировки предмета договора, а также предоставленных или не предоставленных подрядчиком гарантий относительно результата*(419). Напротив, риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы связан с выполненной (законченной) работой и достигнутым результатом, погибшим до его сдачи заказчику. Хотя этот риск и лежит на подрядчике, указанием закона или соглашением сторон он может быть полностью или в части перенесен на заказчика. Впрочем, даже если следовать общему правилу о том, что риск случайной гибели (повреждения) результата работы лежит на подрядчике, фактическое различие между ним и риском случайной невозможности окончания работы незначительно, если не сказать, что его нет вообще. Дело в том, что заказчику, не получившему от подрядчика результат работы, едва ли интересен и важен вопрос, а был этот результат подрядчиком достигнут или нет. В то же время независимо от того, достиг или нет подрядчик необходимого результата, смысл риска подрядчика состоит в том, что он не получит от заказчика вознаграждения за проделанный труд, если результат не сдан, что и составит его убыток.

7. Известны и другие правила, посвященные подрядным рискам. Так, правила п. 5 и абз. 2 п. 6 ст. 709 ГК регулируют вопросы риска удорожания выполняемой работы, а потому не применяются в тех случаях, когда удорожание вызвано виновными действиями той или другой стороны договора подряда. При наличии вины (точнее, предпосылок для привлечения к гражданской ответственности) убытки от удорожания работы падают на ответственную сторону.

1. Заказчик обязан в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.

2. Заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

3. Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).

4. Заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении.

5. При возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Расходы на экспертизу несет подрядчик, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда или причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками. В указанных случаях расходы на экспертизу несет сторона, потребовавшая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению между сторонами, обе стороны поровну.

6. Если иное не предусмотрено договором подряда, при уклонении заказчика от принятия выполненной работы подрядчик вправе по истечении месяца со дня, когда согласно договору результат работы должен был быть передан заказчику, и при условии последующего двукратного предупреждения заказчика продать результат работы, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей, внести на имя заказчика в депозит в порядке, предусмотренном статьей 327 настоящего Кодекса.

7. Если уклонение заказчика от принятия выполненной работы повлекло за собой просрочку в сдаче работы, риск случайной гибели изготовленной (переработанной или обработанной) вещи признается перешедшим к заказчику в момент, когда передача вещи должна была состояться.

Комментарий к статье 720 Гражданского Кодекса РФ

Прежде всего, заказчик должен осмотреть и принять выполненную работу (ее результат) в сроки и в порядке, которые предусмотрены ДП (отсюда условия о сроках и порядке осмотра и приемки результата являются для него объективно существенными — абз. 2 п. 1 ст. 432 и п. 1 ст. 720 ГК); кроме того, он должен заявить подрядчику обо всех обнаруженных отступлениях от ДП — как ухудшающих результат, так и иных недостатках в работе, и это понятно: в рамках ДП выполняется индивидуальный заказ, а для удовлетворения потребности конкретного заказчика принципиальны всякие отступления от ДП, не говоря уже о собственно недостатках (дефектах) результата (ср. с абз. 1 п. 1 ст. 723 ГК). Закон требует от заказчика немедленного уведомления подрядчика (т.е. так быстро, как это возможно), что едва ли составляет для заказчика сложность, учитывая, что осмотр и приемка результата осуществляются им с участием подрядчика (п. 1 ст. 720).

Сдача и приемка результата — заключительная и формальная стадия исполнения ДП, ее документирует акт приема-передачи или иной документ, удостоверяющий приемку, который должен отражать отсутствие у заказчика претензий к результату или, напротив, все обнаруженные недостатки (возможность последующего предъявления требований об их устранении), в противном случае заказчик не вправе ссылаться на эти недостатки (п. 2 ст. 720). Однако значение правила п. 2 ст. 720 не стоит преувеличивать. Дело в том, что более важными являются правила п. 3 и 4 ст. 720, согласно которым недостатки работы могут быть явными и скрытыми: первые могут быть установлены при обычном способе приемки работы (а потому и должны быть отражены в акте приема-передачи), вторые, напротив, не могут быть установлены при обычном способе приемки работы (а значит, едва ли не всегда выявляются уже после составления акта приема-передачи). Поскольку явные недостатки могут быть легко обнаружены уже при сдаче результата, заказчик, принявший результат с такими недостатками, либо надлежащим образом осмотрел и принял работу (но в таком случае если он не предъявил претензии, а значит, согласился с ее качеством), либо не исполнил или ненадлежащим образом исполнил эту обязанность, в частности принял работу без проверки (например, подписал акт приема-передачи «не глядя», из-за чего он и не содержит указания на недостатки, или принял работу без составления акта, а значит, и без документирования недостатков).

Между тем заказчик, хотя бы и нарушивший требования п. 1 ст. 720 и принявший работу без проверки, в силу прямого указания закона лишается права ссылаться только на явные недостатки работы (п. 3 ст. 720). Одновременно, учитывая диспозитивный резерв правила п. 3 ст. 720, в особо предусмотренных ДП случаях заказчик, принявший работу без проверки, может ссылаться на любые, в том числе на явные, недостатки работы (что вообще сводит на нет значение правил п. 1 и 2 ст. 720). Относительно всяких скрытых недостатков работы (в том числе скрытых подрядчиком умышленно, т.е. специально), которые по этой причине и не нашли своего отражения в акте приема-передачи, заказчик обязан известить подрядчика в разумный срок по их обнаружении и предъявить требования, связанные с ненадлежащим качеством работы (п. 4 ст. 720, ст. 724 ГК). Выходит, что если правило п. 2 ст. 720 ориентировано на явные недостатки, на скрытые недостатки рассчитаны правила ст. 724 ГК, при этом в отношении и явных, и скрытых недостатков закон устанавливает одни и те же санкции (см. коммент. к ст. 723 ГК).

2. В связи с обнаруженными при приемке работы недостатками требования заказчика к подрядчику могут быть бесспорными (например, при наличии явных недостатков), если же между заказчиком и подрядчиком возникает спор по поводу недостатков выполненной работы или причин их возникновения, необходимо проведение экспертизы. Характер экспертизы и круг подлежащих экспертному исследованию вопросов предрешают особенности предмета ДП и существо претензии заказчика, а потому экспертиза может быть технической (в том числе автотехнической, инженерно-технической и др.), химической, биологической, товароведческой, иной (в том числе комплексной).

Назначение экспертизы вправе потребовать любая сторона спора (заказчик или подрядчик) либо обе стороны (заказчик и подрядчик) по взаимному соглашению, отсюда экспертиза может проводиться в порядке односторонней инициативы или на основании особого договора между заказчиком и подрядчиком. Расходы на проведение экспертизы несет подрядчик, однако в двух случаях — если экспертиза не выявит нарушений подрядчиком договора или причинной связи между его действиями и обнаруженными заказчиком недостатками — расходы на экспертизу несет инициировавший ее заказчик, а если она была назначена по соглашению сторонами — расходы делятся между ними поровну (п. 5 ст. 720).

3. Подрядчик, надлежащим образом и в срок выполнивший работу, заинтересован в сдаче ее результата заказчику и в получении всей платы за работу. Именно поэтому заказчик обязан принять результат работы (п. 1 ст. 702 ГК), причем надлежащим образом (п. 1 ст. 720). В то же время в § 1 гл. 37 ГК нет прямого упоминания о праве подрядчика требовать от заказчика принять результат работы (ср. с п. 3 ст. 484 ГК), а обращение к ст. 396 ГК, учитывая особенности ее применения, может не быть эффективным; наконец, закон дает заказчику право в любое время до сдачи ему результата отказаться от исполнения ДП (см. коммент. к ст. 717 ГК). В таких условиях в регулировании вопросов надлежащей приемки результата большое значение имеет ДП: помимо обязательного договорного регулирования сроков и порядка приемки результата заказчиком (п. 1 ст. 720), целесообразно также закрепление договорных санкций за неисполнение данной обязанности. При отсутствии таковых остается одно — обращаться к п. 6 ст. 720, согласно которому при уклонении заказчика от принятия выполненной работы подрядчик вправе по истечении месяца со дня, когда результат должен был быть передан заказчику, и при условии последующего двукратного его предупреждения продать результат, а вырученную сумму за вычетом всех причитающихся ему по договору платежей внести в депозит на имя заказчика (ст. 327 ГК).

Смысл данного правила — в следующем. Во-первых, понятие «уклонение заказчика» охватывает все случаи, когда подрядчик готов к сдаче результата, однако не может его сдать, несмотря на истечение срока передачи (1 месяц) и неоднократные предупреждения (2 раза), что, в свою очередь, может свидетельствовать о нежелании заказчика принимать результат или о его крайне небрежном отношении к ДП и неисполнении основной обязанности, а при реализации заказчиком права на отказ от исполнения ДП — игнорировании им требований ст. 717 ГК (кроме случаев 100-процентной предоплаты, подробнее — см. коммент. к ст. 717 ГК). Во-вторых, диспозитивный резерв правила п. 6 ст. 720 позволяет ДП, хотя бы и не предусматривающему санкций за нарушение заказчиком обязанности по приемке работы, в то же время запрещать продажу подрядчиком результата работы или устанавливать иные условия (правила) его продажи (в частности, стороны могут изменить предусмотренный законом срок ожидания или число предупреждений, установить дополнительные условия). Наконец, в-третьих, так как правило п. 6 ст. 720 дает подрядчику право продать именно результат работы, неважно, чей материал использовался при выполнении работы, однако принципиально, чтобы результат в принципе мог отчуждаться, а так как такую способность имеют не все результаты, данное правило не является универсальным (ср. вновь созданную вещь и новое качество вещи, приобретенное данной вещью и неотделимое от нее).

4. Уклонение заказчика от принятия выполненной работы может не повлечь или, напротив, повлечь просрочку в сдаче подрядчиком работы (т.е. нарушение конечного срока — ст. 708 ГК). В последнем случае, поскольку просрочка вызвана поведением заказчика (и для подрядчика является вынужденной), именно он, заказчик, по смыслу п. 2 ст. 705 ГК — сторона, допустившая просрочку, не случайно, что и риск случайной гибели (повреждения) результата — изготовленной (переработанной или обработанной) вещи — признается перешедшим к заказчику в тот момент, когда передача вещи должна была состояться (п. 7 ст. 720).

Правило п. 7 ст. 720 принципиально в условиях действия общего правила абз. 3 п. 1 ст. 705 ГК: именно тогда, когда риск случайной гибели (повреждения) результата до его приемки заказчиком несет подрядчик, данный риск переходит к заказчику в тот момент, когда приемка должна была состояться, но не состоялась из-за его уклонения. Напротив, в условиях когда согласно абз. 1 п. 1 ст. 705 ГК закон или ДП изменяют общее правило абз. 3 п. 1 ст. 705, а значит, риск случайной гибели (повреждения) результата заказчик несет до и независимо от его приемки, уклонение заказчика от принятия выполненной работы ничего не меняет: в таких условиях заказчик рискует не на основании п. 7 ст. 720, а на основании нормы закона (условия ДП), изменивших в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 705 ГК общее правило абз. 3 п. 1 ст. 705 ГК. Примечательно, что согласно п. 2 ст. 705 ГК (п. 7 ст. 720 это не регулирует) заказчик, уклонившийся от принятия выполненной работы, как сторона, допустившая просрочку в ее сдаче, несет риск случайной гибели (повреждения) и иного подрядного имущества (подробнее см. коммент. к ст. 705 ГК).

СТ 753 ГК РФ

1. Заказчик, получивший сообщение подрядчика о готовности к сдаче результата выполненных по договору строительного подряда работ либо, если это предусмотрено договором, выполненного этапа работ, обязан немедленно приступить к его приемке.

2. Заказчик организует и осуществляет приемку результата работ за свой счет, если иное не предусмотрено договором строительного подряда.

В предусмотренных законом или иными правовыми актами случаях в приемке результата работ должны участвовать представители государственных органов и органов местного самоуправления.

3. Заказчик, предварительно принявший результат отдельного этапа работ, несет риск последствий гибели или повреждения результата работ, которые произошли не по вине подрядчика.

4. Сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной.

Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными.

5. В случаях, когда это предусмотрено законом или договором строительного подряда либо вытекает из характера работ, выполняемых по договору, приемке результата работ должны предшествовать предварительные испытания. В этих случаях приемка может осуществляться только при положительном результате предварительных испытаний.

6. Заказчик вправе отказаться от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком.

Комментарий к Ст. 753 Гражданского кодекса РФ

1. Комментируемая статья закрепляет ряд принципиальных, относящихся к сдаче-приемке результата строительных работ. Их основная цель состоит в распределении между сторонами обязанностей, связанных с организацией и проведением приемки работ, и рисков, обусловленных ее последствиями. Большинство указанных правил носит императивный характер.

Прежде всего на заказчика возлагается обязанность немедленно приступить к приемке работ по получении от подрядчика сообщения о готовности работ к сдаче. Как представляется, законодатель имел в виду, что к приемке необходимо приступить в минимально возможные сроки (а это зависит в немалой степени от условий приемки, т.е. от сложности возведенного или реконструированного объекта и т.п.). Во избежание споров по этому поводу целесообразно указывать в договоре конкретный срок, в течение которого заказчик должен приступить к приемке работ.

Просрочка заказчика с приемкой объекта, во-первых, переносит на него риск случайной гибели результата работ (п. 2 ст. 705 ГК России) и, во-вторых, дает подрядчику право требовать возмещения вызванных задержкой приемки убытков.

2. Комментируемая статья в п. 2 возлагает на заказчика обязанность по организации и проведению приемки. Установлено, что приемка осуществляется за счет заказчика, если иное не предусмотрено договором (следовательно, данное правило диспозитивно).

Таким образом, заказчик должен организовать участие в приемке работ представителей государственных органов и органов местного самоуправления (оно предусматривается в целом ряде случаев, в частности при сдаче в эксплуатацию многоквартирных жилых домов, объектов, финансирование которых осуществлялось за счет бюджетных средств, и т.д.), а также представителей иных ведомств, если их участие предусмотрено правовыми актами или договором.

Приемка строительных работ может осуществляться как в целом, так и отдельными частями (этапами, очередями). Если объект сдается заказчику по частям, стороны должны оговорить, кто из них будет осуществлять пользование переданной частью объекта, обеспечивать ее охрану, нести эксплуатационные расходы и т.п.

3. Пункт 3 комментируемой статьи в императивной форме устанавливает правило о том, что на заказчика, принявшего результат отдельного этапа работ, переходит риск случайной гибели этого результата.

4. Сдача-приемка объекта оформляется специальным актом, который подписывается обеими сторонами, а также представителями уполномоченных государственных органов и органов местного самоуправления. Отказ стороны (обычно заказчика) от подписания акта сдачи-приемки не исключает оформления сдачи объекта. Об этом в акте делается особая пометка, и акт подписывается другой стороной.

Такой односторонний акт сдачи-приемки результата работ имеет юридическую силу до тех пор и постольку, пока и поскольку по иску другой стороны он не признан судом недействительным. Решение суда зависит от того, признает ли суд мотивы отказа от подписания акта обоснованными.

5. Иногда приемке результатов работ должны предшествовать предварительные испытания эксплуатационных качеств построенного объекта (проверка работы механизмов, узлов, агрегатов и т.д.). В этих случаях приемка осуществляется только при положительном результате испытаний, который удостоверяется специальным актом. В зависимости от условий договора испытания могут проводиться либо самим подрядчиком, либо обеими сторонами. Поскольку испытания предшествуют приемке, они организуются и проводятся за счет подрядчика, если иное не предусмотрено договором (п. 5 комментируемой статьи).

6. В соответствии с п. 6 комментируемой статьи отказ заказчика от приемки объекта считается обоснованным лишь тогда, когда выявленные при приемке недостатки исключают использование объекта по назначению и не могут быть устранены подрядчиком и заказчиком. Таким образом, наличие в построенном объекте иных недостатков, не носящих существенного характера, не препятствует его приемке. Все обнаруженные в ходе приемки недостатки и недоделки фиксируются в акте, подрядчику предоставляется разумный срок для их устранения, взыскиваются санкции, если они предусмотрены договором, но сам результат работ должен быть принят заказчиком.

7. Судебная практика:

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 N 51;

— Постановление ФАС Уральского округа от 20.03.2014 N Ф09-993/14 по делу N А50-11360/2013;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.03.2014 по делу N А19-7706/2013;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 18.03.2014 по делу N А06-2750/2013;

— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.03.2014 по делу N А56-13139/2013;

— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.03.2014 по делу N А42-3577/2013;

— Постановление ФАС Московского округа от 12.03.2014 N Ф05-521/2014 по делу N А41-9575/12;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 06.03.2014 по делу N А12-25013/2012;

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.02.2014 N Ф03-90/2014 по делу N А51-17472/2013;

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.02.2014 N Ф03-7413/2013 по делу N А51-5861/2013.

Быстрая навигация: Каталог статей Предпринимательские договоры Договор подряда Судьба гарантийных удержаний при расторжении договора подряда (Кошкина Т.Ю.)

Дата размещения статьи: 14.08.2013

С точки зрения права
Напомним, условие договора о резервном удержании (другие часто встречающиеся названия таких сумм — договорное резервирование, гарантийное обеспечение) является вполне законным. Правоприменительная практика рассматривает его как способ обеспечения обязательств, поскольку согласно п. 1 ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором (Постановления ФАС СЗО от 22.04.2013 по делу N А56-31909/2012, ФАС МО от 30.01.2013 по делу N А40-71165/12-89-303, ФАС ВСО от 07.12.2011 по делу N А33-4272/2011, Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2011 N 09АП-18866/2011 по делу N А40-30592/11-89-209, от 17.08.2011 N 09АП-18872/2011 по делу N А40-30599/11-89-204 и др.). По сути, договорное удержание отражает согласованные сторонами договора порядок и сроки оплаты работ, выполненных подрядчиком.
К сведению. Резервное удержание (гарантийное обеспечение, договорное резервирование, гарантийное удержание) относится к не поименованным в Гражданском кодексе способам обеспечения исполнения обязательств. Оно не имеет ничего общего с гражданско-правовым институтом удержания (§ 4 «Удержание» гл. 23 ГК РФ). Основным отличительным признаком этих обеспечительных мер является то, что предмет удержания — только вещь, в то время как заказчик работ удерживает безналичные денежные средства. Поэтому положения ст. ст. 359 и 360 ГК РФ к рассматриваемой теме не применяются.
Также отметим, что действующим законодательством не предусмотрен максимально возможный размер договорного резервирования. В силу п. 1 ст. 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора, поэтому вправе самостоятельно согласовать конкретный размер удерживаемых заказчиком работ сумм. Как правило, размер удержаний составляет от 1,5 до 5% суммы, подлежащей уплате подрядчику за выполненные работы. Вместе с тем имеются случаи более высокого размера гарантийного резервирования — 7 и даже 10% стоимости работ.
Далее — непосредственно о том, обязан ли заказчик работ перечислить подрядчику сумму гарантийного удержания в момент расторжения договора по инициативе одной из сторон. По мнению некоторых авторов, этот вопрос является дискуссионным. Однако изучение материалов судебной практики последних лет позволяет утверждать обратное.
Правоприменительная практика исходит из того, что обеспечение обязательства (в том числе посредством гарантийного удержания) является дополнительным по отношению к основному (обеспечиваемому) обязательству. Следовательно, прекращение основного обязательства влечет прекращение обязательства обеспечивающего (ст. ст. 352, 367, 416 и 453 ГК РФ), причем независимо от того, было ли основное обязательство выполнено в полном объеме или прекращено по иным основаниям (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.11.1995 N 6579/95). Поэтому в случае расторжения договора (одностороннего отказа от исполнения договора) заказчик работ обязан перечислить ранее удержанную сумму подрядчику (Постановления ФАС СЗО от 11.04.2013 по делу N А56-32263/2012, ФАС ЦО от 11.12.2012 по делу N А23-377/2012, ФАС МО от 02.10.2008 N КГ-А40/8740-08-П по делу N А40-56457/06-134-402, Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.04.2013 N 09АП-5042/2013-ГК по делу N А40-57785/12-50-564, от 26.04.2013 N 09АП-12132/2013 по делу N А40-112513/12, от 28.03.2013 N 09АП-6286/2013-ГК по делу N А40-124927/12-143-587 и от 27.09.2011 N 09АП-23638/2011-ГК по делу N А40-28020/11-25-186 и др.).
При этом имеется несколько важных нюансов. Во-первых, обязанность заказчика работ перечислить подрядчику сумму гарантийного обеспечения не зависит от того, по чьей инициативе расторгнут договор. То есть подрядчик, заявивший о расторжении договора в одностороннем порядке (при наличии оснований), не лишается права требовать возврата удержанных заказчиком сумм договорного резервирования. Например, ФАС СЗО, рассматривая такой иск, в Постановлении от 29.06.2012 по делу N А56-50537/2009 указал: поскольку действие договора подряда прекращено, у заказчика отпали основания для применения положений о гарантийном удержании. В аналогичном порядке субподрядчик, отказавшийся от договора в связи с неоднократным нарушением подрядчиком сроков оплаты работ, может рассчитывать на возврат гарантийного удержания (Постановление ФАС МО от 04.06.2013 по делу N А40-87821/12-129-582).
Примечание. В случае расторжения договора по инициативе одной из сторон (заказчика работ или подрядчика) сумма ранее удержанного гарантийного обеспечения подлежит уплате исполнителю.
Во-вторых, при наличии недостатков в выполненных подрядчиком работах заказчик вправе заявить встречный иск об удержании (зачете) соответствующей суммы из величины гарантийного резервирования. Если заказчик подтвердит не только факт существования дефектов, но и размер своих требований к подрядчику, суд согласится с возможностью зачета величины ущерба в счет суммы гарантийного обеспечения.
К сведению. После расторжения договора подряда сумма гарантийного обеспечения, удержанная генподрядчиком из каждого платежа, причитающегося субподрядчику, подлежит возврату последнему. Действующим законодательством не предусмотрено права генподрядчика удерживать плату за выполненные работы, причитающуюся субподрядчику, в счет возможных расходов по устранению недостатков работ после расторжения договора подряда. Субподрядчик может быть привлечен к ответственности за ненадлежащее качество работ в порядке, предусмотренном ст. 723 ГК РФ (Постановление ФАС СЗО от 11.04.2013 по делу N А56-32263/2012). При наличии недостатков в выполненных субподрядчиком работах подрядчик вправе обратиться с самостоятельным иском о взыскании убытков, возникших у него при устранении выявленных недостатков силами третьих лиц (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.03.2013 N 09АП-2602/2013-ГК по делу N А40-87821/12-129-582).
В-третьих, договором подряда может быть установлено специальное условие о том, что сумма гарантийного обеспечения при расторжении договора исполнителю не возвращается. Так, в договоре строительного подряда (приложении к нему) может быть указано, что генподрядчик вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке с удержанием сумм резервного и гарантийного удержаний, в том числе при задержке сроков выполнения работ или отставании от графика производства работ более чем на 21 календарный день. В этом случае субподрядчик имеет право на оплату стоимости фактически выполненных работ за вычетом сумм резервного и гарантийного удержания. Руководствуясь условиями договора (то есть фактически волей сторон при его заключении), суд откажет подрядчику в удовлетворении иска о взыскании гарантийного обеспечения с заказчика работ (Постановление ФАС МО от 09.08.2012 по делу N А40-90963/11-68-784).
Еще один схожий случай (тоже с отрицательным для подрядчика исходом спора) представлен в Постановлении ФАС МО от 16.07.2012 по делу N А41-2179/11. Дополнительным соглашением к договору подряда было предусмотрено, что гарантийный срок на выполненные работы составляет 60 месяцев от даты расторжения договора. Также договором было установлено, что гарантийные обязательства подрядчика наступают в двух случаях:
— с момента подписания акта о начале гарантийного срока после выполнения всех работ по договору в полном объеме;
— когда договор расторгается.
Во втором случае гарантийный срок начинается на следующий день после даты расторжения договора.
Как указал суд, поскольку договор расторгнут 19.09.2010, гарантийный срок истекает 20.09.2015. Таким образом, обязательства заказчика работ по возврату гарантийного удержания наступят не ранее 20.09.2015 при условии своевременного устранения подрядчиком несоответствий, выявленных в гарантийный период. В противном случае расходы, связанные с исправлением недостатков, заказчик удержит из гарантийного резервирования.
При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что заказчик имеет право на удержание денежной суммы в счет обеспечения гарантийных обязательств, касающихся качества выполненных работ, поскольку расторжение договора не является основанием для прекращения гарантийных обязательств по выполненным подрядчиком работам, в связи с чем требование подрядчика о взыскании гарантийного резервирования не подлежит удовлетворению.
Таким образом, опять же в силу свободы сторон в определении условий заключаемого договора (п. 1 ст. 421 ГК РФ) подрядчик лишается права требовать уплаты удержанных заказчиком денежных средств, если он согласился, что их возврат при расторжении договора не производится либо осуществляется при выполнении установленных договором условий. Полагаем, дальнейшие пояснения излишни.
Проценты за пользование чужими денежными средствами
Как и в отношении любой другой неправомерно удерживаемой суммы, на сумму гарантийного обеспечения начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами (Постановления ФАС СЗО от 29.06.2012 по делу N А56-50537/2009, Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2011 по делу N А41-18258/11 и др.). В Постановлении ФАС СЗО от 20.02.2013 по делу N А56-17137/2012 справедливо отмечено, что просрочка исполнения денежного обязательства в силу ст. 395 ГК РФ и п. 50 Постановления Пленумов ВС РФ, ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 является основанием для начисления процентов за пользование чужими денежными средствами.
Таким образом, проценты за пользование чужими денежными средствами начисляются на сумму не только задолженности заказчика за выполненные работы, но и удерживаемого договорного резервирования. Причем со дня, следующего за датой расторжения договора подряда (если в нем не предусмотрено иное). Днем окончания начисления процентов будет дата погашения задолженности заказчиком работ.
Срок исковой давности
Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. Это требование в полной мере распространяется и на иски, связанные с взысканием сумм договорного резервирования. Поэтому подрядчик, пропустивший срок исковой давности, рискует не получить ранее удержанные заказчиком денежные средства. Правда, чтобы суд отказал в удовлетворении иска, заказчику необходимо заявить в суде о применении срока исковой давности.
Таким образом, в правильном исчислении данного срока заинтересованы обе стороны договора подряда:
— исполнитель — чтобы не потерять право на взыскание денег;
— заказчик — чтобы избежать обязанности уплаты суммы, срок истребования которой прошел.
С какого момента начинает исчисляться срок исковой давности в отношении суммы гарантийного обеспечения в случае расторжения договора подряда? С даты, когда договор считается расторгнутым? С момента сдачи-приемки результатов работ, выполненных до расторжения договора? С какой-то иной даты?
По мнению автора, при решении данной проблемы необходимо руководствоваться следующим. Выше было отмечено, что обеспечение обязательства (в том числе посредством договорного резервирования) является дополнительным по отношению к основному (обеспечиваемому) обязательству. Поэтому прекращение основного обязательства (расторжение договора подряда) влечет прекращение обязательства обеспечивающего. На этом основании считаем, что отсчет течения срока исковой давности необходимо вести со дня, когда договор признан расторгнутым.
Примечание. Обратиться в арбитражный суд с иском о взыскании ранее удержанного заказчиком работ гарантийного обеспечения можно в течение трех лет с момента расторжения договора подряда.
На практике нередко случается, что акт сдачи-приемки результатов работ оформляется позднее даты расторжения договора подряда. Право требовать оплату возникает у подрядчика только после окончательной сдачи-приемки результатов работ, выполненных до момента расторжения договора. Поэтому к таким ситуациям, на наш взгляд, применима правовая позиция, представленная в п. 10 Постановления Пленумов ВС РФ, ВАС РФ от 12.11.2001 N 15/18: течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Следовательно, срок давности в отношении суммы, отраженной в последнем акте сдачи-приемки работ и включающей в себя гарантийное удержание, начинает исчисляться с момента подписания данного акта.

Комментарии к статье 1. Согласно п. 1 ст. 745 подрядчик по общему правилу должен обеспечить строительство материалами и оборудованием. Данная норма развивает правила п. 1 ст. 704 ГК применительно к строительному подряду. Под материалами понимаются те предметы материального мира, из которых будет создаваться результат работ. В свою очередь, к оборудованию относятся те вещи, при помощи которых из соответствующих материалов будет создаваться результат работ. Возложение на подрядчика обязанности обеспечить строительство материалами и оборудованием означает, что подрядчик должен позаботиться не только об их приобретении, но и о доставке.
2. Пункт 2 коммент. ст. возлагает ответственность за ненадлежащее качество материалов и оборудования на предоставившую их сторону. Практические последствия применения данной нормы состоят в следующем.
Если материалы или оборудование предоставлены подрядчиком и впоследствии использованы им в процессе строительства, то он отвечает перед заказчиком за ненадлежащее качество конечного результата работ. Если подрядчик принимает решение о невозможности использования материалов и оборудования в ходе выполнения работ, то связанные с этим убытки также несет подрядчик.
При предоставлении же материалов или оборудования ненадлежащего качества заказчиком характер наступающих последствий зависит от того, относятся ли дефекты к явным или скрытым.
Если недостатки материалов или оборудования носят явный характер, то подрядчик должен осуществить действия, предусмотренные п. 1 ст. 716 ГК, т. е. уведомить заказчика об обнаруженных недостатках и до получения от него указаний приостановить работу (см. коммент. к данной ст.). Невыполнение указанных требований влечет последствия, предусмотренные п. 2 ст. 716 ГК (см. коммент. к данной ст.). Если заказчик, несмотря на полученное предупреждение, уклоняется от замены недоброкачественных материалов и оборудования, подрядчик вправе отказаться от договора строительного подряда и потребовать от заказчика уплаты цены договора пропорционально выполненной части работ. Таким образом, п. 3 ст. 745 видоизменяет общее правило, сформулированное в п. 3 ст. 716 ГК, которое предоставляет подрядчику право требовать не только оплаты выполненной работы, но и возмещения убытков.
Если недостатки материалов или оборудования носят скрытый характер, то наступающие в результате этого последствия определяются ст. 713 ГК (см. коммент. к данной ст.).
3. Неблагоприятные последствия, вызванные ненадлежащим качеством предоставленных материалов и оборудования, могут быть переложены на другую сторону, если выяснится, что соответствующие дефекты возникли по причинам, за которые она отвечает. К примеру, предоставленные заказчиком материалы пришли в негодность из-за нарушения подрядчиком правил их хранения.

Оставьте комментарий