Статья экономические преступления

Юрий Александрович Никитин,
заместитель начальника отдела прокуратуры
Минской области, кандидат юридических наук,
доцент

На протяжении многих лет среди ученых и практических работников правоохранительных органов велись дискуссии о пределах уголовно-правового регулирования в сфере экономической деятельности.

При этом большинство исследователей указывало на необходимость пересмотра положений гл. 25 УК, обеспечения декриминализации ряда составов преступлений, смягчения уголовной репрессии в отношении бизнеса.

И вот, очевидно, указанные предложения были услышаны законодателем, и Законом N 171-З, который вступает в силу 19.07.2019, в УК внесены соответствующие изменения.

Законом N 171-З конфискация имущества исключена из числа дополнительных наказаний за совершенные преступления.

Обо всех внесенных изменениях подробно изложено ниже.

Так, прежде всего, следует обратить внимание на то, что декриминализированы такие преступления, как:

— нарушение порядка открытия счетов за пределами Республики Беларусь <*>;

— воспрепятствование законной предпринимательской деятельности <*>;

— лжепредпринимательство <*>;

— нарушение антимонопольного законодательства <*>;

— дискредитация деловой репутации конкурента <*>.

Основанием к принятию такого решения, очевидно, стал тот факт, что практически все перечисленные статьи не применялись в правоприменительной практике.

Например, в период с 2001 по 2016 год не было зарегистрировано ни одного преступления, предусмотренного ст. 224 и 244 УК. Преступлений, предусмотренных ст. 232 и 249 УК, было выявлено 1 и 2 соответственно <*>.

Примечание к гл. 25 УК Законом N 171-З изложено в новой редакции.

Если сейчас для привлечения виновного лица к уголовной ответственности за совершение экономического преступления требуется, чтобы его действиями был причинен ущерб на сумму, в двести пятьдесят и более раз (крупный размер) или тысячу и более раз (особо крупный размер) превышающую размер базовой величины, то с 19.07.2019 крупный размер — размер на сумму, в тысячу и более раз превышающую размер базовой величины, а особо крупный — в две тысячи раз соответственно. То есть минимальный порог размера ущерба для преступлений гл. 25 УК увеличился в 4 раза (если иное не оговорено в примечаниях к конкретным статьям главы), и таким образом законодатель фактически декриминализировал деяния, ранее признаваемые преступлениями.

Кроме того, ч. 2 примечания к гл. 25 УК в редакции, не вступившей в силу, предусмотрено, что наказание в виде лишения свободы не может быть назначено впервые осуждаемому лицу, совершившему не представляющее большой общественной опасности или менее тяжкое преступление против порядка осуществления экономической деятельности (за исключением контрабанды, незаконных экспорта или передачи в целях экспорта объектов экспортного контроля, легализации («отмывания») средств, полученных преступным путем).

Таким образом, смягчено наказание за абсолютное большинство экономических преступлений.

Ряд диспозиций и санкций статей гл. 25 УК изложены в новых редакциях.

Так, несколько изменились наименование и диспозиция ст. 223 «Нарушение правил о сделках с драгоценными металлами и (или) драгоценными камнями» (ранее было «камнями»).

Кроме того, уголовную ответственность по ч. 1 ст. 223 УК в новой редакции влечет только совершение указанных преступных действий в крупном размере (ранее это был квалифицирующий признак — ч. 2 ст. 223 УК).

Соответственно смягчено наказание за совершение основного состава указанного преступления. Сейчас незаконная сделка с драгоценными металлами и (или) камнями, совершенная в крупном размере, влечет наказание в виде штрафа, или ограничения свободы на срок до пяти лет, или лишения свободы на срок от трех до восьми лет. В новой редакции за такие преступные действия установлено наказание в виде штрафа, или исправительных работ на срок до двух лет, или ареста, или ограничения свободы на срок до трех лет, или лишения свободы на тот же срок.

В ч. 2 ст. 223 УК в новой редакции установлена повышенная уголовная ответственность за совершение действий, предусмотренных ч. 1, совершенных повторно, либо организованной группой, либо в особо крупном размере. В настоящее время два последних квалифицирующих признака предусматриваются в ч. 3 ст. 223 УК.

Смягчено наказание за совершение указанного преступления организованной группой и в особо крупном размере (если сейчас предусматривается наказание только в виде лишения свободы на срок от пяти до двенадцати лет, то в новой редакции — наказание в виде штрафа, или ограничения свободы на срок до пяти лет, или лишения свободы на срок от трех до восьми).

Незаконные использование либо разглашение сведений, внесенных в реестр владельцев ценных бумаг, или информации о результатах финансово-хозяйственной деятельности эмитента ценных бумаг <*> влечет уголовную ответственность, только если это преступление совершено из корыстной заинтересованности и повлекло причинение ущерба в особо крупном размере (сейчас такие действия влекут повышенную ответственность по ч. 2 ст. 226-1 УК, которая будет исключена).

Что касается наказания, то сейчас за совершение данного преступления из корыстной заинтересованности предусматривается наказание в виде штрафа, или ограничения свободы на срок до четырех лет, или лишения свободы на срок до пяти лет. В редакции УК, не вступившей в силу, аналогичные действия, повлекшие при этом причинение ущерба в особо крупном размере, наказываются штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

В примечании к ст. 231 «Уклонение от уплаты таможенных платежей» изменен крупный размер преступления: сумма неуплаченных таможенных платежей должна превышать в три тысячи раз размер базовой величины (сейчас две тысячи раз).

Статья 233 «Незаконная предпринимательская деятельность» в новой редакции именуется как «Предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения (лицензии)».

Соответственно уголовно наказуемой будет являться только предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно, сопряженная с получением дохода в крупном размере <*>. Сейчас уголовная ответственность предусматривается за предпринимательскую деятельность, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательными актами порядке или без специального разрешения (лицензии).

Кроме того, за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 233 УК, будет снижен верхний предел наказания в виде лишения свободы с трех до двух лет.

Что касается полученного дохода, то его крупный размер <*> и особо крупный размер <*> будет исчисляться как указано в примечании к гл. 25 УК. Не изменяется только исчисление размера дохода от предпринимательской деятельности, сопряженной с привлечением денежных средств, электронных денег или иного имущества граждан, который, как и ранее, признается полученным в крупном размере, если он в тысячу и более раз превышает размер базовой величины.

Претерпели изменения наименование и диспозиция ст. 237 УК «Выманивание кредита или субсидии».

Статья будет именоваться как «Незаконное получение кредита или субсидии». Уголовно наказуемым является получение индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица кредита или субсидии, совершенное с использованием заведомо ложных документов и сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для получения кредита или субсидии, а равно несообщение индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица информации о возникновении обстоятельств, влекущих приостановление или прекращение (дополнено) кредитования или субсидирования, повлекшие причинение ущерба в крупном размере (теперь уголовная ответственность наступает за сам факт представления заведомо ложных документов и сведений).

Таким образом, до вступления в силу изменений в статью основной состав указанного преступления является формальным, то есть на квалификацию действий как оконченного преступления не влияли такие обстоятельства, как фактическое получение или неполучение кредита или субсидии и причинение ущерба. С 19.07.2019 условием наступления уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 237 УК, выступает факт получения кредита или субсидии, повлекший причинение ущерба в крупном размере.

Также из диспозиции ч. 2 ст. 237 УК исключен такой квалифицирующий признак, как совершение преступления «с целью получения государственного целевого кредита».

Диспозиция ст. 243 УК «Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов» не претерпела существенных изменений.

Единственное, что теперь «уклонение от представления налоговой декларации (расчета)» — отдельное альтернативное преступное деяние, влекущее ответственность по данной статье, а в новой редакции оно отнесено к «сокрытию, умышленному занижению налоговой базы» (ответственность влечет уклонение от уплаты сумм налогов, сборов путем сокрытия, умышленного занижения налоговой базы, в том числе посредством уклонения от представления налоговой декларации (расчета)).

Что касается санкции статьи, то к наказанию в виде лишения свободы в санкции ч. 1 ст. 243 УК добавлено наказание в виде штрафа («лишение свободы со штрафом»); к наказанию в виде ограничения свободы в санкции ч. 2 ст. 243 УК — штраф, а также в качестве дополнительного наказания — лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Кроме того, увеличены размеры крупного и особо крупного размера ущерба (с тысячи до двух тысяч и с двух тысяч до трех тысяч базовых величин соответственно).

Несколько изменен предмет преступления, предусмотренного ст. 252 УК «Коммерческий подкуп», а также расширен перечень субъектов этого преступления.

Так, уголовно наказуемым будет являться получение работником индивидуального предпринимателя или юридического лица, не являющимся должностным лицом, либо лицом, выполняющим работы или оказывающим услуги индивидуальному предпринимателю или юридическому лицу по гражданско-правовому договору (дополнено), материальных ценностей либо приобретение выгод имущественного характера (сейчас: денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг имущественного характера) за действие (бездействие) в интересах дающего, связанное с выполняемой этим лицом работой или оказываемой услугой и заведомо способное причинить вред интересам собственника или его клиентов, либо предоставление такого вознаграждения.

Помимо этого, в примечании к ст. 252 УК в редакции, вступающей в силу 19.07.2019, предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности при наличии определенных условий: лицо, предоставившее вознаграждение, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство такого вознаграждения либо если это лицо после предоставления вознаграждения добровольно заявило о содеянном и активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления.

Разглашение коммерческой тайны <*> лицом, которому такая коммерческая или банковская тайна известна в связи с его профессиональной или служебной деятельностью, повлечет уголовную ответственность, только если это преступление совершено из корыстной заинтересованности (сейчас: разглашение коммерческой тайны из корыстной или иной личной заинтересованности влекло повышенную ответственность по ч. 2 ст. 255 УК, которая в новой редакции исключена).

Что касается наказания, то сейчас за совершение данного преступления из корыстной заинтересованности предусматривается наказание в виде штрафа, или ограничения свободы на срок до четырех лет, или лишения свободы на срок до пяти лет. В новой редакции аналогичные действия, повлекшие при этом причинение ущерба в особо крупном размере, наказываются штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

Законом N 171-З также внесены изменения, касающиеся конфискации имущества.

В настоящее время конфискация имущества является дополнительным наказанием за совершение преступления, в новой редакции УК она исключена как из ч. 2 ст. 48 «Виды наказаний», так и из санкций статей Особенной части УК (в большинстве случаев она заменена штрафом).

Кроме того, ст. 46 УК дополнена ч. 2 следующего содержания: «При совершении преступления наряду с уголовной ответственностью, а также при освобождении лица от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, применяется специальная конфискация».

При этом в новой редакции УК введена ст. 46-1 «Специальная конфискация», содержащая нормы, перешедшие из ст. 61 УК, которая будет исключена. Изменения коснулись только субъекта специальной конфискации: если ранее им выступал осужденный, то теперь — лицо, совершившее преступление, а также освобожденное от уголовной ответственности.

В связи с корректировкой норм УК внесены изменения в УИК, которые вступят в силу 18.07.2019: будут исключены ст. 166, 167, 169 и 171, касающиеся порядка исполнения наказания в виде конфискации имущества.

При этом новая редакция УИК дополнена гл. 23-1 «Порядок исполнения специальной конфискации», в которой содержатся ст. 181-1 и 181-2, содержащие нормы, которые сейчас предусмотрены в ст. 166 и 169 УИК.

Нормы ст. 167 «Имущество, подлежащее конфискации» и ст. 171 «Конфискация имущества, выявленного после исполнения приговора» обоснованно не нашли своего отражения в гл. 23-1 УИК, поскольку конфискация имущества как дополнительное наказание исключена из УК.

Соответственно исключена содержащаяся в ч. 1 ст. 169 УИК обязанность организаций и граждан, которым известно о наличии у них имущества осужденного, подлежащего конфискации, сообщить об этом в суд.

Все внесенные изменения свидетельствуют как о либерализации уголовного наказания в целом, поскольку исключено такое дополнительное наказание в виде конфискации имущества осужденных, так и о смягчении уголовной репрессии в отношении преступлений в сфере экономической деятельности, так как многие преступления этой категории полностью или частично декриминализированы, а за отдельные — снижено наказание.

Владимир Путин внес в Госдуму пакет масштабных поправок в Уголовный кодекс РФ, которые призваны устранить избыточное уголовно-правовое регулирование в сфере экономических отношений.

Реформируется, в частности, 210-я статья, наиболее критикуемая в предпринимательском и юридическом сообществе все последние годы. Кроме того, по налоговым статьям предлагается отказаться от исчисления недоимки в пределах трех финансовых лет подряд. А также установить минимальные пороговые значения указанных платежей в виде твердых денежных сумм.

Наиболее революционные изменения вносятся в ст. 210 (организация преступного сообщества либо участие в нем). В случае принятия законопроекта учредители, руководители и работники юридического лица, руководители и сотрудники его структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности по этой статье только в силу организационно-штатной структуры этого юридического лица, его структурного подразделения и совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности. Исключение составляет случай, когда юридическое лицо, его структурное подразделение были заведомо созданы для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

Эти поправки призваны изменить судебно-следственную практику, связанную с избранием меры пресечения для предпринимателей. Следственные органы зачастую инкриминируют бизнесменам ст. 210, чтобы обойти запрет, предусмотренный ч. 1 ст. 108 УПК, и отправить их под стражу. При этом максимальная санкция по этой статье составляет до 20 лет лишения свободы.

Кроме того, вносятся изменения в так называемые налоговые статьи УК РФ: 198–199.1, 199.3 и 199.4. Поправки касаются определения крупного и особо крупного размера неуплаченных (неисчисленных, неудержанных, неперечисленных) налогов, иных обязательных платежей. В частности, предлагается отказаться от исчисления недоимки в пределах трех финансовых лет подряд. И установить минимальные пороговые значения указанных платежей в виде твердых денежных сумм, исключив возможность их исчисления в относительных величинах (долях в процентах).

Поправками в ч. 1 ст. 193 УК РФ (уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ) вводится административная преюдиция. Уголовная ответственность будет наступать за соответствующее нарушение валютного законодательства в крупном размере только в случае, если ранее лицо было подвергнуто административному наказанию за аналогичное деяние.

Одновременно увеличиваются пороговые значения сумм крупного и особо крупного размеров, являющихся обязательными признаками данного преступления. В первом случае — с 9 млн до 100 млн рублей, во втором — со 100 млн до 150 млн рублей. Корреспондирующие изменения вносятся в КоАП.

Предлагается также установить равную повышенную ответственность за валютные преступления по этой статье, совершенные как группой лиц по предварительному сговору, так и организованной группой (максимальная санкция — до 5 лет лишения свободы). В связи с этим корреспондирующие изменения вносятся в ст. 76.1 и ст. 28.1 УПК РФ.

Изменения подготовлены, в частности, с учетом текущей ситуации в сфере внешнеторговой деятельности, следует из пояснительной записки. Указывается, что российские экспортеры все чаще сталкиваются с происходящими не по их вине задержками при возврате (получении) валютной выручки, особенно если экспорт осуществляется российскими компаниями, попавшими в санкционные списки.

Ранее декриминализацию предпринимательских статей анонсировал глава Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев. На президентскую инициативу поступили положительные отзывы из кабмина и ВС.

/криминологический

лк,ая УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ МЕРЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

0ГУЭП

В.В. Хилюта, кандидат юридических наук

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ЭВОЛЮЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

V.V. Khiluta,

Ph. D. in Law

ECONOMIC CRIMES: EVOLUTION OF CRIMINAL LAW REGULATION

Как известно, общепринятого уголовноправового и криминологического понятия «экономическая преступность» в настоящее время не существует, несмотря на его широкое использование в научном обороте. Сегодня понимание экономической преступности крайне неопределенно. Это, безусловно, ограничивает возможности конструктивного диалога с целью совершенствования и унификации законодательства в борьбе с данным явлением. Однако с другой стороны, сложность самого явления, динамичное изменение криминальной практики в экономической сфере, значительные национальные различия в сочетании с плюрализмом исследовательских подходов, обусловленных методологией и личностными особенностями, не позволяют рассчитывать на окончательное решение этой задачи в принципе. Это связано не с несовершенством механизмов научного познания или неэффективной организацией научного обобщения, а с природой самой проблемы1. То есть речь идет о явлении, смысл которого не проявлен до конца, но изучение данного вопроса является мощным стимулом для непрерывного поиска нового содержания.

Так что же следует понимать под экономическими преступлениями? Проблема эта не нова, как и предлагаемые ответы на поставленный вопрос. Развитие данного фено-

1 www.kiev.securitu.org

мена уже давно привлекает внимание различных исследователей на протяжении всей истории борьбы с преступностью.

Первоначальное понимание экономической преступности фактически сводилось к ее отождествлению с преступностью имущественной. В уголовные законодательства различных государств постепенно включались нормы, предусматривавшие ответственность за хозяйственные преступления, ранее содержащиеся в гражданском праве. Так, в Уголовный кодекс Наполеона 1810 г. вошли статьи об ответственности за банкротство, нарушение постановлений об игорных домах, лотереях и кассах ссуд, о публичных торгах, мануфактуре, за проступки поставщиков и др. Как правило, уголовная ответственность за экономические преступления наступала при совершении таких традиционных преступных деяний, как мошенничество, ростовщичество, растрата и т. д. Однако главным образом подобного рода нормы были направлены на охрану частных прав, благосостояния населения, но никак не на экономические отношения. Например, в конце XIX в. в германском правоведении преобладала точка зрения, что банкротство является чисто имущественным преступлением и посягает на права кредиторов2.

2 См.: КлепицкийИ.А. Система хозяйственных преступле-

ний. М., 2005. С. 7-8 .

В принципе в среде имущественных посягательств возникает и развивается группа противоправных деяний, интегрировавшихся впоследствии в экономические преступления. Концепция имущественных преступлений исходила из того, что лицо, совершая преступление в данной области, грубо нарушало субъективные права граждан на вещи, где предметом таких посягательств было чужое движимое имущество в смысле физической вещи.

Развитие же экономического оборота, составляющего основную движущую силу гражданского общества, значительно усложнило отношения по поводу имущества. Появились новые виды деяний, которые наносили имущественный вред, но не подпадали под понятие «хищения» (похищения). Именно то обстоятельство, что вред причинялся отношениям, складывающимся в сфере гражданского оборота, послужило основанием расширения круга имущественных преступлений3.

Собственно говоря, отсюда и вытекает первая концепция понятия экономических преступлений, к числу которых можно отнести все преступления, которые затрагивают любые виды экономических отношений, складывающихся как в сфере хозяйствования, так и вне ее пределов4. По этой причине большинство совершаемых в обществе преступлений общеуголовного характера (кражи, грабежи, разбои, вымогательства и т. д.) имеют экономическую, корыстную мотивацию и затрагивают те или иные публичные либо частные экономические интересы и, следовательно, посягают на соответствующие принятые в обществе экономические отношения.

На основании того, что можно выделить два основных типа экономических отношений: отношения собственности и организационно-экономические отношения, под экономическими преступлениями рассматривают предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, которые посягают на отношения собственности и установленный порядок экономической деятельности,

4 Егоршин В.М., Колесников В.В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2000. С. 34.

т. е. направлены против существующей системы экономических отношений5.

Однако как таковая система экономических преступлений начинает формироваться в тот момент, когда происходит переосмысление социально-экономических функций государства, которое призвано активно вмешиваться в экономическую сферу с целью предотвращения кризисов, обеспечения безопасности населения, предупреждения социальных конфликтов6. Государство, неизменно поддерживая принцип ограниченного вмешательства в хозяйственную жизнь страны, тем не менее на разных этапах исторического развития по-разному регулировало степень своего либерализма по отношению к экономике и обществу. И это касается в первую очередь форм и методов уголовноправового воздействия на криминогенные процессы, происходящие в экономической сфере7.

Примером этому могут служить принятые в США закон Шермана 1890 г., ограничивавший торговлю или коммерцию и объявлявший монополии вне закона; французский закон 1905 г. «О подделке и фальсификации», направленный на защиту прав потребителей; германский закон 1910 г., призванный обеспечивать монополии немецкой промышленности в производстве химических соединений калия, и т. д.

Как в дореволюционной, так и в советской России схожего рода нормы также содержались в уголовном законодательстве. Так, основу имущественных посягательств составляли две основные группы: а) первая была направлена против материальной вещи или определенного предмета внешнего мира, являющегося объектом имущественных прав другого лица; б) вторая — против имущества, понимаемого как право на имущество, совокупность имущественных благ, охватывающих собой как материальные вещи, так и те

6 Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. С. 8.

7 См.: Соловьев О.Г., Худякова Е.Е. «Беловоротничковая

(экономическая) преступность» в США: криминологичес-

кие и уголовно-правовые аспекты // Налоговые и иные

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

экономические преступления: Сб. науч. ст. Ярославль, 2001. Вып. 3. С. 96.

или иные права по имуществу, а также имущественные выгоды8.

Уголовное уложение 1903 г. предусматривало ответственность за «экономические» преступные деяния в различных главах: «О подлоге», «О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлею», «О подделке монеты, ценных бумаг и знаков», «Об оглашении тайн», «О банкротстве, ростовщичестве и иных случаях наказуемой недобросовестности по имуществу» и т. д.9

Преступления, объектом которых являются экономические отношения, были одной из важнейших групп преступлений в системе социалистического уголовного права. Первоначально классификация преступлений, нарушающих экономические отношения, строилась по принципу различия тех укладов, на которые посягали соответствующие преступления:

1) составы, охватывающие посягательства на различные формы экономических укладов (похищение и примыкающие к ним преступления, нарушения исключительных прав, обманы, совершаемые в торговом обороте);

2) составы, охватывающие посягательства на отдельные виды экономических укладов:

а) посягательства на социалистические элементы экономики (нарушение государственных монополий, контрабанда, неисполнение обязательств по договору); б) посягательства на госкапиталистические элементы экономики (злостное повышение цен на товары, нарушение правил о валютных операциях, приготовление и сбыт водок, вин, кокаина и т. д.);

3) преступления, посягающие на интересы трудящихся, работающих по найму у государства, общественных организаций или частных лиц10.

Постепенно система экономических преступлений начинает объединять новые нор-

8 Тюнин В.И. Экономические преступления в системе дореволюционного уголовного права… С. 76.

мы, созданные в ходе развития хозяйственного законодательства, и старые нормы об имущественных преступлениях, отдельные из которых трансформируются в статьи об экономических преступлениях. В этой части к категории экономических преступлений будут относиться как преступные деяния в процессе непосредственного осуществления экономической деятельности, так и не связанные с ней, но совершаемые в границах функционирующей хозяйственной системы11.

Собственно говоря, из данной концепции определения экономических преступлений и выделилось учение Э. Сатерленда о беловоротничковой преступности12. Этот ученый акцентировал свое внимание на том обстоятельстве, что субъектами наиболее опасных экономических преступлений являются лица, занимающие высокое социальное положение в сфере бизнеса и совершающие преступления в процессе профессиональной деятельности в собственных интересах или интересах юридических лиц. На основе концепции Э. Сатерленда и было сформулировано определение экономической преступности как преступности корпораций.

В процессе развития концепции Э. Сатерленда и восприятия новейших тенденций в криминальной сфере были предложены расширительные трактовки определения данного понятия, которые осуществлялись по двум основным направлениям:

а) расширялся круг субъектов экономических преступлений (к одной категории стали относить не только руководителей корпораций, но и других служащих), и ключевым критерием определения преступности как экономической признавался модус операции и цели, которые преследовал правонаруши-тель13;

б) изменялся и дополнялся перечень преступлений, относимых к экономическим (прежде всего это нормы о злоупотреблениях на фондовом рынке, о кредитном обмане, о злоупотреблениях с чеками и кредитными картами, об инвестиционном обмане, об отмывании денежных средств, компьютерном мошенничестве и т. д.).

11 См.: Егоршин В.М., Колесников В.В. Указ. соч. С. 34.

12 См.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997. С. 178-182.

13 www.kiev.securitu.org

Начиная с 70-х гг. ХХ в. практически все развитые страны приняли специальные законы о борьбе с экономической преступностью. Так, в США были приняты: Закон о банковских вкладах 1976 г., Закон о защите компьютерных систем 1979 г., Закон о международной коррупции 1977 г.; в Германии в 1976 г. был принят Первый, а в 1986 г. — Второй законы о борьбе с хозяйственной преступностью; в Швеции в 1978-1980 гг. были приняты законодательные акты по ограничению деятельности торговых компаний, по защите прав потребителей и кредиторов; начиная с 1980-х гг. во Франции были приняты серьезные законодательные акты о наказуемом банкротстве, недобросовестной конкуренции, об отмывании денег и т. д.

В то же время в 60-70 гг. прошлого столетия советский законодатель при конструировании ряда уголовно-правовых норм полностью отказался от термина «экономика», отдав предпочтение термину «хозяйство». Так, УК РСФСР 1960 г. предусматривал уголовную ответственность именно за хозяйственные преступления, и к ним относились общественно опасные посягательства на народное хозяйство или его отдельные отрасли.

Таким образом, в этот период времени можно наблюдать признак типичности уголовно-правовых норм в разных правовых системах. Имевшие же место различия характеризовались в основном юридической техникой и уровнем правосознания различных народов, нежели реально наказуемым кругом деяний14.

Учитывая происходящие изменения к категории экономических преступлений стали относить лишь те, которые совершались только в ключевом сегменте экономики (системе хозяйствования), связанном с извлечением прибыли, т. е. в сфере экономической деятельности15. Так, известный шведский специалист в этом вопросе Б. Свенсон определял экономические преступления как преступные деяния, возникающие на основе

15 Егоршин В.М., Колесников В.В. Указ. соч. С. 35.

систематически осуществляемой легальной хозяйственной деятельности16.

Однако на этом исследования феномена экономической преступности не ограничиваются, поскольку естественным образом возникают следующего рода вопросы: а каковы признаки совершаемых преступлений в сфере экономики и по каким критериям те или иные виды преступных деяний необходимо относить к разряду экономических?

К числу наиболее значимых признаков преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности, при всем их разно-образии17, можно отнести следующие:

— преступления совершаются в процессе экономической деятельности18, связанной с производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ и услуг;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— преступления совершаются с целью получения экономической выгоды и наносят вред охраняемым отношениям (интересам);

— преступления носят умышленный и, как правило, корыстный характер;

— преступления сопряжены с обманом в обязательствах.

В этой связи понятие «экономические преступления» не стоит отождествлять с такими как «преступления в сфере экономической деятельности», «преступления в сфере экономики» и т. д. Употребляя данные термины, надо быть весьма бдительным. Например, если мы говорим о «преступлениях

16 См.: Свенсон Б. Экономическая преступность. М., 1987. С. 24—29. Следует сказать, что, основываясь на данном определении, экономическую деятельность некоторые ученые стали рассматривать как некую систему действий, т. е. разовые, единичные действия, предметом которых могут выступать конкретные материальные блага, не могут рассматриваться в качестве экономической деятельности, что представляется весьма спорным.

18 Однако отдельные ученые полагают, что в данном случае речь должна идти не об экономической деятельности и нарушениях порядка ее осуществления, а о гражданском обороте и нарушениях порядка его осуществления (см.: Лу-кашов А.И. Преступления против порядка осуществления экономической деятельности: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации. Минск, 2002. С. 12—13).

в сфере экономики», то необходимо сказать, что в этой сфере могут совершаться как собственно «экономические», так и ряд других преступлений (убийство банкира, получение взятки управляющим, незаконное копирование информации коммерческой организации и т. д.), тоже как бы совершаемых в сфере экономики, но это не совсем так. Кроме того, если выделять преступления по такому критерию, как сфера их совершения, то придется говорить и о преступлениях в политической сфере, в социальной сфере и т. п.19

Понятие «экономика» в большинстве теоретических исследований определяется как некая совокупность в процессе изготовления, обмена, распределения и потребления соответствующих благ, товаров и услуг. Иначе говоря, экономику можно определить как сложную систему особых, специфических отношений, возникающих между людьми, и в этой системе выделяют отношения социально-экономического присвоения благ (отношения собственности) и организационно-управленческие отношения20. Более того, отношения собственности как отношения по владению, пользованию и распоряжению имущественными благами лежат в основе всех видов экономических отношений в обществе, поскольку они являются необходимым условием для определения меры участия всех субъектов в общественном производстве, распределении средств производства и людей в структуре общества21.

Безусловно, отношения собственности являются фундаментом всей системы экономи-

ческих отношений, составляют совокупность юридических правоотношений по владению, пользованию и распоряжению имущественными благами. И только над этим каркасом (отношениями собственности) можно выделить собственно производные (хозяйственные) отношения, складывающиеся в процессе изготовления, обмена, распределения и потребления различных товаров и услуг.

Итак, отношения собственности являются главенствующим объектом уголовно-правовой охраны, так как все остальные от них производны. Государство в первую очередь призвано защищать статическую составляющую экономической системы, а лишь затем поставить под уголовно-правовую охрану динамику этих (производных) отношений. В этом плане нельзя не согласиться с А.И. Бойцовым, который в преступлениях в сфере экономики рассматривает надвидовой (родовой) политипный объект данной системы как совокупность всех структурирующих экономическую систему отношений (как вещных, так и обязательственных)22. Причем, если вещное право опосредует статику имущественных отношений, закрепляя за правомочным лицом юридическую возможность владеть имуществом, эксплуатировать его и распоряжаться им независимо от действий каких-либо других лиц, то обязательственное право связано с динамикой имущественных отношений, регулируя движение имущества в хозяйственном обороте23.

Сказанное можно представить в виде следующей блок-схемы (рис. 1):

Обязательственные отношения

19 См. также: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2000. С. 80.

21 См.: Кальман А.Г. Указ. соч. С. 101—104.

S-i — обязанное лицо;

Р — предмет (вещь), на который происходит воздействие.

22 См.: Бойцов А. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 19.

23 Там же. С. 13.

Таким образом, определяющее значение для рассматриваемого вопроса имеет то обстоятельство, что вещные и обязательственные отношения имеют четкое юридическое разграничение, которое обусловлено самой сутью этих отношений. Если в отношениях собственности имущественный интерес управомоченного субъекта может быть удовлетворен путем воздействия непосредственно на саму вещь, то в обязательственных — это исключено, поскольку предметом последнего является поведение обязанного лица, но не сама вещь. Кредитор и должник находятся в различном юридическом положении по отношению к имуществу, являющемуся в конечном счете предметом интереса каждого из них24.

Тесная взаимосвязь вещных и обязательственных отношений вытекает непосредственно из их экономической природы. Так, отношения собственности можно рассматривать как 1) отношения между людьми по поводу конкретного имущества (материальных благ), 2) отношения лица к имуществу (присвоение). Содержание же обязательственных отношений составляет экономический оборот воспроизводства, распределения и перераспределения имущества (товарное перемещение материальных благ и их полезных свойств).

Структуру общественных отношений в экономической системе будут составлять три элемента: 1) субъекты отношений; 2) социальный интерес, объединяющий субъектов в конкретном отношении; 3) деятельность субъектов отношений, направленная на удовлетворение данного интереса.

Безусловно, центральным элементом в данной системе будет являться интерес, который выражает не только внешние признаки общественных отношений в сфере экономики, но и наиболее полно передает его внутреннюю, содержательную сторону. Содержание интереса неразрывно связано с его носителем, обусловлено свойствами, местом и ролью последнего в охраняемых уголовным законом отношениях.

Субъекты экономических отношений также неоднородны: ими могут являться физические и юридические лица, индивидуальные предприниматели, государство. Государству, как одному из активных субъектов рассматриваемых отношений, отведена сложная многофункциональная роль. С одной стороны, государство призвано бороться с криминальными явлениями в сфере экономики, обеспечивать реализацию конституционных гарантий свободной экономической деятельности25, с другой — проводить политику ограниченного вмешательства в хозяйственную деятельность субъектов экономических отношений. Укрепление экономических устоев, сложившихся в обществе, в значительной мере зависит от обеспечения стабильности хозяйственной деятельности его субъектов, баланса социально-экономических интересов. Однако не следует забывать и то, что, реализуя политику в экономической сфере, государство всегда преследует имущественный интерес.

Основу формирования интересов иных субъектов (юридических и физических лиц, индивидуальных предпринимателей) экономических отношений составляют экономические условия, проистекающие из потребности каждого из них сохранить, а при возможности и приумножить свою собствен-

ность26.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Деятельность субъектов общественных отношений направлена исключительно на удовлетворение своего интереса в сфере экономической деятельности и в большинстве своем связана с реализацией предоставленных им законных правомочий. Однако понятно, что не всегда такая деятельность будет носить правомерный характер, интерес в экономической системе можно реализовать и посредством преступного поведения, которое должно пресекаться со стороны такого субъекта, как государство. Содержание деятельности субъектов в экономической системе составляет особая цель — удовлетворение имущественных интересов, но социально опасной она является не сама по себе, а только лишь ее реализация.

25 См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002. С. 74-75.

26 См.: Михалев И.Ю. Указ. соч. С. 40-42.

В то же время не следует забывать, что стремительное развитие экономической системы приводит к не менее стремительному изменению круга субъектов, способных эксплуатировать в криминальных целях легальные экономические институты. При этом изменение самих методов криминального поведения позволяет заключить, что критерий осуществления экономических преступлений в процессе профессиональной деятельности его субъектов не является сегодня превалирующим.

Таким образом, можно сказать, что рассматриваемые общественные отношения в экономической системе только тогда становятся объектом преступления, когда их социальное ядро (интерес) обретает правовую оболочку27 (рис. 2).

деятел ьность

интерес

£ деят-ть^ ^ деят-ть 5

общественные отношения

Рис. 2. Структура общественных отношений в сфере экономической деятельности:

S- субъект

Говоря о той преступной деятельности, которая существует в экономической системе и характерные признаки которой были выделены ранее, следует особо остановиться в отдельности на каждом из них.

1. Образно говоря, экономическая деятельность непосредственно связана с производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ и услуг. Такого рода деятельность осуществляется в сфере хозяйствования, организации и управления, и целью ее выступает удовлетворение потребностей, получение прибыли.

Однако экономическую деятельность не стоит сводить лишь к сугубо предпри-

27 См.: Бушуев Г.В. Общественная опасность посягательств на экономическую систему СССР и ее нормативное отражение // Социальная эффективность норм об уголовной ответственности за посягательства на экономическую систему: Сб. науч. тр. Горький, 1985. С. 7-8 .

нимательской. Она может быть весьма разнообразной и иметь различный характер: являться деятельностью по созданию материальных благ или оказанию услуг, координации различных отраслей экономики, обеспечению нормального функционирования экономических субъектов и т. д.28 Как правило, преступления здесь совершаются хозяйствующим субъектом внутри легитимной экономики, и этот субъект действует в своих экономических интересах, не соответствующих законодательству. В общей категории экономической деятельности можно выделить и частные ее виды, отличающиеся определенными признаками, позволяющими осуществлять относительно самостоятельное их правовое регулирование.

2. Совершая преступления в сфере экономической деятельности, его субъект всегда стремится незаконным образом присвоить экономические блага (вещи, денежные средства, ценные бумаги, услуги и т. д.) материального характера, т. е. обогатиться за счет другого лица и получить экономическую выгоду. Однако в данном случае экономическая выгода есть не что иное, как выгода имущественная, к которой следует относить материальное благо (в денежной или натуральной форме, имущественные права29), получаемое виновным с корыстной целью в результате совершения различных действий, создающих стоимости либо освобождающих виновного от материальных затрат30.

3. Преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности, направлены на извлечение имущественной выгоды и по своей сути являются корыстными. В этом — суть экономической мотивации преступлений данного рода. Присвоение экономических ресурсов происходит с нарушением принципа эквивалентности, причем такого рода преступления могут совершаться как в целях получения личной выгоды, так и в интересах третьих лиц или различных организаций.

4. Можно сказать, что в основе совершения преступлений против порядка осущест-

28 См.: Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 213.

29 См.: БезверховА.Г. Имущественные преступления: вопросы криминализации и систематизации // Юрид. аналит. журн. 2002. № 2. С. 90.

30 См.: ХилютаВ.В. Причинение имущественного ущерба без признаков хищения // Обзор судебной практики. 2006. № 7. С. 20.

вления экономической деятельности лежит особый способ действий — обман. По сути, вся глава УК РФ, посвященная преступлениям против порядка осуществления экономической деятельности посвящена охране отношений от обманов в обязательствах. Сегодня получить имущественную выгоду в сфере экономической деятельности практически невозможно. Не случайно по этому поводу такой видный немецкий ученый, как К. Тидеман отмечал, что признак злоупотребления доверием в экономических отношениях выступает и основой для преступности, характеризуемой более широким понятием -экономическая преступность31. Интересно в этой связи мнение А.М. Яковлева, который считает, что по отношению к преступлениям, совершаемым в сфере экономической деятельности, решающим обстоятельством, обосновывающим рассмотрение договорных отношений с позиции уголовного права, является наличие в действиях субъекта обмана или злоупотребления доверием32.

Так, получение кредита будет признаваться преступлением в случае представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии заемщика; банкротство становится преступлением в случае сокрытия имущества или фальсификации документов, введения в заблуждение кредиторов; уклонение от уплаты налогов является преступлением в случае умышленного сокрытия доходов или включения в декларацию заведомо искаженных данных; контрабанда является преступлением в случае, если оно связано с обманным сокрытием перемещаемых товаров и т. д. Однако в отличие от мошеннического обмана, содержание обмана в преступлениях в сфере экономической деятельности ограничивается кругом искажаемых сведений (предметов) нормой права и обман не может быть бесконечно разнообразным по содержанию33.

Иными словами, современная экономика криминологически является далеко не совер-

31 См.: Егоршин В.М., Колесников В.В. Указ. соч. С. 55.

33 См.: Шишко И.В. Экономические правонарушения:

вопросы юридической оценки и ответственности. СПб., 2004. С. 44.

шенным социальным организмом: рассчитывая на честных и законопослушных участников рыночных отношений, она остается уязвимой для посягательств со стороны различного рода мошенников, какой бы статус они не занимали в социальном и профессиональном отношении.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Из сказанного можно сделать несколько выводов:

1) преступления против экономической системы слагаются из ряда преступных посягательств против собственности и порядка осуществления экономической деятельности;

2) в основе разделения преступлений против собственности и порядка осуществления экономической деятельности лежит область вещных и обязательственных правоотношений;

3) преступления (обманы) в обязательствах составляют одну из групп преступлений против порядка осуществления экономической деятельности, характерными признаками которых являются: а) совершение в процессе экономической деятельности; б) с целью получения имущественной выгоды; в) умышленный и корыстный характер; г) способом действия выступает обман;

4) основу общественных отношений в экономической системе составляет интерес, связанный с удовлетворением имущественных потребностей его субъектов.

В завершение хотелось бы поддержать идею, некогда высказанную А.Г. Безверхо-вым. Суть ее состоит в том, что сегодня есть все условия и предпосылки для формирования теории экономических преступлений34. Современные представления об общих экономических закономерностях, о содержании и отличительных особенностях различных типов экономических порядков помогают по-новому осмыслить проблемы ответственности за преступления, совершаемые в экономической системе. Только всестороннее и целостное исследование этой группы посягательств позволит определить действительное содержание и объем преступных проявлений в сфере экономической жизнедеятельности общества и на этой основе предложить эффективные меры борьбы с указанными негативными явлениями.

34 См.: БезверховА.Г. Указ. соч.

С 19 июля 2019 года снижаются санкции за совершение отдельных экономических преступлений. Ряд деяний, за совершение которых сегодня предусмотрена уголовная ответственность, будет исключен из Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Законом Республики Беларусь от 9 января 2019 г. № 171-З «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь» исключены из главы 25 «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности» УК:

  • нарушение порядка открытия счетов за пределами Республики Беларусь (статья 224);
  • воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (статья 232);
  • лжепредпринимательство (статья 234);
  • нарушение антимонопольного законодательства (статья 244);
  • дискредитация деловой репутации конкурента (статья 249).

Не будут также являться преступлениями:

  • нарушение правил о сделках с драгоценными металлами и (или) драгоценными камнями будет, если сделка не совершена в крупном размере (статья 223);
  • незаконные использование либо разглашение сведений, внесенных в реестр владельцев ценных бумаг, или информации о результатах финансово-хозяйственной деятельности эмитента ценных бумаг до ее опубликования в СМИ либо доведения иным образом до сведения неограниченного круга лиц, в случае, если такие действия не повлекли причинение ущерба в особо крупном размере (статья 2261).

Крупным размером (сделкой, ущербом, доходом (наживой) в крупном размере) в статьях главы 25 УК признается размер (сделка, ущерб, доход (нажива)) на сумму, в тысячу и более раз превышающую размер базовой величины, установленный на день совершения преступления, особо крупным размером (сделкой, ущербом, доходом (наживой) в особо крупном размере) – в две тысячи и более раз превышающую размер такой базовой величины, если иное не оговорено в примечаниях к статьям данной главы (примечание 1 к главе 25 УК).

Иное оговорено в примечании к статье 243 «Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов»: крупным размером ущерба признан ущерб, в 2 тысячи и более раз превышающий размер базовой величины; особо крупным размером – в 3 тысячи 500 и более раз превышающий размер базовой величины. Речь идет исключительно об ущербе по Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Снизится размер санкций за совершение следующих экономических преступлений:

  • хищение путем использования компьютерной техники» (статья 212);
  • незаконные действия с простыми и (или) переводными векселями (статья 2262);

· незаконная предпринимательская деятельность (статья 233);

· преднамеренная экономическая несостоятельность (банкротство) (статья 240);

· незаконные изготовление, использование либо сбыт государственных пробирных клейм (статья 258).

! Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено впервые осуждаемому лицу, совершившему не представляющее большой общественной опасности или менее тяжкое преступление против порядка осуществления экономической деятельности (за исключением контрабанды, незаконных экспорта или передачи в целях экспорта объектов экспортного контроля, легализации («отмывания») средств, полученных преступным путем) (примечание 2 к главе 25 УК).

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2014. № 3 (40). С. 241-248.

УДК 343

КРУГЛЫЙ СТОЛ

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

ROUND TABLE

«ACTUAL PROBLEMS OF QUALIFICATION OF ECONOMIC CRIMES»

М. Ю. НЕМЦЕВ (M. JU. NEMTSEV)

Представлены материалы круглого стола, проведенного кафедрой уголовного права и криминологии, посвящённого вопросам квалификации преступлений в сфере экономической деятельности.

Ключевые слова: экономические преступления; предупреждение преступлений в сфере экономики.

Key words: economic crime; crime prevention in the economic sphere.

21 марта 2014 г. на юридическом факультете ОмГУ им. Ф.М. Достоевского состоялся круглый стол «Актуальные проблемы квалификации экономических преступлений», в котором приняли участие представители территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Омской области, Следственного управления Следственного комитета России по Омской области, УМВД России по Омской области, преподаватели и аспиранты юридического факультета ОмГУ, Омской академии МВД РФ, Омской юридической академии. С докладами, посвящёнными вопросам квалификации преступлений в сфере экономической деятельности, выступили заместитель руководителя территориального управления Федеральной службы финансовобюджетного надзора в Омской области Новосильцев Виктор Александрович, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии ОмГУ Клейменов Михаил Петрович, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии ОмГУ Непомнящая Татьяна Викторовна и др.

Участники круглого стола обсудили дискуссионные вопросы, связанные с квалификацией преступлений в сфере экономики, вопросы взаимодействия органов государственной власти при выявлении и расследовании указанной категории преступлений, направления по повышению эффективности мероприятий по предупреждению преступлений в сфере экономики.

Некоторые итоги модернизации уголовного законодательства в экономической сфере

М. П. Клеймёнов

Модернизация уголовного законодательства в экономической сфере в последние годы в полной мере реализует положения соответствующей Концепции . Такая Концепция разработана вполне в русле либеральной идеологии. Это видно из состава разработчиков и рецензентов, а также из содержания документа.

В основе разработки Концепции находятся следующие тезисы:

— для современного социально-экономического состояния страны характерны такие

© Немцев М. Ю., 2014

М. Ю. Немцев

явления, как недопустимо низкий уровень защиты права собственности, дискриминация субъектов предпринимательской деятельности и искусственная (а иногда и насильственная) маргинализация социального слоя предпринимателей;

— перераспределение собственности посредством уголовной юстиции сегодня фактически превратилось в одну из основных функций государства;

— в стране сложился формально не закрепленный, но реально существующий и опасный для права собственности и законных интересов предпринимателей правопорядок, ведение предпринимательской деятельности в условиях которого неизбежно означает попадание в группу риска быть безосновательно привлечённым к уголовной ответственности и утратить свою собственность и личную свободу;

— сама защита собственности и свободы предпринимательской деятельности в сложившихся условиях зачастую вынужденно осуществляется коррупционными методами, что продуцирует рост криминального воздействия на бизнес и уголовных репрессий.

Эти энергичные тезисы явно не соответствуют действительности.

Авторы упирают на неэффективную защиту прав собственности, но совершенно игнорируют вопрос о легитимности этой собственности. И дело не столько в криминальной приватизации, сколько в той системе перераспределения государственных (бюджетных) средств. Низкие рейтинги российской экономики объясняются не жесткой эта-тической политикой (ее как раз не наблюдается), а криминализированностью самой экономики. В этой связи концептуальный тезис о чрезмерной криминализации (в уголовноправовом смысле) имущественных отношений, не являющихся, по сути, преступными деяниями, выглядит весьма сомнительным. Похоже, авторы не знакомы с реальным состоянием отношений собственности в стране, а если знакомы, то сознательно игнорируют такую информацию.

Концепция выполняет социальный заказ: теоретически обосновать необходимость декриминализации экономических преступлений и способствовать легализации «беловоротничковой» преступности. Совершенно очевидно, что это заказ тех представителей

бизнес-сообщества, которые полагают, что сейчас настал удобный момент для создания наиболее благоприятных условий с целью получения сверхприбылей. Это видно из таких обозначенных целей модернизации уголовного законодательства, как:

— формулирование уголовных запретов в сфере экономической деятельности исключительно в виде реальных составов преступлений, исключающих уголовное преследование без наступления вреда, наносимого деянием;

— введение процедуры возбуждения уголовных дел, связанных с предпринимательской деятельностью, исключительно по заявлению потерпевшего;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— введение процедуры обязательного прекращения уголовных дел, связанных с предпринимательской деятельностью, при установлении отсутствия вреда потерпевшему;

— введение процедур дополнительной юридической защиты привлекаемых к уголовной ответственности в связи с предпринимательской деятельностью лиц и их имущества.

Налицо неприкрытый избирательный подход к уголовно-правовой политике, который выражает классовый интерес. Выясняется, что либералы защищают интересы класса собственников (крупных), демонстрируя появление нового исторического феномена — «классового либерала». Этот феномен никак не совместим с демократическими ценностями и принципом равенства всех перед законом.

Весьма своеобразно авторы Концепции трактуют историю борьбы с экономической преступностью в СССР и России. Так, они указывали, что с 1992 по 2007 г. в стране осуждено свыше 15 млн человек (т. е. более 10 % населения), 5 млн из которых были приговорены к лишению свободы. К уголовной ответственности привлекался в среднем 1 млн человек в год, что является крайне высоким порогом уголовной репрессии даже по сравнению с годами экономического спада и социальных потрясений (с 1987 по 1991 г.), ко -гда было осуждено 2,5 млн человек (т. е. среднегодовое число осуждённых было меньше почти в два раза). Эти цифры в контексте содержания Концепции должны, очевидно, пониматься в смысле чрезвычайно жесткой уголовной репрессии по отношению к экономическим преступникам. Между тем

Круглый стол «Актуальные проблемы квалификации экономических преступлений»

приведённые авторами Концепции цифры имеют отношение к преступности в целом, а среди осуждённых преступников доля лиц, совершивших экономические преступления (предусмотренные ст. 22 УК РФ), составляет менее одного процента. Недопустимо, оперируя данными одной базы данных, распространять выводы на другую совокупность единиц наблюдения. Это нарушение элементарных правил статистического наблюдения и анализа. Это передергивание фактов, иначе говоря — обман (введение в заблуждение).

Несмотря на тенденциозность Концепции в целом, именно она принята за основу модернизации уголовного законодательства в сфере борьбы с экономической преступностью в 2011-2012 гг. В эти годы законодателем внесены следующие изменения в гл. 22 УК РФ:

— исключена уголовная ответственность за лжепредпринимательство (ст. 173);

— изменена диспозиция ч. 1 ст. 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления», криминализирующая деяние, совершённое только в крупном размере (на сумму, превышающую 6 млн рублей);

— повышен размер суммы невозвращенных средств в иностранной валюте, определяющий преступность деяния, предусмотренного ст. 193 «Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте», с 5 до 30 млн рублей;

— утратила силу ст. 188 «Контрабанда»;

— признание преступлением сделки, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, а равно незаконного хранения, перевозки или пересылки драгоценных металлов, природных драгоценных камней либо жемчуга в любом виде, состоянии, совершённых только в крупном размере;

— частично декриминализированы ст. 198 и 199 за счёт примечаний, в которых а) уве-

личены размеры налоговых недоимок, соответствующих крупному и особо крупному размеру; б) предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности, лица либо организации, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов которым вменяется в вину в случае, когда полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации;

— в УК РФ введена ст. 76.1 «Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности» в следующей редакции:

1. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ст. 198-199.1 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если ущерб, причинённый бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объёме.

2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 171.1, ч. 1 ст. 172, ч. 2 ст. 176, ст. 177, ч. 1 и 2 ст. 180, ч. 3 и 4 ст. 184, ч. 1 ст. 185, ст. 185.1, ч. 1 ст. 185.2, ст. 185.3, ч. 1 ст. 185.4, ст. 193, ч. 1 ст. 194, ст. 195-197 и 199.2 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причинённый гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере пятикратной суммы причинённого ущерба либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления.

В этой связи общая направленность модернизации уголовного законодательства в сфере экономической деятельности, пролоббированная представителями либерального клана в 2010-2012 гг., очевидна: ослабление уголовной ответственности за экономические преступления и создание «режима наибольшего благоприятствования» для правонарушителей в «белых воротничках».

Итоги такой модернизации частично видны из материалов таблицы.

М. Ю. Немцев

Число осуждённых за преступления в сфере экономической деятельности в 2009 и 2013 гг., абс.

Статья УК РФ 2009 2013

1 2 3

169 1 0

170 0 0

170.1 введена 01.07.2010 16

171 904 123

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

171.1 8 18

171.2. введена 20.07.2011 54

172 33 74

173 55 утратила силу

173.1. введена 07.12.2011 4

173.2. введена 07.12.2011 4

174 13 24

174.1 84 2

175 3852 1878

176 139 105

177 207 137

178 5 0

179 15 3

180 109 114

181 7 1

183 19 13

184 0 0

185 0 0

185.1 введена 30.10.2009 0

185.2 введена 30.10.2009 0

185.3 введена 30.10.2009 0

185.4 введена 30.10.2009 0

185.5 введена 01.07.2010 6

185.6 введена 20.07.2010 0

186 803 387

187 56 42

188 1774 утратила силу

189 0 0

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

190 0 0

191 626 26

192 0 0

193 5 3

193.1. введена 28.06.2013 —

194 27 26

195 21 13

196 28 26

197 0 0

198 1083 77

199 1031 238

199.1 330 48

199.2 243 86

200.1. введена 28.06.2013 —

Всего 11378 3471

Как видим, число осуждённых за экономические преступления с 2009 по 2013 г. сократилось в 3,3 раза. Это было бы оправдано, если бы такая политика способствовала оживлению экономической жизни, улучшению инвестиционного климата, деофшориза-ции экономики и прекращению бегства капиталов за границу. Но ничего этого не происходит. Так, по официальным данным Банка России, чистый отток частного капитала в 2013 г. увеличился на 8,1 млрд долл., или на 14,8 %, составив 62,7 млрд долл. (по сравнению с 54,6 млрд в 2012 г.) . Следовательно, создание «режима наибольшего благоприятствования» для правонарушителей в «белых воротничках» — это разрушительная стратегия, поскольку именно экономическая преступность является определяющей угрозой национальной безопасности страны.

Такое мнение имеет под собой веские социально-психологические основания. По материалам ежегодных опросов населения г. Омска (2010-2014 гг.), 60 % респондентов (колебания не превышают 3 %) уверенно отмечают, что наибольший вред гражданам причиняет экономическая (беловоротничковая), а не общеуголовная преступность. Иными словами, респонденты понимают, что потери для каждого гражданина, связанные с угрозами национальной безопасности, порождаемые экономической преступностью (потеря работы, обнищание населения, защита интересов олигархического клана, коррупция и др.), существенно выше угроз общеуголовной преступности (которая к тому же обусловлена маргинализацией населения, т. е. является следствием той же экономической преступности).

На вопрос «Чего следует ожидать от декриминализации экономических преступлений и запрета избрания меры пресечения в виде заключения под стражу для экономических преступников?» (анкетирование 289 человек, 2014 г.) получены следующие ответы:

— улучшения инвестиционного климата — 4,2 %;

— оживления экономической деятельности — 8 %;

— повышения сбора налогов — 12,8 %;

— криминализации экономики — 44,6 %;

— снижения налоговых поступлений -14,5 %;

Круглый стол «Актуальные проблемы квалификации экономических преступлений»

— увеличения числа экономических преступников — 45,6 %;

— иного — 3,4 %.

Как видим, граждане демонстрируют преимущественно адекватное понимание развития, модернизации уголовной политики в экономической сфере и понимают реальные угрозы и последствия беловоротничковой преступности.

Понимание этого постепенно приходит к законодателю. Именно в таком контексте, на мой взгляд, следует трактовать новеллы Федерального закона от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям», которым внесены изменения в ст. 174, 174.1, 193 УК РФ, усиливающие ответственность за соответствующие преступления, дополнение УК РФ ст. 193.1 «Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов», ст. 200.1 «Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов». Осознание императивов успешной борьбы с преступностью — необходимое условие эффективной уголовной политики.

1. Концепция модернизации уголовного законодательства в экономической сфере. — М. : Фонд «Либеральная миссия», 2010. — 196 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. См.: Статистика Судебного департамента при Верховном Суде РФ.

3. Бегство капитала из России. — URL:

http://www: forum.za-nauku.ru>index.php.

Наказание за преступления в сфере экономической деятельности Т. В. Непомнящая

Наиболее распространенным видом наказаний, назначаемым в последние годы судами в нашей стране за преступления в сфере экономической деятельности, является штраф (к которому осуждается примерно каждый третий осуждённый). Значительное число лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности, осуждается условно (также почти каждый третий). Но какие наказания действительно соответству-

ют характеру и степени общественной опасности рассматриваемых преступлений?

В отношении некоторых преступлений, в частности против личности, сложно ставить вопрос о соответствии уголовного наказания совершённому преступлению. Но что касается преступлений в сфере экономической деятельности, то главным ориентиром и достаточно очевидным «мерилом» наказания здесь смогла бы выступать величина материального ущерба, причинённого в результате этих преступлений. Поэтому предпочтение в данном случае необходимо отдавать экономическим видам наказания.

Нельзя приравнивать убийц и насильников к лицам, совершившим преступления экономической направленности. Если применительно к насильственной преступности главным должно быть репрессивное начало уголовного закона, установление суровых наказаний, в частности лишения свободы, то за преступления экономической направленности, по возможности, должны преобладать наказания, не связанные с лишением свободы.

В числе положительных сторон штрафа как наказания, имеющего экономическое содержание, можно выделить следующие: он служит источником пополнения государственного бюджета, не требует затрат на исполнение, способствует возмещению материального ущерба, причинённого преступлением. О высокой эффективности данного наказания свидетельствует низкий уровень рецидива среди лиц, осуждённых к штрафу.

Но ущерб, который может быть причинен в результате совершения рассматриваемых преступлений, явно не соответствует размеру штрафа, установленного в качестве уголовного наказания за эти преступления. Так, например, в соответствии с ч. 1 ст. 171 УК РФ в случае извлечения дохода в крупном размере (т. е. если он превышает 1 500 000 рублей) штраф установлен в размере до 300 000 рублей. На наш взгляд, размеры штрафа за совершение преступлений в сфере экономической деятельности явно занижены. Штраф как вид наказания, имеющий чисто экономическое содержание, должен делать совершение преступлений в сфере экономической деятельности невыгодным. Для этого необходимо внести изменения в ст. 46 УК РФ

М. Ю. Немцев

и установить штраф за совершение преступлений в сфере экономической деятельности в размере, кратном причинённому преступлением ущербу.

В санкциях норм об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности практически отсутствует такое наказание, как лишение права занимать определённую должность или заниматься определённой деятельностью. Соответственно, и на практике за совершение таких преступлений оно применяется крайне редко. Но, на наш взгляд, этот вид наказания в данном случае является целесообразным. Сам по себе факт осуждения виновного, отрицательная оценка его поведения в приговоре суда, ограничение трудовой правоспособности, возможности свободного выбора должности, профессиональной или иной деятельности, определённые материальные потери, ограничение некоторых льгот и преимуществ — все эти карательные элементы данного вида наказания делают его весомым в карательном и воспитательном отношениях. По меньшей мере, нелогичным является предоставление возможности индивидуальному предпринимателю продолжать заниматься предпринимательской деятельностью после совершения таких преступлений, как незаконное предпринимательство и т. д.

В то же время за совершение большинства рассматриваемых преступлений вряд ли целесообразным является наказание в виде обязательных и исправительных работ, а также ограничения свободы. Не является эффективным за совершение рассматриваемых преступлений и условное осуждение. Абсолютное большинство осуждённых воспринимают эту меру как безнаказанность. Не случайно среди условно осуждённых высок уровень рецидива.

Что касается лишения свободы, то в настоящее время к этому виду наказания осуждается относительно немного лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности. В целом считаем это верным. Несмотря на ряд достоинств (этот вид наказания изолирует преступников от общества, действует устрашающе, позволяет осуществлять процесс воспитания осуждённых), лишение свободы имеет и ряд серьёзных недостатков. Так, пребывание осуждённого в

местах лишения свободы приводит к потере полезных социальных связей, нередко влечёт за собой распад семьи, осложнение условий воспитания и материального обеспечения детей. Кроме того, нужно учитывать, что из мест лишения свободы люди выходят далеко не всегда исправившимися, поскольку исправление протекает в неестественной для человека среде. Кроме того, если человека, обвиняемого в совершении экономического преступления, посадить в тюрьму, кто будет возмещать нанесённый ущерб, например в федеральный бюджет? Важно, что данный подход вполне согласуется с государственной политикой в сфере борьбы с такими преступлениями.

Эффективным дополнительным наказанием за совершение преступлений в сфере экономической деятельности могла бы стать конфискация имущества. Во многом это связано с тем, что в качестве вида наказания конфискация имела бы более серьёзный предупредительный эффект. Более четким является механизм исполнения конфискации в качестве дополнительного наказания в отличие от иной меры уголовно-правового характера. Поэтому необходимо вновь ввести конфискацию имущества в систему уголовных наказаний и предусмотреть её за совершение тяжких и особо тяжких преступлений корыстной направленности, в частности преступлений в сфере экономической деятельности.

Специальные виды мошенничества:

характеристика правоприменения

А. И. Кондин

Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголов -ный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» дополнил Уголовный кодекс РФ шестью специальными видами:

Статья 159.1. Мошенничество в сфере кредитования: хищение денежных средств заемщиком путём представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.

Статья 159.2. Мошенничество при получении выплат: хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных соци-

Круглый стол «Актуальные проблемы квалификации экономических преступлений»

альных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путём представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путём умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат.

Статья 159.3. Мошенничество с использованием платежных карт: хищение чужого имущества, совершённое с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчётной или иной платежной карты путём обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации.

Статья 159.4. Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности: сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Статья 159.5. Мошенничество в сфере страхования: хищение чужого имущества путём обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Статья 159.6. Мошенничество в сфере компьютерной информации: хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

Многие криминалисты критически оценивают законодательные новеллы о мошенничестве. Так, А. Ю. Епихин недоумевает: «По существу, новые специальные виды мошенничества ранее охватывались общей нормой ст. 159 УК РФ «Мошенничество”. В этой связи новелла с точки зрения криминализации ничего нового не привнесла в содержание уголовного закона. Возникает вопрос: для чего были внесены эти изменения в уголовно-правовой институт хищения?» .

«Целесообразность внесения таких изменений слишком спорна, — пишет Е. И. Майорова. — Попытка законодателя дифференцировать уголовную ответственность за мошенничество в зависимости от различных сфер его совершения представляется поспешной и излишней, поскольку на практике будет порождать ошибки в квалификации совершённых деяний из-за возникающей конкуренции многочисленных норм о мошенничестве» .

«Очевидно, что законодательные новеллы связаны со стремлением государства усилить борьбу с новыми проявлениями мошенничества, характерными для общества с рыночной моделью жизнедеятельности, — замечает А. В. Шеслер. — Полагаем, что практика применения уголовного закона покажет, насколько оправдаются ожидания, связанные с законодательными новеллами» .

Действительно, критика уголовно-правовых норм вне практики их применения не имеет веских оснований. Такая критика скорее эмоциональна, чем рассудительна, она исходит из «чистой» теории, которая не желает замечать «грязной» реальности. А действительность такова, что реализация уголовной ответственности за мошенничество на основании только ст. 159 нередко блокируется умелыми (и даже не совсем умелыми) действиями адвоката, поскольку мошенник часто выдаёт себя за бизнесмена, оказавшегося в трудных обстоятельствах профессионального риска. К тому же надо помнить, что некоторые виды бизнеса вообще трудно отличить от мошенничества. Именно об этом классическая работа У. Альбрехта, Дж. Венца и Т Уильямса «Мошенничество: Луч света на тёмные стороны бизнеса» . В этой ситуации конкретность уголовно-правовой нормы является условием её эффективного применения.

Но главные аргументы «pro» или «contra» законодательных новел — и здесь прав А. В. Шеслер — находятся в плоскости правоприменения. В этой связи обратимся к материалам таблицы.

М. Ю. Немцев

Сведения о зарегистрированных и нераскрытых мошенничествах (по видам) в 2013 г., абс., %

Вид мошенничества -ст. УК РФ Зарегистрировано Прекращено по реабилитирующим основаниям Приостановлено по ч. 1 ст. 208 УПК РФ Приостановлено по ч. 2 и 3 ст. 208 УПК РФ

159 — общее 145 407 (100) 23 487 (16,5) 68 810 (47,3) 2 888 (2,0)

159.1 — в сфере кредитования 15 641 (100) 880 (5,6) 5 224 (334) 204 (1,3)

159.2 — при получении выплат 11 206 (100) 1 313 (11,7) 358 (3,9) 87 (0,8)

159.3 — с использованием платежных карт 1 389 (100) 99 (7,1) 448 (32,2) 4 (0,3)

159.4 — в сфере предпринимательской деятельности 3 581 (100) 553 (15,4) 1 032 (28,8) 142 (3,9)

159.5 — в сфере страхования 522 (100) 44 (8,4) 87 (16,6) 4 (0,8)

159.6 — в сфере компьютерной информации 714 (100) 19 (2,6) 405 (56,7) 31 (4,3)

Всего 174 879 (100) 25 395 (14,5) 76 374 (43,6) 3 360 (1,9)

Источник: статистика МВД РФ (ф. 493).

Как видим, новеллы о мошенничестве применяются — и довольно активно.

1. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации : Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ // Российская газета. — 2012. — 3 дек.

4. Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право. — 2013. — № 2. — С. 67-71.

5. Альбрехт У., Венц Дж., Уильямс Т. Мошенничество: Луч света на темные стороны бизнеса. — СПб. : Питер, 1995.

Оставьте комментарий