Субаренда в ГК

1. Пользование арендатором арендованным имуществом допускается только в соответствии с его назначением, которое может либо определяться в условиях договора, либо устанавливаться в законе, либо исходить из общего содержания и признаков имущества. Так, например, в договоре аренды гаража может быть указано, что гараж предназначается для содержания в нем только транспортного средства (автомобиля). При заключении договора аренды в отношении земельного участка его целевое назначение определяется установленными законодательством категорией земель (целевым назначением) и разрешенным использованием. Также, например, жилое помещение может использоваться только для проживания в нем лиц. В случае необходимости его использования для нежилых целей оно должно быть переведено из жилого помещения в нежилое.

Арендатору предоставляется право заключать в отношении арендованного имущества сделки, например, договор субаренды, а также передавать свои права по гражданско-правовым договорам, например, договор залога, а также передавать свои права в качестве перенайма или вклада в уставный капитал юридических лиц. Однако заключение таких сделок допускается только с согласия арендодателя. Вопрос получения такого согласия, как правило, не урегулирован, но в целях подтверждения факта его получения оно должно быть получено в письменной форме. Например, п. 9 ст. 22 ЗК РФ устанавливает, что при аренде земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, на срок более чем пять лет арендатор земельного участка имеет право, если иное не установлено федеральными законами, в пределах срока договора аренды земельного участка передавать свои права и обязанности по этому договору третьему лицу, в том числе право передавать земельные участок по договору субаренды, без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления.

При этом ответственность перед арендодателем по договору аренды в случае заключения сделок либо иной передачи прав несет арендатор, за исключением случая передачи прав по перенайму.

В случае заключения договора субаренды его срок не может быть более срока договора аренды и порядок его заключения, условия его действия, расторжения, изменения регулируются общими положениями ГК РФ об аренде.

Арендодателю предоставляется право потребовать расторжения договора аренды, а также возмещения убытков в случае если арендатор пользуется арендованным имуществом с нарушением установленных договором условий, а также назначением имущества. Данные требования арендодатель может предъявить как к арендатору, так и в судебном порядке.

2. Применимое законодательство:

— ЗК РФ;

— КВВТ РФ;

— ФЗ от 28.09.2010 N 244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково»;

— ФЗ от 01.12.2007 N 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

— ФЗ от 04.12.2006 N 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации»;

— ФЗ от 22.07.2005 N 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»;

— ФЗ от 21.07.2005 N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях»;

— ФЗ от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»;

— ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»;

— Закон РФ от 19.02.1993 N 4530-1 «О вынужденных переселенцах».

3. Судебная практика:

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66;

— Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 13.01.2009 N 04АП-3839/2008;

— Постановление ФАС Центрального округа от 12.07.2012 N Ф10-2146/12 по делу N А09-7698/2011;

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.02.2005 N Ф03-А51/04-1/4630;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.02.2000 N Ф04/275-30/А03-2000;

— Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 28.06.2012 по делу N 33-11568;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2014 N 08АП-4991/2014;

— Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.05.2014 N 18АП-4846/2014;

— Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2011 N 13АП-4236/11;

— Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2010 N 17АП-12446/2010-ГК.

Субаренда – это временная переуступка прав арендатором на арендуемое им имущество или на его часть.

Гражданско-правовые отношения

По договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование (ст. 606 Гражданского кодекса РФ).

Арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду. При этом ответственным по договору перед арендодателем остается арендатор, а договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий срок договора аренды. К договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

Арендатор (субарендатор) обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату), порядок, условия и сроки внесения которой определяются договором аренды (п. 1 ст. 614 ГК РФ).

Цель субаренды

Это хороший способ для арендатора снизить свои затраты на аренду, если какая-то часть арендованного имущества им не используется.

Особенность субарендных договорных отношений

По договору, заключаемому между арендатором и субарендатором, арендатор берет на себя обязательства сдавать на оговоренный срок имущество, которое находится у него в аренде в соответствии с основным договором между ним и арендодателем.

Субаренда не освобождает арендатора от тех обязательств, которые он несет перед арендодателем в соответствии с договором аренды. Эта норма установлена законодательно в пункте 2 статьи 615 Гражданского кодекса РФ и не может быть изменена или отменена договорами аренды или субаренды. По договору субаренды арендатор не может передать субарендатору больше прав по владению и пользованию имуществом, чем имеет их сам.

Согласие арендодателя на заключение договора субаренды

Отметим, что арендодатель является обязательным участником этой гражданско-правовой сделки.

При этом без согласия арендодателя на заключение договора субаренды, арендная сделка по закону может быть признана недействительной. Оформлено это согласие может быть как дополнительное соглашение к договору аренды, в виде заверенного письма или протокола совместного заседания. Его можно также оговорить заранее в первичном договоре аренды как право арендатора на временную передачу имущества в субаренду.

Последствия сдачи имущества в субаренду без согласия арендодателя

Рассмотрим следующую ситуацию.

Организация арендовала имущество и сдала его в субаренду. При этом по условиям договора она не имела права это делать, так как в договоре был прямой запрет арендодателя на сдачу имущества в субаренду.

Выясним юридические и налоговые последствия несогласованной субаренды для всех участников сделки.

Гражданско-правовые последствия

Арендодатель вправе проверить, как его имущество используется арендатором.

Узнав о нарушении своего запрета на субаренду, арендодатель может в определенный срок расторгнуть договор аренды и вернуть имущество или выселить субарендатора и использовать имущество в соответствии с условиями договора. Последствиями расторжения договора аренды будет возврат арендатором и, соответственно, субарендатором имущества арендодателю (Статьи 301, 303 ГК РФ). В этом случае арендные платежи, уплаченные арендатором до момента расторжения договора, арендодатель не возвращает (Пункт 4 ст. 453 ГК РФ).

Кроме этого арендодатель может:

  • потребовать от арендатора уплаты штрафа, если он был предусмотрен договором (Пункт 1 ст. 330 ГК РФ);

  • потребовать от арендатора возмещения убытков, например ущерба, причиненного имуществу арендодателя (Пункт 5 ст. 453, ст. 622 ГК РФ).

Если же арендодателю будет достаточно только выселить субарендатора, не расторгая при этом договор аренды, то он может обратиться в суд с требованием о признании договора субаренды между арендатором и субарендатором недействительным и возврате имущества арендатору (Пункт 2 ст. 167, п. 1 ст. 173.1, п. п. 2, 3 ст. 615 ГК РФ).

В случае если договор субаренды будет признан недействительным, субарендатор будет обязан возвратить арендатору (субарендодателю) арендованное имущество (Пункт 2 ст. 167 ГК РФ). При этом арендатор (субарендодатель) не должен возвращать субарендатору полученные им платежи, так как они являются платой за фактическое пользование имуществом (Постановление ФАС МО от 08.07.2014 N Ф05-6553/2014).

Налоговые последствия

Налоговые органы могут отказать субарендатору в признании субарендных платежей в составе налоговых расходов по договору субаренды и в вычетах НДС с субарендных платежей, так как согласие собственника помещения на передачу имущества в субаренду обязательно.

В налоговом учете арендатора затраты по претензиям арендодателя отражают следующим образом. Если договор аренды будет расторгнут и арендатору придется выплатить арендодателю штраф и возместить ущерб, то суммы штрафа по договору и возмещения реального ущерба можно будет включить во внереализационные расходы (Подпункт 13 п. 1 ст. 265 НК РФ). При этом размер реального ущерба должен быть подтвержден документально. Арендодателю все полученные в результате расторжения договора аренды средства (компенсации, упущенную выгоду, штрафы и т.п.) нужно включить во внереализационные доходы (Пункт 3 ст. 250 НК РФ).

А вот НДС с этих сумм начислять не надо, так как они не связаны с оплатой услуг по аренде (Подпункт 2 п. 1 ст. 162 НК РФ).

Права и обязанности субарендатора

Субарендатор получает права и обязанности, оговоренные в первоначальном основном договоре аренды.

Срок договора субаренды

Договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий действие первичного договора аренды. В том случае, когда срок действия договора аренды не определен, договор на субаренду также может быть заключен на том же условии.

Отметим, что договор субаренды, срок действия которого превышает 1 год, должен быть в обязательном порядке зарегистрирован в территориальном органе Росреестра.

Новая редакция Ст. 615 ГК РФ

1. Арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества.

2. Арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено настоящим Кодексом, другим законом или иными правовыми актами. В указанных случаях, за исключением перенайма, ответственным по договору перед арендодателем остается арендатор.

Договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий срок договора аренды.

К договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

3. Если арендатор пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора аренды или назначением имущества, арендодатель имеет право потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

Комментарий к Ст. 615 ГК РФ

Судебная практика.

Пункт 2 ст. 615 ГК не устанавливает порядок и форму дачи арендодателем согласия на совершение арендатором сделок субаренды, перенайма и других, упомянутых в данном пункте. Следовательно, по воле сторон договора аренды согласие арендодателя может быть выражено в самом договоре, что освобождает арендатора от обязанности получать такое согласие на каждую конкретную сделку (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66).

Из всех правомочий арендатора особый интерес вызывает конструкция перенайма. Перенаем — это прекращение договора аренды с одновременным заключением нового договора на тех же условиях с новым арендатором. Специфика этого способа расторжения договора заключается в том, что арендодатель (если в договоре уже содержится принципиальное разрешение на перенаем) просто ставится в известность о смене арендатора, т.е. на выбор арендатора повлиять не может. Новый арендатор, со своей стороны, принимает имущество с обременениями, установленными прежним арендатором.

Судебная практика.

При перенайме договор субаренды сохраняет свою силу (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66).

Другой комментарий к Ст. 615 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Согласно п. 1 комментируемой статьи обязанность арендатора — пользование имуществом в соответствии с договором или назначением имущества. По договору аренды имущество может быть предоставлено как в определенных целях, так и для свободного использования. Указанные в договоре цели использования могут не соответствовать назначению имущества. Так, транспортное средство (яхта, теплоход и др.) нередко предоставляется в аренду не для перевозки груза или пассажиров, а для размещения в них стационарного портового ресторана, казино и проч. Если в договоре условия пользования не определены, то имущество используется в соответствии с его назначением. Его нельзя использовать свободно, вопреки назначению. Иногда характер использования имущества определяется в законе. Так, только для проживания граждан используется юридическим лицом арендованное жилое помещение (п. 2 ст. 671 ГК РФ).

При предоставлении имущества для использования по определенному целевому назначению полное или частичное использование для иных целей будет считаться правонарушением. Примером пользования имуществом вопреки условиям договора может быть размещение промышленного предприятия в помещении, арендованном для офиса, либо размещение в нем не только офиса, но и предприятия.

Если пользование имуществом в соответствии с его назначением предполагает выполнение определенных правил, предписываемых правовыми актами, то соблюдение их — обязанность арендатора. Так, арендаторы земельных участков обязаны проводить мероприятия по сохранению почв и их плодородия, по защите от вредных воздействий, в результате которых происходит деградация земель, и т.п. (п. 1 ст. 13 ЗК).

2. Согласно п. 2 комментируемой статьи пользование имуществом может сочетаться с предоставлением арендатору возможности в ограниченных пределах распоряжаться арендованным имуществом.

С согласия арендодателя он вправе сдавать полученное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем); предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив.

Субаренда (поднаем) заключается в сдаче в аренду арендатором арендуемого им имущества третьему лицу — субарендатору. Субарендный договор по своей правовой природе является также договором аренды, в котором арендатор выступает в качестве арендодателя, а субарендатор в качестве арендатора. Наличие договора субаренды не изменяет прав и обязанностей сторон по договору аренды. Перед арендодателем по договору аренды остается ответственным арендатор. Между субарендатором и арендодателем по договору аренды не возникает правовых отношений.

Поскольку договор субаренды является производным, то его условия предопределены договором аренды. По договору субаренды субарендатор приобретает обычные права арендатора. При этом арендатор не может предоставить субарендатору больше прав, чем имеет сам. Поэтому договор субаренды может быть заключен лишь на срок, не превышающий срок договора аренды.

Объектом субаренды может быть всякое имущество, являющееся объектом аренды, поскольку правовыми актами об отдельных видах аренды либо об аренде отдельных видов имущества не установлено ограничений. Так, исключается субаренда имущества, взятого напрокат, субаренда участков лесного фонда (см. п. 2 ст. 631, ст. 31 ЛК).

К субаренде применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено правовыми актами. Сказанное означает, что договор субаренды должен совершаться в форме, предусмотренной для договора аренды, что требования закона о регистрации договора аренды распространяются также на договор субаренды. Так, арбитражный суд отказал истцу во взыскании неустойки за просрочку внесения арендной платы по договору субаренды нежилого помещения в связи с тем, что признал подписанный сторонами договор субаренды незаключенным из-за отсутствия его государственной регистрации (п. 19 Обзора Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66).

По договору перенайма арендатор с согласия арендодателя передает третьему лицу все свои права и обязанности по договору аренды. В отличие от субаренды (поднайма) при перенайме происходит безусловная и окончательная замена арендатора: первоначальный арендатор выбывает из обязательства, утрачивая права и обязанности, но оставляя вместо себя новое лицо. Между арендодателем и новым арендатором возникает другое обязательство по аренде того же имущества на прежних условиях. Так как к новому арендатору переходят в полном объеме права и обязанности прежнего арендатора, то договор перенайма должен быть совершен с соблюдением порядка, предусмотренного для уступки права требования и перевода долга — следовательно, лишь с согласия арендодателя. К перенайму, таким образом, применяются правила о цессии и переводе долга (см. ст. 382 — 392 ГК РФ). Согласие арендодателя на распоряжение имуществом определенным образом должно быть дано в той же форме, в которой совершен договор аренды.

3. Законом или иными правовыми актами (но не договором) могут быть установлены правила, ограничивающие либо расширяющие правомочия арендатора. Так, лишены названных выше способов распоряжения имуществом арендаторы по договору проката (п. 2 ст. 631 ГК РФ). Напротив, дополнительные правомочия по распоряжению арендованным имуществом предоставлены арендатору транспортного средства. Такой арендатор вправе без согласия арендодателя заключать с третьими лицами договоры об использовании транспортного средства (ст. 638, 647 ГК РФ).

В п. 2 комментируемой статьи подчеркнуто, что во всех случаях распоряжения арендованным имуществом, за исключением перенайма, ответственным по договору перед арендодателем остается арендатор. Он ответствен за своевременное внесение платы, использование имущества по назначению, поддержание имущества в надлежащем состоянии и т.п.

4. Арендатор вправе выбрать любой способ передачи права аренды другому лицу, не допуская, однако, передачи указанного права иными способами, кроме названных в ГК или иных правовых актах. Подобный вывод подтвержден и судебной практикой. Судебная практика исходит из того, что ГК устанавливает специальные правила передачи арендатором права аренды другому лицу. Так, по одному из арбитражных дел соглашение о передаче арендатором права аренды посредством цессии судом было признано не предусмотренным п. 2 ст. 615 ГК способом передачи указанного права и потому не влекущим правовых последствий (п. 16 Обзора Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66).

5. Согласно п. 3 комментируемой статьи нарушение арендатором требований, предусмотренных п. 1 и 2 ст. 615, порождает у арендодателя право на расторжение договора. Названное правило корреспондирует с положениями ст. 619 ГК, предусматривающим общие основания для расторжения договора аренды по требованию арендодателя (см. комментарий к ст. 619 ГК РФ).

Помимо права на расторжение договора у арендодателя возникает право на возмещение убытков. Имеются в виду убытки, причиненные как расторжением договора, так и нарушением договора как таковым. Это правило соответствует общим положениям ГК о последствиях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства и о последствиях расторжения договора (см. п. 1 ст. 393, п. 5 ст. 453).

С любезного разрешения редакции Журнала РШЧП выкладываю свою заметку из последнего номера журнала.

Нужна ли арендодателю собственность
на предмет договора аренды?

Постановление Пленума ВАС № 73, посвященное аренде, во многом примечательно. Оно окончательно закрепило возможность аренды части вещи, поставило точку в вопросе о значении государственной регистрации для договора аренды, и даже разрешило старый вопрос о том, с какого момента результат незавершенных строительных работ может в принципе рассматриваться как вещь.

Оно примечательно еще и тем, что – вопреки сложившейся в аппарате Высшего Арбитражного Суда традиции – разработчики этого постановления не подготовили развернутый комментарий к принятому судьями тексту, хотя по всем основным ключевым разъяснениям ВАС такие комментарии периодически готовились и публиковались (как правило, в Вестнике ВАС). Быть может, именно с этим связано то, что не все правовые идеи, заложенные в этом постановлении, получили такое широкое принятие и признание как правовые позиции из иных разъяснений, в отношении которых проводилась масштабная просветительная работа.

Во всяком случае, по состоянию умов в отечественном юридическом сообществе заметно, что идея о том, что для заключения (и даже для исполнения) договора аренды арендодателю вовсе не нужно быть собственником имущества, являющегося предметом договора аренды, далеко не всем известна. А если даже и известна – совершенно не очевидно, что российские юристы эту идею воспринимают как верную. Поэтому задачей этой небольшой заметки я вижу разъяснение и популяризацию идей, заложенных в п. 10 Пленума № 73.

Итак, начну издалека. Пункт 2 ст. 455 Кодекса устанавливает, что предметом договора купли-продажи может быть имущество как принадлежащее продавцу на праве собственности, так и имущество, которое будет создано или приобретено продавцом в будущем.

Иными словами, законодатель в этой норме подтверждает, что российское право привержено принципу разъединения обязательственной сделки и распоряжения вещью: купля-продажа порождает обязательство продавца (но не переносит собственность) совершить распоряжение вещью; собственно распоряжение (передача движимости, регистрация перехода права на недвижимость по заявлению продавца) изменяет принадлежность вещи, она становится собственностью покупателя. Таким образом, для того чтобы заключить договор купли-продажи по действующему российскому праву, собственность продавцу не нужна. Она нужна ему только в момент, когда он изъявляет волю на передачу права собственности покупателю (то есть, когда он распоряжается вещью), в этот момент он должен быть собственником – ведь nemo plus juris ad alium transferre potest quam ipse haberet.

Непонимание этих принципов устройства нашей купли-продажи приводит к выводам о ничтожности продажи чужой вещи, недопустимости заключения договора купли-продажи в ситуации отсутствия у продавца права собственности в момент заключения договора, и порождает сонмы юридических чудищ вроде договоров участия в долевом строительстве и инвестиционных контрактов.

Переносимся в аренду.

Действует ли здесь такой же принцип, как и в купле-продаже? Ведь договор аренды – это (как и купля-продажа) консенсуальный договор, и если уж Кодекс прямо допускает возможность принятия несобственником на себя обязательства передать еще несуществующую или даже чужую вещь в собственность другому лицу, то, исходя из принципа a fortiori, принятие на себя несобственником обязательства передать вещь в пользование другого лица тем более должно быть допущено.

Однако все карты спутывает ст. 608 ГК, которая гласит: «Право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику». Из этого положения в течение длительного времени делался вывод о невозможности заключения договора аренды лицом, не обладающим правом собственности на предмет договора аренды в самый момент заключения договора. А раз в Кодексе это невозможно, то соответствующие сделки ничтожны по статье 168 ГК.

Я хорошо помню рассказ одной из судей первой инстанции (который она поведала мне в рамках курсов по повышению квалификации судей арбитражных судов) о целой серии дел по взысканию арендной платы по договору аренды секций в торговом центре, который на момент заключения соответствующих договоров еще строился, в итоге был построен и передан арендаторам, платившим некоторое время арендную плату вполне аккуратно, но потом ставшим допускать просрочки. Она рассказала, что взыскала и арендную плату, и неустойку за просрочку, отвергнув аргумент ответчиков (арендаторов) о ничтожности договоров по ст.ст. 168 и 608 Кодекса. Ее аргумент был таков: несмотря на то, что на момент заключения договоров аренды арендодатель еще не был собственником предмета, сделки (ведь право на торговый центр еще не было зарегистрировано за арендодателем в реестре), этот дефект сделки не должен приниматься во внимание, ведь впоследствии арендатор все же собственником торгового центра стал. Однако апелляция ее не поддержала, признав все сделки ничтожными и отказав в исках (кажется, судья, которая рассказывала мне об этой истории, больше расстраивалась о том, что получила плохую статистику из-за большого количества отмен, но не из-за того, что арендодатель не смог получить защиту в суде).

Понятно, что истории, подобные этой – это та тяжкая плата, которую мы все несем из-за неправильного понимания положений ст. 608 Кодекса. В идеале, было бы лучше, если бы она была сформулирована в том же ключе, что и п. 2 ст. 455 ГК: предметом договора аренды может быть как имущество, принадлежащее арендодателю на праве собственности, так и имущество, которое будет создано либо приобретено им в будущем.

Это было бы очень разумно с точки зрения того, что представляет собой договор аренды как обязательственная сделка: заключая договор аренды, арендодатель принимает на себя обязательство предоставить предмет в аренду, а арендатор принимает на себя обязательство взять его в аренду, пользоваться им надлежащим образом и уплачивать арендную плату. Как и в случае с куплей, для того чтобы принять на себя обязательство передать предмет договора контрагенту, право собственности стороне такого договора (арендодателю), в общем-то, не нужно. Достаточно лишь, чтобы такое обязательство было не запрещено законом, не было объективно невозможным, и чтобы обязывающийся юридически имел возможность принимать на себя такие обязательства (например, был дееспособным и проч.).

Еще раз повторюсь: я отказываюсь понимать, чем обязательство передать в собственность покупателю вещь, которая в момент принятия продавцом на себя такого обязательства, отличается от обязательства передать в аренду вещь, которая в момент заключения договора аренды не принадлежит арендодателю. Но! Как я уже упомянул, для купли-продажи принципиально, чтобы в момент, когда продавец совершает действие, влекущее за собой переход права собственности на предмет купли-продажи (то есть собственно распоряжается ею), продавец был собственником этой вещи. Может быть, и для аренды важно лишь, чтобы в момент передачи вещи арендатору, арендодатель был её собственником…

Можно ли увидеть в положениях статьи 608 ГК именно такой смысл? Кажется, при определенных усилиях это вполне возможно. Кодекс говорит о праве сдачи имущества в аренду. Обращает на себя внимание употребленное законодателем слово «сдача», которое вполне родственно слово «передача». Кажется, вполне можно интерпретировать эту норму так: право передавать вещь в аренду принадлежит собственнику. Но передача вещи в аренду – это физическое вручение вещи арендатору; мы же обсуждаем сейчас вопрос о возможности принять на себя обязательство передать вещь в аренду в будущем!

Таким образом, если понимать положения ст. 608 ГК в том смысле, что они требуют, чтобы в момент передачи вещи арендатору арендодатель был собственником вещи, то искомое толкование обнаруживает себя: оказывается, закон вовсе не запрещает договор аренды будущей вещи, устанавливая лишь, что в норме арендодатель должен быть собственником соответствующего имущества.

Именно об этом и идет речь в п. 10 постановления № 73:

«Судам следует иметь в виду, что по смыслу названной статьи арендодатель, заключивший договор аренды и принявший на себя обязательство по передаче имущества арендатору во владение и пользование либо только в пользование, должен обладать правом собственности на него в момент передачи имущества арендатору»

Однако ВАС пошел еще дальше:

«Применительно к статье 608 ГК РФ договор аренды, заключенный с лицом, которое в момент передачи вещи в аренду являлось законным владельцем вновь созданного им либо переданного ему недвижимого имущества (например, во исполнение договора купли-продажи), и право собственности которого на недвижимое имущество еще не было зарегистрировано в реестре, также не противоречит положениям статьи 608 ГК РФ и не может быть признан недействительным по названному основанию».

Иными словами, с точки зрения юриспруденции ВАС РФ, даже собственность, в общем-то арендодателю особо не нужна: для того, чтобы исполнить договор аренды, достаточно простого владения.

Почему так? Потому что аренда (по крайней мере, такая, при которой арендатор рассматривается лишь как простой пользователь вещи, но не ее владелец) это договор, устанавливающий обязательственные отношения, но не порождающий ограниченное вещное право. Но ведь, как известно, именно для того, чтобы установить ограниченное вещное право, лицо, устанавливающее такое право, должно обладать более полным вещным правом (собственностью). Несобственник же не может установить ипотеку, сервитут, право застройки. Но заключить обязательственный договор, по которому лицо примет на себя обязательство обеспечить другому лицу спокойное пользование вещью, может и тот, кто не является собственником соответствующей вещи. И при этом совершенно не важно, почему вдруг арендатор полагает, что арендодатель сможет исполнить обязательство и обеспечить такое пользование.

Но что же тогда означает ст. 608 Кодекса? Неужели это просто ошибочная норма, которую ВАС своей практикой просто дезавуировал. Нет, это не так. Значение статьи 608 ГК раскрывается в делах, в которых собственник истребует свое имущество из чужого незаконного владения третьих лиц, причем это имущество находится в аренде. Соответчиками по такому иску будут арендодатель и арендатор. В случае если иск собственника будет удовлетворен, возникает вопрос: вправе ли собственник на основании ст. 303 ГК взыскать с арендатора, которому имущество было передано в аренду несобственником и который исправно вносил арендную плату арендодателю, плату за пользование истребованной вещью?

Ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. Это связано с тем, что пользование вещью не осуществлялось арендатором за счет собственника (ведь арендатор платил арендную плату), оно не было экономически неосновательным. Не было оно и юридически неосновательным (основанием для пользования был договор аренды). Но кто тогда должен возмещать собственнику, истребовавшему вещь, неполученные доходы? Разумеется, это будет арендодатель. И обоснованием такого решения (помимо собственно общих положений ст. 303 Кодекса) будет ст. 608 ГК о том, что именно собственник вправе извлекать выгоду из сдачи своего имущества в аренду, но никто более.

Оборотной стороной такого подхода является то, что арендатор, который пользовался вещью, в случае возникновения спора между ним и арендодателем из-за неуплаты арендной платы, не может ссылаться на то, что арендодатель не обладает правом собственности на вещь, ведь последний свои обязательства перед арендатором исполнил, обеспечив тому спокойное пользование.

Именно такой подход и занял ВАС в п. 12 постановления № 73 (абз. 3 – 6):

«При рассмотрении споров по искам собственника, имущество которого было сдано в аренду неуправомоченным лицом, о взыскании стоимости пользования этим имуществом за период его нахождения в незаконном владении судам необходимо учитывать, что они подлежат разрешению в соответствии с положениями статьи 303 ГК РФ, которые являются специальными для регулирования отношений, связанных с извлечением доходов от незаконного владения имуществом, и в силу статьи 1103 ГК РФ имеют приоритет перед общими правилами о возврате неосновательного обогащения (статья 1102, пункт 2 статьи 1105 ГК РФ). Указанная норма о расчетах при возврате имущества из чужого незаконного владения подлежит применению как в случае истребования имущества в судебном порядке, так и в случае добровольного возврата имущества во внесудебном порядке невладеющему собственнику лицом, в незаконном владении которого фактически находилась вещь.

В связи с изложенным собственник вещи, которая была сдана в аренду неуправомоченным лицом, при возврате ее из незаконного владения вправе на основании статьи 303 ГК РФ предъявить иск к лицу, которое заключило договор аренды, не обладая правом собственности на эту вещь и не будучи управомоченным законом или собственником сдавать ее в аренду, и получало платежи за пользование ею от арендатора, о взыскании всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь, при условии, что оно при заключении договора аренды действовало недобросовестно, то есть знало или должно было знать об отсутствии правомочий на сдачу вещи в аренду. От добросовестного арендодателя собственник вправе потребовать возврата или возмещения всех доходов, которые тот извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности сдачи имущества в аренду.

Такое же требование может быть предъявлено собственником к арендатору, который, заключая договор аренды, знал об отсутствии у другой стороны правомочий на сдачу вещи в аренду. В случае если и неуправомоченный арендодатель, и арендатор являлись недобросовестными, они отвечают по указанному требованию перед собственником солидарно (пункт 1 статьи 322 ГК РФ)»

Таким образом, кажется, все встает на свои места. Заключать и даже исполнять договор аренды может любой, кто готов обеспечить спокойное пользование вещью; арендатор должен платить арендодателю не потому что тот – собственник, а потому что арендодатель исполнил свои обязательства по обеспечению спокойного пользования. Если же выяснится, что собственником вещи является иное (чем арендодатель) лицо и оно истребует вещь, то арендодатель должен возместить собственнику все, полученное от арендатора; последний же не должен оплачивать пользование второй раз, так как он платил арендодателю по действительному договору.

Теперь мне осталось рассмотреть, как эти принципы были реализованы Президиумом ВАС в конкретных делах.

Президиум ВАС впервые столкнулся с проблемой квалификации договора аренды, заключенного арендодателем, не являющимся собственником предмета аренды, в 2009 г. в деле ИКЕА МОС против общества Премьер. В этом деле нижестоящие суды признали ничтожным договор, поименованный сторонами как «предварительный договор аренды недвижимости», по той причине, что его сторона – будущий арендодатель – в момент подписания договора не обладал правом собственности на предмет договора:

«Поскольку правовым последствием заключения предварительного договора аренды является обязанность заключить договор аренды, а лицо, не являющееся собственником объекта аренды, в силу статьи 608 ГК РФ не может исполнить такое обязательство и его нельзя принудить к этому в судебном порядке, то общество «ИКЕА МОС (Торговля и недвижимость)» не вправе было заключать соглашение с принятием на себя указанного обязательства по предварительному договору».

Совершенно очевидно, что это рассуждение не основано ни на догме, ни на действующем законе, ни даже на здравом смысле. Президиум ВАС, отменяя судебные акты по делу, отметил:

«Использование юридической конструкции предварительного договора передачи имущества (в частности, аренды) имеет своей целью юридически связать стороны еще до того, как у контрагента появится право на необходимую для исполнения вещь, с тем чтобы в установленный им срок восполнить отсутствие условия, необходимого для заключения основного договора. То, что лицо ввиду невозможности или недобросовестности может и не исполнить свое обязательство по предварительному договору о заключении основного договора (не станет в установленный срок собственником вещи, подлежащей передаче, или, став им, уклонится от заключения основного договора), в принципе не может рассматриваться в качестве основания для признания предварительного договора недействительным, поскольку подобные обстоятельства могут иметь место на стадии исполнения, но никак не заключения предварительного договора. В свою очередь, контрагент может в судебном порядке потребовать либо взыскания убытков, причиненных незаключением основного договора, либо принудительного заключения договора».

Очевидно, что договор, заключенный сторонами в этом деле, не является предварительным договором. Он был назван ими так в связи с тем, что в период его заключения (2004 год) господствовал взгляд на регистрацию договора аренды как на конститутивный акт, который порождает действительный договор (доктрина непротивопоставимости третьим лицам незарегистированного договора аренды начала складываться лишь в 2011 году), а в отсутствии права собственности у арендодателя на предмет сделки зарегистрировать такой договор совершенно невозможно. Выходя из этого юридического тупика, участники соответствующих сделок были вынуждены оформлять свои договоренности об обязанности передачи в аренду будущей вещи соглашениями, именуемыми ими «предварительные договоры».

Но, так или иначе, возможность принятия несобственником на себя обязательства передать в аренду вещь, которая будет создана или приобретена им в будущем, была признана высшей судебной инстанцией.

Следующий шаг был сделан ВАС РФ в деле Галиуллин против Автошколы Всероссийского общества автомобилистов. В этом деле нижестоящие суды посчитали ничтожным договор аренды, в момент подписания которого арендодатель не был собственником предмета аренды; впоследствии (к моменту государственной регистрации договора аренды) арендодатель приобрел собственность на недвижимость, переданную впоследствии в аренду. Любопытно, что в этом деле арендодатель взыскивал с неисправного арендатора арендную плату и неустойку за просрочку, а аргумент о ничтожности договора был защитой арендатора против предъявленного договора. В постановлении по делу Президиум ВАС обратил внимание на то, что к моменту государственной регистрации договора аренды арендодатель был зарегистрированным собственником предмета сделки, поэтому сделка не может быть признана ничтожной по причине несоответствия ее положениям ст. 608 ГК.

Кажется, в этом постановлении аргументация Президиума ВАС не так хороша, как могла бы быть. В частности, Президиум явно намекает на то, что до государственной регистрации договора аренды нет, поэтому нет и нарушения ст. 608 Кодекса. Понятно, что сегодня такая аргументация выглядит устаревшей, после того как идея о том, что государственная регистрация договора аренды нужна лишь для того, чтобы противопоставлять права арендатора третьим лицам, окончательно закрепилась в российской юриспруденции. Но в 2010 году правовая позиция по этому делу выглядела вполне себе прогрессивно.

Наконец, наиболее примечательными выглядят рассуждения Президиума ВАС в деле РАМИРЕНТ против СтройИнвест-114. В этом деле истец – арендодатель – предъявил иск о взыскании арендной платы и сумм санкций за нарушение договора аренды арендатором. Защищаясь против иска, ответчик выдвинул такой аргумент: истец не доказал, что он является собственником предмета аренды, потому договор является ничтожным на основании ст. 168 и 608 ГК. Суд первой инстанции счел, что материалами дела наличие права собственности у истца подтверждено; но с ним не согласились апелляционная и кассационная инстанции, который признали договор аренды ничтожным и отказали арендодателю в иске.

Президиум ВАС отменил постановления апелляции и кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции, отметив, что ответчик

«сам не представил доказательств обладания какими-либо вещными правами на арендуемое оборудование, поэтому в сферу его материальных интересов не входило исследование вопроса о том, на каких основаниях общество «РАМИРЕНТ» предоставило имущество в аренду. Доказательства, свидетельствующие о принадлежности арендованного имущества на вещном праве иным помимо общества «РАМИРЕНТ» лицам, в деле отсутствуют».

Из этого высшая судебная инстанция делает по сути вывод о том, что обсуждение наличия или отсутствия права собственности на предмет аренды не входит в состав правовых интересов арендатора, который осуществлял спокойное пользование вещью в течение срока действия договора аренды.

В налоговом споре ИКЕА МОС против налоговой инспекции (о взыскании недоимки по налогу на прибыль, образовавшейся, по мнению налоговой инспекции, вследствие осуществления будущими арендаторами неотделимых улучшений в помещениях торгового центра, принадлежащего истцу; налоговая инспекция сочла договоры аренды будущей недвижимости ничтожными), рассмотренном Президиумом ВАС в 2013 году, высшая судебная инстанция признала, что

«договор аренды, заключенный лицом, которое в момент передачи вещи в аренду являлось законным владельцем вновь созданного им недвижимого имущества и право собственности которого еще не было зарегистрировано в установленном законом порядке, – договор аренды будущей вещи – не противоречит статье 608 Гражданского кодекса Российской Федерации. Отсутствие разрешения на ввод в эксплуатацию объекта капитального строительства, являющегося объектом аренды, в момент передачи этого объекта арендатору само по себе не влечет недействительности договора аренды. Передача объекта аренды арендатору до ввода его в эксплуатацию для осуществления ремонтных и отделочных работ не противоречит положениям Градостроительного кодекса Российской Федерации».

Выводы налогового органа о наличии у собственника торгового центра внереализационного дохода были признаны не основанными на законе.

Наконец, в интереснейшем споре Министерства земельных и имущественных отношений Башкирии против общества Бизнес-ресурс. Президиум ВАС окончательно закрепил идею о том, что договор аренды, заключенный не собственником, действителен в его отношениях с арендатором, даже несмотря на то что собственник может виндицировать предмет аренды из владения арендатора:

«Заключенный доверительным управляющим договор аренды недвижимого имущества действителен для доверительного управляющего (арендодателя) и арендатора в отношениях между ними. Вместе с тем в отсутствие регистрации передачи недвижимого имущества доверительный управляющий не может получить от учредителя управления правомочия сдачи имущества в аренду (статья 608 Кодекса), а арендатор по такому договору аренды в свою очередь — правомочие аренды недвижимого имущества. Таким образом, правомочие сдачи пионерского лагеря в аренду у доверительного управляющего 11.06.2012 (момент заключения договора аренды) отсутствовало, а с 10.07.2011 (момент окончания доверительного управления) у названного общества имелась обязанность вернуть спорный объект министерству. В связи с этим общество «Бизнес-Ресурс» не получило от общества «Центр малого бизнеса» правомочие аренды пионерского лагеря по договору аренды и его владение спорным объектом неправомерно».

Верховный Суд также присоединился к выводу о том, что при заключении договора аренды арендодателю не обязательно обладать правом собственности на предмет сделки. Правда, этот вывод был сделан гражданской коллегией этого суда на основе … гражданского законодательства Украины. В деле № 12-КГ16-6 от 27.09.2016 коллегия признала, что по смыслу ст. 761 ГК Украины (которая аналогична ст. 608 нашего ГК)

«…отсутствие у арендодателя регистрации права собственности на объект аренды на момент подписания договора аренды само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным».

Подводя итог написанному, я хотел бы выразить уверенность в том, что очередная темная страница истории русского гражданского права окончательно перевернута, а неправильная и вредная идея о том, что договор аренды, заключенный несобственником, является ничтожным, отправилась на свалку истории, где ей самое место!

См. об этом мою колонку в Журнале РШЧП, 2018, № 1.

Это не касается разве что идеи о том, что незарегистрированный договор аренды недвижимости связывает стороны, подписавшие его. Но здесь исключительно важную роль сыграло то, что эта правовая позиция в 2015 году стала нормой закона (см. п. 3 ст. 433 ГК).

Я бы хотел здесь оговориться: в связи с тем, что я рассматриваю строительную аренду как паллиатив права застройки, все мои рассуждения не применимы к договору аренды земельного участка для целей строительства. В связи с тем, что такой договор порождает у арендатора-застройщика право на горизонтальное разделение (юридическое отделение здания от земельного участка путем регистрации права собственности арендатора, возведшего здание на чужой земле, на это здание), стороной, передающей земельный участок под застройку, должен быть только собственник участка.

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 № 402/09.

Впоследствии возможность квалификации судом договора о будущей вещи, поименованнного как предварительный, в качестве соответствующего обязательственного договора была признана ВАС РФ в 2011 году в знаменитом постановлении Пленума № 54 о продаже будущей недвижимой вещи.

Постановление Президиума ВАС РФ от 07.09.2010 № 4037/10.

Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 № 13898/11.

Кстати, не могу не обратить внимание читателей на то, что все три дела для пересмотра в Президиум ВАС передал судья А. М. Хачикян. Это наблюдение довольно много говорит о правовых взглядах этого судьи и его стремлении исправить ту несправедливость, к которой приводило господствовавшее в то время понимание ст. 608 ГК.

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.10.2013 № 3589/13.

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.10.2013 № 5257/13.

Оставьте комментарий