Суд для иностранцев

Иск предъявлен иностранцу

Дмитрий КИРСАНОВ, референт Международно-правового управления Договорно-правового департамента МВД России, советник государственной службы Российской Федерации 2 класса

В практической деятельности правовые подразделения органов внутренних дел Российской Федерации нередко встречаются с необходимостью обращения в суды с исковыми требованиями к иностранным гражданам. Данный вопрос возникает зачастую в связи с необходимостью взыскания с иностранных граждан денежных сумм в рамках гражданского иска по уголовному делу, потерпевшими по которому признаны сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации и в пользу которых необходимо взыскать денежные средства с иностранных граждан, находящихся на территории иностранного государства, необязательно своего.

Обращение в иностранные судебные инстанции может быть продиктовано целесообразностью взыскания денежных средств с бывших сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, переехавших на постоянное место жительства в иностранное государство и имеющих долги перед органом внутренних дел своей страны.

Также могут иметься на руках вступившие в законную силу решения российских судов и исполнительные листы в отношении иностранных граждан, однако взыскание с иностранцев денежных средств не происходит и дело не имеет своего логического завершения.

Рассмотрим ситуацию при обращении в иностранную судебную инстанцию с исковым требованием.

На основании статей 28 и 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, либо по месту нахождения его имущества, либо по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации, если на момент подачи иска место жительства ответчика неизвестно или он не имеет места жительства в Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 статьи 402 ГПК РФ суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории Российской Федерации или гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации.

Кроме того, по делу с участием иностранного лица стороны вправе договориться об изменении подсудности дела (пророгационное соглашение) до принятия его судом к своему производству (статья 404 ГПК РФ).

В силу статьи 404 ГПК РФ следует обратиться к положениям международных договоров, которые вступили в силу и стали обязательными для Российской Федерации, принимая во внимание объём правовой помощи, установленный конкретным международным договором.

В отношениях между Российской Федерацией и государствами – участниками СНГ по вопросам оказания правовой помощи по гражданским делам действует Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года в редакции Протокола к ней 1997 года (далее – Конвенция).

В соответствии со статьёй 20 Конвенции иски к лицам, имеющим место жительства на территории одного из государств — участников, предъявляются независимо от их гражданства в суды страны, где такие лица находятся. Если в деле участвуют несколько ответчиков, имеющих местожительство (местонахождение) на территориях разных государств-участников, спор рассматривается по местожительству (местонахождению) любого ответчика по выбору истца.

Российская Федерация является участницей более 50 двусторонних договоров, предусматривающих взаимное оказание правовой помощи: по гражданским, семейным и уголовным делам с Абхазией, Азербайджаном, Албанией, Алжиром, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грецией, Грузией, Ираком, Ираном, Йеменом, Кипром, Киргизией, Китаем, КНДР, Кореей, Кубой, Латвией, Литвой, Молдовой, Монголией, Польшей, Румынией, Тунисом, Финляндией, Филиппинами, Чехословакией, Эстонией, Югославией, Японией, государствами на территории бывшей Югославии (Босния и Герцеговина, Македония, Сербия и Черногория, Словения, Хорватия) и другими странами. Многие из таких договоров первоначально были подписаны и ратифицированы ещё во время существования СССР, но продолжают своё действие на территории Российской Федерации в силу правопреемственности.

В случае, если возможности выбора места рассмотрения дела на территории Российской Федерации нет в силу положений международных договоров или по причине отсутствия таковых, обращаться необходимо напрямую в иностранный суд в соответствии с внутренним законодательством конкретной страны, с уплатой госпошлины, переводом документов на официальный язык запрашиваемого государства и соблюдением ряда других требований. Например, в Германии обращение в суды в соответствии с их законодательством возможно только через местных адвокатов.

Рассмотрим ситуацию, при которой возникла необходимость в принудительном исполнении вступившего в законную силу решения российского суда на территории иностранного государства.

Для организации признания и исполнения решения российского суда на территории иностранного государства опять же необходимо применять такой международный договор, который вступил в силу и стал обязательным для Российской Федерации, а также объёмом правовой помощи которого предусмотрено признание и исполнение решений договаривающихся государств.

Для исполнения решения российского суда на территории иностранного государства необходимо следующее:

1. Лицу или организации, в пользу которых вынесено судебное решение, предоставить суду или мировому судье, вынесшему решение, ходатайство, адресованное компетентному суду соответствующего государства, с просьбой разрешить принудительное исполнение на территории этого государства решения российского суда, указав в ходатайстве существо решения, кем и когда оно вынесено, а также свой адрес и адрес должника, реквизиты счёта и отделения банка при взыскании денежных средств в доход юридического лица или лицевого счёта физического лица.

2. К ходатайству прилагаются документы, а именно:

а) удостоверенная гербовой печатью суда копия решения суда или его оригинал;

б) справка о вступлении решения в законную силу;

в) справка о том, что ответчик своевременно и в надлежащей форме был извещён о времени и месте судебного разбирательства с вручением копии искового заявления;

г) справка о неисполнении решения на территории России. В том случае если с ответчика уже производилось взыскание на территории России, суд к вышеназванным документам приобщает также справку о том, за какой период и в какой части с ответчика произведено взыскание.

Все документы, в том числе и ходатайство взыскателя, заверяются гербовой печатью суда и подписью судьи.

Документы, в том числе и ходатайство, снабжаются надлежащим образом заверенным переводом на язык запрашиваемого государства в соответствии с условиями международного договора. В соответствии с условиями Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года перевод документов на язык запрашиваемого государства – участника СНГ не требуется.

Указанный пакет документов российским судом передаётся в Министерство юстиции Российской Федерации или его территориальный орган для организации передачи в установленном порядке компетентным органам соответствующего иностранного государства.

На территории иностранного государства соответствующим судом выносится определение о признании решения российского суда или о возврате предоставленного пакета документов без его рассмотрения с указанием причин возврата. В случае признания решения иностранный суд направляет соответствующий исполнительный документ в службу своего государства, в компетенцию которой входит исполнение решений судов, взыскатель уведомляется об этом.

Следует отметить, что, если в силу положений международных договоров отсутствует возможность признания решений судов, а также если таких договоров нет, положительного результата можно достичь путём непосредственного обращения в судебную инстанцию запрашиваемого государства в соответствии с его внутренним законодательством, с уплатой госпошлины, переводом документов на официальный язык запрашиваемого государства и соблюдением ряда других требований. Например, возможность признания решения иностранного суда предусмотрена законодательствами Германии, Франции, Италии и ряда других государств.

Отметим, что при возникновении трудностей в рамках рассматриваемой темы органы внутренних дел Российской Федерации в установленном порядке могут обращаться за разъяснениями, а также за информацией о законодательстве иностранных государств в Договорно-правовой департамент МВД России.

Документ показан в сокращенном демонстрационном режиме!

Получить полный доступ к документу

Вход для пользователей Стань пользователем

Доступ к документу можно получить: Для зарегистрированных пользователей:
Тел.: +7 (727) 222-21-01, e-mail: info@prg.kz, Региональные представительства

Для покупки документа sms доступом необходимо ознакомиться с условиями обслуживания
Я принимаю Условия обслуживания
Продолжить

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Зарубежная судебная практика и правовые институты в налоговой сфере:
суждения, которых придерживаются судебные органы Японии, Швеции, Франции и Германии
(на примере судебных процессов, проходивших в последние годы)

Налоги — нервы государства

(Цицерон)

Лучший способ распознать какое-либо явление — сравнить его с другим. Сравнение правовых культур в данном случае не имеет отправной точкой материальное право, а представляет для внимая факты о судебных делах, процедурах, правовых институтах и юридической регламентации японской, шведской, французской, германской правовых культурах. Хотя правовые системы и различны, однако, юридическая практика, тем не менее, имеет значительное сходство.

СУЖДЕНИЯ, КОТОРЫХ ПРИДЕРЖИВАЮТСЯ СУДЕБНЫЕ ОРГАНЫ ЯПОНИИ (НА ПРИМЕРЕ СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССОВ, ПРОХОДИВШИХ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ)

Телефонные переговоры как неоспоримое доказательство

Дарение в форме денежного перевода и местонахождение наследуемого имущества.

Данный случай касается налога на отправленные почтой деньги, а по существу наследства. Наследодателем (отцом) телеграфным переводом были отправлены деньги проживающей в США дочери. В соответствии со статьей 19 такое дарение определяется как «приобретение наследником имущества” и подлежит обложению налогом. (Имеется в виду налог на наследование, вступающий в силу в течение 3 лет с начала наследования.) Спорным является отношение к тому, являются ли полученные деньги просто даром или подлежащим налогообложению наследуемым имуществом. (Решение кассационного суда от 27 февраля 2003 г.)

1. Суть спорного момента

(1) На банковский счет проживающей в США наследницы 4 февраля 1998 г. телеграфным переводом поступили деньги в сумме 10 млн. йен, 7 числа того же месяца 10 175 275 йен. (Далее «перевод». Дочь 19 марта 1987 г. получила американское гражданство и тогда же лишилась японского.

(2) 9 сентября 1988 г. отец скончался. Наследница его дочь, стала налогоплательщицей. В декларации она полученную сумму квалифицировала как дар, который тоже подлежит налогообложению.

(3) В декларации для налоговой инспекции налогоплательщица, указав, что полученные от отца деньги являются не более, чем даром, упомянула, что, согласно статье 19, у нее есть в запасе три года, даже если дар признают наследством.

(4) Однако она считает такое решение несправедливым, просит его пересмотреть (9 июля 2000 г.). Налоговая инспекция сообщает свое мнение: считаем, что оснований для этого не имеется (27 августа 2000 г.).

Москву и Московскую область обслуживают три центра временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ): в деревне Сахарово, в Егорьевске и в Королеве. Первые два рассчитаны на несколько сотен человек, королевский — на пять десятков.

Собеседница «Медиазоны» в системе МВД, занимающаяся работой с иностранными гражданами, говорит, что сейчас в Королеве содержатся около 40 человек, в Егорьевске — гораздо меньше максимальной наполняемости.

«В основном это узбеки и таджики с документами по выдворению и без. Есть несколько по реадмиссии и депортации. Будут сидеть, пока не откроют границы, — рассказывает она. — Вообще у нас сидят со всего мира, но задержался один сенегалец — наверное, уже полгода сидит. Вьетнамцев успели отправить».

Сотрудникам ЦВСИГ выдали маски и перчатки; работников старшего возраста отправили по домам. Передачи и свидания запрещены. Сейчас в центры привозят только иностранных заключенных, у которых заканчивается срок наказания: их уже нельзя держать в колониях, но из-за невозможности немедленной депортации их перемещают в ЦВСИГи.

Фото предоставлено собеседницей «Медиазоны»

«Пока никто никуда не отправляется — все задержались, хотя деньги на отправку есть, — говорит адвокат сети «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал» Роза Магомедова. — Еще недели две до всеобщей , недели полторы назад — все уже было переполнено».

«Есть люди, которые там сидят 15-20 дней, в Брянской области вообще в ноябре будет три года, как человек сидит (речь идет о Хуршеде Одинаеве — МЗ). Есть люди, которые желали бы, но не могут выехать, потому что в страну не летают самолеты, не ходят поезда», — объясняет Магомедова.

Она не понимает, как ей защищать своих клиентов: в условиях карантина суды могут не принимать к рассмотрению заявления, а в Мосгорсуде закрыт апелляционный корпус, который рассматривает решения по выдворениям.

«В основное здание меня вчера пустили: спрашивают удостоверение, зал. На входе температуру меряют, но, к сожалению, не соблюдаются : ни масок, ни перчаток я там не наблюдала. Коридоры переполнены, расстояние в полтора метра не соблюдается», — описывает она обстановку в Мосгорсуде.

В Петербурге с будущим иностранных граждан также нет ясности.

«Насколько я знаю, сейчас содержится больше мигрантов, чем положено: перелимит примерно на сто человек», — говорит Елена Шахова из Общественной наблюдательной комиссии Петербурга.

Центр временного содержания в Красном селе — большое здание с фасадом серого и коричневого цветов и частыми решетками на окнах. По словам Шаховой, учреждение занимает лишь одно крыло — по всей видимости, бывшее общежитие колледжа, всё еще работающего в том же здании.

ЦВСИГ в Красном селе. Фото ОНК Петербурга

На шести этажах из восьми содержатся люди: «Один этаж женский был, на четвертом этаже содержались вновь прибывшие, их потом распределяли между этажами. На разных этажах было разное количество людей, но около ста, наверное, на каждом; на третьем меньше — он ближе к земле, и администрация боится побегов, которые случались нечасто, но были. Только на четвертом этаже можно сказать, что это камеры, они закрываются на ключ. Все остальные комнаты были открыты, люди могли спокойно перемещаться, готовить себе еду, ходить в самоорганизованные молитвенные комнаты».

Адвокат «Миграции и права» Ольга Цейтлина приводит в пример граждан Узбекистана, многих из которых не смогли выдворить из-за того, что последние самолеты оказались забиты обычными пассажирами: «На прошлой или позапрошлой неделе был рейс в Узбекистан, который забрал часть людей со свободы и несколько человек — хромых, больных — из ЦВСИГа», — говорит она.

«Проблема сегодня больше всего с теми, кого страны не считают своими гражданами и не собираются забирать — это граждане Украины с Донецка и Луганска, которых Украина не подтверждает, — Цейтлина подчеркивает, что у таких постояльцев ЦВСИГов сейчас нет возможности как-то обжаловать свою ситуацию. — Освобождать их могут по судебной процедуре, но она , потому что карантин, и нет даже доступа и свиданий. Я не могу прийти, опросить человека и написать заявление в суд».

Адвокат приводит в пример историю мужчины без гражданства, который находится в ЦВСИГе в ожидании депортации с мая прошлого года: «Он уроженец Республики Грузия, но Грузия длительное время не подтверждает его гражданство, потому что он его не приобретал и длительное время находился в России».

Уроженец небольшого узбекского города Джаркурган Илья Петров переехал в Россию двадцать лет назад — жил в уральской деревне, работал животноводом. Последние два года он провел в ЦВСИГ в подмосковном Егорьевске. Его не могут ни выдать на родину, ни отпустить — переезжая в Россию, он снялся с учета в Узбекистане, и через десять лет его автоматически лишили гражданства.

«Я немножко затянул, и пока решалась проблема, у меня паспорт просрочился, и по решению суда я был помещен в ЦВСИГ Егорьевска, — рассказывает он по телефону. — По закону должен содержаться здесь два года и два месяца, уже срок прошел у меня, но Московский областной суд продлил мне еще на год. Никаких постановлений не дали, просто на словах сказали, что на год продлили. Без участия, хотя суд приглашал на рассмотрение, но не возили, ничего».

Петров вместе с адвокатом Иваном Новиковым из правозащитной организации «Гражданское содействие» пытался обжаловать решение о выдворении и в Егорьевске, и в Сергиевом Посаде, но результат один: «Они меня и выдворить не могут, и отпустить не могут. И сижу я здесь, как будто я, не знаю, бомбу сделал, террорист какой-то или чего, убил кого-то. Три года — это реально какой-то криминальный уголовный срок, получается».

«Здесь, в Егорьевске, шесть человек в комнате, из комнаты ты никуда не выходишь — выводят только на завтрак, обед, ужин и прогулку полчаса в 10 часов до половины одиннадцатого. Больше никуда не выходишь, сидишь под замком, двери железные закрываются. Здесь разный контингент — и Вьетнам есть, и Таджикистан, и Узбекистан. У большинства подделка регистрации или разрешения на работу: кто-то просрочил, кто-то не сделал. Сейчас сюда уже никого не привозят — границы закрыты, и никого не могут ни отправить, ни привезти. У администрации и охранников есть маски и перчатки. Ручки обрабатывают раствором. Встречи раньше разрешали через стекло, а сейчас мы полностью от внешнего мира отрезаны».

Петров рассказывает, что раньше жил в Екатеринбурге с девушкой, и там ходил в суды по вопросу гражданства: «Суд мне все время говорил: мы тебя не можем отправить, нет такого закона, чтобы тебя депортировать. Штрафы там выписывали, по 5, по 7 тысяч, я оплачивал. Здесь я пытался объяснить судье, что меня некуда высылать, но… Нас судили 26 человек — судья осудила всех за пять минут, зашла-вышла, и все».

Гражданка Кыргызстана П., говорится в сообщении омбудсмена Свердловской области, содержится в местном ЦВСИГе с двумя малолетними детьми. Она хотела переехать в Россию, на родину своей матери, но документы сгорели при пожаре. П. признает, что нарушила режим пребывания, но в ожидании выдворения находится уже более месяца.

«Отправить семью домой в ближайшее время не удастся, — констатируют в офисе омбудсмена. — Генеральный консул Республики Кыргызстан в городе Екатеринбурге сообщил Т.Г. Мерзляковой, что последний чартер в Кыргызстан был организован авиакомпанией «Уральские авиалинии» 22 марта 2020 года. На улетевшем самолете осталось несколько свободных мест, однако по непонятным причинам П. и ее дети на этот борт не попали. Когда состоится очередной чартер или когда вновь откроется регулярное авиасообщение с Киргизией, сегодня не знает никто».

Редактор: Дмитрий Трещанин

Обновлено в 18:55 Добавлена информация по центру «Болшево».

1. Каждому заинтересованному лицу гарантируется право на обращение в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в том числе в случае, если, по мнению этого лица, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов либо на него незаконно возложена какая-либо обязанность, а также право на обращение в суд в защиту прав других лиц или в защиту публичных интересов в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

2. Принуждение к отказу от права на обращение в суд является недопустимым.

3. Если для определенной категории административных дел федеральным законом установлен обязательный досудебный порядок урегулирования административного или иного публичного спора, обращение в суд возможно после соблюдения такого порядка.

4. Иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные и международные организации (далее также — иностранные лица) имеют право обращаться в суды за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов в сфере административных и иных публичных правоотношений, основанных на властном подчинении одной стороны другой. Иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями, за исключением случаев, прямо предусмотренных настоящим Кодексом. Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций.

22 ноября 2005 О некоторых вопросах подсудности дел арбитражным судам.

О некоторых вопросах подсудности дел арбитражным судам.

Вопросы подсудности имеют крайне важное значение в практике применения АПК РФ. Особенно остро вопросы подсудности стоят в российских реалиях, когда сторона спора стремиться предъявить иск в конкретный арбитражный суд, надеясь, что именно и только он вынесен нужное этой стороне решение. Действующий АПК РФ содержит множество вопросов, связанных с определением подсудности. О некоторых из них пойдет речь в этой статье.
Подсудность в России.

Подсудность играет в Российской практике совсем не ту роль, которую она должна играть в цивилизованном обществе. Деловая пресса пестрит публикациями о том, что арбитражный суд, например, Дагестана вынес определение об обеспечительных мерах в отношении недвижимости, находящейся, например, в Москве. Часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда региональный арбитражный суд рассматривает дело, которое по существу своему должно рассматриваться совсем в другом регионе.

Уже давно стало достоянием юридической общественности решение одного из южных арбитражных судов, положившее начало корпоративной войне за один из маслоэкстракционных заводов в России.

С подобными примерами, смею высказать уверенность, сталкивался едва ли не каждый практикующий юрист в России.

Подсудность, таким образом, из способа упорядочения работы арбитражных судов становится у нас, подчас, решающим аргументом стороны. Понятно, что приезжая в суд, недобросовестно избранный истцом, надеяться там особо не на что. Не случайно, решение спорных вопросов подсудности – один из способов пресечения распространения корпоративных конфликтов и вынесения заведомо неправосудных решений в России.

К сожалению, нормы действующего АПК РФ, регламентирующие вопросы подсудности, не обладают достаточной четкостью, порождая многочисленные вопросы.

Не претендуя на полноту освещения указанных вопросов, попробую осветить некоторые из них, с которыми в той или иной степени приходилось сталкиваться на практике.

Когда соответчик иностранец.

Иск к ответчику, находящемуся или проживающему на территории иностранного государства, может быть предъявлен в арбитражный суд по месту нахождения на территории Российской Федерации имущества ответчика (п. 3 ст. 36 АПК РФ).

Вместе с тем, иск к ответчикам, находящихся или проживающим на территории разных субъектов Российской Федерации, предъявляется в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства одного из ответчиков (п. 2 ст. 36 АПК РФ).

Возникает вопрос, можно ли в случаях, когда в деле участвует несколько ответчиков, причем один из них иностранное юридическое лицо предъявить иск к обоим ответчикам по месту нахождения российского юридического лица, являющегося одним из ответчиков по делу? Можно ли в подобных ситуациях предъявить иск к обоим ответчикам по месту нахождения имущества иностранного юридического лица?

Как видно из процитированного п. 2 ст. 36 АПК РФ выбор истца ограничен одним из судов по месту нахождения или месту жительства одного из ответчиков. Однако, иностранное юридическое лицо не имеет места нахождения на территории Российской Федерации. Поэтому буквальное толкование п. 2 ст. 36 АПК РФ приводит к отрицательному ответу на вопрос о возможности в приведенной ситуации обращаться в суд по месту нахождения российского юридического лица.

Вместе с тем, на основании буквального толкования п. 3 ст. 36 АПК РФ и на второй из поставленных вопросов – о возможности в подобной ситуации предъявить иск по месту нахождения имущества иностранного юридического лица – также можно дать лишь отрицательный ответ. В самом деле, п. 3 ст. 36 АПК РФ говорит о том, что по месту нахождения имущества можно предъявить иск только к иностранному юридическому лицу, а не к российской организации.

В итоге буквальное толкование п. 2 и п. 3 ст. 36 АПК РФ приводит к невозможности предъявления иска к соответчикам, один из которых иностранец в том случае, когда местонахождение имущества иностранного ответчика не совпадает с местом нахождения российского ответчика.

Еще одна проблема с иностранцем.

Иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне места нахождения юридического лица, может быть предъявлен в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица или его филиала, представительства (п. 5 ст. 36 АПК РФ).

Возникает вопрос, применяется ли это положение к иностранным юридическим лицам? Можно ли предъявить иск по месту нахождения представительства иностранного юридического лица? Думаю, что на этот вопрос следует дать отрицательный ответ, и вот по какой причине.

П. 5 ст. 36 АПК РФ подлежит применению только тогда, когда у истца есть выбор, предъявить ли иск по месту нахождения юридического лица, либо по месту нахождения филиала или представительства юридического лица. Но в отношении иностранного юридического лица такого выбора у истца просто нет, поскольку место нахождения иностранного юридического лица находится за границей, что приводит к невозможности предъявления иска к иностранному юридическому лицу по месту его нахождения.

Здесь хочется отметить то обстоятельство, что АПК РФ не позволяет обращаться в суд по месту нахождения представительства или филиала иностранного юридического лица. Поэтому, если иностранное юридическое лицо осуществляет деятельность в РФ через постоянное представительство, но не имеет имущества на территории РФ, то к такому иностранному юридическому лицу иск в арбитражный суд будет не предъявить.

Проблемы выбора.

Ст. 36 АПК РФ посвящена подсудности по выбору истца. Возникает вопрос, есть ли у истца право выбора в ситуации, когда применительно к каждому из ответчиков выполняются различные условия ст.36 АПК РФ? Например, можно ли предъявить иск по месту нахождения филиала одного из ответчиков, когда филиал расположен вне места нахождения данного ответчика? Можно ли предъявить иск по месту нахождения имущества одного из ответчиков, место нахождения которого не известно? Можно ли предъявить иск к соответчиками по месту исполнения договора, стороной которого является только один из соответчиков?

Указанная проблема созвучна ранее обозначенной, применительно к ситуации, когда одним из соответчиков является иностранное юридическое лицо. Поэтому, как представляется, все эти проблемы должны быть решены единообразно.

По моему мнению, возможность такого выбора у истца есть. И объяснить это можно, думаю, следующим.

Законодатель, допуская отступления от общего правила о предъявлении иска по месту нахождения ответчика (ст. 35 АПК РФ) и наделяя иной арбитражный суд рассматривать спор, тем самым заменяет одно место рассмотрения спора другим, считая эти места рассмотрения спора равнозначными. Поэтому, в тех случаях, когда иск к ответчику может быть предъявлен в ином месте, нежели место его нахождения, эта возможность должна сохраняться и в тех случаях, когда этот ответчик является одним из соответчиков.

Подобный подход можно подтвердить также презумпцией разумности законодателя. Одним из проявлений этого принципа является то, что толкование одних положений закона не может приводить к невозможности реализации предоставленных законом возможностей. Если толковать многие положения ст. 36 АПК РФ буквально, то к соответчикам иск предъявить будет невозможно. Примеры этой невозможности я уже приводил применительно к случаям, когда одним из соответчиков является иностранное юридическое лицо. Но такая же невозможность можно быть и когда оба ответчика российские юридические лица. Например, когда место нахождения одного из ответчиков неизвестно. В этом случае буквальное толкование п. 2 ст. 36 АПК РФ не позволяет предъявить иск к обоим из них по месту нахождения другого ответчика, равно как и по месту нахождения имущества ответчика, место нахождения которого (ответчика) неизвестно.

Таким образом, выбор у истца должен быть не только применительно к каждому отдельному пункту ст. 36 АПК РФ, но и применительно к нескольким пунктам этой статьи.

Когда стороны договорились.

АПК РФ позволяет сторонам заключить между собой соглашение о рассмотрении их спора в конкретном арбитражном суде. Регулированию данного вопроса посвящено ст. 37 АПК РФ. В силу положений этой статьи, подсудность, установленная статьями 35 и 36 АПК РФ может быть изменена по соглашению сторон до принятия арбитражным судом заявления к своему производству.

В связи с этим положением возникает вопрос, можно ли предъявить к нескольким ответчикам иск в арбитражный суд, указанный в соглашении между истцом и одним из ответчиков?

В российской юридической практике очень распространена ситуация, когда между истцом и иным лицом заключается договор поручительства. Как известно, должник, за которого поручается поручитель, в договоре поручительства не участвует. Поэтому такой договор может быть заключен без согласия должника и даже вопреки несогласию должника с тем, чтобы то или иное лицо поручалось за него. Поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если субсидиарная ответственность не предусмотрена договором поручительства (п. 1 ст. 363 ГК РФ). В случае неисполнения должником по обеспеченному поручительством обязательству своей обязанности перед кредитором возникает классический случай участию в деле по иску кредитора нескольких ответчиков (должника и поручителя). Если кредитор и поручитель заключат соглашение о рассмотрении их споров в ином арбитражном суде, может ли кредитор в этом арбитражном суде предъявить иск к поручителю и должнику?

Аналогичный вопрос возникает в ситуациях, когда сделка акционерного общества, заключенная с нарушением порядка заключения крупных сделок, оспаривается акционером, который заключает со своим обществом соглашение о рассмотрении их споров в ином арбитражном суде. Распространяется ли такое соглашение на другого ответчика по такому иску, которым является другая сторона в этой сделке?

Ответ на этот вопрос представляет собой известную трудность. С одной стороны, в ряде случаев рассмотрение дела по иску истца невозможно без участия в этом деле ответчика, не являющегося стороной соглашения о подсудности. С другой стороны, соглашение между двумя лицами не должно влиять на права и обязанности не участвующего в этом соглашении лица, если иное прямо не предусмотрено законом.

Я полагаю, что в приведенном примере предъявить иск к обоим соответчикам по месту, избранному в договоре между истцом и одним из соответчиков, невозможно. Это следует из того, что договор между двумя лицами не может изменять правовое положение не участвующего в договоре лица, если иное прямо не предусмотрено в законе. Кроме того, такой подход будет наиболее целесообразен в российских правовых реалиях. Я имею в виду, что такой подход позволит исключить из арсенала отдельных практических работников весьма распространенное средство искусственного изменения подсудности. Но для этого необходимо либо разъяснение высшей судебной инстанции, либо, что лучше, внесение изменений в действующий АПК РФ, который давно уже нуждается в корректировке отдельных положений.

Оставьте комментарий