Судейское усмотрение

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Судейское усмотрение в уголовном праве»

Актуальность исследования. В последнее время все больше отечественных и зарубежных ученых обращаются к проблеме судейского усмотрения в праве. Это обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, данное явление в праве практически не изучено. Отсутствуют комплексные научные разработки, а те работы, которые уже имеются, затрагивают лишь отдельные аспекты рассматри

• ваемого вопроса. Во-вторых, при разрешении любого уголовного дела судья сталкивается с проблемой выбора одного из нескольких законных решений по делу. Столь частое проявление проблемы судейского усмотрения на практике обусловлено:

— предоставлением законодателем возможности оценивать юридические факты по усмотрению правоприменителя, но в определенных пределах. Например, судья по своему усмотрению решает вопрос, причинен ли гражданину значительный ущерб в результате кражи его имущества (п. «г» ч.2 ст. 158 УК);

41 — наличием в УК управомочивающих норм, природа которых уже сама по себе предполагает некоторую альтернативность решений правоприменителя. Например, ст. 76 УК закрепляет право лица, применяющего эту норму, при наличии предусмотренных в ней оснований, по своему усмотрению решить, возможно ли освобождение лица от уголовной ответственности;

— вариативностью назначения наказания, поскольку любая из санкций действующего УК предполагает выбор судьей его конкретного вида и размера для осужденного;

— дефектами законодательной техники, которые заключаются, например, в использовании неясных формулировок или неточных терминов, могущих порождать различные по содержанию акты толкования. Например, специальные виды освобождения от уголовной ответственности, закрепленные в примечаниях к некоторым статьям Особенной части УК, сформулированы таким образом, что не ясно, как поступить в случае, если в действиях лица помимо общественно опасного деяния, от ответственности за которое оно освобождается на основании такого примечания, содержится еще и другое преступление.

Несмотря на то, что при рассмотрении уголовных дел судья обладает некоторой свободой в принятии решений, это не означает, что оно не должно быть законным и справедливым. Поэтому судейское усмотрение не может быть ничем не ограничено, а наоборот, должно иметь установленные законом пределы. Проблема таких пределов сводится к поиску оптимального соотношения между связанностью правоприменителя жесткими рамками уголовно-правовой нормы и свободой выбора одного из законных решений. Предоставление правоприменителю слишком широких рамок усмотрения может поколебать уверенность в законности принятых решений. Напротив, чрезмерное ограничение усмотрения (или полное его исключение) не позволило бы учесть судье индивидуальные особенности совершенного деяния, тем самым был бы нарушен принцип справедливости.

Таким образом, вопрос о понятии, основании, признаках и пределах усмотрения в правоприменительной деятельности, в частности судейского усмотрения, имеет большое теоретическое и практическое значение, что обусловливает актуальность исследования.

Состояние научной разработки проблемы. На настоящий момент не существует работ в уголовном праве, специально посвященных комплексному анализу вопросов судейского усмотрения. В той или иной мере эта проблема затрагивается в исследованиях Т.В. Кашаниной, М.И. Ковалева, Л.Л. Кругликова, В.В. Питецкого А.И. Рарога, Г.Т. Ткешелиадзе, М.Д. Шаргородского, Б.В. Яцеленко и др.

Вместе с тем, следует отметить, что в других отраслях юридической науки уже имеются несколько работ, специально посвященных судейскому усмотрению. Так, были защищены кандидатские диссертации: по гражданскому процессу — О.А. Папковой («Судейское усмотрение в гражданском процессе», Москва, 1997 г.), Д Б. Абушенко («Судейское усмотрение в гражданском процессе», Екатеринбург, 1998 г.); по теории права — В.Г. Антроповым («Правоприменительное усмотрение: понятие и формирование: Логико-семантический аспект», Волгоград, 1995 г.); по административному праву и государственному управлению — В.Н. Дубовицким («Законность и усмотрение в советском государственном управлении», Москва, 1981 г.), Ю.П. Соловьем («Усмотрение в административной деятельности милиции», Москва, 1982 г.).

Цель и задачи исследования. Целями настоящего исследования являются комплексная теоретическая разработка проблемы судейского усмотрения в уголовном праве и выработка на этой основе рекомендаций, могущих иметь значение для дальнейшего совершенствования как уголовного законодательства, так и правоприменительной деятельности. Для достижения указанных целей в процессе исследования решались следующие задачи:

— определить причины существования судейского усмотрения в уголовном праве;

— раскрыть природу и выделить характерные черты судейского усмотрения;

— сформулировать определение судейского усмотрения в уголовном праве;

— проанализировать зависимость судейского усмотрения от вида и элементов уголовно-правовой нормы;

— исследовать легальные пути и роль отдельных приемов законодательной техники в ограничении судейского усмотрения;

— сделать прогноз дальнейшего направления научных исследований судейского усмотрения.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является проблема судейского усмотрения в уголовном праве. Предметом исследования выступают:

— уголовно-правовые нормы, предоставляющие правоприменителю (судье, прокурору, следователю или лицу, производящему дознание) возможность усмотрения;

— судебная практика по отдельным категориям уголовных дел;

— опубликованные научные исследования в виде монографий, статей, комментариев, учебников по разрабатываемой проблеме.

Методологическая основа исследования. В качестве основополагающего автором использовался диалектический метод, а также применялись частно-научные методы: исторический, лингвистический, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический, гносеологический и др.

Рарога, Ю.П. Соловья, Э.С. Тенчова, Г.Т. Ткешелиадзе, Д.М. Чечо-та, Е.А. Фролова, М.Д. Шаргородского, и др.

При проведении исследования использовались иностранные источники права — уголовные законы Германии, Испании, Франции и других стран, а также отдельные научные работы зарубежных ученых.

Эмпирическую основу исследования составляют как собственные конкретно-социологические исследования, так и данные других специалистов; результаты опроса 100 научных и практических работников, экспертных оценок 30 специалистов в области уголовного и уголовно-процессуального права. Кроме того, проведен анализ опубликованной судебной практики с 1991 по 2001 г.г., материалов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ), а также президиумов краевых (областных) судов, газетных и журнальных публикаций по данной проблематике за последние 10 лет.

Научная новизна работы. В диссертации впервые предпринята попытка комплексного исследования судейского усмотрения в уголовном праве, определения сущности, выявления признаков и причин, его детерминирующих, анализа оснований и пределов судейского усмотрения, сферы его применения, роли в судейском усмотрении правосознания правоприменителя и законодательной техники.

Теоретическая новизна исследования заключается и в следующих положениях, выносимых на защиту.

1 . Судейское усмотрение в уголовном праве — это осуществляемый в процессуальной форме, специфический аспект правоприменительной деятельности, предполагающий предоставление судье (следователю, прокурору или лицу, производящему дознание) в случаях, предусмотренных уголовно-правовыми нормами, правомочий по выбору решения в пределах, установленных законом, в соответствии со своим правосознанием и волей законодателя, исходя из принципов права, конкретных обстоятельств совершения преступления, а также основ морали.

2. Причинами, порождающими судейское усмотрение в уголовном праве, являются: динамизм условий существования современного общества, затрудняющий создание долговременно действующих в неизменном виде правовых норм; бесконечное разнообразие жизненных явлений и индивидуальная неповторимость некоторых из них, не всегда позволяющие законодателю урегулировать их путем принятия абсолютно-определенных (абсолютно-формализованных) уголовно-правовых норм; дефекты законодательной техники (законодатель при создании нормы не имел намерения предоставить правоприменителю возможность действовать по своему усмотрению, однако норма по каким-либо причинам получилась недостаточно ясной, сложной для практического применения, что вынуждает правоприменителя вносить в свою деятельность элемент усмотрения);

— нецелесообразность в ряде случаев формулировать в законе абсолютно-определенные нормы. Например, каждое реально совершенное преступление и личность преступника столь индивидуальны, что законодатель не в силах установить в законе конкретную меру наказания, одинаково эффективную для всех преступников, совершивших преступление данного вида. В этом случае виновность определялась бы судом, а наказание — законом (Цицерон). Поэтому он ограничивается установлением общих правил путем использования главным образом относительно-определенных санкций, которые, с одной стороны, исключают судебный произвол, а с другой — дают возможность учесть индивидуальные особенности совершенного преступления и личности преступника.

3. Основанием судейского усмотрения является закон: при применении уголовно-правовой нормы возможность усмотрения и его пределы могут устанавливаться только Уголовным кодексом.

4. К числу легальных источников судейского усмотрения относятся: управомочивающие нормы; оценочные понятия, все виды санкций, используемых в УК.

5. Основными признаками судейского усмотрения являются: а) усмотрение при применении норм уголовного права состоит в том, что правоприменителю предоставляется относительная свобода выбора при принятии решения; б) свобода выбора при принятии правоприменителем решения допускается лишь в пределах, очерченных законом; в) судейское усмотрение предполагает выбор одного из возможных решений, каждое из которых отвечает требованиям законности, обоснованности и справедливости; г) при осуществлении выбора одного из возможных решений обязателен учет конкретных обстоятельств совершенного общественно опасного деяния.

6. Правосознание, как взаимодействующее единство правовой идеологии и правовой психологии, составляет субъективную основу принятия решения; оно является существенным элементом механизма реализации предоставленного судье (следователю, прокурору или лицу, производящему дознание) права на усмотрение в процессе применения уголовно-правовых норм.

7. Законодательная техника в узком смысле — это приемы (средства) изложения норм права, используя которые, законодатель, во-первых, может предоставлять правоприменителю возможность по своему усмотрению решать некоторые вопросы, во-вторых, может уточнять рамки такой оценочной деятельности и, наконец, исключать ее совсем.

8. Встречающиеся дефекты законодательной техники часто являются причинами излишнего на практике судейского усмотрения, возникающего в результате толкования неясных, нечетких уголовно-правовых норм. Поэтому в некоторые статьи Уголовного кодекса предлагается внести изменения, направленные на исключение непредвиденного усмотрения, что позволит придать судебной практике единообразный характер: а) в ст. 62 УК заменить соединительный союз «и» на разделительный «или»:

При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» или «к» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей особенной части настоящего Кодекса»;

ББК 67.410.201

О. В. Кораблина Астраханский государственный политехнический колледж

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

В современной отечественной юридической науке судейскому усмотрению не уделялось и до сих пор не уделяется надлежащего внимания. Хотя некоторые его аспекты исследовались специалистами в области процессуального и административного права, в науке уголовного права это понятие как самостоятельный объект, по существу, не изучалось. Вместе с тем вопросы, связанные с целесообразностью, допустимостью и возможными пределами усмотрения правоприменителя, составляют одну из основных проблем межотраслевого значения, существование которой обусловлено рядом объективных причин.

К числу таких проблем можно отнести следующие:

1. В связи с динамичностью экономических и иных социальных отношений в современном российском обществе, провозгласившем свободу личности важнейшей ценностью, законодателю трудно создавать долговременно действующие правовые нормы, поскольку заранее сложно определить направления общественных, экономических и политических изменений и нормативно закрепить все вероятные правовые отношения. Применение судейского усмотрения призвано отчасти разрешить эти проблемы, позволяя судьям адекватно реагировать на изменяющиеся условия жизни .

2. Общественные отношения обычно урегулированы в законе таким образом, что при возникновении правового спора может быть вынесено единственное решение, являющееся законным и обоснованным. Однако многообразие жизненных ситуаций и индивидуальность некоторых из них не всегда позволяют законодателю урегулировать их путем принятия абсолютно определенных норм права. Поэтому многие правовые предписания носят относительный характер, а их применение в конкретной ситуации до известной степени зависит от усмотрения судей либо иных правоприменителей. На эту же причину существования судейского усмотрения указывал и К. И. Комиссаров: «Существуют такие правоотношения, которые группируются не по всем, а лишь по главным родовым признакам. Каждое такое правоотношение хотя и является частным случаем некоторой родовой общности, но обладает настолько существенной спецификой, что требует индивидуального подхода к себе. В связи с этим законодатель лишен возможности детально регламентировать их» . Поэтому вопрос о понятии, основании, признаках и пределах усмотрения в правоприменительной деятельности, в частности судейского усмотрения, имеет большое теоретическое и практическое значение.

3. Встречаются такие случаи, когда законодатель при создании нормы не имел намерения предоставить исполнителю возможность действовать по своему усмотрению, однако норма по каким-либо причинам получилась недостаточно ясной, сложной для практического применения, и это вынуждает правоприменителя вносить в свою деятельность элемент усмотрения.

4. Иногда формулировать в законе абсолютно определенные нормы не всегда целесообразно. Г. Т. Ткешелиадзе заметил по этому поводу следующее: «Основанием уголовной ответственности является состав преступления, признаки которого предусмотрены в диспозиции уголовного закона. Таким образом, основание уголовной ответственности точно определено в уголовном законе. При определении же размера наказания такая точность и определенность отсутствуют. Это объясняется тем, что каждое конкретно совершенное преступление и личность преступника столь индивидуальны, что законодатель не в силах установить в законе конкретную меру наказания, одинаково эффективную для всех преступников, совершавших данное преступление. Поэтому он ограничивается установлением общих правил, которые, с одной стороны, исключают судебный произвол, а с другой, дают возможность суду учесть индивидуальные особенности совершенного преступления и личности преступника. Этой цели служат, прежде всего, относительно определенные наказания, предусмотренные в Особенной части УК за отдельные виды преступлений» . В связи с недостаточной изученностью проблемы судейского усмотрения в юридической науке еще не сложилось единого подхода к определению данного понятия.

Так, например, А. П. Корнеев приводит следующее определение: «Судейское усмотрение -это предоставленное суду правомочие принимать, сообразуясь с конкретными условиями, такое решение по вопросам права, возможность которого вытекает из общих и лишь относительно определенных указаний закона и которое предоставляется ему в целях принятия оптимального постановления по делу» . В данном определении выделена легальность судейского усмотрения: его основанием (источником) является только закон. Применительно к уголовному праву это означает, что при применении уголовно-правовой нормы возможность усмотрения устанавливается только Уголовным кодексом (УК). При этом законодатель использует различные технические приемы, с помощью которых правоприменитель наделяется правомочием на собственное усмотрение.

В некоторых случаях предоставление правоприменителю определенной свободы в выборе конкретного решения вытекает из конструкции правовой нормы. Для их обозначения предлагаются различные названия. Так, К. И. Комиссаров, отмечая, что судебное усмотрение является способом применения особого рода правовых норм, считает возможным назвать их «ситуационными», поскольку их действие во многом зависит от конкретной ситуации . Однако вряд ли правильно утверждение, что действие нормы зависит от конкретной ситуации; скорее, ситуационным можно назвать решение, принимаемое на основе подобных норм. Иногда такие нормы именуются дискреционными.

В создании новых названий для обозначения норм, предоставляющих некоторую свободу усмотрения, не возникает особой необходимости, т. к. можно использовать устоявшиеся в юридической науке понятия. В теории государства и права, равно как и в науке уголовного права, такие нормы принято называть, например, управомочивающими. По определению М. С. Порой-ко, к управомочивающим относятся такие уголовно-правовые нормы, которые представляют собой «организованные в соответствующей структуре и выраженные в форме уголовного закона правила, предоставляющие субъектам-адресатам право выбора предусмотренных вариантов исполнения предписаний законодателя в соответствии с установленным законом порядком в разных сферах применения этих норм УК» . Целесообразностью использования управомочивающих норм в уголовном праве является максимально точное и правильное применение положений закона к конкретной жизненной ситуации, т. к. невозможно предусмотреть все разнообразие обстоятельств дела и особенности личностных характеристик правонарушителей только с помощью жестких императивных требований закона. Основным направлением использования управомочивающих норм уголовного права является обеспечение дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания, что невозможно без закрепленного в законе усмотрения суда, который является основным правоприменителем этих норм, ибо для принятия законного, обоснованного и справедливого решения по уголовному делу необходимы не только предписания законодательной власти, но и волеизъявления власти судебной .

Необходимо отметить, что общие законодательные формулировки типа «имеет право», «вправе», «может» либо в последующих нормах данного акта, либо в других нормативных актах очень часто подвергаются детализации, делающей модель правоотношения более конкретной и тем самым ограничивающей сферу судейского усмотрения. Например, согласно ч. 2 ст. 75 УК, лицо, совершившее преступление иной категории (помимо преступлений небольшой тяжести), может быть освобождено от уголовной ответственности в случаях, специально предусмотренных в статьях Особенной части УК. Такие специальные виды освобождения от уголовной ответственности предусмотрены примечаниями к ст. 126, 205, 206, 222, 228 и другим статьям УК, предписывающими правоприменителям освободить от уголовной ответственности лиц при наличии условий, перечисленных в указанных примечаниях. Так, лицо, добровольно освободившее похищенного, на основании примечания к ст. 126 УК должно быть освобождено от уголовной ответственности. Тем самым полностью исключается усмотрение правоприменителя, предусмотренное ч. 1 ст. 75 УК. Следовательно, судебное усмотрение означает не абсолютную, а лишь относительную свободу выбора при принятии решения.

Итак, первый признак усмотрения при применении норм уголовного права заключается в том, что правоприменителю предоставляется относительная свобода выбора при принятии решения, связанного с применением данной нормы к конкретному жизненному случаю.

Основания усмотрения нельзя связывать лишь с отдельными разновидностями норм в целом, поскольку судейское усмотрение может быть обусловлено и определенными видами структурных элементов нормы. Так, большинство бланкетных и многие описательные диспозиции и практически все относительно определенные и альтернативные санкции предоставляют суду некоторую альтернативу в принятии решения. Еще М. Д. Шаргородским отмечено, что вопрос о построении диспозиций и санкций в уголовном законодательстве непосредственно связан с вопросом о пределах судейского усмотрения. Он выявил очень интересную закономерность: чем шире диспозиция (т. е. чем более обобщенный характер носит описание признаков состава преступления), а также рамки санкций, тем шире и пределы усмотрения суда, и наоборот. «В то же время, — справедливо отмечал М. Д. Шаргородский, — следует иметь в виду, что между формой диспозиции и формой санкции имеется непосредственное диалектическое взаимодействие, заключающееся в том, что широкие диспозиции требуют и широких рамок относительно определенных санкций, и, напротив, абсолютно определенные санкции применимы лишь при узких рамках диспозиций. Абсолютно определенные санкции требуют чрезвычайной детализации составов, что неприемлемо для советского права. Широкие рамки относительно определенных санкций логически связаны с широкими диспозициями, охватывающими разнообразные деяния. Они лишают точности и определенности, вредят стабильности закона, способны исказить в отдельных случаях линию уголовной политики и могут лишить возможности правильно анализировать преступность» . На основании приведенного суждения можно утверждать, что судейское усмотрение — это объективное явление, основанное на уголовном законе.

В процессе формулирования описательных диспозиций с широкими рамками законодатель для обрисовки отдельных элементов состава преступления часто использует оценочные понятия. Под оценочными понятиями в уголовно-правовой литературе следует понимать такие признаки состава преступления либо отдельные характеристики этих признаков, содержание которых определяется не законом или иным нормативным актом, а правосознанием лица, применяющего соответствующую правовую норму, исходя из конкретных обстоятельств дела (например, «тяжкие последствия», «значительный ущерб», «существенный вред» и т. п.). При использовании таких понятий законодатель предоставляет субъекту применения уголовноправовой нормы возможность максимально учесть фактические обстоятельства конкретного уголовного дела, а также требования изменяющихся условий жизни общества .

Далеко не все ученые согласны с тем фактом, что оценочные понятия определяют судейское усмотрение. Согласно мнению Г. Т. Ткешелиадзе, «когда речь идет об оценочных признаках состава преступления, применение судебного усмотрения исключается. Квалифицируя преступление, суд не стоит перед выбором при раскрытии оценочных признаков. Похищено ли имущество в крупном или особо крупном размере — это вопрос факта, а не судебного усмотрения. Является ли определенный поступок развратом или не является — это должно быть доказано. Разврат и неразврат — контрадикторные понятия, которые исключают друг друга. Здесь закон не предоставляет суду право выбора. Именно поэтому требование истинности квалификации преступления распространяется на оценочные признаки преступления. Это означает, что применение данного признака к конкретным фактам может быть истинным или ложным. При оценочных признаках… имеется в виду необходимость однозначного употребления этих терминов практикой (в каждом конкретном случае существует правильное и неправильное с точки зрения задач процесса решение)» . Предположения указанного автора могут вызвать определенные сомнения. Ошибочность его позиции обусловлена тем, что он необоснованно противопоставляет процесс доказывания фактических обстоятельств совершения преступления и оценочную деятельность правоприменителя при установлении содержания и юридического значения установленных фактов.

По мнению Д. М. Чечота, «понятие усмотрения предполагает, что соответствующий орган или должностное лицо действуют по своей воле, не связанной при принятии решения какой-либо нормой. В пределах предоставленных ему полномочий орган государства свободен в выборе соответствующего решения» . Вряд ли можно согласиться со столь широким пониманием усмотрения правоприменителя. Автор прав лишь в том отношении, что понятия «свобода» и «усмотрение» тесно связаны между собой. Действительно, свобода понимается как «возможность проявления субъектом своей воли на основе осознания законов развития природы и общества» .

Применение нормы уголовного права, включающей в себя оценочные признаки, не исключает, а, напротив, предполагает предварительное уяснение смысла и воли законодателя, который как раз предоставляет правоприменителю некоторую свободу в принятии решения, устанавливая вместе с тем определенные границы усмотрения. Именно с допустимыми пределами судейского усмотрения связан его второй признак.

Сходное с Д. М. Чечотом мнение высказывает и Д. Б. Абушенко: «Понимание свободы (в осуществляемой по усмотрению деятельности правоприменителя) как возможности легитимного выбора, как права выбора противоречит классическим философско-правовым подходам к свободе (Г. В. Ф. Гегель и др.), когда волевые моменты любого субъекта, включая правоприменителя, становятся подчиненными необходимости и утрачивают определяющее значение». Однако далее он приходит к выводу, что, «следуя сложившемуся уголовно-правовому подходу к пониманию свободы воли, полагаем возможным использование термина «свобода» и применительно к деятельности суда» .

Необходимо заметить, что Толковый словарь русского языка дает и другое определение свободы, понимая ее как «отсутствие каких-нибудь ограничений в чем-нибудь» . Между таким пониманием «свободы» и «усмотрения» нельзя поставить знака равенства, поскольку, принимая решение по своему усмотрению, правоприменитель, во-первых, ограничен определенной сферой, причем довольно часто, и в этой, уже ограниченной, сфере он устанавливает еще дополнительные условия для выбора, а во-вторых, он должен исходить из общих указаний закона, из цели, которую преследует в данном случае законодатель применительно к конкретным обстоятельствам дела. При этом он руководствуется также принципами права, законами развития общества и нормами морали. В данном случае сам термин «усмотрение»» приобретает условный и ограниченный характер.

Именно об этом пишет А. Т. Бонер: «Такое понимание «свободы» не противоречит усмотрению. Исходя из этого, определение усмотрения государственных органов, и в частности суда, можно уточнить, и под ним следует, очевидно, понимать такую их деятельность по отысканию оптимального решения в общих рамках закона, которая обусловлена поставленными перед ними задачами, соответствует интересам государства и общества и основана на познании объективной действительности» .

Не следует упускать из виду, что понятие «свобода» имеет несколько значений. В связи с этим при характеристике судейского усмотрения вряд ли следует использовать это понятие, поскольку оно может привести к неправомерному выводу о ничем не ограниченном характере усмотрения. Более точной представляется характеристика усмотрения как права выбора, ограниченного «рамками закона (в широком смысле)» .

Поэтому второй признак судейского усмотрения представляется возможным определить как право выбора при принятии правоприменителем решения в пределах, очерченных законом.

Из второго признака усмотрения вытекает тесно связанный с ним третий признак: судейское усмотрение предполагает определенный выбор из возможных решений, каждое из которых отвечает требованиям законности, обоснованности и справедливости.

Итак, выбор может быть предоставлен правоприменителю в виде возможности принять одно из альтернативных законных решений. Например, в соответствии со ст. 76 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный последнему вред. Это значит, что правоприменителю предоставлено право выбора одного из двух решений: освободить или не освободить виновного от уголовной ответственности, и каждое из этих решений будет соответствовать закону.

Очень часто выбор правоприменителя не имеет столь четкой правовой регламентации, а ограничен какими-то примерными рамками. Это характерно для случаев, когда законодатель при описании преступных деяний в статьях Особенной части УК использует оценочные признаки. При применении таких норм важно определить примерные рамки судейского усмотрения. Так, если оценочный признак сформулирован как иные тяжкие последствия, замыкающие законодательный перечень конкретно обозначенных последствий, относимых к тяжким (тяжкий вред здоровью потерпевшей, заражение ВИЧ-инфекцией при изнасиловании), то к иным тяжким последствиям следует относить последствия, состоящие в причинении вреда тем

же или сходным непосредственным объектам, причинение ущерба которым выражается в последствиях, прямо указанных в законе (применительно к изнасилованию такими объектами являются жизнь и здоровье). Следовательно, сходные непосредственные объекты будут являться теми примерными рамками, которые ограничивают возможность выбора правоприменителя. Если же объективная сторона преступления, например терроризма или диверсии, определяется как «совершение взрыва поджога или иных действий», то под иными действиями следует понимать общеопасные действия, по своей разрушительной силе равнозначные взрыву или поджогу (например, затопление, радиоактивное заражение и т. п.).

Пределы судейского усмотрения носят относительный характер и в тех случаях, когда с помощью оценочных понятий в законе характеризуются субъективные признаки. Так, упоминаемые в ст. 153 и 155 УК низменные побуждения не имеют нормативно обозначенного содержания и должны толковаться по усмотрению правоприменителя. Определить волю законодателя и очертить примерные рамки такого усмотрения призвана наука уголовного права. В соответствии с ее рекомендациями к низменным следует отнести те мотивы, с которыми закон связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, относя их к обстоятельствам, отягчающим наказание, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующий признак или используя их как конститутивные признаки специальных составов преступлений, признаваемых более опасными по сравнению с общими составами таких преступлений (например, террористический акт как частный случай убийства) . К низменным относятся такие мотивы, как корыстные, хулиганские, кровной мести, национальной, расовой либо религиозной ненависти или вражды, мести за правомерные действия и некоторые другие.

Таким образом, третий признак судейского усмотрения состоит в том, что все решения, из которых правоприменитель может выбрать любое, в равной мере являются законными и обоснованными.

В тех случаях, когда закон предоставляет суду право выбора, суд должен принять решение, максимально соответствующее индивидуальным особенностям конкретного случая. Поэтому четвертым признаком судейского усмотрения можно считать обязательный учет конкретных обстоятельств совершенного общественно опасного деяния при осуществлении выбора одного из возможных решений. Такое право предоставлено ему с целью правильной оценки определенного поступка конкретного лица. В связи с этим возможностью выбора является не только право, но и обязанность осуществить выбор так, чтобы принятое решение наиболее соответствовало конкретным особенностям рассматриваемого дела.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Предоставляя правоприменителю некоторую свободу выбора решений, законодатель исходит из необходимости определенной свободы при оценке общественно опасного деяния, личности виновного и иных обстоятельств дела, что позволяет субъекту правоприменения оптимально претворять нормы права в жизнь. Однако гибкость той или иной нормы права имеет свои границы, за пределы которых выходить нельзя. Следовательно, судейское усмотрение при применении норм ничего общего не имеет с произвольным усмотрением, которое осуществлялось бы вне рамок закона. Возможность выбора оптимального из нескольких предусмотренных законом решений отнюдь не означает судебного произвола, т. е. несвязанности суда в совершении правовых действий.

Судебный произвол, представляющий собой разновидность произвола правового, понимается как совершаемое судом процессуальное действие, которое может как выходить за рамки закона, так и находиться формально в их пределах, но по сути вступать в противоречие со смыслом закона. Можно ли говорить о судебном произволе в случаях, когда правоприменительный акт укладывается в установленные законодателем рамки (варианты)? В. Н. Дубовицкий дает отрицательный ответ на поставленный вопрос, полагая, «что между решением, основанным на усмотрении, и произволом есть существенная разница. В первом случае орган уполномочен правом, и издаваемый им акт не выходит за рамки закона; во втором — действия органа не связаны правом» .

С вопросами судебного произвола тесно связана проблема подконтрольности судебного усмотрения, иначе говоря — проблема легального судебного контроля (со стороны вышестоящих судебных органов) правоприменительных актов, принятых на основе допускаемого законо-

дателем усмотрения. Исследуя проблему соотношения между применением закона и судейским усмотрением, А. Т. Бонер отмечает: «Последнее отнюдь не является бесконтрольным. Решения, принимаемые по усмотрению, находятся под контролем лиц, участвующих в деле, и вышестоящих судов» . Реальная возможность такого контроля вытекает хотя бы из того, что законодатель нигде специально не оговаривает, что принятие актов на основании усмотрения -исключительная компетенция суда первой инстанции. Однако необходимо установить, что именно является непосредственным объектом контроля в данном случае. Точный ответ на этот вопрос важен уже потому, что сам правоприменительный акт всегда представляет собой определенную конструкцию, каждый элемент которой должен отвечать строго обозначенным законодательным требованиям. Для выявления недопустимых фактов судебного произвола, принципиально отличающихся от фактов усмотрения, вышестоящей судебной инстанцией теоретически должны быть подконтрольны, по мнению Д. Б. Абушенко, следующие составляющие судебного усмотрения:

«1) мотивы, которыми руководствовался суд, придавая юридическое значение определенному обстоятельству (в случае, когда эти мотивы не нашли прямого закрепления в тексте правоприменительного акта);

2) собственно сами обстоятельства, которым было придано юридическое значение;

3) механизм соотнесения каких-то качественных (количественных) характеристик, присущих установленным обстоятельствам, с предусмотренной законодателем совокупностью возможных вариантов (за исключением случаев, когда механика выбора конкретного варианта уже заложена в норму)» .

При рассмотрении мотивов, на основании которых определенному обстоятельству было придано юридическое значение, необходимо сделать уточнение. В том случае, когда эти мотивы не нашли отражения в правоприменительном акте, вышестоящая судебная инстанция объективно не способна осуществлять какой-то действительный контроль. Специфика мыслительной деятельности в данном случае состоит в обращении к каким-то субъективным представлениям конкретного правоприменителя о справедливом, разумном и тому подобном, что в принципе исключает контроль. Любой контроль, за решениями, принятыми на основании усмотрения, -это соотнесение своих («правильных») представлений о справедливом, разумном и т. д. с представлениями других субъектов (нижестоящих судей) об этих категориях. Представляется, что подобный контроль должен осуществляться по следующим правилам:

— во-первых, вмешательство вышестоящих судебных органов в усмотрение нижестоящих допустимо в случаях, когда правоприменителем нарушены установленные законом допустимые пределы усмотрения, например, суд признал отягчающим обстоятельством повторное совершение преступления, не образующее ни рецидива (преступления с разными формами вины), ни неоднократности (разнородные преступления);

— во-вторых, такое вмешательство оправданно, если усмотрение заключается в придании юридического значения фактам, наличие которых не подтверждается совокупностью бесспорно установленных обстоятельств совершения преступления (например, ссылка на наличие у виновного малолетних детей как на смягчающее обстоятельство, если по делу установлено, что родитель с момента рождения детей и до дня совершения преступления злостно уклонялся от участия в содержании и воспитании детей и фактически не осуществлял никаких родительских функций);

— в-третьих, предметом судебного контроля должны быть решения, вынесенные на основе усмотрения, которое не согласуется с общепринятой в теории уголовного права и судебной практике трактовкой законодательных терминов (например, признание убийства совершенным из корыстных побуждений, если его мотивом была месть за невозвращение долга);

— в-четвертых, контроль над судебным усмотрением обязателен в случаях, когда принятое на основе усмотрения решение не отвечает требованиям законности и обоснованности (например, назначение по ч. 1 ст. 222 УК наказания в виде ограничения свободы на срок четыре года, что хотя и согласуется с санкцией указанной нормы, но противоречит п. «а» ч. 2 ст. 53 УК).

В заключение, подводя итоги вышеизложенному, можно определить судейское усмотрение при применении уголовно-правовых норм следующим образом:

Судейское усмотрение в уголовном праве — это осуществляемый в процессуальной форме специфический аспект правоприменительной деятельности, предполагающий представление суду (или другому правоприменительному органу) в случаях, предусмотренных уголовноправовыми нормами, правомочий по выбору решения в пределах, установленных законом, в соответствии с волей законодателя, исходя из принципов права, конкретных обстоятельств совершения преступления, а также основ морали.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Папкова О. А. Понятие судейского усмотрения // Журнал российского права. — 1997. — № 12. — С. 98-118.

2. Комиссаров К. И. Судебное усмотрение в гражданском процессе // Советское государство и право. 1969. — № 4. — С. 49, 51.

3. Ткешелиадзе Г. Т. Судебная практика и уголовный закон / Отв. редактор Т. В. Церетели. — Тбилиси: Сов. Грузия, 1975. — С. 91, 114.

4. Корнеев А. П. Административное усмотрение в применении законодательства об ответственности за правонарушения // Проблемы теории и практики административной ответственности в свете решений ХХУ съезда КПСС и Конституции СССР: Материалы науч.-практ. конф. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1979. — С. 66.

5. Поройко М. С. Обязывающие и управомочивающие нормы в уголовном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2000. — С. 6.

6. ШаргородскийМ. Д. Уголовный закон. — М.: Юрист, 1949. — С. 96.

7. Наумов А. В. Применение уголовно-правовых норм. — Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1973. — С. 97.

8. Чечот Д. М. Административная юстиция (теоретические проблемы). — Л.: Нева, 1973. — С. 68.

9. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — М.: Азъ, 2000. — С. 704.

10. Абушенко Д. Б. Судебное усмотрение в гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -Екатеринбург, 1998. — С. 8.

11. Бонер А. Т.Применение закона и судебное усмотрение // Советское государство и право. — 1979. — С. 35.

12. Российское уголовное право: В 2 т. Т. 1. Общая часть / Под ред. А. И. Рарога. — М.: Юристъ, 2001. — С. 198.

Статья поступила в редакцию 20.12.2006

THE NOTION AND THE SIGNS OF DISCRETION IN RUSSIAN CRIMINAL LAW

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

O. V. Korablina

Понятие судейского усмотрения в законодательстве отсутствует, пределы судейского усмотрения, в частности при назначении уголовного наказания, весьма широки, что является поводом для сомнений в справедливости решения судей.

Диапазон возможностей судейского усмотрения используется порою для бездоказательного подозрения судей в коррупции.
Комплексных исследований данной тематики явно недостаточно, а монографических работ практически нет.
Автор обращает внимание на актуальность регулирования судейского усмотрения, заинтересованности судейского сообщества в устранении мифических сентенций и домыслов в отношении судей, укреплении авторитета судебной власти и доверия к судебным решениям.
Суд рассматривает споры, конфликты, которых в нашей жизни огромное множество (около 15 миллионов судебных дел в год). После лечебных учреждений судебные присутствия — самые посещаемые учреждения.
Общественное ожидание единодушно — необходим сильный, самостоятельный, независимый суд, но внушается обществу некоторыми СМИ и отдельными публичными деятелями ошибочная доминанта, что такого суда у нас нет.
Конечно, объективно говоря, критиковать судей есть за что: бывает волокита, случаются отмены судебных решений, есть факты невнимательного и даже грубого отношения к гражданам, известны случаи коррупции и неправосудных постановлений.
Но все это исключения из общей позитивной ситуации в реформированной судебной системе, положительную тенденцию которой многим не очень-то хочется замечать и признавать. Только простой перечень радикальных достижений в результате судебной реформы занял бы несколько страниц.
Однако отношение к суду у каждого складывается на конкретном судебном деле, а у многих формируется под воздействием публицистов. Мнение о решении судей чаще всего субъективное, эмоциональное, безапелляционное и без учета того, что судьи в абсолютном большинстве честные люди, специалисты, профессионалы в своем деле.
Отношение к суду в России — это традиционная, болезненная проблема. Но об этом отдельный и большой разговор. Сейчас пока об одной, но серьезной, части этой темы — о судейском усмотрении.
Осведомленность общественности об этом представляется полезной для понимания судейских функций и полномочий и может способствовать более объективным оценкам судебной деятельности.
По каждому рассмотренному по существу делу суд не допускает неопределенности в своих решениях типа: «возможно», «может быть», «допустим», «вероятно» и т.п., а говорит конкретно и безальтернативно — «да» или «нет», признает виновным или оправдывает, удовлетворяет иск или отказывает в нем и т.д.
Поскольку законным может быть только одно решение суда, естественно возникает вопрос: а существует ли тогда судейское усмотрение при невозможности постановить два и более законных решения по одной спорной правовой ситуации? Есть ли у судьи право или даже обязанность выбора, ведь все регламентировано в процессуальном законодательстве и эти процедуры достаточно четкие и подробные.
Но дело в том, что дорога к принятию правильного и справедливого решения сложная (предмет спора часто сопряжен с множеством нюансов), извилистая (почти всегда есть две и более версии), на ней есть серьезные препятствия (противоборствующие стороны создают их в виде аргументов, многие из которых весьма убедительны).
Дойти до конца этого пути к разумному, рациональному, а главное, соответствующему закону решению судья может, только устранив все сомнения, рассмотрев все варианты и альтернативы и сделав определенный и ответственный выбор.
Если есть принципиальные противоположности, несовместимые противоречия, как возможно их устранить и прийти к единственному выводу без судейского усмотрения? И такие ситуации не в каждом судебном деле, но достаточно часты.
«Судейское усмотрение» — такой терминологии, такого словосочетания в процессуальном законодательстве нет.
Необходимость установить в законе четкие критерии судейского усмотрения, дабы однозначно оценивать, насколько законным и объективным оно является в каждом отдельном случае, обсуждалась на Московской межрегиональной научно-практической конференции <1>.
———————————
<1> Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Судейское усмотрение: понятие, основания, пределы. Материалы VI межрегиональной научно-практической конференции. М., 2015.

И в общении на бытовом уровне редко говорят об этой судейской функции именно как о судейском усмотрении.
Усмотрение кем-либо в чем-то — это не просто наблюдение, созерцание чего-либо. Результатом усмотрения всегда является принятие решения. В обычном, житейском смысле оценка судейского усмотрения и его последствия выражается в категориях «правильно — неправильно», «мало дали — много дали» и т.п.
Однако на самом деле в обществе, особенно в средствах массовой информации, постоянно обсуждается именно судейское усмотрение, причем почти всегда в негативном аспекте.
В критическом обсуждении часто и эмоционально звучит: «Судейский произвол, что хотят, то и творят! Незаконное решение! Продажный суд, коррумпированные судьи! Зависимый от чиновников судья!». И обобщают: «Басманное правосудие!».
В этих обвинительных выступлениях вольно или невольно проявляется доминирующее мнение об отсутствии у судьи права на самостоятельное и независимое судейское усмотрение.
Не согласные с решениями и приговорами судей, заявляя, что у нас нет независимого суда, категорично утверждая о необъективности и односторонности судей, и мысли не допускают о возможности свободного судейского усмотрения.
Это не только субъективная, заинтересованная позиция оппонентов судейских постановлений. Это в определенной степени непонимание того, что усмотрение судьи — это как раз и есть основополагающий признак его самостоятельности и независимости, а значит, и независимости суда в целом.
При этом, как аргументированно указывает в своей монографии о судейском усмотрении председатель Верховного суда Израиля Аарон Барак, абсолютного судейского усмотрения нет никогда, так как оно ограничено и установленными процедурами, и разумностью, рациональностью применения усмотрения <3>.
———————————
<3> Барак Аарон. Судейское усмотрение / Перевод с английского. М.: НОРМА, 1999. С. 30 — 37.

Полемика о конкретных судебных решениях предрешена тем, что судейское усмотрение — это мыслительный процесс, скрытый от посторонних глаз и ушей, происходящий в условиях изоляции судьи от влияния и воздействия окружающих. Но результат судейского усмотрения всегда публичен и становится предметом оценки многими, когда расхождение мнений, как правило, неизбежно.
Судейское усмотрение от обыденного отличается спецификой, особенностью, так как оно является выбором одного из двух и более законных вариантов правовых, юридически значимых решений.
Если хотя бы один из вариантов незаконен, то выбора нет, так как судья обязан вынести только законное решение, а значит, нет в такой ситуации и судейского усмотрения.
Подавляющее большинство уголовных, гражданских и административных дел являются «простыми», «легкими» и по фабуле, и по доказательствам, и из-за отсутствия в них разногласий сторон. В таких делах, как правило, нет судейского усмотрения.
Спорная ситуация почти всегда есть по резонансным, «громким» делам, но далеко не всегда по ним необходимо судейское усмотрение, поскольку нередко с юридической, правовой точки зрения они не являются сложными (например, дело об убийстве на бытовой почве журналиста или артиста). Личность погибшего привлекает к делу повышенный интерес общественности и корпоративную солидарность коллег по профессии, а происшествие в ряде случаев ничем не отличается от тысяч подобных, но малоизвестных, поскольку потерпевшие там — простые граждане.
«Громким» делам, составляющим малую, менее одного процента, часть дошедших до суда дел, сопутствуют слухи, домыслы, предположения, мнения, часто противоречивые, противоположные.
В такой обстановке любое решение суда (судьи) подвергается критике как ошибочный, а чаще как злонамеренный результат судейского усмотрения, хотя усмотрения как такового не было и быть не могло, поскольку, если знать детали и конкретику обстоятельств, по делу не было альтернативы, был единственный законный вариант решения.
В основе скептического отношения к суду у нас лежит традиционное устойчивое недоверие к судебной власти вообще и к ее носителям — судьям в частности.
Хотя и не правы некоторые авторы, эмоционально и категорично утверждающие, что судьба человека зависит не столько от закона, сколько от судейского усмотрения <4>, не приведя тому ни одного конкретного примера, однако диапазон видов и размера наказания часто является причиной таких сомнений, поскольку слишком широки иногда возможности для судейского усмотрения (например, между нижним и верхним пределами санкций за тяжкие и особо тяжкие преступления диапазон размеров лишения свободы составляет 9 лет 10 месяцев — ч. 4 ст. 158, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 285; 11 лет 10 месяцев — ч. 4 ст. 204; 12 лет — ч. 2 ст. 105; 14 лет 10 месяцев — ч. 4 ст. 111 УК и в других).
———————————
<4> Евлоев Н.Д. Истоки судейского усмотрения и коррупции. Краснодар, 2008. С. 8.

Так уж получилось, что такие «ножницы» установил законодатель. Возможно, что в такой ситуации есть повод и основания для уменьшения диапазона между низшим и верхним пределами санкций некоторых статей Уголовного кодекса.
Всеобщее уважение к суду, к судейскому усмотрению — это у нас пока еще отдаленная, хотя и видимая в обозримом будущем, перспектива. Труден и долог путь достижения в нашем обществе законопослушания сверху и донизу. В этом мы отличаемся от правовых развитых государств, где реакция даже не согласных с решением судьи: «Ну, что ж, так усмотрел судья, так решил суд!» — является выражением не только доверия суду, но и признания его авторитета.
В таком отношении к суду проявляется понимание того, что судейское усмотрение является очевидным признаком независимости судьи.
Споры об ограничении судейского усмотрения, особенно в избрании вида и размера наказания, были, есть и будут всегда. Вот как об этом более ста лет тому назад писал Анатолий Федорович Кони, известный юрист, прогрессивный судья, ученый и литератор, активный деятель в реализации судебной реформы 1864 года:
«Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, наше новое Уголовное уложение стремятся освободить судью от внешних пут и дать ему широкий простор в избрании наказания, доверяя в этом случае его житейской опытности и его судейской совести. В последние годы по этому вопросу то тут, то там у нас… замечается некоторая реакция против этой свободы, предоставляемой судье… Но даже и там, где закон ставит строгие и тесные правила в выборе наказания, он предоставляет судье право признавать смягчающие обстоятельства, существенно влияющие на меру и на степень наказания, не говоря уже о том, что наше действующее Уложение во многих случаях разрешает судье выбрать одно из двух и даже из трех альтернативных наказаний, весьма различных по значению и по тяжести при своем практическом осуществлении.
Доверие к судье есть необходимое условие его деятельности» <5>.
———————————
<5> Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Собрание сочинений в восьми томах. М., 1967. Т. 4. С. 47.

Как эти мудрые слова из прошлого актуальны в наше время!

Литература

Путешествия Морские приключения Боевик Вестерн Научная фантастика Космическая фантастика Юмористическая фантастика Историческая фантастика Боевая фантастика Эпическая и героическая фантастика Утопия Антиутопия Киберпанк Постъядерный мир Попаданцы Героическое фэнтези Эпическое фэнтези Историческое фэнтези Городское фэнтези Ироническое фэнтези Исторический детектив Любовный детектив Иронический детектив Фантастический детектив Детективный боевик Политический детектив Полицейский детектив Шпионский детектив Военный детектив Мистика Триллер Катастрофы Любовный роман Философский роман Исторический роман Авантюрный роман Сага Классическая проза СССР Отечественная классическая проза Зарубежная классическая проза Авантюрная историческая проза Военно-историческая проза Альтернативная история Современная отечественная проза Современная зарубежная проза Самиздат Контркультура Античная литература Древнерусская литература Древнеевропейская литература Древневосточная литература Юмористическая проза Юмористическая поэзия Сатира Афоризмы Анекдоты Отечественная поэзия Современная отечественная поэзия Зарубежная поэзия Поэма Песенная лирика Басни Драма Комедия Трагедия Современный фольклор Народные песни Повесть Сборник Рассказ Новелла Очерк Эссе Детская проза Приключенческая проза для детей и подростков Детский детектив Детская фантастика Детское фэнтези Духовная литература для детей Детская поэзия Для самых маленьких Русские народные сказки Сказки народов мира Современные сказки Партитуры Вокал Сценарии Киносценарии Рукоделие Биология Ботаника Зоология Астрономия Геология География Природа Животные Экология Общество Государство Право Политика Этнография Социология Политология Экономическая социология Обществоведение Педагогика Античная философия Отечественная философия Западная философия Восточная философия Политическая философия История философии Этика Эстетика Религиозная философия Метафизика Эзотерика Теория литературы Языкознание Русский язык Физика Химия Математика Информатика Христианство Буддизм Иудаизм Ислам Индуизм Религиозная публицистика Духовные движения История религий Священные тексты Религиоведение Язычество Астрология, хиромантия, гадания Организационная структура армии Военная документалистика Разведка Спецподразделения Военная аналитика Военная подготовка Военная техника Военная история Древняя Русь Российская империя СССР Современная Россия Дописьменная история Античная история Средневековая история История Нового Времени Новейшая история Электроника Металлургия Ценные бумаги Инвестиции Финансовый учёт Налогообложение Карьера История экономики Личные финансы Биржа Экономическая теория Бухгалтерский учет Банковское дело Макроэкономика Недвижимость Делопроизводство Рынок труда Ветеринария Базы данных Интернет и сети Программное обеспечение Программирование Справочники Словари Карты Энциклопедии Руководства Атласы Путеводители Самоучители Военные мемуары Политики Авантюристы Ученые Спортсмены Юридическая публицистика Публицистика: этика и воспитание Военная публицистика Политическая публицистика Социальная публицистика Художественная публицистика Образовательная публицистика Историческая публицистика Научно-техническая публицистика Экономическая публицистика Учебная литература по искусству Учебная литература по социально-экономическим дисциплинам Учебники и для среднего и специального образования Школьные учебники Учебники для ВУЗов Латинский (Lingua Latina) Английский язык Славянские языки Итальянский язык Немецкий язык Французский язык Испанский язык Восточные языки Коллекционирование Рыбалка Охота Туризм Альтернативная медицина Теория и история психологии Психология личности Популярная литература по психологии Клиническая психология Социальная психология Психология семьи Психология развития Психология управления

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Судейское усмотрение в гражданском процессе»

Возможность и необходимость применения усмотрения в процессе судебного разбирательства гражданского дела возникает только в государстве с развитым демократическим режимом.

Осуществление судейского усмотрения возможно на определенном этапе развития гражданского оборота, при переходе к цивилизованным видам и формам рыночных отношений.

Неразвитый оборот требует для разрешения спора больше формальностей, в связи с чем незначительны возможности осуществления судейского усмотрения.

С возрастанием роли гражданского права как основного регулятора товарно-денежных и иных отношений, складывающихся в рыночном хозяйстве, постепенно умаляется значение формализма в гражданском процессе. Присущие гражданско-правовому регулированию начала инициативы и диспозитивности, равенства и взаимной имущественной ответственности субъектов влекут расширение сферы его применения в формирующемся правовом государстве, в частности, и в гражданском процессе путем расширения возможностей по осуществлению судейского усмотрения.

В течение периода перехода к рыночной экономике, реформирования социально-экономических отношений законодателю словно заранее определить направление общественных и политических изменений и нормативно закрепить все вероятные правовые отношения» Применение судейского усмотрения смягчает эти проблемы, позволяя судьям адекватно реагировать на изменяющиеся условия жизни, ^ не опираться в свои^ решениях на устаревшие нормы права.

Все вышеизложенное подтверждается тем обстоятельством, Что осуществление судейского усмотрения в современном гражданском процессе неразрывно связано с происходящими в нашем обществе кардинальными преобразованиями: развитием системы права; созданием эффективно действующей судебной системы.

Характерной чертой современного этапа развития системы права является постоянное обновление законодательства. Происходящие процессы затрагивают и гражданское процессуальное право. Так, например, ст. 195 ГПК РФ в редакции Федерального закона Российской Федерации от 27 октября 1995 года закрепляет право суда применять усмотрение и содержит положение о том, что суд может выйти за пределы заявленных йстцом требований, если признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Во многие вновь принимаемые акты материального права включаются главы, статьи, содержащие процессуальные правила. Особенностью этих изменений является то, что возрастают возможности суда по применению усмотрения. Так, например, ст. 6 ГК РФ гласит, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются судом исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Многие нормы семейного права применяются судом с определенной долей судейского усмотрения. Характерным примером являются положения ст. 39 Семейного Кодекса РФ, закрепляющие правила определения долей при разделе общего имущества супругов, и предоставляющие суду—пр^во отступить от начал равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Судебная реформа, проводимая в нашей стране, направлена на построение эффективно действующей судебной системы.

Как известно, процессуальная деятельность судей детально регламентирована. В силу этого суд в строго предусмотренном законом порядке должен провести подготовку к рассмотрению гражданского дела, назначить судебное разбирательство, провести заседание, вынести и огласить решение, разъяснить его содержание, срок и порядок обжалования и т д. То же в целом относится и к пересмотру решений в кассационном, надзорном порядках, а также по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако, когда в законе нельзя детально описать ситуацию, в которой суд будет действовать и принимать решение, ему предоставляется возможность осуществления усмотрения при разрешении возникающих вопросов;

Законом установлено право судьи выбирать одно из регламентированных действий. Например, отсрочить, рассрочить исполнение решения, изменить способ и порядок исполнения решения (ст. 207 ГПК РФ) , обратить решение к немедленному исполнению (ст. 211 ГПК РФ), приостановить производство по делу (ст. 215 ГПК РФ) или не совершать указанных процессуальных действий и т.п.

Законом определена возможность действий судьи в разумных пределах при определении расходов по оплате помощи представителя, при взыскании вознаграждения за потерю времени.

Выбор темы диссертационного исследования предопределен новизной, сложностью и значимостью для науки российского гражданского процессуального права объекта изучения, которым является судейское усмотрение, правомочие по осуществлению которого закреплено нормой права, необходимостью совершенствования законодательства в целях надлежащего осуществления усмотрения судьей, а также потребностями практики, нуждающейся в научных рекомендациях.

Цеязь и задачи исследования

Целью диссертационного исследования является систематизация знаний о судейском усмотрении в науке гражданского процессуального права и определение видов усмотрения, проблем его осуществления.

В процессе исследования предпринята попытка разрешить след^рцие задачи:

-сформулировать понятие судейского усмотрения;

-определить соотносится ли судейское усмотрение с принципами гражданского процессуального права;

-исс&едозать возможности установления пределов судейского усмотрения;

-выявить виды судейского усмотрения и проблемы, связанные с их осуществлением;

-изучить зарубежный опыт правовой регламентации и применения судейского усмотрения.

Щшодологщчесжая и теоретическая основа диссертации

Исследование проводилось путем всестороннего осмысления теоретических выводов в отношении судейского усмотрения, содержащихся в трудах русских ученых-цивилистов, зарубежных правоведов и современных отечественных юристов. Применялись методы сравнительного правоведения, исторического и системного анализа.

Теоретический и исторический анализ соединены в диссертации с решением задач практического характера, направленных на разработку научно обоснованных предложений для законодателя.

Теоретической основой диссертационного исследования являются выводы, изложенные в трудах зарубежных правоведов, таких как Р.Хокинс, Р.М.Дворкин, ДЖ.Ф.Хэндлер, К.Дзвис, Р.Е.ГуДин, ДЖ.Джоуэл, Д.Галлиган, М.Галантер, лорд Дэвлин и других. При написании диссертационного исследования автор также исходил из теоретических положений о судейском усмотрении, содержащихся в трудах русских ученых-процессуалистов: М. Лазерсона, И.А.Покровского,

Щщщтая новизна работы состоит в том, что она представляет собой первое в современной отечественной гражданской процессуальной науке монографическое исследование судейского усмотрения и его применения J в гражданском процессе Российской Федерации.

На защиту выносятся следующие положения:

Судейское усмотрение есть урегулированный правовыми нормами, осуществляемый в процессуальной форме специфический вид правоприменительной деятельности, сущность которого заключается в предоставлении суду в соответствующих случаях правомочия разрешать спорный правовой в опрос, исходя из целей, преследуемых законодателем, принципов права и других общих положений закона, конкретных обстоятельств дела, а также начал разумности, добросовестности, справедливости и основ морали.

2.Доказано, что осуществление судейского усмотрения не противоречит ни одному из принципов гражданского процессуального права и, прежде всего, принципу законности.

Не соглашаясь с мнением Н.А.Чечиной, сосредоточивающей внимание только на такой форме применения права судом, при которой содержание правоотношения может быть в полной мере определено на основе имеющейся нормы, под действие которой оно подпадает, автор полагает, что необходимость судейского усмотрения при вынесении решения возникает в тех случаях, когда: а) права и обязанности остались частично не урегулированными сторонами и в процессе их осуществления-возник спор; б) в объективном праве нет ни императивных, ни диспозитивных норм, определяющих объем субъективных прав и обязанностей уча^офников правоотношения; в) норма права предоставляет суду право самому определить содержание и объаь£ не урегулир»§0Н1#ых сторонами прав и обязанностей; г) правовая норма в альтернативной форме предоставляет суду право выбора одного из возможных решений правового вопроса

Осуществление судейского усмотрения означает строгое соблюдение^ принципа законности, поскольку усмотренческая деятельность суда- это J применение норм закона.

3 .В результате изучения проблемы возможности ограничения*»»1 судейского усмотрения автором определены следующие критерии: 1.Предписания закона; 2.Правила толкования норм права; 3.Конкретные обстоятельства дела; 4.Начала целесообразности; 5.Категория справедливости.

4. Автором определены два вида и три подцщф судейского усмотрения, щричем некоторые из них осуществляются при применении только норм материального права, другие- как материального, так и процессуального права. В частности, обоснован вывод о том, что ! применение аналогии закона и права является одним из видов , судейского усмотрения. В связи с этим утверждением автор подвергает критическому анализу мнение А.Т.Боннера, согласно которому разрешение дела на основании аналогии закона или права не может быть признано видом судейского усмотрения, так как здесь отсутствует какая-либо свобода при выборе вариантов решения. Автором доказано, < что в случаях применения аналогии закона или права суд по собственному усмотрению констатирует правовой характер того или иного общественного отношения, хотя оно прямо и не урегулировано конкретным законом и применяет наиболее близкие по смыслу нормы права либо разрешает спор в соответствии с основными началами права.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные в процессе исследования результаты и основанные на них выводы могут оказаться полезными для совершенствования гражданского процессуального права.

Положения диссертации являются теоретической базой для дальнейшей научной разработки проблем, связанных с изучением судейского усмотрения. Содержащиеся в диссертации конкретные предложения возможно использовать как в законотворческой практике, так и в правоприменительной деятельности судов.

Результаты исследования могут быть применены при написании ^ учебных пособий по гражданскому процессу, при чтении лекционных и специальных курсов по тому же предмету в юридических высших учебных J заведениях Российской Федерации.

Оставьте комментарий