Укрытые преступления

УДК 343.1 © В. А. Азаров, В. В. Константинов, 2013

Понятие укрытия сотрудниками органов внутренних дел преступлений от учета

В. А. Азаров *, В. В. Константинов **

Статья посвящена выявлению существенных признаков такого негативного явления в деятельности органов внутренних дел, как укрытие преступлений от учета. Авторы рассматривают вопросы причин и последствий указанной незаконной деятельности. Выдвигается тезис, что укрытие преступлений возможно и в случаях отсутствия предусмотренного уголовно-процессуальным законом сообщения о преступлении, т. е. при наличии любой осведомленности о нем у сотрудников полиции.

Ключевые слова: укрытие преступления, учет преступлений, сотрудник органов внутренних дел.

Факты укрытия преступлений от учета, к сожа- На указанные обстоятельства указывают ста-

лению, получили широкое распространение в орга- тистические данные Генеральной прокуратуры Рос-

нах внутренних дел России, а на протяжении послед- сийской Федерации о числе выявленных преступле-

них лет количество их увеличивается . ний и поставленных на учет прокурорами . Согласно

Постоянный автор нашего журнала . В нашем журнале публикуется впервые .

*

государственной статистике, в 2010 г. выявлено и поставлено на учет 130 895 преступлений, в 2011 г. — 132 980, за 6 месяцев 2012 г. — 106 762 ^

Борьба с нарушениями в сфере регистрации, рассмотрения и разрешения сообщений о преступлениях получила статус приоритетного направления работы всех правоохранительных органов

Президент России, выступая в марте 2010 г. на коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, указал, что органами внутренних дел не соблюдаются нормы законов, касающиеся приема и регистрации сообщений о преступлениях, данные нарушения повсеместны

Общеизвестно, что надлежащий учет преступлений необходим не только для своевременной защиты прав потерпевших, но и для правильной оценки складывающейся криминогенной обстановки (как в отдельно взятой местности, так и в масштабах страны в целом), а также для принятия соответствующих организационных и оперативно-тактических решений в сфере борьбы с преступностью

Сложившаяся негативная практика укрытия преступлений от учета не позволяет верно оценивать криминогенную ситуацию, своевременно и правильно принимать соответствующие решения . Кроме того, укрытие преступлений причиняет ущерб потерпевшим, так как их права и интересы остаются незащищенными, наносит непоправимый ущерб авторитету государства и правоохранительных органов, которые не способны надлежащим образом обеспечить защиту личности и общества Укрытие преступлений влечет освобождение преступников от уголовного преследования и уголовного наказания, порождает в их сознании чувство безнаказанности, что провоцирует их на совершение новых, часто более дерзких и опасных преступлений . Таким образом, укрытие преступлений как явление действительности негативно сказывается на результатах борьбы с преступностью и отдельными ее проявлениями, причиняет существенный ущерб как отдельным лицам, так и обществу, государству в целом

Как верно отмечает И . В. Овсянников, «…оттягивание возбуждения уголовного дела и начала предварительного расследования, активного производства следственных действий, направленных на собирание доказательств, неминуемо увеличивает риск утраты важных доказательств, затрудняет последующее расследование и уменьшает шансы на раскрытие преступления, а также создает препятствия в тех случаях, когда необходимо незамедлительно пресечь дальнейшую преступную деятельность фигурантов, пресечь им возможность скрыться, воздействовать на очевидцев преступле-

ния, уничтожить доказательства либо иным путем помешать расследованию» 2 .

В действующем законодательстве до сих пор отсутствует легальное определение понятия укрытия преступлений от учета

В тексте Положения «О едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений», утвержденного межведомственным приказом от 29. 12.2005 № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» 3 (далее — межведомственный приказ «О едином учете преступлений»), содержится единственное нормативное определение понятия «укрытое от учета преступление»

В данном случае понимается преступление, сведения о котором не отражены в учетных документах либо не включены в государственную статистическую отчетность Преступление считается укрытым от учета, если по факту его совершения (при наличии установленных ст. 140 УПК РФ поводов и оснований) в установленные законом сроки не было принято процессуальное решение — вынесение постановления о возбуждении уголовного дела или отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям — либо если по факту его совершения было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое впоследствии было отменено прокурором с одновременным возбуждением уголовного дела, а производство по этому уголовному делу в течение отчетного года было окончено, и дело направлено в суд, производство по делу приостановлено по пп . 1-4 ч . 1 ст. 208 УПК РФ либо прекращено по не-реабилитирующим основаниям

Однако указанное определение раскрывает лишь некоторые аспекты и не в полной мере отражает все существенные признаки рассматриваемого понятия Кроме того, оно устарело и не соответствует действующему уголовно-процессуальному законодательству, в связи с чем возникла необходимость в новом определении. Как известно, прокурор (в соответствии с УПК РФ) не наделен полномочиями по возбуждению уголовного дела

Является ли изучаемая нами проблема уголовно-процессуальной? Возможно ли оказание положительного влияния на нее путем применения на практике достижений науки уголовного процесса?

Даже поверхностный анализ названного определения показывает, что укрытие преступления тесно связано с принятием именно процессуальных решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ, на стадии возбуждения уголовного дела Следовательно, проблема укрытия преступлений напрямую зависит от законности упомянутого решения, принятого субъектом уголовного процесса

В соответствии с ч . 1 ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять и проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении, а в пределах компетенции принять по нему решение

Кроме того, проведение так называемой дослед-ственной проверки и вынесение по ее результатам соответствующего постановления регламентировано именно уголовно-процессуальным законом

Так, ч 4 ст 7 УПК РФ установлены требования, которым должны отвечать процессуальные решения соответствующих должностных лиц УПК РФ содержит императивные предписания субъектам уголовно-процессуальной деятельности в части осуществления уголовного преследования Согласно ч 2 ст 21 УПК РФ, в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают меры, предусмотренные УПК РФ, по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления

В целях обеспечения надлежащего исполнения приведенных норм закона на прокурора возложена обязанность по:

— осуществлению надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, в том числе по проверке исполнения требований федерального закона о приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;

— вынесению мотивированного постановления о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам нарушений уголовного законодательства, выявленных прокурором;

— истребованию материалов и проверке законности и обоснованности решений должностных лиц органа дознания, следователей или руководителей следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и принятию по ним решения в соответствии с УПК РФ и т д

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Приведенные выше доводы показывают, что укрытие преступлений является грубым нарушением уголовно-процессуального закона

Следовательно, именно в теории уголовного процесса должны быть разработаны научно обоснованные рекомендации по предупреждению, выявлению и устранению рассматриваемых нарушений .

Для выполнения поставленных задач попытаемся с новых позиций дать определение понятию «укрытие преступления»

«Определение понятия играет важную роль в теоретической и практической деятельности . Вы-

ражая в сжатом виде знание о предмете, оно является существенным моментом в познании действи-тельности»4 .

Правильное и точное определение понятия служит отправной точкой для дальнейшего научного познания, создает основу для совершенствования законодательства

Под понятием принято понимать форму мышления, отражающую предметы в их существенных признаках 5 .

Таким образом, необходимо выявить существенные признаки укрытия преступления от учета

По мнению Е . М . Головащук, исходную позицию в определении рассматриваемого понятия составляют следующие положения:

1) данное понятие отражает фактически незаконную деятельность органов внутренних дел, к основным «показателям» которой относятся количество выявленных ранее не зарегистрированных преступлений, а также число отмененных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел;

2) эта «деятельность» препятствует нормальному осуществлению уголовного процесса по раскрытию преступлений, показателем которого служит их раскрываемость 6 .

Для правильного определения конструируемой дефиниции целесообразно найти ближайшее родовое понятие к исследуемому нами объекту.

Укрытие преступлений проявляется в действиях (бездействии) соответствующих должностных лиц, при этом носит осознанный характер, направленный на достижение конкретного результата в виде неотражения преступления в официальной статистике, непринятия по нему мер и решений, установленных законом

Вместе с тем некоторые авторы считают, что укрытие преступления может проявляться только в действиях.

Так, по мнению профессора П Яни, «.отказ в приеме, учете и регистрации сообщения о преступлении представляет собой использование полномочий, которые могли быть реализованы должностным лицом органов внутренних дел только при наличии особых условий (в соответствии с Инструкцией, утвержденной приказом МВД России от 1 декабря 2005 г. № 985) — когда оно, во-первых, рассматривает вопрос о приеме сообщения вне органов внутренних дел, а также в органах внутренних дел, где нет дежурных частей, и, во-вторых, когда в сообщении содержится информация о факте, не позволяющая отнести этот факт не только к преступлениям, но и к происшествиям. Поэтому, отказывая в приеме, учете, регистрации сообщения о преступлении в отсутствие названных обстоятельств, должностное лицо органов внутренних дел совершает действия,

которые могло совершить только при наличии особых обстоятельств, предусмотренных законом и подзаконным актом» 7.

Мы придерживаемся точки зрения, согласно которой укрытие преступлений может быть как действием, так и бездействием, что зависит от способа укрытия . Данная правовая позиция нашла свое отражение в прокурорско-следственной и судебной практике . Полагаем, в отдельных случаях сотрудник полиции, укрывая преступление от учета, не выполняет установленного алгоритма по приему, регистрации сообщения о преступлении, т. е . бездействует

Рассматриваемая нами деятельность явно незаконна, так как укрытие преступлений — грубое нарушение требований не только уголовного и уголовно-процессуального законодательства, но и Закона «О полиции» 8 .

Проведенное нами исследование и собственный опыт работы в органах следствия и прокуратуры показывает, что причины укрытия сотрудниками органов внутренних дел преступлений от учета разнообразны . Например, непрофессионализм, личная корыстная или иная заинтересованность, отсутствие возможностей у ОВД для обработки и разрешения всего объема поступающих сообщений и заявлений, а также стремление улучшить показатели оперативно-служебной деятельности со стороны отдельных сотрудников (в том числе показатели раскрываемости преступлений) . Полагаем, названные причины (в числе прочих) не могут являться самостоятельными существенными признаками указанного понятия

Анализируемая нами незаконная деятельность ведет к искажению государственной правовой статистики

Министерством внутренних дел РФ приняты определенные меры к надлежащему учету преступлений, в том числе в каждом территориальном ОВД созданы так называемые комиссии по законности, учетно-регистрационные подразделения; на уровне субъектов функционируют информационные центры, на федеральном уровне — ГИАЦ МВД России Разработаны и введены в действие нормативно-правовые документы, регламентирующие деятельность различных подразделений ОВД по учету и регистрации преступлений Особое место в соответствующей нормативно-правовой базе занимает межведомственный приказ «О едином учете преступлений», являющийся в настоящее время единственным документом, принятым на федеральном уровне, подробно регламентирующим деятельность правоохранительных органов по учету уголовных дел, преступлений и лиц, их совершивших

В соответствии с требованиями Положения «О едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений» объектами учета выступают:

— преступление;

— лицо, совершившее преступление;

— уголовное дело и принятые по нему процессуальные решения;

— материальный ущерб, причиненный преступлениями, и обеспечение его возмещения;

— потерпевший и т д

Учету подлежит каждое преступление, по факту совершения которого вне зависимости от времени его совершения:

— возбуждено уголовное дело;

— вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— вынесен обвинительный приговор по делу частного обвинения

В целях обеспечения функционирования государственной системы учета преступлений этим же приказом разработаны и введены в действие документы первичного учета (статистические карточки), установлены сроки, порядок их заполнения и передачи в учетно-регистрационное подразделение ОВД

Неисполнение требований приказа (в том числе связанное с невыставлением, несвоевременным выставлением или неверным заполнением статистических документов первичного учета) влечет искажение статистической отчетности

Действия или бездействие должностных лиц в данном случае могут выражаться в невыставлении соответствующих документов первичного учета, переносе учета преступлений из одного отчетного периода в другой, занижении квалификации преступлений и т д

В случаях укрытия преступлений от учета искажение государственной статистики (наряду с неверным отражением числа совершенных преступлений) имеет и вторую сторону: искусственное увеличение (уменьшение) показателей раскрываемости, числа зарегистрированных преступлений и т. д.

Так, начальник Управления правовой статистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации О Инсаров в интервью «Российской газете» сообщил, что проверками, проведенными прокурорами в 2011-2012 гг. , установлено свыше 120 тыс. нарушений, допущенных при учете преступлений, а также более 8,5 тыс . нарушений, связанных с искажением сведений при формировании статистической отчетности о результатах следственной работы и дознания 9 .

В науке уголовного процесса неоднократно обращалось внимание на то, что показатель раскры-

ваемости преступлений не отражает в полной мере работу органов внутренних дел в сфере борьбы с преступностью К сожалению, указанный критерий является основным при оценке работы органов внутренних дел, что и влечет противоправные действия по искажению статистики, так как при регистрации всех совершенных преступлений достичь «запланированного» показателя невозможно

Анализ сложившейся правоприменительной практики показывает, что на момент принятия решения о нерегистрации (или ином способе укрытия преступления от учета) должностное лицо органов внутренних дел не всегда имеет надлежащий повод, а также достаточные данные для возбуждения уголовного дела или о наличии признаков преступления, которые мог бы получить при проведении им проверки в строгом соответствии с нормами УПК РФ В данном случае уместно говорить не об укрытии преступления от учета, а об укрытии от регистрации сообщений и заявлений о преступлениях

Вместе с тем на практике понятие «укрытие преступления» трактуется широко: в него включается укрытие сообщений и заявлений о преступлениях, а также самих преступлений .

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит понятия «регистрация заявлений и сообщений о преступлениях»

Сложившаяся ситуация не позволяет четко определить, вся ли информация, поступившая в ОВД, подлежит регистрации.

Как известно, в органы внутренних дел поступает огромное количество сообщений, которые не имеют отношения к преступлениям. Например, сообщения о совершении административных правонарушений и т д

По результатам проверки в Советском УВД по Советскому административному округу г Омска, проведенной прокуратурой Омской области в 2008 г. , были выявлены многочисленные факты регистрации заявлений и проведения доследственных проверок по сообщениям граждан (например, что в подъезде лает собака или у соседей громко играет музыка и т д )

В целях недопущения в правоохранительной деятельности подобных казусов некоторыми ведомственными нормативными правовыми актами, регулирующими порядок рассмотрения и разрешения обращений граждан или иных сигналов, предусмотрено право должностных лиц на (не) регистрацию того или иного обращения

В соответствии с п 2 4 Инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации», утвержденной приказом Генерального прокурора

Российской Федерации от 30 января 2013 г. № 45 10, обращения, в которых заявители не согласны с принятыми решениями, в связи с этим ставят вопрос о привлечении судей, прокуроров, следователей, дознавателей к ответственности, высказывая предположение о возможном совершении ими должностного преступления (при отсутствии в них конкретных данных о признаках преступления), не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст ст 144, 145 УПК РФ.

Аналогичное требование содержится в п 21 Инструкции «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделений) системы Следственного комитета Российской Федерации», утвержденной приказом Председателя Следственного комитета Российской Федерации от 11 октября 2012 г. № 72 (далее — Инструкция) п.

Приведенный документ значительно расширяет право усмотрения должностного лица по вопросам регистрации сообщений о преступлении Согласно п. 21 Инструкции, сообщения, заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат регистрации в книге регистрации сообщений о преступлении, не требуют процессуальной проверки в порядке, предусмотренном ст. ст. 144, 145 УПК РФ Таким образом, должностным лицам Следственного комитета Российской Федерации еще на этапе приема сообщений и заявлений дано право (не) регистрировать их и, соответственно, (не) проводить доследственную проверку по ним .

Принципиально иной порядок предлагает приказ МВД России от 1 марта 2012 г. № 140 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях» 12, согласно которому вся информация, поступившая в территориальные органы внутренних дел, в которой сообщается о преступлениях, об административных правонарушениях и о происшествиях, подлежит обязательному приему, регистрации и разрешению Данный правовой акт не предусматривает исключений, служащих основанием для отказа от приема и регистрации тех или иных сообщений и заявлений

Исследуя проблему укрытия преступлений органами внутренних дел, Е . М . Головащук считает, что это преднамеренная незаконная деятельность указанных органов, состоящая в различных видах фаль-

сификации и отказе в приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, направленная на искусственное регулирование раскрываемости и достижение иных неправомерных целей 13 .

По нашему мнению, приведенная дефиниция не в полной мере отражает сущность исследуемого явления . Е. М. Головащук определяет укрытие преступлений путем перечисления способов сокрытия, имея в виду как различные виды фальсификации и отказ в приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях Однако при этом необоснованно оставлен без внимания самый распространенный способ укрытия преступлений от учета — незаконный отказ в возбуждении уголовного дела Еще один вид укрытия преступлений, не вписывающийся в предложенное определение, — непринятие решения о выделении материалов о новом преступлении Например, если в ходе проведения расследования уголовного дела о хранении лицом синтетических наркотических средств должностным лицом не приняты меры к выделению материалов в отдельное производство по факту сбыта неустановленным лицом подозреваемому наркотического вещества

Отметим, что в описанной выше ситуации сообщения о преступлении, предусмотренного уголовно-процессуальным законом, не имеется, в связи с чем данный способ укрытия нельзя относить к незаконному отказу в приеме, регистрации и разрешении такого сообщения, а также фальсификации каких-либо материалов

Укрытие преступлений возможно и при отсутствии сообщения о преступлении, предусмотренного уголовно-процессуальным законом, что прямо указывает на необходимость использования (при определении дефиниции «укрытие преступлений») понятия «информация о преступлении», которое шире категории «сообщение о преступлении», так как включает не только установленные уголовно-процессуальным законом сигналы о преступлениях, но и любую осведомленность должностных лиц ОВД о совершаемом или совершенном преступлениях.

Под укрытием преступлений следует понимать незаконные действия (бездействие) должностных лиц органов внутренних дел, состоящие в неприня-

тии по информации о преступлении установленных уголовно-процессуальным законом мер и решений, а также в неотражении сведений о преступлении в официальной статистике

1 Указанные количественные показатели представлены и. о. помощника Генерального прокурора РФ Н . Н . Шуваловым в ответе на запрос авторов статьи от 4 декабря 2012 г. № 11-13902-12.

2 Овсянников И. В. Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2012. № 4(30). С 11.

3 О едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений : положение, утв . межведомственным приказом Генпрокуратуры России, МВД России, МЧС России, Минюст России, ФСБ России, Минэкономразвития России и Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» // Рос . газета . 2006. 25 янв .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Кириллов В. И., Старченко А. А. Логика : учебник для юрид. вузов. М. , 1998. С 47.

5 Там же . С . 30 .

7 Яни П. Укрытие преступлений от учета: действие или бездействие? // Законность. 2008. № 2. С. 10 .

8 О полиции : федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ // Рос . газета . 2011. 10 февр.

10 Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры РФ : приказ Генпрокуратуры России от 30 января 2013 г. № 45 // Законность . 2013. № 4. С 54-75.

11 Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации : приказ Председателя Следственного комитета Российской Федерации от 11 октября 2012 г. № 72. Доступ из справ . -правовой системы «КонсультантПлюс»

12 Об утверждении Административного регламента МВД России предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах МВД России заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях : приказ МВД России от 1 марта 2012 г. // Рос . газета . 2012. 1 авг.

13 Головащук Е. М. Указ . соч . С. 48.

Неуплата налогов и страховых взносов помимо неприятностей с ИФНС может обернуться и уголовным преследованием. На основании соответствующих норм Уголовного кодекса и анализа реальных приговоров расскажем, за что должностное лицо компании может попасть на скамью подсудимых.

Уголовный кодекс содержит четыре статьи, по которым наказывают за правонарушения налогового характера1. Две из них предусматривают ответственность непосредственно за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, третья вводит уголовное наказание для налоговых агентов, четвертая карает за сокрытие денег и иного имущества предпринимателя или организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов.

Остановимся на каждом из вышеназванных составов преступления подробнее.

Уклонение от уплаты налогов

Ответственность за уклонение от уплаты налогов (взносов) организациями предусмотрена ст. 199 УК РФ, физическими лицами — ст. 198 УК РФ. Посмотрим, какая недоимка и при каких условиях может считаться уголовным преступлением.

Важно, сколько…

Преступлением является не любая недоимка, а только та, которая превышает определенные законодателем пороги. Проще говоря, чтобы «попасть под статью», нужно не уплатить налогов (взносов) на определенную сумму.

Статьи 199 и 198 УК РФ гласят, что уклонение от уплаты налогов (взносов) является преступлением, если оно совершено в крупном размере. Расшифровка этого термина приведена в примечаниях к каждой из статей.

В частности, для организаций крупный размер установлен в абсолютном и относительном значениях. Неуплата налогов (взносов) на сумму 15 млн руб. и более признается крупным размером без каких-то дополнительных условий. Также крупным размером может признаваться сумма неуплаченных налогов (взносов), если она превышает 5 млн руб. в пределах трех лет подряд. Но тут уже введен дополнительный (относительный) показатель: преступление возникает только при условии, что доля неуплаченных налогов (взносов) превысила 25% от сумм налогов (взносов), подлежащих уплате этой организацией за те же три года (примечание к ст. 199 УК РФ). Недоимка менее 5 млн руб. уголовно не наказуема ни при каких условиях.

…и как

При решении вопроса об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов обязательно учитывается способ уклонения. Преступной является только такая недоимка, которая возникла в результате следующих действий налогоплательщика:

  • непредставление налоговой декларации, расчета или других обязательных по НК РФ документов;

  • включение в налоговую декларацию (расчет, иные документы) заведомо ложных сведений.

Под «иными документами» для указанных целей понимаются любые предусмотренные НК РФ документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов (п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», далее — постановление № 64). К таким документам, в частности, относятся: выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций (ст. 145 НК РФ), расчеты по авансовым платежам, годовые отчеты о деятельности иностранной организации (ст. 307 НК РФ), документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Таким образом, особое внимание налогоплательщикам нужно уделять качеству информации, включаемой в налоговые декларации и прочие документы, предусмотренные НК РФ. А чтобы было понятнее, какие именно действия уголовно наказуемы, приведем несколько реальных приговоров.

Судебная практика

  • Президиум Верховного суда Республики Татарстан признал правомерным привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. При этом было доказано, что руководитель организации составлял фиктивные договоры, на основании которых формировались счета-фактуры и бухгалтерские документы. И уже на основании этих документов заведомо ложные сведения попадали в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль. В данном случае решающее значение имел именно факт умышленного составления фиктивных договоров, так как очевидно, что руководитель, составлявший такие договоры, не мог не знать, что это повлечет включение в налоговые декларации неверных сведений и неуплату налогов (постановление от 03.05.2017 № 44-Г-60).

  • Санкт-Петербургский городской суд признал правомерным осуждение руководителя за уклонение от уплаты налога на имущество организаций. Уклонение выразилось в том, что компания приняла от исполнителя по договору подряда созданные основные средства, однако в регистрах бухучета по решению руководителя их не отразила. Соответственно, они не попали в баланс и налоговую декларацию по налогу на имущество. Такие действия руководителя следствие квалифицировало как внесение заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на имущество (Апелляционное определение от 02.11.2017 № 33-10871/2017).

Отдельно нужно остановиться на ситуациях, когда уклонение от уплаты налогов выражается в непредставлении налоговых деклараций.

В случае когда в компании имеется главбух, руководитель организации вовсе не обязан вникать в тонкости налогового учета. Анализ практики показывает, что суды этот момент учитывают и внимательно изучают должностные обязанности всех лиц, задействованных в подготовке и сдаче отчетности, чтобы определить: во-первых, в чьи обязанности входит подготовка и представление декларации; во-вторых, кто осуществляет контроль за выполнением этих функций; наконец, имелся ли у соответствующих должностных лиц умысел неуплаты налога путем непредставления декларации или речь идет о простой ошибке либо невнимательности.

Показательными в этой части являются приговор Серпуховского городского суда Московской области от 02.06.2011 по делу № 1-37/2011 и Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013. В этих делах был выявлен факт неправомерного применения компанией спецрежимов. Однако после этого главбух все равно не оформил и не представил в налоговые инспекции декларации по НДС и налогу на прибыль за то время, когда компания не имела права на спецрежим. При этом фактов, подтверждающих, что главбух бездействовал по указанию руководителя, не имелось. В таких случаях, как отметили судьи, вся вина за неуплаченные суммы налога ложится на главбуха, поскольку именно он является лицом, ответственным за ведение налогового учета и представление деклараций.

Налоговый агент: внимание на личные мотивы

Следующее деяние, которое УК РФ рассматривает как преступление, — это неисполнение налоговым агентом обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет соответствующих сумм налогов (ст. 199.1 УК РФ). Угроза уголовного преследования по этой статье возникает, если сумма недоимки тянет на крупный размер, критерии которого мы уже приводили выше. А в качестве второго условия для уголовной ответственности законодатель ввел личную заинтересованность налогового агента в невыполнении данных обязанностей.

Казалось бы, применение этой статьи должно быть единичным, ведь случаи, когда руководитель или главбух специально (умышленно) не перечисляют удержанные у работников суммы НДФЛ, присваивая их себе, не так уж и распространены.

Однако Пленум Верховного суда РФ в п. 17 постановления № 64 указал, что личный интерес как мотив данного преступления должен рассматриваться шире, чем просто личное обогащение. В частности, по мнению Пленума, личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п. Подобный подход нашел широкое применение на практике.

Судебная практика

В качестве элементов личной заинтересованности следствие и суды признают желание руководителя сохранить за собой должность и заработную плату, выглядеть в глазах акционеров и совета директоров общества опытным, деловым и тактически грамотным в вопросах ведения бизнеса директором. Подобные мотивы рассматриваются судами как карьеризм и желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу со стороны учредителей общества (Апелляционное определение Воронежского областного суда от 17.10.2017 по делу № 33-7103, постановление Президиума Тульского областного суда от 21.06.2016).

Кроме того, личной заинтересованностью суды признают и стремление руководителей — собственников бизнеса вложить удержанный НДФЛ в развитие предприятия, расчеты с поставщиками и т.п. (Апелляционное определение Московского областного суда от 04.06.2013 по делу № 22-4285/13).

Сокрытие имущества: законное становится наказуемым

Четвертая «налоговая» статья УК РФ, пожалуй, самая коварная. Она предусматривает ответственность за сокрытие денег и иного имущества, за счет которых ИФНС могла бы взыскать недоимку. Коварность этой статьи наилучшим образом описал Свердловский областной суд в апелляционном постановлении от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017: «Статья 199.2 УК РФ предусматривает ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам в крупном размере. Сокрытие имущества или денежных средств осуществляется, как правило, легальным способом, путем совершения различных гражданско-правовых сделок, открытия новых расчетных счетов в банках, что также не запрещено законом».

Как видим, в данном случае состав преступления образуют самые обычные легальные действия руководителя организации — проведение взаимозачетов, поручение осуществлять оплату минуя счета организации, открытие новых счетов при наличии инкассо от ИФНС на действующих и т.п. Вот несколько примеров реальных приговоров по ст. 199.2 УК РФ с описанием сути преступления.

Судебная практика

  • Московским городским судом признан обоснованным приговор руководителю, который направлял контрагентам распорядительные письма о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета возглавляемой им организации, операции по которым закрыты в расходной части на основании решений налогового органа о приостановлении операций по счетам, и к которым предъявлены инкассовые поручения на уплату недоимки по налоговым платежам (Определение от 19.03.2018 № 4г/1-2192).

  • Хабаровский краевой суд утвердил обвинительный приговор генеральному директору, который, зная о наличии у компании недоимки по налогам, а также о том, что на расчетные счета общества выставлены инкассовые поручения, которые должны исполняться по мере поступления денежных средств, давал указания главному бухгалтеру организации и иным лицам о составлении соглашений о проведении взаимозачетов, актов взаимозачетов между обществом и контрагентом, распоряжений контрагенту-должнику о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета компании, а также заключении соглашений о переуступке долга (Апелляционное определение от 16.06.2017 по делу № 33-3993/2017).

  • В апелляционном определении Свердловского областного суда от 20.07.2017 по делу № 33-10649/2017 находим указание на правомерность привлечения к уголовной ответственности руководителя компании, который, зная об имеющейся задолженности по уплате налогов, а также о том, что на расчетных счетах предприятия налоговым органом выставлены инкассовые поручения, открыл новый расчетный счет, при помощи которого успел произвести расчеты с контрагентами. Аналогичные действия руководителя признал уголовно наказуемыми и Московский городской суд (Апелляционное определение от 14.11.2017 по делу № 33-46734).

Важным условием для привлечения к ответственности по ст. 199.2 УК РФ является направленность действий руководителя именно на сокрытие имущества от ИФНС. То есть умысел директора должен быть направлен на то, чтобы затруднить или сделать невозможным для налоговиков взыскание начисленных организации сумм недоимки, пеней и штрафов. Если же действия по сокрытию средств хотя и имели место в реальности, но преследовали другие цели, то уголовная ответственность не наступает.

В качестве примера такой ситуации можно привести уже упоминавшееся Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017. В этом деле руководитель организации, за которой числилась недоимка и счета которой были заблокированы инкассовыми поручениями ИФНС, направлял контрагентам распорядительные письма с указанием о производстве оплаты за организацию, минуя ее расчетный счет, напрямую кредиторам компании.

Однако целью данных действий, как установил суд, являлось не сокрытие денег от налоговой, а поддержание бесперебойного производственного цикла. Дело в том, что организация занималась производством чугуна, и в силу технологических особенностей остановка литейных цехов в связи с отсутствием сырья для литейного оборудования либо в связи с отключением снабжающими компаниями энергоресурсов, вызванным неуплатой, могла привести к техногенной аварии.

Таким образом, как указал суд, в данной ситуации руководитель организации не имел права принять решение о прекращении предпринимательской деятельности предприятия и направлении всех средств на уплату налоговой недоимки. Такое решение привело бы к остановке работы опасных производственных объектов, созданию угрозы техногенной аварии, а также утрате рабочих мест около 1000 человек, что в итоге могло нанести ущерб, значительно превышающий размер денежных средств, в сокрытии которых его обвиняют. Соответственно, действия по распоряжению дебиторской задолженностью предприятия выполнялись директором не с целью сокрытия средств от ИФНС, а в интересах сохранения работоспособности крупного предприятия, рабочих мест для значительного количества граждан. При таких обстоятельствах оснований для привлечения руководителя к уголовной ответственности по ст. 199.2 УК РФ не имеется.

Кому ответ держать

Разобравшись с теми действиями, которые могут привести должностных лиц организации на скамью подсудимых, перейдем к другому немаловажному вопросу, который мы уже частично затронули при обсуждении уклонения от уплаты налогов путем непредставления декларации. Речь идет о том, кто именно отвечает по «налоговым» статьям УК РФ: директор как лицо, представляющее интересы организации во всех правоотношениях, или главный бухгалтер как профессионал в сфере налогов.

Сразу скажем, что юридических препятствий для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов именно главного бухгалтера или иного работника бухгалтерии не имеется. Ведь еще в 2006 г. в уже упоминавшемся выше постановлении № 64 было сказано, что субъектом преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов, может быть как главный, так и обычный бухгалтер, и даже лицо вообще без соответствующей должности, если оно фактически выполняет функции бухгалтера на предприятии.

Однако на практике в подавляющем большинстве случаев к уголовной ответственности привлекаются все же руководители. А прочие сотрудники (в том числе главбух) проходят в уголовном деле в качестве свидетелей. Причем даже в тех случаях, когда директор прямо пытается переложить вину на профессионала-бухгалтера. При этом судьи указывают, что ущерб Российской Федерации причинен организацией-налогоплательщиком по вине руководителя, уполномоченного представлять интересы указанной организации. В связи с этим именно руководитель является лицом, ответственным в рамках УК РФ. Главный же бухгалтер организации не является лицом, уполномоченным представлять организацию на основании закона или ее учредительных документов, а потому на него не может быть возложена уголовная ответственность в связи с неуплатой юридическим лицом налогов (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 04.07.2017 по делу № 11-8139/2017).

Также причиной редкого осуждения сотрудников бухгалтерии является тот факт, что для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов следствию и суду необходимо установить умышленный характер действий всех участников. И в отношении бухгалтеров такой умысел доказать гораздо сложнее, чем в отношении руководителей. Так что во многих приговорах можно видеть фразу о том, что главбух не был осведомлен о преступных намерениях директора. Хотя и тут есть исключения.

Приведем несколько конкретных примеров.

Судебная практика

  • Приговором Ступинского городского суда Московской области от 05.04.2017 по делу № 1-59/2017 был признан виновным в уклонении от налогов через фирмы-однодневки главный бухгалтер. Следствие установило, что все операции по банковскому счету организации совершались исключительно по единоличному решению главбуха, так как именно у него находилась флэш-карта с паролем от банк-клиента. При этом СМС-сообщения о движении денежных средств по счету организации также поступали на мобильный телефон бухгалтера. Кроме того, главбух имел доступ к печати компании.

    Эти обстоятельства дали возможность суду утверждать, что главбух имел возможность соотносить реальные сделки с теми, которые оформлены от лица компании только для видимости. При этом в силу своих должностных обязанностей главбух был осведомлен об объемах и ассортименте фактически поставленного сырья, фактической стоимости поставляемой продукции и данных о реальных поставщиках. А значит, в тех случаях, когда главбух принимал к оплате и проводил по бухучету фиктивные счета-фактуры, договоры и акты, он действовал именно с умыслом на уклонение от налогов. И точно так же с умыслом переносил эти фиктивные данные в соответствующие декларации по налогу на прибыль и НДС. Поэтому вполне правомерно привлечен к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ.

  • Помимо доступа к счетам и печатям о заинтересованности главбуха в уклонении от налогов могут свидетельствовать и другие обстоятельства. К примеру, электронные письма, из которых следует, что главбух был в курсе махинаций с ценами и занижения налоговой базы (Апелляционное определение Московского городского суда от 15.04.2015 по делу № 10-4640/15). Или обнаруженные следствием пустые листы, бланки предприятия и незаполненные платежные поручения, на которых уже проставлена подпись руководителя (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013).

1 В статье речь идет о правонарушениях, связанных с налогами и взносами, уплата которых предусмотрена Налоговым кодексом. Нормы, определяющие уголовную ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве (ст. 199.3 и 199.4 УК РФ), которые налоговыми платежами по правилам НК РФ не являются, в статье не рассматриваются.

09:32 25 мая 2018 Криминал, Прокуратура, Холмск

В этом году холмской прокуратурой выявлено и поставлено на учет 79 преступлений, по которым своевременно не приняты решения о возбуждении уголовных дел.

Например, в ОМВД России по Холмскому городскому округу поступило заявление жителя о причинении ему неизвестным лицом телесных повреждений в виде перелома челюсти. При очевидных признаках совершения преступления органом дознания в возбуждении уголовного дела незаконно отказано. Лишь после вмешательства городской прокуратуры инициировано уголовное преследование виновного лица. 22 мая в отношении 23-летнего местного жителя возбуждено уголовное дело.

В числе укрытых преступлений в основном фигурируют преступления против собственности и в сфере незаконного оборота наркотических средств. Однако есть и преступления против личности, среди которых 1 убийство, 6 случаев причинения средней тяжести вреда здоровью, 4 факта причинения легкого вреда здоровью, 2 — причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

По ряду преступлений установлены виновные лица, а уголовные дела направлены в суд для рассмотрения по существу.

По выявленным нарушениям прокурором внесено 6 представлений и 20 требований в орган внутренних дел, по которым наказаны в дисциплинарном порядке 22 работника.

В случае если сотрудник правоохранительного органа откажется принять заявление о готовящемся или совершенном преступлении и будет оказывать воздействие на заявителя с целью укрытия преступления от учета, последний вправе обратиться в прокуратуру для пресечения его действий, сообщает пресс-служба прокуратуры.

Двух сотрудников полиции одного из отделов Ижевска будут судить за сокрытие преступления с целью недопущения ухудшения статистики. Уголовное дело, возбужденное в отношении правоохранителей по ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), направлено в Индустриальный райсуд, сообщает пресс-служба прокуратуры Удмуртии.

По версии следствия, летом 2017 года житель Ижевска, лишившийся зрения на один глаз после выстрела в него неизвестными из травматического пистолета, обратился с заявлением о преступлении в отдел полиции. Вместе с тем, обвиняемые склонили потерпевшего дать объяснение, что травму он получил при падении, а не в результате преступных действий. На основании объяснений один из полицейских вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Преступление выявили в 2019 году в ходе прокурорской проверки. Незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменили. По факту получения травмы пострадавшим возбудили уголовное дело по п. «д», «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека из хулиганских побуждений с применением предметов, используемых в качестве оружия). «Оперативное сопровождение по выявлению факта укрывательства осуществлялось сотрудниками ОРЧ собственной безопасности МВД по Удмуртии»,— добавили в пресс-службе МВД по республике.

Статья 15 Уголовного кодекса Российской Федерации относит к особо тяжким преступлениям умышленные деяния, за совершение которых законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет (например, убийство, бандитизм, террористический акт и другие).
Заранее не обещанное укрывательство таких преступлений влечет уголовную ответственность по статье 316 УК РФ в виде штрафа, принудительных работ, ареста либо лишения свободы.
Преступление состоит в активных действиях, направленных на сокрытие самого преступления, его орудий и предметов, следов, а также на укрывательство лица, совершившего преступление. К числу таких действий может относиться уничтожение путем поджога или затопления орудий преступления, затирание следов, перевозка на автомобиле в безопасное место преступника, дача советов относительно способов сокрытия преступления, направление правоохранительных органов по заведомо ложному следу.
К ответственности может быть привлечено любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Вместе с тем, следует отметить, что к ответственности за укрывательство преступления не может быть привлечен супруг или близкий родственник лица, которое совершило особо тяжкое преступление.
Приговором Омутнинского районного суда Кировской области Сажина осуждена по ст. 316 УК РФ за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления — убийства.
Судом установлено, что в ночь с 23 на 24 апреля 2017 года в её квартире в г. Омутнинске Дмитриев совершил убийство своей жены. После произошедшего Сажина помогла ему поместить тело в сумку и сокрыть на придомовой территории. О совершенном Дмитриевым преступлении в правоохранительные органы не сообщила, с места преступления скрылась. Осужденной назначено наказание в виде 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима Приговор вступил в законную силу.
Уголовно-судебное управление прокуратуры области

Оставьте комментарий