Управляющий партнер

Развитие карьеры: ты партнер, и что дальше?

На то, чтобы дорасти до должности партнёра в успешной юридической компании, у юриста уходит около 10 лет. В классических случаях на момент повышения ему от 33 до 40. Но как карьера будет развиваться дальше, когда желаемая позиция получена и юрист проработал на ней достаточно лет, чтобы захотеть двигаться вперед? Об этом «Право.ru» поговорило с представителями юррекрутинга и самими партнёрами юрфирм.

Промежуток между «ещё рано» и «уже поздно» в карьерном росте юриста не так велик. Партнёрский трек длится, как правило, 7–10 лет с момента окончания института. Если юрист в 40 лет не стал партнером, дальше шансов почти нет: только советник или консультант, говорит Дмитрий Прокофьев, глава юррекрутинговой компании Norton Caine Legal Recruitment. Но и партнерство раньше «возраста Христа» хотя и возможно, но вовсе не является правилом. Особенно если речь идет о международных или крупных российских юрфирмах, где критерии отбора на партнерство жесткие, во многом ориентированные на финансовые показатели, соответствие кандидата корпоративной культуре компании, безоговорочную лояльность и приверженность миссии. Российский юрист Илья Рыбалкин стал партнером в Noerr в 30 лет, но на юррынке это скорее исключение, чем правило. Артём Родин, в 32 года ставший партнером международной юрфирмы CMS, а уже через два года создавший собственную юридическую фирму RODIN & PARTNERS, уверен: к партнерству в крупной юридической фирме можно прийти не раньше, чем через 7–8 лет после начала практики.

«На основе собственного опыта я могу сделать вывод, что на пути к партнерству необходимо не только добиться профессионализма в юридической работе, но и научиться эффективно взаимодействовать с клиентами. При этом задача партнера не только работать по проектам клиентов, но в первую очередь развивать бизнес фирмы, то есть привлекать новых клиентов и новые проекты, согласовывать финансовые условия и организовывать работу по проектам. Это требует не только усилий, но и времени», – признает Родин.

Так что без любви к клиентской работе и развитию бизнеса партнером не стать, каким бы талантливым юристом ни был. Не обойтись и без стремления руководить практикой, комитетом внутри фирмы или и вовсе пробиться в управляющий орган компании.

Варианты для партнёра

Право-300
РЕЙТИНГ СИМПАТИЙ
Кого рекомендуют юристы

Успешные партнеры юридических фирм работают на своих позициях, как правило, очень долгое время – от 5 лет и выше. Есть примеры, когда люди на таких должностях трудятся в одной компании и 10, и 20 лет, а некоторые даже больше, рассказывает Кирилл Бахтигараев, старший консультант рекрутинговой компании Laurence Simons.

С другой стороны, если юрист – партнёр, это еще не значит, что он достиг своего потолка: даже внутри должности расти можно практически бесконечно. Пример – легендарный Хью Верриер, первый партнер White&Case в Москве, теперь он возглавляет всю фирму глобально.

Существует огромная линейка партнерства внутри фирм, рассказывает Дмитрий Прокофьев: локальные, зарплатные, молодые equity, старшие equity. Те, кто имеет статус equity, с разными вариациями «старшинства», могут рассчитывать на получение половины и более зарплаты с учетом большего или меньшего процента от прибыли фирмы. «Non-equity partner» – партнер «на зарплате», который продвигался по карьерной лестнице от ассоциата до партнерства и не участвует в распределении прибыли: эта позиция может быть ступенью к полноценному партнерству. Позицию локального партнера обычно предлагают международные юрфирмы для определенных регионов, где подобное продвижение типично для рынка: должность получают старшие юристы, имеющие шанс вырасти до статуса equity.

То же, но иначе

Так как партнерство – это клиентский бизнес, чаще всего партнеры переходят в другие, похожие фирмы, где им предлагают лучшие условия или более широкие полномочия.

Однако случаются и переходы в индустрию – в инхаус. Например, Анна Голдин ранее была управляющим партнером московского офиса Latham And Watkins, затем перешла главным юристом в «Систему». Михаил Иржевский, партнер Freshfields, стал главным юристом Ростелеком, Игорь Макаров сменил партнерство в Jones Day на «Базовый Элемент». Реже партнеры создают свои фирмы, к примеру Эдуин Там и Ирина Машленко из Allen&Overy стали партнерами в новой фирме «Данилов энд Конради ЛЛП», напоминает о громких переходах Дмитрий Прокофьев.

Переход в крупный in-house на позиции уровня General counsel/Head of legal предлагает партнеру юрфирмы не столько отдохнуть от интенсивной работы в консалтинге, как считают многие консультанты, сколько побыть на другой стороне баррикад, почувствовать и «потрогать» бизнес компании изнутри – для многих это интересный вызов, хотя порой он и сопряжен с некоторым уменьшением дохода.

Один из возможных вариантов – это попробовать свои силы в новой сфере бизнеса, например, перейти к клиенту и стать бизнес-партнером, управленцем, и развивать неюридический бизнес, говорит Артем Родин: «Этот вариант очевидно предполагает расширение сферы ответственности и новые вызовы, что само по себе, безусловно, интересно для человека, стремящегося к дальнейшему развитию». В целом расширение компетенции согласуется и с мировыми трендами развития профессии. Так, исследования показывают, что юристы все чаще выходят на руководящие должности в фирмах и становятся членами совета директоров компаний (см. «Уважение и неравенство: американские инхаусы рассказали о трендах корпоративных юристов»).

Уйти в открытое плавание

Когда стать управляющим партнером в крупной фирме шансы невысоки, самые амбициозные кандидаты уходят и открывают собственный бутик имени себя – такой сценарий достаточно распространен в последние годы, говорит Ольга Демидова, хедхантер, совладелец юридического рекрутингового агентства RichartsMeyer.

Таков сценарий Артёма Родина – он уже имел успешный опыт работы на управленческой позиции, а также в совете директоров у одного из своих клиентов – международного энергетического концерна, и продолжил карьеру в собственной юрфирме RODIN & PARTNERS, по словам самого Родина, «чтобы оказывать клиентам юридические услуги высокого качества на уровне международных фирм, но быть более гибким в отношении ценовой политики и устранить административные и иные ограничения развития».

Существуют два варианта достижения статуса управляющего партнера, замечает Сергей Слагода, управляющий партнер АБ «S&K Вертикаль»: когда юрфирма создается одним юристом-профессионалом и он является там основным владельцем, то он, по понятным причинам, и берет на себя функцию управляющего партнера; или же в «мультипартнерской» юрфирме партнер получает этот статус, как правило, по совместному решению всех партнеров.

В бутиковой фирме продвинуться проще и другим юристам. В ильфах существуют четкие политики, когда и кто может стать партнёром, как и в крупных рульфах. В отличие от них небольшие рульфы более гибко подходят к этому вопросу. Сейчас на рынке много российских, небольших по численности юристов фирм, где нет жестких рамок о присвоении партнерского статуса, подтверждает Ия Новикова, директор по персоналу адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры».

Кроме того, в последние годы партнерство в России «помолодело», замечает Сергей Слагода. Он связывает это явление с усилением роли «рульфов» в юрбизнесе.

Высший пилотаж: вузы и законодательство

Многие партнеры начинают заниматься преподавательской деятельностью в ведущих вузах. Так, звездный состав партнеров собрал юрфак ВШЭ, немало ведущих юристов-практиков преподает и в Школе мастеров юрфака МГУ (подробнее о юристах-преподавателях читайте в материале «Кто умеет и учит: почему партнеры ведущих юрфирм идут преподавать»).

Преподавание для партнёров юрфирм – это чаще всего проявление филантропии, стремление принести некую пользу обществу; это борьба с профессиональным выгоранием, то есть возможность переключиться от ежедневной рутины; это также и стимул лишний раз повторить материал для самого себя,

– Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov and Partners.

Сейчас многие юридические факультеты России открыли двери для юридических фирм, замечает Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov and Partners: многие партнеры фирм пробуют себя в роли преподавателя.»Наш рынок очень молодой, и retired партнёров ещё нет, но вполне допускаю, что кто-то захочет на пенсии либо на длительном саббатикле попробовать себя в качестве преподавателя», – говорит он.

Законопроектная деятельность – еще один из фаворитов для уже состоявшегося партнера, отмечает Ия Новикова. В разработке законопроектов принимают участие многие партнеры и управляющие партнеры крупных юридических компаний, тех же ЕПАМ, ЮСТ или Пепеляев Групп. Любая общественная деятельность, в том числе в области законопроектной деятельности, – это обязательная часть работы любого партнера юридической фирмы, уверен Александр Боломатов, управляющий партнер «ЮСТ».

При непосредственном соприкосновении с правовым регулированием в различных сферах у любого юриста возникает желание сделать предложения по оптимизации применимого регулирования. И если у юриста часто просто нет времени обратить свое внимание на эту работу, то у партнера фирмы часто бывает возможность уделить ей некоторое время. Также такая работа, очевидно, позволяет расширить круг контактов и наладить неформальное общение,

– Александр Боломатов, управляющий партнер «ЮСТ».

Желание уделить внимание общественной работе – это вклад самого ценного, что есть у любого человека, – его времени, замечает Боломатов. Также это позитивно сказывается на развитии общественных институтов. «Иными словами, даже если это и амбиции, то такая работа должна поощряться обществом», – уверен он.

Почему нет?

Случается, что юрист отказывается от партнерской должности, но происходит такое нечасто. Если он уже претендент в партнёры, то скорее всего шел к этому целенаправленно и не один год, поэтому просто так от нового статуса отказываться не будет. «На моем опыте люди отказывались от партнерства два раза, – вспоминает Ия Новикова. – В одном случае это было связано со сменой деятельности, во втором человек не захотел дополнительной рабочей нагрузки и ушел из фирмы». По мнению Новиковой, обычные причины для отказа – профессиональное выгорание или желание заняться чем-то еще.

Женщины чаще отказываются от партнерства по сравнению с мужчинами, замечает Ольга Демидова: в связи с рождением детей меняются приоритеты, и бегать по рынку с флагом в руках в поисках клиентов уже становится не так интересно. Впрочем, бывают и обратные ситуации: иногда необходимость обеспечить семью является причиной динамичного роста женщины в качестве партнера юрфирмы. А иногда женщина просто амбициозна в хорошем смысле слова, и ее уже не остановить на пути к партнёрству, признает Демидова.

Порой юристы отказываются и от должности управляющего партнера. Ведь она предполагает, что придется и управлять бизнесом, и привлекать клиентов, и заниматься командой, и при этом оставаться экспертом, замечает Демидова, иначе легко потерять общий язык с клиентами.

Безусловно, управленческие функции отнимают время, однако управляющий партнер должен продолжать практиковать, так как он первый несет ответственность за результат работы своих коллег и не может терять профессиональные навыки,

– Сергей Слагода, управляющий партнер S&K Вертикаль.

Впрочем, если партнер успешен и профессиональное выгорание – не его вариант, то о пределе развития на этой позиции говорить сложно. Подобный уровень уже можно назвать «высшим пилотажем»: многие, достигнув его, полностью удовлетворены и понимают, что интересных альтернативных вариантов не так много.

ПАРТНЕР-УПРАВЛЯЮЩИЙ и УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР. В чем подвох?

Если исполнительный директор компании является наемным работником, то перед владельцем бизнеса, рано или поздно, может встать вопрос: а не будет ли целесообразным предложить исполнительному директору долю в бизнесе? Не сделать ли его партнером?

Есть ли однозначно правильный ответ на этот вопрос? В каком случае это пойдет на пользу бизнесу, а в каком – приведет его к краху? Какие еще вопросы должен задать себе владелец, прежде чем принимать решение?

В своей новой статье для я решила разложить все «по полочкам».

Эта история основана на реальных событиях одного успешного управляющего компанией (исполнительного директора), которому владелец бизнеса, спустя три года совместной работы, предложил стать партнером-совладельцем.

Эта история является не просто реальной, но и типичной для всех управляющих, которые мечтают стать партнерами, и ждут этого приглашения. Или не мечтают, а получают его от владельцев «как гром среди ясного неба».

  • Всегда ли успешный управляющий становится успешным совладельцем?
  • Как трансформируется мышление бывшего наемного сотрудника?
  • Как меняется его подход к решениям и действиям?

Вот как это происходило в нашей истории.

Конечно, нашему герою приходила не один раз в голову мысль о том, что пора бы уже задуматься о своем деле. Но… В этом случае нужна идея, нужны деньги, нужен коллектив. Начинать новый проект с нуля и управлять уже созданным бизнесом – это разные навыки, разный уровень ответственности.

Стоит ли «бросать» насиженное место, с хорошим доходом, сформированным коллективом, ради того чтобы в перспективе иметь все преимущества собственной компании, при условии, если получится создать успешный, прибыльный бизнес?

И тут, в какой-то один из солнечных дней наш управляющий получает предложение от собственника (и своего непосредственного шефа) стать его партнером по бизнесу.

Зачем это предложение делает собственник бизнеса?

Мысли владельца:

«Мы три года работаем вместе. Я доволен работой управляющего, у меня появилось больше времени для решения стратегических вопросов.
Что я могу дать еще моему управляющему, чтобы он точно не ушел к конкурентам или в свой бизнес. Деньги? Признание? Интересные проекты? …
А что, если, я предложу ему быть совладельцем!? Отличная идея, именно это «привяжет» его и «развяжет» мне руки».

Все довольны! Все в выигрыше. Что может быть лучше?

Эта эйфория и вполне продуктивное сотрудничество продолжалось ровно год. В целом, ничего не изменилось, кроме того, что наш герой получил заветные 10% доли в бизнесе, стимул работать (управлять) еще лучше и выбросить из головы все мысли о начале своего дела.

Дальше начались первые «трещинки».

Владелец-основатель компании считал себя главным владельцем – ведь это его компания, да и доля в бизнесе у него 90%. Поэтому мнение нашего управляющего-партнера носило чисто совещательный характер, если речь заходила о стратегии развития компании.

Это было неприятно, но с этим можно было как-то смириться.

Дальше – больше. Владелец-основатель принял решение расширяться и «влить» в проект дополнительные четыре миллиона долларов.
Его план был таков:

«Два миллиона – берем кредит в банке (на компанию). Банк даст, есть чем ответить.

А вторые два миллиона нужно положить «из кармана владельцев», так как из «оборотки» на тот момент «вымывать» деньги было нельзя».

В этот момент наш герой понял, что у него АЖ 10% доли в бизнесе!
А 10% от двух миллионов – это 200 тысяч долларов.
Которые нужно вложить наличными!

Это уже другой разговор! Это деньги, которые нужно положить в бизнес.

Но давайте вспомним, что наш владелец-основатель все стратегические решения принимает сам. Хочет ли наш управляющий, младший партнер с ограниченным правом голоса, вкладывать деньги в бизнес?

Хочет! Но возникает много «НО». В том числе — и желание все разложить по полочкам.

Ответы на первые НО вы найдете в серии видеоуроков «25 правил ПАРТНЁРСТВА» START. Они помогут Вам:

  • ответить на вопрос готовы ли Вы к совместному бизнесу;
  • с кем Вам стоит начинать/продолжать совместный бизнес;
  • как достичь желаемых бизнес-результатов, владеть и управлять компанией в унисон.

Начните изучать видеоуроки прямо сейчас!

Примерно на этом этапе я и знакомлюсь с нашими героями.
Ошибки уже допущены, недовольства имеются, нужно начинать «распутывать клубок», чтобы докопаться до истины и помочь партнерам дальше двигаться в правильном направлении.

Какие три типичные, самые главные ошибки допустили наши герои и допускают («под копирку»), практически, все владельцы и управляющие, которые договариваются стать совладельцами?

Три ключевые ошибки владельца, который предлагает управляющему партнерство и долю в бизнесе

1. Владелец не проясняет уровень своей готовности воспринимать управляющего, как полноценного владельца бизнеса. Готовность совместно принимать стратегические решения, часть из которых принимается только 100% консенсусом вне зависимости от того, у кого какой %доли в бизнесе.

2. Владелец не проясняет у управляющего уровень его готовности становиться владельцем бизнеса, не на бумаге, а в мышлении и действиях. Как, например, уровень готовности нести ответственность не только за прибыль компании, но и за ее убытки, или финансировать новые проекты.

3. Владелец бизнеса не продает долю новому партнеру, а дарит, что категорически неправильно. Каждый процент доли что-то стоит (если есть понимание, как оценивается стоимость бизнеса) и, одним из проверочных действий управляющего, должна быть готовность купить долю, а не получить как дар.

Три ключевые ошибки управляющего, который принимает предложение стать партнером в бизнесе

1. Управляющий не осознает, что владение бизнесом и управление компанией – это две разные профессии и разный уровень компетентности. Эффективный управляющий должен трансформироваться в успешного владельца компании.

2. Управляющий не проясняет, с какой целью ему предлагают долю в бизнесе: с целью удержать его как управляющего (и это его «пожизненная» функция в компании) или с целью укрепить стратегический актив компании в виде эффективного совладельца.

3. Управляющий не понимает, что теперь он отвечает как за прибыль, так и за убытки компании. И, далеко не всегда, отдает себе отчет в том, что компания может в какой-то момент стать убыточной.

В целом, большая часть этих типичных историй заканчиваются успешным союзом двух совладельцев.

Важно только одно: вовремя задать себе правильные вопросы, прояснить, зачем обеим сторонам нужно это партнерство. Крайне важно, чтобы и у владельца, и у управляющего были одинаковые мотивы стать партнерами.

Вопросы, которые «кандидат в соучредители» должен задать себе, можно условно разделить на четыре направления:

1. Что я знаю о бизнесе? Готов ли я, в принципе, к тому, чтобы стать владельцем бизнеса?
Готов ли я к финансовой ответственности? На что именно я готов? Готов ли я развиваться как профессиональный владелец бизнеса?

2. Что я знаю о партнерстве (о совместном ведении бизнеса)? Готов ли я стать партнером по бизнесу? Понимаю ли я, что именно мне придется делать в бизнесе? За что отвечаю я, а за что — мой партнер? Зачем я нужен партнеру?

3. Что я знаю о своем потенциальном партнере? Что он представляет собой как личность? Каким партнером по бизнесу он будет? Какой у него предыдущий бизнес-опыт? Знает ли он правила ведения бизнеса в партнерстве?

4. Что я знаю о бизнесе, в который меня приглашают? Давно ли он существует? Каково его финансовое состояние? Какова его структура? Что этот бизнес даст мне? Что этому бизнесу дам я? Какова будет моя роль в этом бизнесе?

Итак, если вам предложили (вы предлагаете) быть партнером по бизнесу, не спешите принимать решение!
Важно взвесить все «ЗА» и «ПРОТИВ», Ваше решение должно быть осознанным.

Я настоятельно рекомендую вам изучить видеоуроки «25 правил ПАРТНЁРСТВА» START. В результате вы получите осознанное понимание об уровне готовности вести переговоры с потенциальным партнером дальше или отказаться от предложения.

При чем, это решение будет правильным с учетом имеющегося личного опыта и опыта партнера, бизнес-идеи, имеющихся ресурсов, целей и ожиданий партнеров от совместного бизнеса!

ПОЛУЧИТЬ ДОСТУП

Управляющий партнер

Навыки, необходимые для исполнения ведущей роли в профессиональной компании, состоят из комбинации бизнес-навыков и навыков общения. (Подробнее об этом см. главу 19). Большая часть времени управляющего партнера должна быть инвестирована в работу с партнерами с целью разрешения их задач и разбора конфликтов любого рода.

Успех в управлении фирмой зависит во многом от умения лидера разбираться с частными, иногда личными проблемами партнеров. Лучший руководитель редко обладает выдающимися техническими навыками или лучшим умением привлекать заказы, или же является гениальным финансистом. Скорее это тот, кто способен добиться согласия между партнерами. Хотя и не всегда выборы позволяют выбрать того, кто обладает необходимыми навыками. Однако, чтобы добиться легитимности, совету должно быть делегировано право выбора управляющего партнера при помощи голосования. При этом у партнеров должно быть право вето на принятие решения о руководителе фирмы.

Чаще всего выборы на должность управляющего партнера проходят регулярно с интервалом от двух до пяти лет, а поэтому претенденту на эту должность (или тому, кто уже занимает ее) необходимо искать поддержки у партнеров или их представителей. Хотя практика выбора и распространена повсеместно, многие фирмы, однажды найдя успешного управляющего партнера, доверяют ему управление фирмой на протяжении длительного времени. А среди крупных фирм времена ротации управляющих партнеров почти отошли в прошлое.

Некоторые фирмы распределяют функции управления между управляющим партнером и исполнительным комитетом. В этом случае первым среди равных председателем комитета становится управляющий партнер. При этом существует угроза того, что принятие решений и их реализация будет длиться слишком долго. Развивая данную модель, фирмы используют исполнительный комитет в качестве советников управляющего партнера. При этом функции управления концентрируются в руках у управляющего партнера.

Разрабатывая структуру управления, важно помнить, что существует потенциальный конфликт между структурами и процессами. Например, если ответственные принимают процесс широких предварительных консультаций, то потребность в структурных гарантиях (например, комитеты представителей), может быть уменьшена. Профессиональные фирмы все больше снижают свою зависимость от комитетов для того, чтобы дело продвигалось.

Вместо того, чтобы возложить ответственность на группу сотрудников и тем самым размыть ответственность, фирмы делегируют процесс принятия решения одному сотруднику, обязанному проконсультироваться перед совершением действий. Таким образом происходит значительная экономия времени.

Аналогичное процессное решение проблемы участия возникает тогда, когда управляющий партнер имеет привычку проводить регулярные встречи партнеров, чтобы поделиться последними достижениями, проблемами и задачами, которые будут подняты на грядущем совете партнеров и ответить на вопросы. Такой подход позволяет принимать участие и тем, кто не влияет на финансы. Конечно же, этот подход может стать профанацией. Задача здесь всего лишь показать, что простые структурные решения (например, обязательная встреча партнеров) редко решают проблемы управления самостоятельно. Стиль, в котором они внедряются, предопределяет их успех.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставьте комментарий