Уведомление кредиторов о ликвидации

Два юриста – три мнения

К счастью, ситуация с уведомлением кредиторов не такая запущенная, как в моем любимом афоризме, но всё же два мнения на одну судебную систему – это, согласитесь, тоже не мало.

Итак, первая точка зрения гласит «Отсутствие индивидуального уведомления кредитора, обратившегося в суд, не является основанием для признания решения о государственной регистрации ликвидации недействительным, если сообщение в СМИ было опубликовано».

Определение ВАС РФ от 08.07.2008 N 8239/08 по делу N А21-30/2007 по этому поводу содержит следующие положения:

«…Что касается непогашенной задолженности, то суду не были представлены доказательства о предъявлении обществом требований кредитора в процессе осуществления ликвидационных процедур.

В этой связи следует согласиться с выводом судебных инстанций о том, что отсутствие информации о ликвидации общества в данном конкретном случае не является основанием для признания действий налогового органа неправомерными, а произведенной им записи о ликвидации юридического лица недействительной. При наличии непогашенной задолженности по договору подряда 2003 года, кредитором не была проявлена необходимая степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы знать о финансовом состоянии своего контрагента…»

Обратимся к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 03.03.2008 по делу N А21-30/2007:

«…Кроме того, объявление о ликвидации общества «Союз-222» опубликовано, в связи с чем необоснованным является довод жалобы о том, что при наличии в арбитражном суде дела о взыскании с должника в пользу общества «Балткомстрой» задолженности по подрядному договору он должен был уведомить истца о своей ликвидации.

С учетом изложенного суды первой и апелляционной инстанций правомерно посчитали, что предусмотренный законодательством порядок ликвидации общества «Союз-222» не нарушен и государственная регистрация ликвидации общества «Союз-222″ соответствует положениям Закона N 129-ФЗ и статьям 61 — 64 ГК РФ…»

Аналогичную аргументацию можно встретить в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 15.03.2011 N Ф03-517/2011, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.08.2010 N Ф03-5941/2010 по делу N А59-6420/2009, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 11.11.2010 по делу N А70-863/2010, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 06.02.2008 N Ф04-753/2008(171-А46-15), Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 26.02.2007 по делу N Ф04-211/2007(31138-А45-38), Постановлении ФАС Уральского округа от 11.07.2011 N Ф09-3938/11 по делу N А60-35274/2010, Постановлении ФАС Уральского округа от 03.02.2011 N Ф09-44/11-С4 по делу N А07-11944/2010, Постановлении ФАС Уральского округа от 18.11.2008 N Ф09-8480/08-С4 по делу N А07-19809/2007-А-КИН и так далее).

Вторая точка зрения, как можно догадаться, прямо противоположна первой – «Отсутствие индивидуального уведомления кредитора, обратившегося в суд, является основанием для признания решения о государственной регистрации ликвидации недействительным, даже если сообщение в СМИ было опубликовано».

Аргументацию можно увидеть в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.05.2016 N Ф07-590/2016 по делу N А56-84276/2014:

«…Как следует из материалов дела, единственным участником Общества — Чаусом А.В. — 21.07.2014 принято решение о ликвидации Общества и назначении себя его ликвидатором.

Сообщение о ликвидации Общества опубликовано 06.08.2014 в журнале «Вестник государственной регистрации».

Обществом 21.10.2014 в регистрирующий орган представлено уведомление о принятии решения о ликвидации, а Инспекцией внесена соответствующая запись в ЕГРЮЛ.

Согласно статье 63 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации») ликвидационная комиссия опубликовывает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридического лица, сообщение о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента опубликования сообщения о ликвидации.

Вопреки доводам жалобы, нормами Закона о регистрации в редакции, действовавшей на момент утверждения промежуточного ликвидационного баланса, установлено, что ликвидационная комиссия принимает меры по выявлению кредиторов и выплате дебиторской задолженности, а также письменно уведомляет кредиторов о ликвидации юридического лица.

Поскольку в производстве Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области находилось дело N А56-20064/2014, в рамках которого рассматривался иск Компании к Обществу, то ликвидатор обязан был уведомить заявителя о ликвидации. Запись о начале процедуры ликвидации Общества была внесена в ЕГРЮЛ 28.10.2014. Никаких сведений о принятии решения о добровольной ликвидации Общества и начавшихся в июле 2014 года соответствующих мероприятий Общество Компании не сообщало ни в суде при рассмотрении названного дела, ни иным образом.

Апелляционным судом из суда первой инстанции было запрошено дело N А56-20064/2014. Согласно определению от 08.12.2014 по данному делу, копия которого приобщена к материалам настоящего дела (л.д. 233 т. 2), Компания 03.12.2014 обращалась в суд с ходатайством о принятии в отношении Общества обеспечительных мер. В названном ходатайстве действительно указано на осведомленность заявителя о том, что с 28.10.2014 Общество находится в стадии ликвидации. Однако к моменту разрешения ходатайства — 08.12.2014 — Общество уже было ликвидировано.

Сведений о том, что Компании стало известно о начале процедуры ликвидации до декабря 2014 года, в материалы дела не представлено, поэтому суд кассационной инстанции считает, что Компания ранее указанного момента не могла предпринять какие-либо действия по защите своих интересов и предотвращению ликвидации Общества.

Учитывая, что Компания, заявившая иск о взыскании с Общества денежных средств, не была уведомлена о начавшемся процессе его ликвидации, суды первой и апелляционной инстанций сделали правомерный вывод о том, что при ликвидации Общества были допущены нарушения требований статьи 63 ГК РФ.

В соответствии со статьей 23 Закона о регистрации непредставление необходимых для государственной регистрации документов является основанием для отказа в государственной регистрации.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что оспариваемое решение Инспекции не соответствует требованиям закона, нарушает права Компании, поскольку препятствует реализации ее прав кредитора Общества…»

Такой же логики придерживаются и некоторые другие суды в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 11.11.2010 по делу N А13-16935/2009, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 19.01.2010 по делу N А21-705/2008, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 05.05.2015 N Ф09-2018/15 по делу N А07-17897/2014, Постановлении ФАС Центрального округа от 27.10.2010 по делу N А54-154/2010 и так далее.

Так всё-таки уведомлять или нет?

Если обратиться к актуальной практике арбитражных судов первой-второй инстанций, то можно заметить, что суды довольно дружно стали отменять ликвидацию по требованию кредитора, которого не уведомили в срок, даже, если в «Вестнике государственной регистрации» было опубликовано сообщение.

Так, например, Арбитражный суд Ростовской области в Решении от 1 декабря 2016 г. по делу № А53-21170/2016 прямо указывает следующее:

«Для исполнения обязанности по опубликованию сведений о ликвидации организации недостаточно одного лишь факта размещения информации в журнале «Вестник государственной регистрации». Сам факт публикации сведений о предстоящей ликвидации юридического лица не освобождает ликвидатора от предусмотренной статьей 63 Кодекса обязанности по выявлению и письменному уведомлению кредиторов».

Для того чтобы убедиться в справедливости вывода можете посмотреть наисвежайшие решения и постановления арбитражных судов: Постановление от 17 ноября 2016 г. по делу № А03-4616/2016, Постановление от 12 декабря 2016 г. по делу № А21-10385/2015, Постановление от 13 декабря 2016 г. по делу № А26-5714/2016, Решение от 15 декабря 2016 г. по делу № А49-9976/2016, Решение от 17 апреля 2017 г. по делу № А63-12595/2016, Решение от 17 апреля 2017 г. по делу № А56-44629/2016, Решение от 30 июня 2016 г. по делу № А24-1478/2016, Постановление от 22 июля 2016 г. по делу № А16-1507/2015 и так далее.

Поэтому на настоящий момент ответ, как мне кажется, однозначный – письменно уведомлять нужно всех кредиторов.

Закон не описывает детально способ уведомления, но очевидно, что во избежание возможных проблем с доказыванием факта уведомления в суде, уведомить стоит или заказным письмом с описью вложения, или курьерской службой также с указанием содержания вложения, или с проставлением непосредственно кредитором отметки о получении уведомления на втором экземпляре. В любом случае у ликвидатора должен остаться на руках документ, подтверждающий факт уведомления.

Всех ли нужно уведомлять?

Во многих последних решениях арбитражных судов по рассматриваемому вопросу можно найти отсылку к Определению Верховного Суда РФ от 27.05.2015 по делу N 310-ЭС14-8980, А64-6348/2013, в котором говорится, что «установленный статьями 61 — 64 Гражданского кодекса Российской Федерации порядок ликвидации юридического лица не может считаться соблюденным в ситуации, когда ликвидатору было доподлинно известно о наличии не исполненных обязательств перед кредитором».

Очевидно, что ликвидатор должен уведомить всех кредиторов, перед которыми имеются актуальные задолженности. Но как быть с кредиторами, по долгам перед которыми истекли сроки исковой давности, и соответственно эти долги были списаны?

Обратимся к пункту 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и отчетности, утвержденного Приказом Министерства Финансов Российской Федерации от 29.07.1998 №34н:

77. Дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся соответственно на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты у коммерческой организации, если в период, предшествующий отчетному, суммы этих долгов не резервировались в порядке, предусмотренном пунктом 70 настоящего Положения, или на увеличение расходов у некоммерческой организации.

Списание долга в убыток вследствие неплатежеспособности должника не является аннулированием задолженности. Эта задолженность должна отражаться за бухгалтерским балансом в течение пяти лет с момента списания для наблюдения за возможностью ее взыскания в случае изменения имущественного положения должника.

А теперь обратимся к Решению Арбитражного суда Оренбургской от 26 июня 2014 г. по делу № А47-9880/2013:

«…Доводы третьего лица относительно списания им кредиторской задолженности за истечением срока исковой давности подлежат отклонению, поскольку в силу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса РФ исковая давность может быть применена только судом и только по заявлению стороны в споре, а не в одностороннем порядке должником. Списание задолженности для целей налогообложения (в порядке п. 18 ст. 250 Налогового кодекса РФ, п. 78 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного приказом № 29.07.98 № 34н) не исключает возможность и право кредитора требовать ее уплаты, в том числе в судебном порядке, и не исключает обязанность ликвидационной комиссии известить кредитора о ликвидации юридического лица. При этом председателем ликвидационной комиссии не представлены доказательства извещения кредитора о списании долга перед ним…»

Таким образом ликвидатор обязан уведомить и тех кредиторов, чьи долги уже были списаны.

При этом, если обязательства перед кредиторами были прекращены любым из способов, предусмотренных 26 главой ГК РФ, то таких кредиторов уведомлять не нужно. Но они фактически и кредиторами уже не являются.

Может ли отсутствие индивидуального уведомления помешать регистрации ликвидации?

По действующему законодательству РФ регистрирующий орган не проверяет факт индивидуального уведомления кредиторов. Налоговая инспекция проверит только публикацию в Вестнике госрегистрации.

Но есть один важный нюанс. На основании пункта 6 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» кредитором, обладающим реальными требованиями к ликвидируемому лицу, могут быть заявлены возражения против ликвидации этого юридического лица (см. также Письмо ФНС от 8 октября 2015 г. № ГД-4-14/17525@).

Статья 9 129-ФЗ содержит пункт 4.2., который позволяет исполнителю отказать в регистрации ликвидации на основании недостоверности представленного ликвидационного баланса при наличии возражения от кредитора:

«Проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в единый государственный реестр юридических лиц, посредством:

а) изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа, в том числе возражений заинтересованных лиц, а также документов и пояснений, представленных заявителем;»

Таким образом, если кредитор, которого не уведомили индивидуально и задолженность перед которым не погасили, направит в регистрирующую ИФНС возражение относительно предстоящей государственной регистрации, то в регистрации ликвидации будет отказано. Если на момент рассмотрения документов у исполнителя не будет таких возражений, то ликвидация скорее всего пройдет. Но это не освободит ликвидированную компанию и ликвидатора от риска возможного обжалования в суде решения ФНС о ликвидации.

Оставьте комментарий