Виндикация статья

Поводом для написания данной статьи является неоднозначное применение судами одного и того же положения закона в делах о защите прав собственника на вещь, которая была продана лицом, не имеющим на то полномочий.

Еще недавно собственник или иной титульный владелец, желая защитить свои права, если в сделке по отчуждению его имущества он не был стороной, мог обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной с применением правового механизма, предусмотренного статьями 215, 216 Гражданского кодекса Украины (ГК). При этом истцы и суды, удовлетворяя исковые требования, руководствовались положениями части 3 статьи 215 ГК, в соответствии с которой, если недействительность сделки прямо не установлена законом, но одна из сторон или другое заинтересованное лицо отрицает ее действительность на основаниях, установленных законом, такая сделка может быть признана судом недействительной.

В дальнейшем Верховным Судом Украины был принят целый ряд решений, которыми такая практика была изменена. В настоящее время превалирует позиция, в соответствии с которой защита прав собственника на имущество, если он не был стороной в такой сделке, осуществляется путем предъявления иска не о признании такой сделки недействительной, а об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Это связано с тем, что поскольку правовые последствия признания сделки недействительной, которые определены в части 2 статьи 216 ГК, касаются лишь прав и обязанностей сторон этой сделки, то даже удовлетворение такого иска не приведет к защите прав и интересов собственника, если он не был стороной, так как имущество по незаконной сделке подлежит возврату стороне, выступавшей продавцом.

Следовательно, собственник для защиты своих прав должен предъявить виндикационный иск в соответствии со статьей 387 ГК, если для этого есть основания. Такой позиции преимущественно придерживаются судьи Высшего хозяйственного суда Украины и Верховного Суда Украины (постановление ВХСУ от 1 марта 2010 года по делу № 34-30-17/235-05-7605, определение ВСУ от 8 июля 2009 года).

Таким образом, надлежащий правовой механизм защиты права собственника в случае, если он не был стороной в сделке об отчуждении его имущества, предусмотрен статьей 387 ГК, в соответствии с которой собственник имеет право истребовать свое имущество у лица, которое незаконно, без соответствующего правового основания завладело им.

Анализ практики применения статьи 387 ГК дает основания полагать, что приобретатель имущества, если он добросовестный, то есть не знал и не мог знать о том, что лицо, продавшее имущество, не имело права его отчуждать, вправе возражать против иска собственника. И если он докажет, что собственник сам, своими действиями способствовал заключению такого договора и имущество выбыло из его владения по его воле, то в иске собственнику должно быть отказано со ссылкой на статью 388 ГК.

Именно такая практика в настоящее время является устоявшейся при рассмотрении дел данной категории. И с этим трудно не согласиться, поскольку такой механизм одинаково защищает как права собственника, так и права приобретателя, поскольку собственник, если он действует добросовестно, вправе восстановить свои нарушенные права при помощи специально предусмотренного правового механизма, а приобретатель вправе защитить свои права, ссылаясь на добросовестность приобретения имущества, в случае если сам собственник стал виновником или инициатором выбытия имущества из его владения.

При этом на практике все еще имеют место случаи, когда суд удовлетворяет иск собственника о признании сделки, в которой он не являлся стороной, недействительной лишь по формальным основаниям. Нередко истцы по таким искам ссылаются на то обстоятельство, что они вправе самостоятельно выбирать любой из перечисленных в статье 16 ГК способов защиты гражданских прав, а именно: вправе подать иск о признании сделки недействительной, а не виндикационный иск.

Однако такая позиция является заведомо неправомерной, поскольку заранее ограничивает приобретателя имущества в праве ссылаться на статью 388 ГК, опираясь на добросовестность приобретения имущества. Полагаю, что такие попытки недобросовестных истцов не могут быть восприняты судом как повод для признания сделок недействительными и в удовлетворении таких исков должно быть отказано по той причине, что истец избрал неверный способ защиты своих прав.

В процессе осуществления представительства интересов клиента, являющегося приобретателем имущества, по иску собственника этого имущества договор купли-продажи был признан судом недействительным на том основании, что именно истцу принадлежит право определять, с каким иском ему обращаться в суд и какой способ защиты своих прав и охраняемых законом интересов ему избрать, а также потому, что оспариваемая сделка от имени продавца совершена лицом, не имевшим для этого достаточных полномочий.

Таким образом, суд, применив правовой механизм, предусмотренный статьей 215 ГК, проигнорировал доводы приобретателя имущества о том, что истец избрал способ защиты нарушенного права, который к спорным правоотношениям не применим, и признал сделку недействительной. В силу положений статьи 216 ГК суд не рассматривал вопросы о возврате сторон в первоначальное положение, поскольку истец по делу не был стороной сделки.

Вместе с тем, применив такой способ защиты прав, суд освободил себя от необходимости выяснять, а не вследствие ли воли истца имущество выбыло из его владения, в чьем владении находилось имущество на момент отчуждения и на каком правовом основании, знал и мог ли знать приобретатель, что лицо, отчуждавшее имущество, не имело достаточных для этого полномочий. То есть суд не выяснил тех обстоятельств, с которыми закон связывает возможность изъятия имущества из собственности добросовестного приобретателя.

Признав сделку недействительной без применения последствий признания ее недействительной, суд искусственно создал условия для предъявления таким истцом нового иска к приобретателю имущества в будущем — либо о признании права собственности, либо об истребовании имущества из чужого незаконного владения, ссылаясь на то, что у приобретателя имущества отсутствует документ, удостоверяющий право на имущество.

К сожалению, с такой позицией суда первой инстанции согласились и суд апелляционной инстанции, и ВХСУ. В частности, ВХСУ в постановлении от 17 мая 2010 года по делу № 44/143пд указал, что в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными» № 9 от 6 ноября 2009 года, согласно которым требование о признании оспариваемой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть заявлено как одной из сторон сделки, так и иным заинтересованным лицом, права и законные интересы которого нарушены совершением сделки.

При этом суд кассационной инстанции ограничился простой констатацией текста указанного постановления Пленума ВСУ и не принял во внимание, что это же положение содержится и в статье 215 ГК. Никакой оценки доводам о том, что к спорным правоотношениям следовало применить положения не статьи 215 ГК, а статьи 387 ГК, поскольку истец не был стороной в оспариваемой сделке, суд не дал.

Особенно примечательным в этой истории является то, что ВХСУ в составе той же судебной коллегии, что и при принятии постановления по делу № 44/143пд от 17 мая 2010 года, при принятии постановления от 1 марта 2010 года по делу № 34-30-17/235-05-7605 пришел к выводу, что «признав недействительным договор купли-продажи… ни суд первой инстанции, ни апелляционный хозяйственный суд не обратили внимания на то, что права лица, считающего себя собственником, не подлежат защите путем удовлетворения иска о признании недействительной сделки, стороной в которой такое лицо не является, то есть с применением правового механизма, установленного статьей 216 ГК, независимо от того, отвечает ли оспариваемая сделка закону. Защита прав такого лица возможна путем предъявления виндикационного иска, если есть основания, установленные статьей 388 ГК».

С учетом последних новелл в законодательстве о судоустройстве, а именно: в связи с «особо открытым порядком» направления дел в ВСУ, несмотря на то что ВХСУ диаметрально противоположно применяются одни и те же положения закона в аналогичных делах, получить окончательную оценку указанных обстоятельств высшей судебной инстанцией, в связи с отказом ВХСУ в допуске заявления о пересмотре его же постановления, к сожалению, не представляется возможным. Остается надеяться, что, возможно, со сменой руководства ВХСУ подобные противоречия в судебной практике в отношении применения одного и того же положения закона в аналогичных делах будут устранены, что, в свою очередь, устранит необходимость и поводы обращаться в ВСУ с заявлениями о пересмотре вынесенных по делу решений по этим основаниям.

КОЛЕСНИК Роман — адвокат, г. Мариуполь

Комментарии к статье 1. Специальными способами защиты права собственности являются вещные иски: виндикационный и негаторный. Кроме того, принято выделять в таком качестве также требование о признании права собственности, которое часто сопутствует виндикационному требованию или предшествует ему. Арбитражная практика допускает предъявление исков о признании права хозяйственного ведения к лицам, нарушающим это право (см. п. 12 Письма Президиума ВАС N 13).
2. Виндикационный иск — это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику. Право истребовать имущество из чужого незаконного владения предоставлено также владельцам, не являющимся собственниками (см. коммент. к ст. 305 ГК). Участник гражданского оборота легитимируется на предъявление виндикационного или аналогичного ему иска наличием у него правомочия владения спорной вещью, которое может входить в состав как ограниченных вещных, так и обязательственных прав, сообщая последним свойство так называемой абсолютной защиты. Так, арендатор, которому вещь передана только в пользование (ст. 606 ГК), может защищать свои права лишь путем апелляции к контрагенту-собственнику в рамках договорного иска, в то время как арендатор, наделенный правомочием владения, управомочен на самостоятельные действия по истребованию арендованной вещи от третьих лиц посредством виндикации.
От виндикационных исков следует отличать требования, направленные на достижение схожего результата, например требования о выселении из жилого помещения, предоставленного по договору коммерческого найма.
3. Условием предъявления виндикационного иска является отсутствие между спорящими сторонами обязательственных (договорных) отношений. В соответствии с п. 23 постановления Пленума ВАС N 8 иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение.
4. Виндикации подлежат только индивидуально-определенные вещи — либо уникальные в силу своих существенных свойств (например, произведение живописного или скульптурного искусства; земельный участок, строение в силу определенного местонахождения; личная переписка и т. д.), либо снабженные идентифицирующими их характеристиками (например, автомобиль с нанесенными заводским способом номерами узлов и агрегатов). Родовые вещи могут быть объектом виндикации лишь в тех случаях, когда они временно приобрели черты вещей индивидуально-определенных, т. е. когда в силу обстоятельств они определенным образом обособлены от вещей такого же рода и качества и идентифицированы, и до тех пор, пока их обособленность и способы идентификации имеют место (например, каменный уголь, помещенный в закрытый, опломбированный и снабженный пояснительными надписями вагон или контейнер, до момента разгрузки сохраняет признаки индивидуально-определенной вещи).
5. Виндикации подлежат только вещи, к моменту рассмотрения иска сохранившиеся в натуре, поскольку предметом иска является требование именно о возврате индивидуально-определенной вещи, а не о выплате ее стоимости. Вынесение в виндикационном процессе судебного решения, допускающего альтернативное исполнение, недопустимо. Как правило, не могут признаваться сохранившимися в натуре недвижимые объекты, подвергшиеся существенным изменениям площади, этажности, перепланировке с заменой несущих конструкций и т. п.
6. Право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества. Факт нахождения имущества на балансе одного предприятия не является основанием для признания балансодержателя единственным законным владельцем помещений с имеющимся в них имуществом и оборудованием, если эти помещения ранее были предоставлены другим предприятиям и организациям в установленном порядке. Если истец приобрел фактическое владение на основании ничтожной сделки или акта органа, не соответствующих требованиям законодательства, у него не имеется правовых оснований для истребования имущества. В случаях когда при разрешении спора об истребовании имущества из чужого незаконного владения выясняется, что право собственности истца основано на оспоримой сделке, арбитражный суд не вправе в том же процессе при отсутствии встречного иска ответчика давать правовую оценку сделке и признавать ее недействительной (п. 11, 21 постановления Пленума ВАС N 8).
7. Надлежащим ответчиком по виндикационному иску является лицо, в фактическом владении которого спорное имущество находится на момент рассмотрения иска. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен (п. 22 постановления Пленума ВАС N 8). В целях предотвращения затягивания рассмотрения исков и усложнения исполнения судебных решений, а в особенности в целях недопущения отчуждения спорного имущества недобросовестными приобретателями добросовестным (см. коммент. к ст. 302) истцам целесообразно одновременно с предъявлением виндикационных исков ставить перед судами вопрос о принятии мер по обеспечению иска в порядке, предусмотренном гл. 13 ГПК, гл. 8 АПК. Лица, во владении которых спорное имущество находилось до момента рассмотрения иска, могут быть привлечены в процесс в качестве либо соответчиков, либо третьих лиц с самостоятельными требованиями относительно предмета спора или без таковых.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Правительства Севастополя к Забалуевой Ольге Сергеевне, Быкову Вячеславу Юрьевичу, Быковой Ольге Васильевне о признании права собственности на земельный участок отсутствующим, свидетельства о праве собственности на земельный участок недействительным и об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения

по кассационным жалобам представителя Быкова В.Ю., Быковой О.В. на решение Гагаринского районного суда г. Севастополя от 8 февраля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 29 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Муляра В.Я., представляющего интересы Быкова В.Ю. и поддержавшего доводы жалобы, Кима С.В., представляющего Губернатора города Севастополя и Департамент по имущественным и земельным отношениям города Севастополя, просившего жалобы отклонить, установила:

Правительство Севастополя обратилось в суд с иском к Забалуевой О.С., Быкову В.Ю., Быковой О.В. о признании отсутствующим права собственности Забалуевой О.С. на земельный участок площадью 0,0968 га, расположенный по адресу: …, признании недействительным свидетельства о праве собственности на указанный земельный участок и об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения Быкова В.Ю. в пользу города федерального значения Севастополя.

Решением Гагаринского районного суда города Севастополя от 8 февраля 2017 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 29 мая 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационных жалобах содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 12 марта 2018 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, возражения на кассационные жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций.

Судами установлено и из материалов дела следует, что 24 марта 2010 г. издано распоряжение Севастопольской городской государственной администрации N 748-р «О предоставлении разрешения обслуживающему кооперативу «Жилищно-строительный кооператив «Мегастрой» на разработку проекта землеустройства относительно отведения земельного участка в районе бухты «Омега» для строительства и обслуживания квартала индивидуальной жилой застройки» (т. 1, л.д. 6).

6 апреля 2010 г. Севастопольской городской государственной администрацией издано распоряжение N 1111-р «О передаче в собственность гражданам-членам ОК «ЖСК «Мегастрой» земельных участков для строительства и обслуживания жилых домов, хозяйственных построек и сооружений (приусадебных участков), расположенных в бухте «Омега» (т. 1, л.д. 7-8).

На основании данного распоряжения 8 апреля 2013 г. Забалуевой О.С. выдано свидетельство о праве собственности на земельный участок площадью 0,0968 га, расположенный по адресу: …, с целевым назначением для строительства и обслуживания жилого дома, хозяйственных строений и построек (приусадебный участок) (т. 1, л.д. 9).

13 марта 2015 г. Воробьевым И.В. указанный земельный участок продан Зенченко Э.Г. (т. 1, л.д. 215).

Решением Хозяйственного суда города Киева от 26 февраля 2013 г., оставленным без изменения постановлениями Киевского апелляционного хозяйственного суда от 22 мая 2013 г. и Высшего хозяйственного суда Украины от 26 февраля 2014 г., распоряжения Севастопольской городской государственной администрации от 24 марта 2010 г. N 748-р и от 6 апреля 2010 г. N 1111-р признаны недействительными (т. 1, л.д. 14-31).

Разрешая спор и полностью удовлетворяя иск Правительства Севастополя, суд первой инстанции исходил из того, что решением Хозяйственного суда города Киева от 26 февраля 2013 г., имеющим преюдициальное значение, установлено, что Севастопольская городская государственная администрация не имела законных полномочий распоряжаться земельным участком в районе бухты «Омега» и названные распоряжения, послужившие основанием для выдачи Забалуевой О.С. свидетельства о праве собственности на спорный земельный участок, признаны недействительными, в связи с чем правовые основания приобретения ответчицей права собственности на указанный земельный участок отсутствовали.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции. Кроме того, коллегия со ссылкой на статьи 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации указала на то, что спорный земельный участок выбыл из владения города Севастополя помимо воли Севастопольского городского совета, уполномоченного на распоряжение данным земельным участком, и приобретен у лица, которое не имело право его отчуждать.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при вынесении судебных постановлений судами первой и апелляционной инстанций не было учтено следующее.

Согласно статье 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.

В соответствии со статьей 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации задачами подготовки дела к судебному разбирательству являются уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон, разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса, представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле, примирение сторон.

По смыслу указанной статьи, уточнение обстоятельств дела предполагает уяснение требований истца, которые должны быть четкими и непротиворечивыми.

Определяя совокупность фактов, установление которых необходимо для разрешения дела, суд вправе включить в предмет доказывания факты, имеющие юридическое значение для дела, но не указанные сторонами. Кроме того, суд должен определить, из какого правоотношения возник спор, и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется различными способами, перечень которых не является исчерпывающим. Вместе с тем способы защиты гражданских прав могут предопределяться правовыми нормами, регулирующими конкретные правоотношения, в связи с чем стороны правоотношений вправе применить лишь определенный способ защиты права.

Исковые требования правительства Севастополя состояли в требовании признать отсутствующим право собственности Забалуевой О.С. на земельный участок площадью 0,0968 га, расположенный по адресу: …, признать недействительным выданное Забалуевой О.С. 8 апреля 2013 г. свидетельство о праве собственности на названный земельный участок, истребовать в пользу города федерального значения Севастополя из незаконного владения Быкова В.Ю. спорный земельный участок.

Право истребовать свое имущество из чужого незаконного владения предоставлено собственнику статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации. Виндикационный иск, то есть истребование имущества из чужого незаконного владения, является требованием не владеющего вещью собственника к владеющему несобственнику о возврате ему вещи.

Как указано в пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — постановление Пленума 10/22), в соответствии со статьей 301 ГК РФ лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. Доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца (абзацы первый и третий).

Кроме того, истец в силу статьи 56 (часть 1) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должен доказать факт наличия имущества у незаконного владельца и владение ответчиком этим имуществом.

В соответствии с абзацем третьим пункта 52 постановления Пленума 10/22 в случаях, когда запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Таким образом, иск о признании зарегистрированного права или обременения отсутствующим является исключительным способом защиты, применение данного способа защиты возможно при условии исчерпания иных способов защиты (признание права, виндикация) и установления факта нарушения прав и законных интересов заинтересованного лица.

При этом возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена лицу, которое является не только собственником спорного имущества, но и одновременно является лицом, владеющим этим имуществом.

Между тем имеющие значение для дела обстоятельства владения спорным земельным участком городом федерального значения Севастополем в нарушение требований действующего законодательства не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились, обстоятельства владения Забалуевой О.С. спорным земельным участком судом установлено не было. Более того, судом установлено, что спорный земельный участок был отчужден Забалуевой О.С., неоднократно продавался и впоследствии приобретен Быковым В.Ю., за которым зарегистрировано право собственности на данный земельный участок.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций приведенные выше нормы права и разъяснения постановления Пленума 10/22 не учли, как и то, что заявленные правительством города Севастополя исковые требования являются взаимоисключающими, предполагающими различие в предмете доказывания и установлении юридически значимых обстоятельств.

Суды не учли, что одновременное удовлетворение иска о признании права отсутствующим и виндикационного иска невозможно, поскольку истребование имущества из чужого незаконного владения предполагает, что данное имущество выбыло из владения истца и находится во владении ответчика, в то время как признание права собственности ответчика отсутствующим возможно только при наличии у истца права собственности, владении им имуществом и неосновательной регистрации права собственности за ответчиком, который этим имуществом не владеет.

Кроме того, суд апелляционной инстанции согласился с судом первой инстанции, удовлетворившим требование о признании отсутствующим права собственности Забалуевой О.С. на спорный земельный участок, который на момент рассмотрения дела ей не принадлежал и был зарегистрирован за Быковым В.Ю.

Согласно части 1 статьи 9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданское судопроизводство ведется на русском языке — государственном языке Российской Федерации или на государственном языке республики, которая входит в состав Российской Федерации и на территории которой находится соответствующий суд. В военных судах гражданское судопроизводство ведется на русском языке.

Между тем в нарушение указанной нормы права в материалах дела имеются документы, составленные на иностранном языке и не имеющие перевода на русский язык.

Учитывая изложенное, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 29 мая 2017 г. отменить в полном объеме и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 29 мая 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Романовский С.В.
Гетман Е.С.

Оставьте комментарий