Все о конституционном суде

Внимание! Возможно, это устаревшая версия документа!
В настоящее время база документов актуализируется.

Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных нрав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащие примеиению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе.
К жалобе помимо документов, перечисленных в статье 38 настоящего Федерального конституционного закона, приилагается копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона при разрешения конкретного дела. Выдача заявителю копии такого документа производится по его требованию должностным лицом или органом, рассматривающим дело.

Комм. Т.Г.Морщакова

1. В соответствии с ч.4 ст.125 Конституции в ст.96 и последующих статьях гл.XII нашел отражение институт обжалования гражданином неконституционности закона.
Прежде такая процедура отсутствовала. Гражданин мог обжаловать в Конституционный Суд лишь судебных решения, вынесенные в последней судебной инстанции, а не примененный закон. Причем обжалованию подлежали только такие из них, которые отражали сложившееся «обыкновение правоприменительной практики» или могли способствовать его возникновению: гражданин должен был обосновать, что неконституционное применение закона в его деле является не единичным случаем, а общей тенденцией, имеет характер обыкновения. Эти требования прежнего Закона существенно ограничивали право граждан на конституционную жалобу, что, правда, корректировалось практикой Конституционного Суда. За два года своей деятельности он ни разу не отказал в рассмотрении жалоб по указанному основанию. Однако признание Конституционным Судом решений других судов неконституционными не лишало юридической силы нормы, примененные в конкретном деле. Они продолжали применяться по другим делам и могли быть аннулировать только законодателем. Теперь Конституция и новый Закон о Конституционном Суде предусматривают, что решение, вынесенное Конституционным Судом по жалобе гражданина, имеет такие же юридические последствия, как и при проверке конституционности закона, инициированной органами государственной власти (ч.6 ст.125 Конституции, ч.3 ст.79 Закона). Аналогичные институты существуют в конституционном судопроизводстве Австрии, Венгрии, ФРГ, Швейцарии.
2. Жалоба наряду с запросами и ходатайствами является, согласно ч.1 ст.36 комментируемого Закона, одним из поводов к рассмотрению дела в Конституционном Суде. Жалобы представляют собой специфическую форму обращения, характерную только для одной из всех процедур в конституционном судопроизводстве, когда оно возбуждается гражданином в интересах защиты его конституционных прав и свобод, нарушаемых законом в конкретном случае правоприменения. Поэтому в теории и практике конституционного судопроизводства конституционную жалобу относят к институтам конкретного нормоконтроля в отличие от абстрактного нормоконтроля. (Абстрактный нормоконтроль, осуществляемый Конституционным Судом в соответствии с ч.2 ст.125 Конституции и ст.ст. 84-91 Закона о Конституционном Суде по обращениям уполномоченных на это органов власти, не связан с конкретным случаем правоприменения и возможен независимо от того, имело ли место нарушение прав каких-либо конкретных лиц.)
Жалобы на нарушение законом конституционных прав и свобод могут быть как индивидуальными, так и коллективными. Коллективная жалоба, подписанная группой лиц или уполномоченными на это представителями, допустима, если каждый из заявителей сам по себе также управомочен на подачу жалобы и обжалует применение к нему того же закона. Это вытекает из сопоставления ч.1 ст.96 и ст.48 Закона, допускающей соединение нескольких обращений в одном производстве.
3. Правом на обращение с жалобой в Конституционный Суд обладают граждане, их законные представители, лица, уполномоченные гражданами представлять их интересы в конституционном судопроизводстве, объединения граждан, включая юридических лиц и общественные организации. От имени объединений граждан обратиться с жалобой могут как специально уполномоченные на это представители, так и представители по должности (см. п.3 ч.2 ст.37; ст.52, ч.2 ст.53 Закона).
Объединения граждан вправе обратиться с конституционной жалобой на нарушение индивидуальных и коллективных прав граждан, а также на нарушение прав самого объединения, поскольку цель объединения состоит в коллективном осуществлении какого-либо конституционного права или его защите.
Объединение вправе обратиться с конституционной жалобой в защиту интересов граждан, для реализации прав которых оно создано, как по просьбе гражданина, так и без специальной просьбы. Это вытекает из Закона, поскольку объединения граждан указаны в качестве самостоятельного субъекта обращения в Конституционный Суд. Такой вывод подтверждается и сравнением со ст.4 Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», которая, закрепляя иной поход, специально указывает, что общественная организация может подать жалобу в защиту прав гражданина только по его просьбе.
4. Ранее действовавший Закон о Конституционном Суде содержал прямое указание на то, что правом на обращение с жалобой наряду с гражданами обладают также иностранцы. Отсутствие такого положения в комментируемом Законе обусловило его неверное истолкование некоторыми российскими и зарубежными авторами, утверждающими, что иностранцы лишены названного права. Однако в отношении иностранцев действует предписание ч.3 ст.62 Конституции, согласно которому они пользуются в Российской Федерации правами наравне с ее гражданами. Специальная оговорка о включении иностранцев в круг субъектов права конституционной жалобы неоправданна с точки зрения законодательной техники. Практически во всех отраслях законодательства при определении круга субъектов каких-либо прав понятие «граждане» подразумевает и приравненных к ним по правовому положению иностранцев. В соответствии с Конституцией законы специально оговаривают лишь исключительные случаи, в которых иностранцы не пользуются общегражданскими правами. Настоящий Закон также исходит из одинакового правового статуса граждан и иностранцев в конституционном судопроизводстве.
5. Согласно ч.1 ст.96, правом на конституционную жалобу могут обладать также иные органы и лица, указанные в федеральном законе. Данная норма рассчитана на перспективу. Она оставляет законодателю возможность предусмотреть в будущем регулировании специальное правомочие обращаться с конституционной жалобой в интересах граждан, которое может использоваться, например, Уполномоченным по правам человека (п.»д» ч.1 ст.103 Конституции), а также другими органами и лицами. Такие аналоги существуют и в зарубежном законодательстве: в Португалии на это управомочена прокуратура; в Испании конституционную жалобу могут подать наряду с гражданином прокуратура и народный правозащитник.
6. Предпринятое в новом Законе о Конституционном Суде определение субъектов, управомоченных на обращение с конституционной жалобой, является шагом вперед по равнению как с прежним Законом о Конституционном Суде, так и с действующим Законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». В отличие от этих актов ч.1 ст.96 не отрицает обращения с конституционной жалобой в защиту общих интересов в интересов третьих лиц, хотя и ограничивает круг возможных субъектов такого обращения. Конечно, данная норма не предусматривает права каждого обратиться с жалобой в чужих интересах, но и не указывает, что жалоба может быть подана только гражданином, чьи права и свободы нарушаются. Не исключено также дальнейшее расширительное толкование этого положения законодателем.
Иное, более жесткое, определение круга субъектов конституционной жалобы в ч.1 ст.96 ограничивало бы норму ч.4 ст.125 Конституции, которая вообще не дает их перечня.
7. Согласно ч.2 ст.96, требуется приложить к жалобе официальный документ, который подтверждает, что в процессе правоприменения ссылаются на обжалуемый закон. Такой документ должен выдаваться по требованию гражданина любым правопримените-лем, не только судом.
Форма документа может быть различной. Если на основе обжалуемого закона уже принято правоприменительное решение, то представляется копия этого решения. В других случаях, когда речь идет только о возможности применения закона (о понятии подлежащего применению закона см. комментарий к ст.97), но правоприменительное решение еще не принято, гражданину выдается документ, фиксирующий, что его дело рассматривается и что правоприменитель при этом может или будет руководствоваться определенными нормами. Должен быть назван вопрос, подлежащий решению, и орган, управомоченный его принять. Необходимы другие обязательные реквизиты документа: дата его выдачи, подпись выдавшего лица с указанием должностного положения, номер регистрации документа, печать или штамп органа, выдавшего документ. Без этого не могут быть проверена его подлинность и удостоверен факт рассмотрения конкретного дела правоприменителем. В остальном форму документа определяет сам правоприменитель.
Важно, чтобы ссылки на отсутствие в настоящем Законе более строгих правил к оформлению указанного в ч.2 ст.96 документа не использовались для отказа в выдаче его гражданину. Закон о Конституционном Суде имеет прямое действие и непосредственно обязывает правоприменительные органы и их должностных лиц исполнять предписание ч.2 ст.96. Неисполнение этой нормы может быть обжаловано гражданином в суд общей юрисдикции.

Оглавление

Судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Исходя из положений Конституции РФ и Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 «О Конституционном Суде Российской Федерации» КС РФ не возглавляет судебную систему и не является вышестоящей инстанцией для иных органов судебной системы РФ, в т. ч. для конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Вместе с тем, учитывая, что основной целью его деятельности является защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории страны, КС РФ занимает ведущее положение в сфере конституционного контроля в стране.

КС РФ состоит из 19 судей, которые назначаются на должность СФ по представлению Президента РФ. Срок полномочий судьи не ограничен. Предельный возраст пребывания в должности судьи КС РФ — 70 лет. Полномочия КС РФ не ограничены определенным сроком. КС РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ: федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, палат ФС РФ, Правительства РФ; конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ; договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ; не вступивших в силу международных договоров РФ; разрешает споры о компетенции: а) между федеральными органами государственной власти; б) между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ; в) между высшими государственными органами субъектов РФ; по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле; дает толкование Конституции РФ; дает по запросу СФ заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления; выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения; осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией РФ, Федеративным договором и федеральными конституционными законами.

Решения КС РФ обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

СФ обладает правом обращения в КС РФ с запросом.

КС РФ рассматривает нормативные акты СФ на их соответствие Конституции РФ. При этом СФ выступает стороной в судебном процессе. Согласно ст. 18 Регламента СФ к полномочиям Председателя СФ относится назначение из числа членов СФ полномочного представителя СФ в КС РФ. В соответствии с Конституцией РФ КС РФ может обратиться с посланием к ФС РФ.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

Принят Законодательной палатой 23 мая 2017 года

Одобрен Сенатом 27 мая 2017 года

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Цель настоящего Закона

Целью настоящего Закона является регулирование деятельности Конституционного суда Республики Узбекистан.

Статья 2. Статус Конституционного суда Республики Узбекистан

Конституционный суд Республики Узбекистан (далее — Конституционный суд) является постоянно действующим органом судебной власти по рассмотрению дел о конституционности актов законодательной и исполнительной власти.

Статья 3. Законодательство о Конституционном суде Республики Узбекистан

Законодательство о Конституционном суде Республики Узбекистан состоит из Конституции Республики Узбекистан, настоящего Закона и иных актов законодательства.

Статья 4. Полномочия Конституционного суда

Конституционный суд:

определяет соответствие Конституции Республики Узбекистан законов Республики Узбекистан и постановлений палат Олий Мажлиса Республики Узбекистан, указов, постановлений и распоряжений Президента Республики Узбекистан, постановлений правительства, решений местных органов государственной власти, межгосударственных договорных и иных обязательств Республики Узбекистан;

определяет соответствие Конституции Республики Узбекистан конституционных законов Республики Узбекистан, законов Республики Узбекистан о ратификации международных договоров Республики Узбекистан — до их подписания Президентом Республики Узбекистан;

дает заключение о соответствии Конституции Республики Каракалпакстан Конституции Республики Узбекистан, законов Республики Каракалпакстан — законам Республики Узбекистан;

дает толкование норм Конституции и законов Республики Узбекистан;

рассматривает обращение Верховного суда Республики Узбекистан, инициированное судами, о соответствии Конституции Республики Узбекистан нормативно-правовых актов, подлежащих применению в конкретном деле;

по результатам обобщения практики конституционного судопроизводства ежегодно представляет палатам Олий Мажлиса Республики Узбекистан и Президенту Республики Узбекистан информацию о состоянии конституционной законности в стране;

рассматривает другие дела, отнесенные к его компетенции Конституцией и законами Республики Узбекистан.

Конституционный суд при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Статья 5. Избрание Конституционного суда

Конституционный суд избирается Сенатом Олий Мажлиса Республики Узбекистан по представлению Президента Республики Узбекистан из числа лиц, рекомендованных Высшим судейским советом Республики Узбекистан, включая представителя от Республики Каракалпакстан.

Каждый судья Конституционного суда избирается в индивидуальном порядке. Избранным считается лицо, получившее большинство голосов от общего числа членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан.

Конституционный суд состоит из семи судей Конституционного суда, включая председателя и его заместителя.

Председатель Конституционного суда и его заместитель избираются из числа судей Конституционного суда на его заседании.

Статья 6. Срок полномочий судьи Конституционного суда

Срок полномочий судьи Конституционного суда — пять лет.

Предельный возраст пребывания в должности судьи Конституционного суда составляет как правило семьдесят лет.

Одно и то же лицо не может быть избрано судьей Конституционного суда более двух раз.

Статья 7. Основные принципы деятельности Конституционного суда

Основными принципами деятельности Конституционного суда являются верховенство Конституции Республики Узбекистан, независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон.

Статья 8. Верховенство Конституции Республики Узбекистан

Конституционный суд всей своей деятельностью призван обеспечивать верховенство Конституции Республики Узбекистан, реализацию в актах законодательной и исполнительной власти конституционного принципа приоритета прав и свобод человека и других норм Конституции Республики Узбекистан.

Конституционный суд разрешает дела и дает заключения, руководствуясь исключительно Конституцией Республики Узбекистан.

Статья 9. Независимость Конституционного суда

Конституционный суд и его судьи в своей деятельности независимы и подчиняются только Конституции Республики Узбекистан.

Судьи Конституционного суда, принимая решения, выражают свою правовую позицию, свободную от соображений практической целесообразности, политических склонностей и других посторонних воздействий.

Вмешательство в деятельность Конституционного суда не допускается и влечет за собой ответственность в соответствии с законом.

Статья 10. Коллегиальность

Рассмотрение дел и принятие решений производится в Конституционном суде коллегиально в составе не менее четырех судей.

Статья 11. Гласность

Заседания Конституционного суда, как правило, проводятся открыто.

Статья 12. Состязательность и равноправие сторон

Конституционное судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Стороны на основе состязательности пользуются равными правами и возможностями по представлению доказательств, заявлению ходатайств, высказыванию мнений, отстаиванию своей позиции относительно рассматриваемого дела.

Статья 13. Обязательность решений и требований Конституционного суда

Решения Конституционного суда обязательны для всех органов государственной власти и управления, а также предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, должностных лиц и граждан.

Требования Конституционного суда о представлении нормативно-правовых актов, документов и их копий, о даче разъяснений и консультаций по рассматриваемым им вопросам обязательны для всех органов, которым они адресованы.

Статья 14. Законодательная инициатива Конституционного суда

В соответствии с Конституцией Республики Узбекистан Конституционному суду принадлежит право законодательной инициативы в Законодательной палате Олий Мажлиса Республики Узбекистан.

Статья 15. Порядок деятельности Конституционного суда

Порядок деятельности Конституционного суда определяется его Регламентом.

Глава 2. Статус судей Конституционного суда

Статья 16. Требования к кандидату на должность судьи Конституционного суда. Квалификационные классы судей Конституционного суда

Судьей Конституционного суда может быть избран гражданин Республики Узбекистан не моложе тридцати пяти лет из числа специалистов в области политики и права, обладающий высокими моральными качествами и необходимой квалификацией.

Судье Конституционного суда Президентом Республики Узбекистан присваивается Высший или Первый квалификационные классы.

Статья 17. Полномочия председателя Конституционного суда

Председатель Конституционного суда:

возглавляет Конституционный суд и организует его деятельность;

руководит подготовкой вопросов, принятых Конституционным судом к рассмотрению;

созывает заседания Конституционного суда и председательствует на них;

распределяет обязанности между судьями Конституционного суда;

обеспечивает ежегодное представление палатам Олий Мажлиса Республики Узбекистан и Президенту Республики Узбекистан информации о состоянии конституционной законности в стране;

подписывает решения и протоколы заседаний Конституционного суда;

организует работу аппарата Конституционного суда, назначает на должность и освобождает от должности его работников;

распределяет бюджетные средства на содержание и обеспечение деятельности Конституционного суда;

осуществляет иные полномочия в соответствии с законодательством.

Председатель Конституционного суда по вопросам, входящим в его компетенцию, издает распоряжения.

В случае отсутствия председателя Конституционного суда его полномочия осуществляет заместитель председателя.

Статья 18. Присяга судьи Конституционного суда

Лицо, впервые избранное судьей Конституционного суда, приносит присягу следующего содержания:

«Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности судьи Конституционного суда, защищать конституционный строй, подчиняясь при этом только Конституции Республики Узбекистан».

Присяга приносится судьей Конституционного суда на заседании Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, на котором он избран.

Статья 19. Деятельность, несовместимая с должностью судьи Конституционного суда

Судьи Конституционного суда не могут быть сенаторами, депутатами представительных органов государственной власти.

Судьи Конституционного суда не могут состоять членами политических партий, участвовать в политических движениях, а также заниматься какими-либо другими видами оплачиваемой деятельности, кроме научной и педагогической.

Статья 20. Несменяемость судьи Конституционного суда

Судья Конституционного суда в период своих полномочий несменяем. Полномочия судьи не могут быть прекращены или приостановлены иначе, как в порядке и на основании, установленных настоящим Законом.

Статья 21. Неприкосновенность судьи Конституционного суда

Судья Конституционного суда не может быть привлечен к уголовной и административной ответственности, а также заключен под стражу без согласия Конституционного суда.

Уголовное дело в отношении судьи Конституционного суда может быть возбуждено только Генеральным прокурором Республики Узбекистан.

Не допускается привод, задержание, а равно досмотр личных вещей, багажа, транспорта, жилого, служебного помещения судьи Конституционного суда.

Статья 22. Приостановление полномочий судьи Конституционного суда

Полномочия судьи Конституционного суда могут приостанавливаться решением Конституционного суда в случаях:

привлечения его к уголовной ответственности;

занятия им деятельностью, несовместимой с должностью судьи;

признания его безвестно отсутствующим решением суда.

Приостановление полномочий судьи, за исключением случаев, когда судье в качестве меры пресечения было избрано заключение под стражу, не влечет за собой приостановления выплаты ему заработной платы и не лишает его гарантий неприкосновенности, установленных настоящим Законом.

Полномочия судьи Конституционного суда приостанавливаются до отпадения оснований к их приостановлению.

Статья 23. Досрочное прекращение полномочий судьи Конституционного суда

Полномочия судьи Конституционного суда прекращаются досрочно решением Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан в случаях:

нарушения им присяги судьи;

подачи им письменного заявления;

достижения им предельного возраста пребывания в должности судьи;

вступления в отношении него в законную силу обвинительного приговора суда;

продолжения судьей деятельности, несовместимой с должностью судьи, после сделанного ему предупреждения или приостановления его полномочий;

его неспособности по состоянию здоровья или иным уважительным причинам в течение длительного времени исполнять обязанности судьи;

утраты им гражданства Республики Узбекистан;

признания его в установленном порядке недееспособным или ограниченно дееспособным;

смерти или объявления его умершим решением суда.

Статья 24. Гарантии по трудоустройству судей Конституционного суда после окончания их полномочий

Судьям Конституционного суда после окончания их полномочий предоставляется прежняя работа (должность), занимаемая ими до избрания на должность судьи Конституционного суда, а при ее отсутствии — другая равноценная работа (должность).

Глава 3. Производство в Конституционном суде

Статья 25. Право внесения вопросов в Конституционный суд

Правом внесения на рассмотрение Конституционного суда вопросов обладают:

палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан;

Президент Республики Узбекистан;

Кабинет Министров Республики Узбекистан;

Уполномоченный Олий Мажлиса Республики Узбекистан по правам человека (омбудсман);

Жокаргы Кенес Республики Каракалпакстан;

группа депутатов — не менее одной четвертой части от общего числа депутатов Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан;

группа сенаторов — не менее одной четвертой части от общего числа членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан;

Верховный суд Республики Узбекистан;

Генеральный прокурор Республики Узбекистан.

Вопрос на рассмотрение Конституционного суда может быть внесен и по инициативе не менее трех судей Конституционного суда.

Статья 26. Сроки рассмотрения вопросов в Конституционном суде

Конституционный суд приступает к изучению вопроса не позднее, чем в семидневный срок с момента получения материалов, если они отвечают предъявляемым требованиям.

Решение по рассматриваемому вопросу принимается в Конституционном суде не позднее трех месяцев с момента получения соответствующего материала.

Статья 27. Участники заседания Конституционного суда

В заседании Конституционного суда могут участвовать Президент Республики Узбекистан, Спикер Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан, его заместители, Председатель Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, его заместители, Премьер-министр Республики Узбекистан, Уполномоченный Олий Мажлиса Республики Узбекистан по правам человека (омбудсман), Председатель Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан, председатель Верховного суда Республики Узбекистан, председатель Высшего судейского совета Республики Узбекистан, Генеральный прокурор и министр юстиции Республики Узбекистан. Они вправе излагать свою позицию по всем рассматриваемым вопросам.

Статья 28. Язык конституционного судопроизводства

Конституционное судопроизводство ведется на государственном языке.

Участники заседания, не владеющие государственным языком, могут выступать и давать объяснения на родном языке и пользоваться услугами переводчика.

Статья 29. Вызовы на заседание Конституционного суда

На заседание Конституционного суда могут быть вызваны лица, располагающие необходимыми сведениями или материалами, эксперты и специалисты.

Статья 30. Возмещение расходов экспертов, специалистов и переводчиков

Экспертам, специалистам и переводчикам, привлеченным в связи с рассмотрением дел в Конституционном суде, возмещаются расходы и выплачивается вознаграждение в соответствии с законодательством.

Статья 31. Принятие решения Конституционным судом

Конституционный суд принимает решения только по конкретным рассматриваемым вопросам, конституционность которых подвергается сомнению.

Конституционный суд может, проверив конституционность нормативно-правового акта, одновременно вынести решение также и в отношении нормативно-правовых актов, основанных на проверенном акте либо воспроизводящих его положения, хотя о них и не упоминалось во вносимом на рассмотрение Конституционного суда вопросе.

Решение Конституционного суда принимается открытым голосованием.

Судья Конституционного суда не вправе воздерживаться или не участвовать в голосовании.

Решение Конституционного суда считается принятым, если за него проголосовало большинство от присутствующих на заседании судей. В случае, когда голоса разделились поровну, голос председательствующего является определяющим.

Судья Конституционного суда, несогласный с решением Конституционного суда, вправе изложить свое мнение в письменном виде и приобщить его к протоколу заседания Конституционного суда.

Статья 32. Решение Конституционного суда

Решение Конституционного суда по существу рассмотренного дела о конституционности международного договора и нормативно-правового акта именуется постановлением. Постановления выносятся Конституционным судом именем Республики Узбекистан.

В других случаях решение Конституционного суда именуется заключением или может иметь иную форму.

Статья 33. Опубликование решений Конституционного суда и вступление их в силу

Постановления, заключения и иные решения Конституционного суда публикуются в средствах массовой информации и на официальном веб-сайте Конституционного суда.

Официальными источниками опубликования решений Конституционного суда являются «Собрание законодательства Республики Узбекистан», газеты «Халк сузи» и «Народное слово», «Вестник Конституционного суда Республики Узбекистан», а также Национальная база данных законодательства Республики Узбекистан.

Решение Конституционного суда вступает в силу со дня его официального опубликования.

Решение Конституционного суда окончательно и обжалованию не подлежит.

Статья 34. Пересмотр решения Конституционного суда

Решение Конституционного суда может быть пересмотрено им по собственной инициативе:

ввиду вновь открывшихся обстоятельств, неизвестных Конституционному суду в момент вынесения решения;

в случае изменения конституционной нормы, на основании которой было принято решение;

в случае признания Конституционным судом принятия данного решения с нарушением установленного порядка производства.

Глава 4. Иные вопросы организации и деятельности Конституционного суда

Статья 35. Аппарат Конституционного суда

Организационное, научно-экспертное, информационно-справочное и иное обеспечение деятельности Конституционного суда осуществляется аппаратом Конституционного суда.

Структура и штаты аппарата утверждаются председателем Конституционного суда в пределах выделенных ассигнований.

Порядок установления и присвоения классных чинов работникам аппарата Конституционного суда определяется положением, утверждаемым Олий Мажлисом Республики Узбекистан.

Статья 36. Научно-консультативный совет при Конституционном суде

При Конституционном суде образуется научно-консультативный совет, который является совещательным органом и действует на общественных началах. В его задачу входит разработка научно обоснованных рекомендаций по вопросам деятельности Конституционного суда.

Статья 37. Финансирование деятельности Конституционного суда

Финансирование деятельности Конституционного суда производится за счет средств Государственного бюджета Республики Узбекистан и предусматривается в нем отдельной строкой.

Статья 38. Материальное и социальное обеспечение судей Конституционного суда

Материальное и социальное обеспечение судей Конституционного суда, связанное с оплатой их труда, предоставлением ежегодного отпуска, мерами социальной защиты судей и членов их семей, обязательным государственным страхованием жизни и здоровья судей, устанавливается в соответствии с Законом Республики Узбекистан «О судах».

Заработная плата судьи Конституционного суда состоит из должностного оклада, доплат за квалификационный класс, выслугу лет.

Судьи Конституционного суда освобождаются от налога на доходы физических лиц по доходам, полученным ими в связи с исполнением служебных обязанностей.

Статья 39. Символы судебной власти Конституционного суда

В зале заседания Конституционного суда находятся изображение Государственного герба Республики Узбекистан, Государственный флаг Республики Узбекистан, издание Конституции Республики Узбекистан.

Статья 40. Специальная одежда судей

Судьи Конституционного суда заседают в специальной форменной одежде, описание и образец которой утверждаются Сенатом Олий Мажлиса Республики Узбекистан.

Статья 41. Удостоверение судьи Конституционного суда

Судье Конституционного суда выдается удостоверение, подписываемое Председателем Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан.

Статья 42. Печать Конституционного суда

Конституционный суд имеет печать с изображением Государственного герба Республики Узбекистан и своим наименованием.

Глава 5. Заключительные положения

Статья 43. Признание утратившими силу некоторых законодательных актов

Признать утратившими силу:

1) Закон Республики Узбекистан от 30 августа 1995 года № 103-I «О Конституционном суде Республики Узбекистан» (Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 1995 г., № 9, ст. 178);

2) пункт 1 Постановления Олий Мажлиса Республики Узбекистан от 30 августа 1995 года № 104-I «О введении в действие Закона «О Конституционном суде Республики Узбекистан» (Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 1995 г., № 9, ст. 179);

3) раздел VII Закона Республики Узбекистан от 13 декабря 2002 года № 447-II «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан» (Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 2003 г., № 1, ст. 8);

4) раздел XII Закона Республики Узбекистан от 30 августа 2003 года № 535-II «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан» (Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 2003 г., № 9-10, ст. 149);

5) статью 8 Закона Республики Узбекистан от 20 января 2014 года № ЗРУ-365 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан» (Ведомости палат Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 2014 г., № 1, ст. 2);

6) статью 9 Закона Республики Узбекистан от 14 мая 2014 года № ЗРУ-372 «О внесении изменений и дополнений, а также признании утратившими силу некоторых законодательных актов Республики Узбекистан» (Ведомости палат Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 2014 г., № 5, ст. 130).

Статья 44. Приведение законодательства в соответствие с настоящим Законом

Кабинету Министров Республики Узбекистан:

привести решения правительства в соответствие с настоящим Законом;

обеспечить пересмотр и отмену органами государственного управления их нормативно-правовых актов, противоречащих настоящему Закону.

Тамара Морщакова

Комментируя объёмные поправки и соответственно объёмный текст, принятый по поводу решения Конституционного Суда РФ, полагаю возможным ограничиться сейчас теми вопросами, которые я рассматриваю как определяющие многое в будущих алгоритмах правовой работы по конституционному судебному контролю.

Процедура

Конституционный Суд высказал ряд существенных правовых позиций относительно его собственных полномочий в соответствии с тем, как они были модифицированы на основе вносимой поправки (в этой части она может представляться как единая). Понятно, что и для юристов, и для не-юристов вопрос заключался в том, как же Конституционный Суд будет принимать «дело о поправках» к рассмотрению в рамках именно тех полномочий, которые он только в результате поправки и обретает.

Я бы сказала, что Конституционный Суд не мог не воспользоваться скрупулёзным соблюдением законодательным собранием всех пунктов процедуры, предусмотренной для внесения изменений в главы 3 и 8 Конституции. В последнем утвержденном тексте поправки о порядке принятия и вступления в силу федерального конституционного закона о поправках были повторены как обязательные все элементы этой процедуры, установленные статьей 136-й Конституции. То есть, указано на принятие Федерального конституционного закона квалифицированным большинством голосов в обеих палатах Федерального Собрания и на одобрение его не менее чем 2/3 законодательных органов субъектов Российской Федерации. За счёт того, что это было реально осуществлено, в какой-то мере снята неопределённость в вопросе о том, мог ли КС РФ рассматривать поправки как не вступивший в силу закон, или же он должен был исходить из того, что этот закон вступил в силу. Эта последняя позиция – в контексте других переходных положений к поправкам, где сочинены подробные необычно изощренные предписания, – с формальной точки зрения не заслуживала бы никакого упрёка, если не учитывать все остальные характеристики процесса прохождения закона о поправках и их дополнение особым общероссийским голосованием

Согласно 136-й статье Конституции РФ, поправка в Конституцию вступает в силу немедленно после одобрения двумя третями субъектов Российской Федерации. Таким образом, в результате того, что субъекты Федерации одобрили поправку (пусть и в один день, и стопроцентно – понятно, каким образом это было сделано), закон с точки зрения 136-й статьи вступил в силу. Раз закон вступил в силу, то он мог стать предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ именно как закон, и заседание Суда было посвящено проверке уже принятого закона о поправке, в том числе и по порядку его принятия в соответствии с новыми правилами, установленными в данных поправках. Хотя нельзя не признать, что проверка вступивших в силу после реализации условий статьи 136 изменений, ставших уже самим текстом Конституции, рассматривалась в прежних позициях КС как невозможная. Такие полномочия КС не введены и теперь.

Однако согласно принятым в поправках дополнениям к компетенции КС, он может теперь проверять по запросу Президента РФ проекты Федеральных Конституционных законов о поправке к Конституции, наряду с проектами Федеральных Конституционных законов, Федеральных законов и даже законов субъектов федерации (до их вступления в законную силу). Очевидно, КС РФ смог рассматривать установленную статьёй 136-й процедуру как исполненную (значит, позволяющую считать поправки вступившими в законную силу). В то же время с учетом нового приобретённого полномочия относительно проектов, он смог проверять эти поправки, как только еще «проектируемые», потому что статьи о порядке введения их в действие дополняли процедуру принятия ещё одним элементом (особым голосованием) – и значит, принятие (вроде бы) ещё не совсем завершено.

Конечно, это неверный подход с формально-правовой стороны, потому что предварительный контроль по отношению к поправкам фактически соединяется с контролем над поправками, уже вступившими в силу, но, кроме того, он явно посягает на неизменяемость статьи 136 Конституции, согласно которой поправки вступают в силу немедленно после одобрения в субъектах Федерации. Позволю себе еще подчеркнуть, что эта норма находится в главе 9-й Конституции и не подлежит изменению, а фактически сейчас – она меняется переходными положениями к принятым поправкам. С одной стороны, все поправки не могут не вступить в силу по Конституции, а с другой – находится нечто «сверх» Конституции. Конечно, высшая форма непосредственного выражения власти народа через референдум имеет большую силу, что отражено и в положениях статьи 135 о порядке принятия нового учредительного акта. Но эта процедура не заявлялась. И если даже представить себе такую невозможную ситуацию (которая не могла бы случиться и не случится в предусматриваемой форме голосования), когда эти поправки не были бы поддержаны общероссийским голосованием, получится, что это голосование аннулировало бы конституционную процедуру и статьи 135-й, и статьи 136. Объявленное проведение общероссийского голосования содержит такие элементы процедуры, которые теоретически позволяют изменить решение Федерального Собрания, признанное теперь уже и соответствующим действующей Конституции в её неизменяемой части.

«Общероссийское голосование»

Понятно и общепризнано в нынешней ситуации, что «общероссийское голосование» (по названию и процедуре) отлично от референдума или «всенародного голосования» (о котором говорится в первой главе Конституции). К референдуму предъявляются другие требования. В частности – непременное требование о том, чтобы выносимые предложения (в том числе законопроекты любого уровня) считались принятыми только в случае, если в голосовании приняли участие более половины избирателей, и более половины участвовавших избирателей проголосовали «за». По сути самой нормы, которая содержится в законе о поправках, общероссийское голосование признаётся состоявшимся при любом количестве участников. Поправки будут считаться одобренными и смогут вступить в силу при большинстве голосов «за» – от тех, кто пришёл голосовать. Это теперь уже одобрил Конституционный Суд.

Здесь я не могу позволить себе не вспомнить историческое (и, я бы сказала, разрушительное) решение Конституционного Суда, принятое в 1993-м году. Оно относилось к одному из двух полноценных в новой российской истории всероссийских референдумов, состоявшемуся до принятия действующей Конституции – к референдуму по поводу поддержки экономической политики президента, и доверия самому Президенту и парламенту. По его результатам было выявлено мнение принявших участие в голосовании граждан по поводу проведения досрочных выборов Президента и парламентариев. Тогда народ сказал: «Да, надо провести досрочные выборы». А Конституционный Суд в своём решении по поводу обязательности результатов голосования по данному вопросу утверждал, что такая обязательность для органов власти не признается, хотя в голосовании приняли участие более 50% населения. Согласно же позиции КС, за перевыборы должны были голосовать более 50% избирателей. Это резко контрастирует с тем, что Суд решил сейчас: он представил общероссийское голосование в ряду форм непосредственного выражения власти народа и его непосредственного участия в управлении делами государства. Сейчас КС посчитал, что непосредственное участие народа в голосовании по своей юридической силе даёт такой результат, который выше по отношению к предусмотренному Конституцией конституционному закону, принятому в формальной парламентской процедуре в двух палатах Федерального Собрания и одобренному законодательными органами не менее чем 2/3 субъектов Федерации. Это кардинально иная позиция. Практически меняются принципиальные подходы КС к обеспечению верховенства Конституции. В таком случае верховенство Конституции может быть поломано или отложено в сторону, если в процедуре голосования, не выдвигающей даже требование к числу голосующих граждан, допустимо изменить порядок, установленный 9-й Главой Конституции. На самом деле, Конституция такие случаи не предполагает: для внесения подобной поправки нужно либо выносить проект новой Конституции на настоящий референдум (с требованием к числу голосующих), либо идти по пути её принятия Конституционным Собранием. Последнее изначально отрицалось Президентом Российской Федерации, который вносил проект о поправках в порядке законодательной инициативы.

Конечно, можно отдать должное изобретательности Конституционного Суда, который исходил из идеи, что формы непосредственной демократии являются более значимыми способами выражения волеизъявления народа. Только это верно не когда народу предлагается проголосовать за массу поправок оптом. И это не верно, когда в отношении каждой из десятков поправок голосующий не имеет возможности сформировать свое волеизъявление – вне зависимости от голосования по другим вопросам. Признание решением КС РФ таких процедур юридически значимыми наносит серьёзный ущерб правовым подходам в сфере организации демократических институтов, во взаимоотношениях личности и государства, провоцирует манипуляции мнением граждан. Тем самым суд идёт против общих принципов Конституции РФ, против принципов, сформулированных в её первой статье. Эти принципы предполагают демократическое и правовое государство – такое государство, где власть подчиняется праву.

Конституционный контроль

Очень важный вопрос – о судебном конституционном контроле. Почему я его выделяю? Это основной элемент механизма сдержек и противовесов. Если конституционный контроль является полноценным и эффективным, то да – это можно считать надёжным механизмом в системе сдержек и противовесов, исходя из требований статей 10-й и 11-й Конституции Российской Федерации (о необходимом разделении властей). Поэтому поправки в компетенцию Конституционного Суда должны рассматриваться с этой точки зрения в первую очередь.

Работают ли они на основную цель механизма конституционного правосудия, обеспечивающего верховенство Конституции и принцип разделения властей? Здесь приходится сразу затронуть вопрос о компетенции Конституционного Суда, которая в ряде моментов заявлена как расширяемая. Речь идёт о включении в его полномочия предварительного конституционного контроля в отношении проектов законов разного уровня, которые могут быть представлены для проверки Президентом РФ. Это очень странная конфигурация.

Заявителем в Конституционном Суде о необходимости проверки проекта закона, одобренного Федеральным Собранием, может быть только Президент РФ. Никто другой не уполномочен передать этот уже принятый закон на рассмотрение КС. Возникает странная ситуация: Президент, который обладает правом вето в отношении простых федеральных законов и не имеет такого права в отношении федеральных конституционных законов, расширяет возможность ветирования и тех, и других актов за счёт полномочий Конституционного Суда. Если Президент РФ не подписывает федеральный закон, то этот акт президентского вето может преодолеть парламент – тем же квалифицированным большинством, которым он принимает федеральные конституционные законы. Когда парламент принимает последний тип закона, то такой закон не может ветироваться Президентом. Президент не может объявить вето и заморозить тем самым законодательный процесс. Поправка о «квазиветировании» Конституционным Судом (путем проверки не подписанного Президентом закона) расширяет право президентского вето.

Служит ли такое нововведение сохранению сдержек и противовесов в отношениях различных ветвей власти? Нет. Оказывается, что решение двух палат Парламента может быть отложено Президентом в сторону с помощью Конституционного Суда. И механизм преодоления такого противоречия – только молчаливое согласие парламента с этой сублимацией права вето. Конституционный Суд не служит при этом в качестве инструмента для уравновешивания полномочий Президента и парламента. Ущемляются полномочия парламента за счёт расширений полномочий Конституционного Суда. КС же тоже находится в системе разделения властей, так что на него в полной мере распространяется требование о том, что судебная власть должна осуществляться независимо от других ветвей власти, и она не может подменять другие ветви власти. Каждая из ветвей власти должна осуществлять свои полномочия самостоятельно. В принятом варианте предварительного контроля этого нет. Конституционный Суд фактически вмешивается в законодательную процедуру – не постфактум проверяет положения принятого закона на соответствие Конституции, а встраивается в работу президентской власти, помогая Президенту по существу осуществить право вето. По имевшимся ранее конституционным нормам это было невозможно, что позволяло иметь надежду хоть на какой-то баланс между законодательной властью и президентскими полномочиями. Очевидно, сейчас уже придется говорить о Конституционном Суде при Президенте РФ. Ясно, что его инициативы в отношении проверки в порядке предварительного судебного контроля даже чисто гипотетически не приведут в Конституционный Суд для предварительной проверки рассмотренные парламентом и одобренные им акты – с целью поддержать парламентское меньшинство. Даже если бы в корпусе парламентариев нашлась потом одна пятая для обращения в КС за проверкой тех же актов, уже подписанных Президентом на основании заключения КС, их обращение в КС будет теперь исключено. Это только частный случай сокращения компетенции КС – в результате инициативы ПРФ о предварительном контроле – при формально сохраняющихся за КС возможностях последующего конституционного контроля.

Пополнение компетенции Конституционного Суда за счёт проверки им проектов (т. е. по смыслу поправки, актов, не подписанных Президентом и поэтому не вступивших в силу), чревато многими другими отрицательными процессами. Те акты, которые КС проверит предварительно, будет невозможно обжаловать в этом же суде по инициативе не только любых других участников законотворческого процесса, но и других институтов государственной власти (скажем, даже Уполномоченного по правам человека), граждан и их объединений. Потому что по этим вопросам КС уже высказался. Не сможет конституционность такого акта быть поставлена под сомнение и судебными органами, которые имеют право обратиться в КС для проверки закона, подлежащего применению в конкретном рассматриваемом ими деле. Это правомочие на фоне предварительного конституционного контроля тоже реально исчезает.

Конституционный Суд во всех таких делах мог выступить как корректировщик нарушений баланса между ветвями власти или в качестве противовеса власти в защиту конституционных прав граждан – теперь это поле очень серьёзно сужается. Главным в этом новом оформлении представляется, что предмет для обжалования законов в целях защиты их нарушенного права будет впредь только сужаться вне всякой объективной обусловленности сокращением самих нарушений. Массив актов прошедших процедуру предварительного контроля, может только расти. Граждане не смогут подвергнуть их какой-то критике с точки зрения соответствия Конституции с учётом применения этих законов в конкретных делах. Применение в конкретных делах всегда обнаруживает гораздо больше нюансов регулирования и его недостатков. Поэтому конкретный нормоконтроль всегда является предпочтительным и для граждан, и для судов. В КС РФ такой нормоконтроль составляет в среднем 98% всех обращений. И соответственно же значительно будет урезано право граждан на проверку закона, нарушающего их конституционные права.

Цель уменьшить число дел в КС – для сохранения работоспособности его судей, уменьшения их числа или для сокращения возможностей спорить с законодательным государственным регулированием в суде не в качестве подчиненных, а в качестве равноправной стороны – конституционно не оправдана и не сделает эффективными вводимые процедуры. Это сам Конституционный Суд подтверждал многократно в своих правовых позициях. Очевидно, ему предстоит менять свой конституционный менталитет и в сфере защиты прав человека, не восстанавливаемых другими судами.

Кроме всего прочего, права граждан на обращение в КС РФ существенно нарушаются нормами о допустимости жалоб граждан. Формула, которая использовалась для её оценки, дополнена ранее отсутствовавшим в конституционном тексте требованием (даже в сравнении с изменениями от 2010-го года, исключившими право обжаловать подлежащую применению по делу заявителя норму до разрешения дела по существу). Новый текст предлагает новое ограничительное условие для признания жалобы гражданина допустимой: исчерпание им всех имеющихся средств защиты, предусмотренных в национальной правовой системе. Это значит, что дело, по которому вынесено уже исполняемое решение, утверждённое в апелляционной инстанции, должно пройти проверку в двух кассационных инстанциях и надзорной инстанции Верховного Суда. Пока все эти инстанции не будут пройдены (а надо понимать, сколько времени это занимает), право конкретного гражданина не будет восстановлено – даже если КС признает, в конце концов, его конституционные права нарушенными.

Это снижает гарантии защиты конституционных прав граждан. Даже подтверждение неконституционности обжалуемой гражданином нормы Конституционным Судом в таком случае не сможет возместить ущерб, уже нанесённый гражданину за то время, пока нарушенные элементы его правового статуса не восстанавливались. Известно, как тяжело в судебной системе судов общей юрисдикции и арбитражных судов иметь дело с таким исчерпанием хождения во все инстанции. Конечно, это усиливает позиции Верховного Суда в его стремлении самостоятельно выявлять смысл применяемого закона, не получая, когда не надо, публичной ориентировки на этот счет от Конституционного Суда. Но такие нововведения имеют право на существование только, если судебные инстанции, проверяющие судебные акты, могут считаться эффективными средствами правовой защиты. Статистика по делам и в Конституционном Суде, и в Европейском суде по правам человека не подтверждает данное качество национальных судебных инстанций.

Конституционный Суд РФ не увидел нарушений в рассмотрении коллегиальными органами определенной категории дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена законами субъектов РФ

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.05.2020 N 24-П «По делу о проверке конституционности статей 26.9 и 26.10, части 3 статьи 28.6 и части 6 статьи 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Костромского областного суда»

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ часть 3 статьи 28.6 и часть 6 статьи 29.10 КоАП РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они означают, что разрешение в установленном ими порядке дел об административных правонарушениях в области благоустройства территории, предусмотренных законом субъекта РФ, совершенных с использованием транспортного средства и зафиксированных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, может быть отнесено законом субъекта РФ к подведомственности административных комиссий, образованных на основании его закона, и что оформленное в форме электронного документа постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное административной комиссией, подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью ее уполномоченного должностного лица.

Оставьте комментарий