Юридическая конструкция договора

Павел Батайкин, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета. Кандидат юридических наук.

Статья является продолжением авторского цикла работ, посвященных исследованию гражданско-правовых конструкций. Путем анализа юридических конструкций гражданско-правовой отрасли выявлено основание достижения эффективности юридических конструкций. На примере различных гражданско-правовых конструкций раскрыты критерии, которым должна соответствовать юридическая конструкция для обеспечения разумного баланса интересов участников гражданских правоотношений.

Ключевые слова: гражданско-правовая отрасль, юридические конструкции, гражданско-правовые конструкции, эффективность гражданско-правовых конструкций, баланс частных и публичных интересов.

Efficiency of legal concepts in civil law

P.A. Bataykin

Key words: civil law, legal concept, civil law concept, balance of private and public interests.

Юридическая природа принципа сочетания частных и публичных интересов в гражданско-правовой отрасли характеризует его как основополагающее положение, требующее сбалансированного отражения в законодательстве личных и общественных интересов с помощью системы стимулирующих и ограничивающих средств правового регулирования. Несомненно, основное назначение законодательного органа состоит в организации хозяйственной жизни с учетом интересов всех участников этой сферы общественных отношений. При этом центральным аспектом в понимании используемых для этого гражданско-правовых средств является вопрос: в чьих интересах используются соответствующие юридические конструкции, насколько они эффективны и выражают потребности и интересы субъектов гражданского права?

Проблемы эффективности правового регулирования, как нормативного, так и индивидуального, в последние годы привлекают внимание многих ученых-юристов . Высказана точка зрения, согласно которой необходимо создание синтетической теории эффективности правового регулирования, охватывающей все правовые средства и все варианты процесса правового регулирования в их взаимозависимости .

Термин «эффективность» означает свойство кого- или чего-либо, приводящее к необходимым результатам. Следовательно, эффективность юридических конструкций — это степень реализации социальной ценности, которая напрямую зависит от баланса интересов участников отношений. Здесь социальная ценность, вернее, ее использование и эффективность, соотносятся как процесс и результат (подобно законности и правопорядку, праву и правореализации и др.).

Следует признать, что категории эффективности правового регулирования в целом и эффективность юридических конструкций гражданско-правовой отрасли в частности недостаточно исследованы. При этом выявление эффективности правовых конструкций приобретает все большее значение. Это объясняется следующими обстоятельствами: во-первых, если на первом этапе перехода к рыночным отношениям главной проблемой было отсутствие соответствующего законодательства, то в настоящее время можно говорить о том, что некоторые законодательные акты, регулирующие гражданско-правовые отношения, приняты и действуют. В связи с этим центральным является вопрос об эффективности их применения. Во-вторых, анализ эффективности юридических конструкций гражданско-правовой отрасли может позволить законодателю корректировать применение различных частноправовых и публично-правовых средств.

Таким образом, при исследовании эффективности юридических конструкций в гражданско-правовой сфере необходимо определить их цели. Несомненно, цели соответствующих конструкций, в конечном счете, связаны с целями правового регулирования и направлены на достижение разумного баланса интересов субъектов гражданского оборота.

Целесообразность применения той или иной юридической конструкции — это такое применение норм права компетентными органами при разрешении ими юридических дел, при котором цели права достигаются наилучшим образом и с максимальной эффективностью в рамках требований законности. Иными словами, ценность юридической конструкции в первую очередь проявляется в ее предназначении — обеспечивать в нормативном порядке свободу индивидов и организаций в обществе, находить баланс интересов субъектов отношений. С точки зрения собственного содержания права именно юридические конструкции могут рассматриваться как наиболее стабильные («надсоциальные» и в этом смысле — культурные) единицы права .

Можно привести несколько примеров юридических конструкций гражданского права с позиции оценки их эффективности. Например, такая юридическая конструкция, как «обычай», широко применяется не только в предпринимательской деятельности, но и в отношениях, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Поэтому предложенная Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее — Концепция) рекомендация необходимости внесения соответствующего дополнения в ст. 5 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) была реализована Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 302-ФЗ) <1>. С 1 марта 2014 г. источником гражданского права является не обычай делового оборота, а просто обычай, без указания на сферу деятельности, в которой он сложился и применяется. Следовательно, именно такая юридическая конструкция, как обычай, а не обычай делового оборота должным образом отвечает существу складывающихся в оговоренной сфере отношений.

<1> СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. I). Ст. 7627.

Следующим примером адаптации юридической конструкции к реалиям гражданского оборота можно назвать «решения собраний». В настоящее время решения собраний (решения участников юридического лица, решения сособственников, решения кредиторов в деле о банкротстве и некоторые другие) включены в перечень юридических фактов, являющихся основанием для возникновения прав и обязанностей. Статья 2 ГК РФ в редакции Федерального закона N 302-ФЗ уточняет круг отношений, регулируемых гражданским законодательством, прямо включая в них отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения). Следовательно, законодатель, преобразуя специальную норму в общую, вносит определенную ясность в правовую природу конструкции «решения собраний», отграничивает их от сделок.

Несомненно, юридическая конструкция должна вносить необходимую стабильность в гражданский оборот, отвечать потребностям субъектов гражданских отношений. Например, правоприменительная практика показала неэффективность такой юридической конструкции, как общество с дополнительной ответственностью (ст. 95 ГК РФ). Неэффективны также в своем практическом применении такие конструкции, как акционерные общества работников (народные предприятия) и некоторые конструкции некоммерческих организаций. Кроме того, не оправдали себя на практике и не несут особой смысловой нагрузки такие юридические конструкции, как «преобладающее общество» и «зависимое общество».

Следует отметить, что даже если все элементы юридической конструкции четко определены и она отвечает сути формирующихся правоотношений, ее действие должно быть обеспечено внутренними и внешними гарантиями. Так, конструкция предпринимательской деятельности субъектов гражданского права обеспечивается публично-правовым требованием в государственной регистрации лиц, изъявивших желание осуществлять этот вид экономической деятельности.

Анализ действующего законодательства в очередной раз показывает необходимость поиска новых юридических конструкций, уточняет существующие и обнаруживает неэффективные. Это касается и государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Федеральным законом N 302-ФЗ в ГК РФ добавлена ст. 8.1, которая определяет основные принципы государственной регистрации прав на имущество (в первую очередь недвижимого). Реализация положений указанной статьи, несомненно, приведет к изменениям в законодательстве о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и в законодательстве о государственном кадастре недвижимости.

Часть 8 ст. 2 Федерального закона N 302-ФЗ частично отменяет действующую в настоящее время систему двойной регистрации (прав и сделок) в отношении объектов недвижимости, на что указывалось в Пояснительной записке и в п. 2.1 разд. II Концепции. Следует отметить, что уже сейчас указанная норма изменена, при этом первоначальная ее редакция действовала только два дня (относительно договоров аренды недвижимого имущества).

Заметим, что одним из спорных вопросов в отечественной доктрине является вопрос о перечне вещных прав. С целью устранения существующего в законодательстве дуализма прав на управление имуществом, находящимся в государственной или муниципальной собственности, Концепция предлагает оставить только одно право — право оперативного управления. Данная конструкция определяется как право владения, пользования и распоряжения имуществом собственника в пределах, установленных законодательством, а также в соответствии с целями деятельности, заданиями собственника и назначением имущества.

Таким образом, в условиях новой социальной действительности достижение эффективности юридических конструкций гражданско-правовой отрасли возможно только в том случае, если она обеспечит установление разумного баланса интересов участников гражданских отношений.

При этом юридическая конструкция должна:

отвечать потребностям субъектов и существу складывающихся в гражданском обороте отношений;

быть внутренне непротиворечивой, а все ее элементы должны быть ясно определены в законодательстве;

обеспечиваться системой правовых гарантий, закрепленной как в рамках гражданско-правовой отрасли, так и за ее пределами.

Список литературы

Правовая юридическая конструкция

Юридические конструкции — один из сложных приемов правотворческой техники. Многие специалисты считают, что изучение юридических конструкций началось с Р. Иеринга. Однако внимательное прочтение его книги «Юридическая техника» показывает, что автор ведет речь о различных правилах создания (конструирования) законов, но какого-либо особого смысла в термин «юридическая конструкция» не вкладывает.

Итак, что такое юридическая конструкция?

Ранее подчеркивалось, что многие приемы юридической техники вырабатывались юридической практикой. Юридические конструкции, напротив, — это образец положительного воздействия правовой науки на юридическую практику. Это умозрительные построения, выработанные юридической наукой на основе использования и организации тех или иных элементов прав или обязанностей. В правотворческой технике они используются для облегчения исследования и анализа явлений права.

Целью установления юридических конструкций является сведение воедино нормативных положении и основных решений, связанных с тем или иным конкретным вопросом, областью деятельности или правовой проблемой.

Понятие и элементы юридической конструкции

Юридические конструкции представляют собой один из важнейших элементов правотворческой техники права. Они являются способом упорядочения общественных отношений и придания им при анализе точности и четкости. Они дают возможность теоретически осмыслить поначалу бесформенную массу феноменов в целях последующего их распределения в законах в соответствии с четко сформулированными идеями. Юридические конструкции позволяют идентифицировать и классифицировать юридические явления путем определения их так называемой юридической природы.

Юридическая конструкция — это создаваемая с помощью абстрактного мышления модель общественного отношения (его типовая схема), элементы которой жестко увязаны между собой.

Перечислим признаки юридической конструкции.

1. Если в понятии и дефиниции, которая его разъясняет, объединяются однородные явления, предметы, действия, их результаты и т. д. по многим присущим им существенным признакам (например, депутаты — это выборные представители народа от разных избирательных округов), то в конструкции предметом обобщения являются разнородные явления (кража, бандитизм, получение взятки, изнасилование и т. п.). Отсюда следует, что выделить общие признаки у этих ситуаций не представляется возможным.

2. Юридические конструкции — это обобщения различных сложных явлений, элементов юридической деятельности не по признакам, а по их внутренней структуре или строению (например, структура правоотношения, структура иска).

В самом деле, кража и изнасилование — это принципиально различные виды посягательства на права других лиц. Да, они имеют сходство: это посягательства, причиняющие значительный урон интересам субъектов права. Но это сходство поверхностное.

Структуру правового явления можно понять, только углубившись в его изучение. В ней, как правило, представлены разные «несущие части», каждая из которых выполняет только свойственную ей нагрузку, задачу. Вот почему непременным атрибутом юридической конструкции является наличие в ней разнородных элементов (частей). Содержание каждой конструкции состоит из набора таких элементов, свойственного только данному отражаемому в ней виду общественных отношений.

Конструкция договора, например, состоит из следующих элементов:

  • стороны договора;
  • предмет договора;
  • права и обязанности сторон;
  • санкции за невыполнение обязательств.

Если мы в нормативном акте не отразим один из этих элементов договорных отношений (допустим, санкции), конструкция не будет иметь правового характера.

3. В отличие от понятия, которое тоже есть результат обобщения, юридическая конструкция — обобщение более глубокое. Если в дефиниции отражаются общие признаки однородных явлений, предметов, действий и т. д., т. е. их существенные свойства, то в юридической конструкции, помимо элементов, ее составляющих, находят отражение связи между этими элементами различных явлений юридических фактов или общественных отношений.

Так, в юридической конструкции «необходимая оборона» нужно установить связь между защитой личности и нрав обороняющегося от опасного для жизни насилия и причинением вреда посягающему (ст. 37 УК РФ).

4. В юридической конструкции находят отражение не любые связи, а лишь типичные, т. е. всегда имеющие место, если речь идет об аналогичных юридических фактах, правовых ситуациях, общественных отношениях.

Правомерно поступают многие люди (учатся, трудятся, женятся, воспитывают детей, приобретают имущество и т. п.), по независимо от того, в чем выражается их правомерное поведение, мы всегда можем определить, кто поступает в соответствии с нормами права (т. е. субъект), какую выгоду он извлекает из своего поведения (т. е. объект), в каких действиях выражается правомерное поведение (т. е. объективная сторона) и присутствует ли при этом осознание своего поведения как полезного, нужного (т. е. субъективная сторона). Все это вместе составляет конструкцию правомерного поведения.

Правовая конструкция брака состоит из следующих элементов (Семейный кодекс РФ (далее — СК РФ)):

  • сторонами его могут быть мужчина и женщина;
  • достигшие возраста 18 лет;
  • не состоящие в другом зарегистрированном браке;
  • дееспособные;
  • не находящиеся в близких родственных отношениях;
  • выразившие взаимное добровольное согласие на вступление в брак.

5. Характер связей между элементами общественного отношения, явлениями всегда жесткий; отсутствие хотя бы одного элемента приводит к разрушению конструкции в целом.

Юридическая конструкция «субъективное право» состоит из следующих элементов:

  • право на активные действия;
  • право требования;
  • право притязания.

Если убрать право притязания, субъективное право станет незащищенным. Если в этой конструкции лишить субъекта права на активные действия, субъективное право станет фикцией. Если удалить из конструкции субъективного права второе звено (право требования), реализация интереса у правомоченного лица ставится под угрозу.

Таким образом, обозначенные пять признаков свидетельствуют о том, что любая юридическая конструкция есть не что иное, как системно-структурное построение правового материала на основе обобщений, присущих сходным ситуациям, действиям, поведению, или, иначе, — она есть их модель (образец, стандарт).

Модели общественных отношений, юридических фактов — это результат напряженной интеллектуальной работы (порой не одного поколения людей). Их можно построить только на основе глубокого анализа, когда производится «расщепление», выделение присущих ситуациям одинаковых элементов и установление связей между этими элементами. Модель — это мысленный упрощенный образ обобщаемых сходных ситуаций. Модель представляет собой отпечатки юридических явлений, встречающихся в общественной жизни. Модели, закрепленные в нормативных актах, — это и есть юридические конструкции.

С. С. Алексеев называет юридические конструкции правовыми молекулами. Одним из главных видов таких правовых «молекул» является норма права. В юридической науке эту «молекулу» еще именуют логической нормой права, частями которой являются гипотеза, диспозиция и санкция. Именно из множества таких «молекул» и состоит «каркас» права.

Перечислим примеры юридических конструкций:

  • общие юридические конструкции, которые используются во всех отраслях права. Их довольно много (например, юридическая конструкция субъективного права, юридической обязанности, законодательства);
  • конструкции прямой демократии, представительной демократии, легитимности, гражданства, федерализма и др. (конституционное право);
  • конструкция общего интереса, породившая понятие публичной власти (административное право). Здесь приходится оперировать конструкциями административных актов, консультативных заключений, государственных служащих, мер по поддержанию общественного порядка, предоставления общественных услуг и проч.;
  • конструкции бюджетного финансирования государственных органов, прямые налоги, косвенные налоги, налоговые сборы, пошлины и др. (финансовое право);
  • конструкция собственности (гражданское право). Другие конструкции имеют характер дополняющих, т. е. развиваются как ответвления от одной базовой концепции. Таковыми являются конструкции государственной, муниципальной, совместной, интеллектуальной собственности. Широко применяется конструкция договора (купли-продажи, аренды и др.). Известны и такие конструкции, как злоупотребления правами, движимое имущество, недвижимое имущество, вещные права, личные права, интеллектуальные права, взаимозаменяемые вещи, незаменяемые вещи, возмещение вреда, возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, и проч.;
  • конструкции обществ с ограниченной ответственностью, акционерных обществ, акций, облигаций и проч. (предпринимательское право);
  • конструкции коллективного договора, трудового кон тракта, приема на работу, увольнения и проч. (трудовое право);
  • конструкции состава преступления; должностные преступления, военные преступления, экономические преступления, алиби, смягчающие обстоятельства, отягчающие обстоятельства, крайняя необходимость, необходимая оборона (уголовное право);
  • конструкции признания государства, международного соглашения, международного обычая, нейтралитета, состояния войны и др. (международное право).

Если задаться целью, можно дать полный список существующих юридических конструкций, но только на определенный период времени, ибо право постоянно развивается и количество юридических конструкций не остается неизменным. На взгляд непосвященного в тонкости права человека любая юридическая конструкция — это тайна за семью печатями. Однако изучение различных отраслей права помогает со временем воспринимать эти категории как нечто несложное и вполне доступное.

Значение и функции юридических конструкции

Юридические конструкции трудно переоценить. Не случайно человечество стало применять их с давних времен. Еще в римском праве использовалась, например, конструкция договора, в средневековой Англии появились исковые формуляры. В дальнейшем число юридических конструкций только возрастало.

Увеличение числа юридических конструкций с развитием человечества не случайно. Можно отметить несколько особенностей и связанных с ними функций, выполняемых юридическими конструкциями:

  • в связи с постоянным повышением интеллектуального потенциала общества и увеличением способности людей к абстрагированию становятся возможны типизация ситуаций, требующих правового регулирования, и создание новых юридических конструкций как способа реализации интеллектуальных возможностей человечества, в частности возможности производить обобщения;
  • юридические конструкции позволяют осуществить законодательную экономию. Из-за усложнения социальной жизни постоянно расширяется сфера правового регулирования. Но благодаря юридическим конструкциям можно повысить степень абстрактности права и экономно упорядочить правовое поле. Юридические конструкции облегчают восприятие и изучение всего многообразия явлений права, так как упрощают все это множество частных случаев юридической практики;
  • юридические конструкции способствуют концентрированному выражению содержания права. Созданная модель — это своего рода болванка, лекало, она позволяет сразу урегулировать целый ряд жизненных ситуаций;
  • юридическая конструкция — это мощный инструмент обобщения жизненных ситуаций, позволяющий сразу запрограммировать очень большое правовое пространство. Отсюда следует, что юридические конструкции дают возможность ликвидировать пробелы права;
  • особенностью юридической конструкции является жесткая связь между ее элементами. Следовательно, законодатель вынужден излагать нормативный материал в определенной последовательности, что придаст нормативному документу четкость;
  • юридические конструкции, структурируя правовые ситуации, придают нормативному акту логическую стройность. Пользоваться таким нормативным актом просто и удобно;
  • юридические конструкции выполняют функцию классификации при регламентации различных юридических ситуаций и проявлений права в жизни общества. В целом они являются факторами точности и четкости при регулировании юридических феноменов;
  • юридические конструкции явно выделяются в числе способов формирования содержания нормативных актов, так как существенно повышают качество и производительность правотворческой работы;
  • юридические конструкции оказывают благотворное влияние на правоприменительную деятельность, повышая ее производительность. Исследование юридического дела по заранее определенным позициям (элементам юридической конструкции) гораздо быстрее приведет к искомому результату.

А. Ф. Черданцев отмечает большую роль юридических конструкций в интерпретационной и образовательной деятельности, и с этим нельзя не согласиться.

Еще раз убеждаемся в правоте А. Ф. Черданцева, который пишет, что конструкция служит как бы скелетом, на который нанизываются сведения, полученные в результате анализа конкретных фактических обстоятельств. И здесь она служит определенным критерием полноты добытых фактов. Отсутствие фактических данных, характеризующих элементы конструкции, говорит о неполноте фактов, которые должны быть положены в основу решения конкретного дела.

Следовательно: (1) гражданско-процессуальные средства, опосредованные юридическими конструкциями, выступают способом достижения поставленных целей субъектов гражданского процесса по правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданских дел, защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов субъектов гражданского судопроизводства; (2) юридические конструкции позволяют глубже уяснить сущность не только традиционных, устоявшихся правовых форм и представлений, но и обеспечивает методологическую базу освоения, восприятия правотворческих и правоприменительных новелл, включения их в единую систему; (3) есть все основания признать юридическую конструкцию самостоятельной теоретико-правовой категорией; (4) юридическая конструкция, изначально выступая явлением правовой действительности, в результате своего окончательного сформирования (построения, моделирования) переходит в разряд элементов правовой системы, выполняя при этом функцию отражения результата правового воздействия и приобретая свойство системно-структурной целостности; (5) целостное восприятие юридической конструкции в результате правоприменения может непосредственно повлиять на принятое судьей решение. Более того, процессуальный механизм принятия решения обогащает и совершенствует юридическую конструкцию по конкретной категории дел с помощью толкования, аналоги закона и аналоги права, ситуационных (дискреционных) норм, судейского усмотрения; (6) юридическая конструкция позволяет более эффективно вести теоретическое изыскание по самым разным проблемам гражданского процессуального права.

Заключение

Неверное понимание юридической конструкции закладывается, на наш взгляд, тогда, когда ее пытаются посредством толкования дедуцировать непосредственно из правового материала, отождествляя с «фрагментом действительности позитивного права», выводимого из этого же права. Такая точка зрения, увы, и до настоящего времени остается доминирующей в юридической науке. В действительности, юридическая конструкция не следует, а непосредственно предшествует правовому высказыванию, делая возможным развитие права. В таком случае по отношению к первичным элементам права юридические конструкции образуют еще один уровень правовой материи.

Если это так, то возникает вопрос, какой элемент юридической конструкции придает ей субстанциональность? Ведь на уровне понимания юридической конструкции как феномена правовой культуры, построенного по формальным законам структуры, она не рассматривается как сущность. Здесь речь идет лишь об определенной объективации структурных элементов юридической конструкции в нормах права. Объективация элементов является результатом деятельности законодателя, который воплощает свои властные, выраженные нормативно веления в рамках определенных юридических конструкций. Юридическая конструкция, на наш взгляд, приобретает характер юридической субстанции, когда в ней обнаруживается некий «центр». Таким центром выступает юридический факт (для частноправовых отношений это воля субъекта права).

С момента выражения воли лица юридическая конструкция в частном праве субстантивируется, становится «юридической сущностью», подлежащей толкованию Юридическая конструкция государственного суверенитета представляется одной из наиболее устойчивых характеристик такого политико-правового явления, как государство, которое, в свою очередь, характеризуется исторически постоянно меняющимся содержанием. В этой связи выбранный методологический подход требует исследования юридической конструкции государственного суверенитета с позиций ее роли в обеспечении преемственности и непрерывности развития государства.

Сочетание исторического метода и метода моделирования (конструирования) в правовом исследовании позволит проследить процесс трансформации идеи государственного суверенитета как особого качества политической власти в соответствующую теоретическую и нормативную юридические конструкции, а также обосновать историческую преемственность содержания исследуемой юридической конструкции.

Алексеев С. С. Право: азбука — теория — философия. Опыт комплексного исследования. М., 1999.

Борисова Е. А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. — М.: Городец, 2000. — 288 с.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики / Гегель. — М., 1975.

Грудцына Л. Ю. Гражданское общество и частное право // Новый юридический журнал. 2013. № 2.

Грудцына Л. Ю. Права человека как наука и учебная дисциплина: заметки о методологических особенностях изучения и преподавания // Право и жизнь. 2007. № 108 (3).

Гукасян Р.Е., Ченцов Н. В. Некоторые проблемы науки советского гражданского процессуального права на современном этапе // Международно-правовые и процессуальные средства охраны и защиты прав и интересов хозяйствующих субъектов. — Калинин, 1987. — с.112−120.

Доценко Т. А. Сущность юридических конструкций // Проблемы юридической техники / Под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 2000.

Иеринг, Р. Избранные труды. В 2 т. Т. II / Р. ф. Иеринг // Юридическая техника — СПб., 2006.

Изосимов С. М. Юридические конструкции как элемент нормотворчества и правоприменения (на примере налогового права) // Российская юстиция. — 2007. № 11. — с.44−46.

Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб., 1909.

Коркунов, Н. М. Лекции по общей теории права / Н. М. Коркунов. — СПб., 1894.

Костюков А.Н. Муниципально-правовые конструкции // Конституционное и муниципальное право. — 2002. № 4. — с. 5−8.

Овчинников С. Н. Юридические конструкции в таможенном праве // Правоведение. 2008. № 4.

Ориу М. Основы публичного права. СПб., 2002.

Решетникова И. В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. — М.: Норма. 288 с.

Рудашевский Б. Б. Право и моделирование. М., 1980.

Сергеева-Левитан М. В. Коммерческое представительство как юридическая конструкция в гражданском праве: автореферат дисер…

к.ю.н.: 12.

00.03. / Уральская государственная юридическая академия. — Екатеринбург, 2008. — 23 с.

Тарасов Н. Н. Методологические проблемы юридической науки. — Екатеринбург: Изд-во гуманитарного университета, 2001. — 265 с.

Тарасов Н. Н. Юридические конструкции в праве и научном исследовании (методологические проблемы) // Российский юридический журнал. 2000. № 3. С.26−27.

Треушников М. К. Судебные доказательства. — М.: Городец, 2004. 272 с.

Халабуденко, О. А. Договор как юридическая конструкция в фокусе предмета гражданского права / О. А. Халабуденко // Закон и жизнь. — 2008. — № 11.

Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург, 1993.

Черданцев А. Ф. Юридические конструкции, их роль в науке и практике // Правоведение. — 1972. № 3. — с. 12−19.

См.: Грудцына Л. Ю. Гражданское общество и частное право // Новый юридический журнал. 2013. № 2 .

См. подробнее: Черданцев А. Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург, 1993. С.

Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб., 1909. С. 347.

Грудцына Л. Ю. Гражданское общество и частное право // Новый юридический журнал. 2013. № 2.

Грудцына Л. Ю. Права человека как наука и учебная дисциплина: заметки о методологических особенностях изучения и преподавания // Право и жизнь. 2007. № 108 (3).

Доценко Т. А. Сущность юридических конструкций // Проблемы юридической техники / Под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С.

Алексеев С. С. Право: азбука — теория — философия. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С.

Овчинников С. Н. Юридические конструкции в таможенном праве // Правоведение. 2008. № 4. С.

Ориу М. Основы публичного права. СПб., 2002.

Рудашевский Б. Б. Право и моделирование. М., 1980. С.

Тарасов Н. Н. Юридические конструкции в праве и научном исследовании (методологические проблемы) // Российский юридический журнал. 2000. № 3. С.26−27.

Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург, 1993. С.

Черданцев А. Ф. Юридические конструкции, их роль в науке и практике // Правоведение. 1972. № 3. С.13−14.

Тарасов Н. Н. Юридические конструкции в праве и научном исследовании (методологические проблемы) // Российский юридический журнал. 2000. № 3. С.26−27.

Изосимов С. М. Юридические конструкции как элемент нормотворчества и правоприменения (на примере налогового права) // Российская юстиция. — 2007. № 11. — с.44−46.

Костюков А.Н. Муниципально-правовые конструкции // Конституционное и муниципальное право. — 2002. № 4. — с. 6.

Тарасов Н. Н. Методологические проблемы юридической науки. — Екатеринбург: Изд-во гуманитарного университета, 2001. — С. 257.

Треушников М. К. Судебные доказательства. — М.: Городец, 2004. С. 36−47.

Решетникова И. В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. — М.: Норма. С. 112−113.

Борисова Е. А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. — М.: Городец, 2000. С. 64−88.

Сергеева-Левитан М. В. Коммерческое представительство как юридическая конструкция в гражданском праве: автореферат дисер…

к.ю.н.: 12.

00.03. / Уральская государственная юридическая академия. — Екатеринбург, 2008.

. Гукасян Р. Е., Ченцов Н. В. Некоторые проблемы науки советского гражданского процессуального права на современном этапе // Международно-правовые и процессуальные средства охраны и защиты прав и интересов хозяйствующих субъектов. — Калинин, 1987. — с.

Оставьте комментарий