Защита нематериальных благ предпринимателей

УДК 347 ББК 67

DOI 10.24411/2073-3313-2019-10503

СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ БЛАГ РЕБЕНКА В ГРАЖДАНСКОМ И СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ

W W _ _

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мария Анатольевна ГЕВОРГЯН, преподаватель кафедры гражданского и предпринимательского права Пермского филиала Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» E-mail: Nksmgs@mail.ru

Научная специальность: 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

Аннотация. В статье исследуются способы защиты нематериальных благ ребенка в гражданском и семейном праве Российской Федерации. Автор обосновывает специфику способов защиты прав ребенка в гражданском и семейном праве, делает акцент на различии способов защиты в рамках всех форм защиты и в пределах мер оперативного реагирования. Показано назначение способов, их отличие от способов защиты материальных благ, дана их классификация, определены тенденции совершенствования законодательства.

Ключевые слова: форма и способ защиты, ребенок, нематериальные блага, назначение.

Keywords: form and way to protect, child, intangible benefits, appointment.

Вопросы о понятии способов защиты, их соотношении с формами и средствами защиты, об их классификации не утрачивают на протяжении длительного времени своей актуальности, а также теоретического и практического значения. Особую значимость способы защиты приобретают в качестве мер защиты нематериальных благ ребенка, ибо очевидна их специфика как правовой категории применительно к объекту защиты и субъекту.

Способ защиты в гражданском и семейном праве представляет собой гражданско-правовую или семейно-правовую меру, позволяющую восстановить (признать) нарушенное (оспоренное) гражданское или семейное право, устранить угрозу его нарушения, применяемую уполномо-

ченными лицами в рамках юридических форм или в пределах самозащиты.

Ученые по-разному понимают способы защиты.

По мнению А.П. Сергеева, под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя1.

З.В. Ромовская полагает, что способ защиты — это концентрированное выражение меры государственного принуждения, при помощи которого происходит достижение желаемого правового результата2.

ЗАКОН И ПРАВО • 11-2019

Л.М. Звягинцева употребила термин «меры защиты», под которым понимает средства правового воздействия (санкции), направленные на защиту субъективных семейных прав и охраняемых законом интересов путем пресечения и предупреждения правонарушения, устранения препятствий в осуществлении семейных прав и применяемые независимо от субъективных оснований в порядке и пределах, установленных законом3.

В.И. Зимарин также пишет о мерах защиты и называет их самостоятельным видом юридических средств охраны субъективных прав граждан и правопорядка, осуществляемых путем устранения препятствий при реализации субъективных прав принудительного исполнения, определенных предписаний законов обеспечения исполнения обязанностей4.

Термин «меры защиты» употребляют и другие ученые5.

Е.М. Белогородская меры принуждения, применяемые для защиты прав, называет приемами защиты6.

Н.И. Кострова считает способом судебной защиты семейных прав исковой порядок за-щиты7.

Н.А. Чечина делает заключение о порядке (способе) защиты8.

А.М. Нечаева обращение в суд рассматривает как способ защиты нарушенных прав9.

Анализ научных суждений позволяет заключить, что во-первых, мыслители употребляют неоднозначные словесные формулировки для обозначения способов защиты (мера, прием, порядок и т.д.); во-вторых, происходит смешение способа защиты с другими самостоятельными юридическими категориями (например, со средствами защиты); в-третьих, существует неясность в назначении способов защиты.

Способы защиты установлены ГК РФ, СК РФ, иными нормативными правовыми актами в сфере регламентации гражданского оборота и семейных отношений в РФ.

Способы защиты нематериальных благ ребенка имеют особую значимость. В гражданском праве они обеспечивают эффективное и качественное участие ребенка в гражданском обороте, восстановление нарушенных нематериальных прав ребенка.

В семейном праве способы защиты прав ребенка выделяют его особую роль в семейных отношениях, особенности статуса и восстанавливают и поддерживают возможности ребенка на всестороннее воспитание и развитие (нравствен-

ное, умственное, психическое, физическое), в том числе сохраняют и обеспечивают индивидуальный и национальный человеческий капитал.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Далее исследуем некоторые общие и различающие критерии способов защиты в гражданском и семейном праве, а также классификацию способов защиты

Защите вещных прав в гражданском праве, в частности, характерна конкуренция способов защиты. Например, при защите вещных прав возникает вопрос о применении таких способов, как истребование имущества из чужого незаконного владения и признание сделки недействительной (статьи 167—180, 301—304 ГК РФ); при защите обязательственных прав возникает вопрос о применении таких способов, как истребование (возврат) имущества, либо возмещение убытков одновременно или раздельно, в зависимости от ситуации (статьи 394, 396, 398, 401 ГК РФ).

Защите нематериальных благ в гражданском праве конкуренция не характерна.

Гражданско-правовые способы предусмотрены ГК РФ, а в отдельных случаях иными нормативными правовыми актами, например,

■ статьями 5—6. Федерального закона «Об уча-

стии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ (ред. от 27.06.2019 г.)10;

■ Законом РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. № 21241 (ред. от 06.06.2019 г.)11;

■ Федеральным законом «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 18.03.2019 г.)12;

■ Законом РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 (ред. от 18.03.2019 г.)13;

■ Федеральным законом «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ (ред. от 03.07.2019 г.)14 и др.

Семейно-правовые способы установлены СК РФ, а в отдельных случаях иными нормативными правовыми актами в семейной сфере:

■ Федеральным законом «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ (ред. от 27.12.2018 г.)15;

ЗАКОН И ПРАВО • 11-2019

■ Федеральным законом «Об опеке и попечительстве» от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ (ред. от 29.05.2019 г.)16;

■ Конвенцией о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11. 1989 г., вступила в силу для СССР 15.09.1990 г.)17 и др.

Гражданско-правовые способы направлены на эффективность, стабильность, оперативность гражданского оборота и участия в нем ребенка, а семейно-правовые способы — на укрепление семейных отношений, семейных ценностей и на всестороннее развитие и образование ребенка.

Гражданско-правовые способы защиты могут быть разделены по подотраслям гражданского права на вещно-правовые, обязательственно-правовые, интеллектуально-правовые, наследственно-правовые, а также способы защиты нематериальных благ. Особое место среди всех способов защиты занимают способы защиты нематериальных благ в целом. Причем ГК РФ их не различает применительно к правовому статусу гражданина и его дееспособности.

Семейно-правовые способы также могут быть подразделены по институтам семейного права на способы защиты брачных прав; способы защиты родительских прав; способы защиты прав лиц, участвующих в отношениях, связанных с формами устройства детей, оставшихся без попечения родителей; способы защиты прав участников отношений с иностранным элементом и т.д.

Способы защиты следует отличать от форм и средств защиты. Форма защиты — порядок защиты прав: судебный, административный или самозащита.

Средство защиты — есть прием, при помощи которого применяется тот или иной способ защиты (например, предъявление в суд иска).

В рамках мер оперативного воздействия могут быть приняты способы, предусмотренные договором или законом для конкретного правоотношения. Например, согласно ст. 359 ГК РФ «кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено».

Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязатель-

ства, стороны которого действуют как предприниматели.

Меры, принимаемые в рамках оперативного реагирования, касаются защиты материальных благ.

Назначение способов защиты в гражданском и семейном праве состоит в восстановлении и признании прав. Вместе с тем способы защиты нематериальных благ в гражданском и семейном праве различаются.

Способы защиты нематериальных благ, предусмотренные гражданским законодательством, направлены на защиту здоровья, жизни, чести, семейной тайны и т.д. и, как правило, применяются без относительно к возрасту физического лица, за исключением статей 1087, 1088, направленных на защиту здоровья и жизни ребенка, когда ГК РФ прямо называет субъектов, в отношении которых данные способы применяются.

Способы защиты нематериальных благ, предусматриваемые СК РФ, направлены на защиту права ребенка на имя, права ребенка на развитие, образование и т.д. (статьи 55, 57—58, 62, 65— 66, 69, 72—73, 77 СК РФ).

Отметим, что способы защиты прав иных членов семьи СК РФ в целом не выделяет.

Способами защиты нематериальных благ в гражданском праве является: опубликование опровержения, отзыв характеристики, возмещение морального вреда (ст. 152 ГК РФ); изъятие экземпляров материальных носителей, содержащих изображение (ст. 152.1 ГК РФ); изъятие материальных носителей информации о частной жизни (ст. 152.2 ГК РФ); возмещение вреда, причиненного здоровью (гл. 59 ГК РФ), и некоторые другие.

Способами защиты семейных прав в виде нематериальных благ являются: непредоставление информации о ребенке (ст. 66 СК РФ); установление отцовства или материнства (статьи 49—50 СК РФ); усыновление (ст. 124 СК РФ) и многие другие.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Некоторые разъяснения о способах защиты даны в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ:

■ постановление от 29 мая 2012 г. № 9 (ред. от 23.04.2019 г.) «О судебной практике по делам о наследовании»18;

■ постановление от 10 марта 2011 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»19;

ЗАКОН И ПРАВО • 11-2019

■ постановление от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических

лиц»20;

■ постановление от 16 мая 2017 г. № 16 (ред. от 26.12.2017 г.) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей»21;

■ постановление от 14 ноября 2017 г. № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав»22;

■ постановление от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»23;

■ постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»24;

■ постановление от 26 июня 2018 г. № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется за-интересованность»25;

■ постановление от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»26;

■ постановление от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»27 и др.

Рассмотрим дело по спору об имени ребенка.

Так, оставляя без изменения решение Неф-тегорского районного суда Самарской области от 15 сентября 2016 г., судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в определении от 25 ноября 2016 г. № 33а-15439/ 2016 указала следующее:

«Разрешая заявленные административным истцом требования, суд обоснованно указал, что, обращаясь с заявлением в Управление по вопросам семьи и демографического развития муниципального района Нефтегорский Самарской области о выдаче разрешения на изменение фамилии ребенка, Ш. действовала не в интересах ребенка, а исходила из своих собственных интересов, поскольку какие-либо доказа-

тельства, подтверждающие наличие у административного истца либо ребенка трудностей правового, организационного и иного характера, связанных с наличием у ребенка фамилии, отличной от фамилии матери, в материалах дела отсутствуют.

Кроме того, из материалов дела видно, что после расторжения брака с отцом ребенка административный истец, имея общую с ребенком фамилию, изменила фамилию С. на фамилию Ш.

Принимая во внимание, что выдача органом опеки и попечительства разрешения на изменение фамилии ребенка на фамилию другого родителя является правом, а не обязанностью этого органа, учитывая, что оспариваемое решение органа местного самоуправления принято в интересах несовершеннолетнего ребенка, не противоречит требованиям действующего законодательства, права и законные интересы административного истца не нарушает, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении требований Ш. о признании незаконными действий администрации муниципального района Нефтегорский Самарской области об отказе в выдаче разрешения на изменение фамилии несовершеннолетнему .

Доводы апелляционной жалобы Ш. не содержат правовых оснований для отменеы решения суда, не опровергают правильность выводов суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также выражения несогласия с постановленным судом решением»28.

Способы защиты имущественных прав в семейном праве состоят также в восстановлении имущественной сферы деятельности ребенка: уплата алиментов, признание недействительным брачного договора, соглашения об уплате алиментов и т.д. (статьи 44, 80—83, 86—87, 101 СК РФ).

Способы защиты нематериальных благ состоят не только в восстановлении личных неимущественных прав и нематериальных благ ребенка, но и в их принудительном осуществлении, а также в ответственности лиц, нарушивших нематериальные блага ребенка (родителей, лиц их заменяющих).

Надо полагать, что институты способов защиты нематериальных благ ребенка в гражданском и семейном праве подлежат совершенствованию, в частности, в свете осуществления национальных проектов РФ, утвержденных Ука-

ЗАКОН И ПРАВО • 11-2019

зом Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 (ред. от 19.07.2018 г.) «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»29.

В Гражданском кодексе РФ, который устанавливает общие положения о способах защиты в ст. 12, на наш взгляд, целесообразно закрепить положения о способах защиты, в том числе нематериальных благ, в ст. 150.1.

Следует предусмотреть общие и специальные положения о способах защиты согласно институтам семейного права в СК РФ:

■ общее положения о способах защиты семейных прав закрепить в статье 8.1;

■ специальные положения о защите прав ре-

бенка закрепить:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— в статье 15.1. (применительно к браку);

— в статье 26.1. (применительно к прекращению брака);

— в статье 30.1. (применительно к признанию брака недействительным);

— в статье 38.1. (применительно к разделу имущества);

— в статье 44.1 (применительно к оспариванию брачного договора).

В главе 10 СК РФ, с нашей точки зрения, необходимо предусмотреть выплату компенсации морального вреда ребенку при установлении отцовства (материнства), ст. 70 дополнить пунктом 6 о возмещении родителями ребенку материального и морального вреда; а ст. 74 — пунктом 5 о возмещении ребенку материального и морального вреда и т.д.

Все это будет способствовать благополучию ребенка и как субъекту гражданских и семейных прав, и как человеку, нуждающемуся во всестороннем развитии и социализации.

1 Гражданское право: Учебник: В 3-х т. Т. 1. / E.H. Абрамова, H.H. Аверченко, Ю.В. Байгушева (и др.). Под ред. А.П Сергеева. М.: ТК Велби, 2009. С. 545.

2 Ромовская З.В. Защита в советском семейном праве. Львов: Изд-во при Львовском гос. ун-те, 1985. С. 31.

3 Звягинцева Л.М. Меры защиты в советском праве: Ав-тореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1980. С. 10.

Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.:Юристъ. 2002. С. 125.

6 Белогородская Е.М. Метод семейно-правового регулирования общественных отношений // Развитие законодательства о браке и семье. М., 1978. С. 156.

7 Кострова Н.И. Семью защищает закон. Махачкала: Дагестанское кн. Изд-во, 1983. С. 67.

8 Чечина Н.А. Объем правовой защиты в гражданском судопроизводстве // Правоведение. 1993. № 1. С. 44.

9 Нечаева A.M. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М.: Наука, 1991. С. 175.

10 СЗ РФ. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 40.

11 Рос. газ. 1992. № 32. 8 февр.

12 СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3448.

13 Там же. 1996. № 3. Ст. 140.

14 Там же. 1997. № 47. Ст. 5340.

15 Там же. 1998. № 31. Ст. 3802.

16 СЗ РФ. 2008. № 17. Ст. 1755.

17 Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. XLVI.

18 Рос. газ. 2012. № 127. 6 июня.

19 Там же. 2011.№ 57. 18 марта.

20 Там же. 2005. № 50. 15 марта.

21 Там же. 2017. № 110. 24 мая.

22 Там же. № 262. 20 ноября.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23 Там же. 2016. № 275. 5 дек.

24 Там же. 2010. № 24 5 февр.

25 Там же. 2018. № 145. 6 июля.

26 Там же. 2012. № 156. 11 июля.

27 Там же. 2019. № 96 6 мая.

28 СПС «Консультант Плюс»

29 Рос. газ. 2018. № 97. 9 мая.

Библиографический список

1. Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.:Юристъ. 2002. 336 с.

2. Белогородская Е.М. Метод семейно-правово-го регулирования общественных отношений // Развитие законодательства о браке и семье. М., 1978.

3. Гражданское право: Учебник: В 3-х т. Т. 1. / Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, Ю.В. Байгушева (и др.). Под ред. А.П Сергеева. М.: ТК Велби, 2009.

4. Звягинцева Л.М. Меры защиты в советском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1980.

6. Кострова Н.И. Семью защищает закон. Махачкала: Дагестанское кн. Изд-во, 1983.

7. Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М.: Наука, 1991.

8. Ромовская З.В. Защита в советском семейном праве. Львов: Изд-во при Львовском гос. ун-те, 1985.

9. Семенова Л.И., Сизова Т.А. Защита чести, достоинства и деловой репутации граждан // Правовое регулирование отношений с участием граждан и организаций. Иваново, 1995.

10. Чечина Н.А. Объем правовой защиты в гражданском судопроизводстве // Правоведение. 1993. № 1.

ЗАКОН И ПРАВО • 11-2019

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Вестн. Ом. ун-та. 2GG9. № 3. С. 244-248.

УДК 247.1 Т.В. Трофимова

Алтайская академия экономики и права (институт)

НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ БЛАГА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ И ИХ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА

Рассматривается понятие нематериальных благ юридических лиц и их гражданско-правовая защита.

Ключевые слова: нематериальные блага, неимущественные права, защита субъективных прав, компенсация морального вреда.

В статье 128 ГК РФ в числе иных объектов гражданских прав законодатель называет нематериальные блага. Несмотря на дискуссион-ность вопроса о месте и роли личных неимущественных прав, объектом которых являются нематериальные блага, в системе субъективных гражданских прав, их высокая значимость для каждого конкретного правообладателя бесспорна.

К проблемным вопросам правового регулирования нематериальных благ относится определение не только понятия нематериальных благ, их правовой природы, признаков, перечня, но и субъектного состава правообладателей. Традиционным в доктрине гражданского права считается подход, в соответствии с которым нематериальными благами и соответственно личными неимущественными правами на них могут обладать только физические лица. Однако стоит согласиться с позицией авторов, утверждающих, что нематериальные блага могут принадлежать и юридическим лицам. Так, Т. А. Нуждин отмечает, что «при внимательном прочтении положений ст. 1SC ГК РФ можно заметить, что ряд нематериальных благ, присущих гражданину — физическому лицу, имеют своего рода эквивалент и для юридического лица (деловая репутация гражданина — деловая репутация организации; личная и семейная тайна — коммерческая и служебная тайна; право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства — организация также вправе изменять свой юридический и фактический адрес; право на имя — право на фирменное наименование и коммерческое обозначение; право авторства — исключительные права и средства индивидуализации юридических лиц (товарные знаки, знаки обслуживания и т. д.))» .

Не останавливаясь подробно на обозначенной позиции, отметим, что правоприменительная практика не отрицает возможности обладания как некоммерческими, так и коммерческими организациями таким нематериальным благом, как деловая репутация. Одним из признаков юридического лица как субъекта гражданско-правовых отношений является наличие имущества, рассматриваемого как совокупность вещей и имущественных прав. Вместе с тем залогом успешного осуществления любого вида хозяйственной деятельности сегодня

© Т.В. Трофимова, 2009

является обладание субъектом и нематериальными активами, в числе которых деловая репутация занимает особое место.

Законодатель не предлагает легального определения термина «деловая репутация», однако указанное понятие в достаточной степени разработано в доктрине гражданского права и традиционно определяется как оценка профессиональных (деловых) качеств лица. Вместе с тем сегодня деловой репутации даются и более развернутые определения. Так, Д.В. Ки-слов рассматривает деловую репутацию как совокупность факторов, позволяющих более успешно вести бизнес, относя к ним фирменное наименование предприятия, его финансово-экономическое положение, географическое расположение, клиентскую базу, деловые связи, техническую оснащенность, наличие в собственности высокодоходных активов и т. п. .

Труды практически всех цивилистов, так или иначе посвященные вопросам гражданско-правовой защиты деловой репутации, содержат ссылки на ст. 1027 и 1041 ГК РФ, содержание которых ставит под сомнение неимущественный характер деловой репутации, поскольку она является предметом предпринимательских договоров — коммерческой концессии и простого товарищества . Действительно, сегодня и жизнь, и законодатель дают все основания сомневаться исключительно в неимущественном содержании субъективных прав на деловую репутацию. Вместе с тем ст. 150 ГК РФ включает деловую репутацию в перечень нематериальных благ, наряду с такими благами, как жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, личная и семейная тайная и проч.

В соответствии с основными началами (принципами) гражданского права, определенными в ст. 1 ГК РФ, «гражданское законодательство основывается на признании… обеспечения восстановления нарушенных прав». Сегодня основным специальным способом защиты нарушенного права на неприкосновенность деловой репутации юридического лица, в соответствии со ст. 152 ГК РФ, является опровержение распространенных недостоверных порочащих его деловую репутацию сведений о нем и производимых им товарах, выполняемых работах или ока-

зываемых услугах. Вместе с тем такой способ защиты является эффективным только при распространении сведений в средствах массовой информации. В этом случае Федеральный закон «О средствах массовой информации» содержит достаточно детальные требования к такому способу защиты нарушенного субъективного права.

При осуществлении юридическими лицами хозяйственной деятельности, в том числе предпринимательской, достаточно частым является нарушение субъективного права на неприкосновенность деловой репутации иными субъектами, к которым, с одной стороны, относятся конкуренты предпринимателя, с другой, -органы власти и управления. О нарушении неприкосновенности деловой репутации юридического лица в первом случае можно говорить при совершении конкурентом действий, характеризующихся как недобросовестная конкуренция. Так, в соответствии со ст. 9 Федерального закона «О защите конкуренции», не допускаются любые направленные на получение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые могут нанести ущерб деловой репутации других хозяйствующих субъектов.

Ситуация с конкурентами усугубляется еще и самим характером деловой репутации, поскольку она является так называемым связанным активом, «который может быть передан (и оценен) только в совокупности с другими активами» . В связи с данным обстоятельством деловая репутация юридического лица нарушается не только распространением о нем недостоверных сведений порочащего характера, но и при нарушении субъективных прав на фирменное наименование, коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания и иные маркетинговые обозначения юридического лица и его товаров (работ, услуг).

Органы власти и управления допускают нарушения деловой репутации предпринимателя при осуществлении своих властных полномочий. Это выражается, как правило, в актах проверок по неподтвержденным данным о нарушении предпринимателем норм действующего законодательства, в иных административных актах, касающихся деятельности

предпринимателя. Как показывает практика, такие действия органов власти и управления, осуществляемые ими в пределах своих полномочий, не рассматриваются как противоправные деяния, являющиеся основанием для защиты субъективного права предпринимателя на неприкосновенность деловой репутации, однако отражаются на общественном мнении.

Вне зависимости от субъекта, допустившего нарушение субъективного права юридического лица на неприкосновенность деловой репутации, общим способом защиты является возмещение материального вреда, возникающего при таком нарушении, как правило, в форме упущенной выгоды. Упущенная выгода при таком нарушении выражается в неполученном или сниженном доходе от хозяйственной деятельности, ставшем результатом нарушения деловой репутации указанных субъектов. Однако анализ судебной практики свидетельствует о том, что требования о возмещении упущенной выгоды судами удовлетворяются нечасто. Причиной такой правоприменительной практики является трудность установления прямой причинно-следственной связи между нарушением деловой репутации предпринимателя и возникшим вредом.

Д.И. Гущин справедливо считает, что доказать причинную связь между распространением недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, и возникновением у него убытков, в том числе реального ущерба и упущенной выгоды, как и само наличие и размер этих убытков, чрезвычайно сложно. И именно поэтому законодатель допускает возможность возмещения юридическому лицу, чья деловая репутация попрана в результате распространения недостоверных и порочащих его сведений, морального вреда .

Вопрос о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу в случае нарушения его субъективного права на неприкосновенность деловой репутации является, пожалуй, одним из наиболее дискуссионных в доктрине гражданского права. Такая ситуация стала возможной благодаря неоднозначности законодательного решения данного вопроса и противоречивости правоприменительной практики. Пункт 7 ст. 152 ГК

РФ допускает возможность компенсации морального вреда юридическим лицам, предоставляя им возможность использовать все способы защиты субъективного права, доступные физическому лицу. При этом Высшим Арбитражным Судом РФ, Верховным Судом РФ и Конституционным Судом РФ выработаны три различные правовые позиции по данному вопросу.

С одной стороны, как указано в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.94 № 10: «Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица», то есть в пользу юридических лиц может быть взыскана компенсация морального вреда.

С другой стороны, по сложившейся в арбитражных судах практике, моральный вред юридическому лицу не компенсируется. Характерно в этом смысле Постановление Президиума ВАС РФ от 1 декабря 1998 г. № 813\98. Решением Арбитражного суда Тюменской области с ответчиков взыскана компенсация морального вреда в пользу открытого акционерного общества «Тюменская текстильная корпорация «Кросно”» за распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию акционерного общества, опубликованных в двух статьях в газете «Позиция». Апелляционная и кассационная инстанции оставили это решение в силе.

Отменяя эти судебные постановления, Президиум ВАС РФ указал: «В силу статьи 150 ГК РФ репутация рассматривается как нематериальное благо и защищается в соответствии с Кодексом и другими законами. Статья 12 ГК РФ предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как требование о компенсации морального вреда. Размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред» .

Конституционный Суд в своем определении № 508-0 от 4 декабря 2003 г. указал на то, что «.. .отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации)» .

Состоявшаяся на тот момент правоприменительная практика по вопросу защиты гражданских субъективных прав, в том числе права на неприкосновенность деловой репутации, придерживалась

мнения, в соответствии с которым право правообладателя на самостоятельное определение способа защиты нарушенного субъективного права ограничено теми способами, которые прямо поименованы законом . Однако в указанном выше определении Конституционный Суд РФ, ссылаясь на положение статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, утверждает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Определение Конституционного Суда РФ № 508-0 способствовало формированию несколько иной правоприменительной практики. С периода принятия определения в суды стали поступать заявления с требованием о компенсации нематериального вреда, нематериальных убытков, неимущественного ущерба и репутационного вреда.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Действующее законодательство не только не содержит легальных определений указанных выше понятий, но и некоторые из них вступают в противоречие с нормами гражданского права, в частности, с положениями ст. 15 ГК РФ, предлагающей определение убытков и ущерба. В этом смысле некоторые авторы делают предложения о необходимости легального закрепления понятия «репутационный вред», определяя его как негативные последствия умаления деловой репутации юридического лица, выражающиеся в потере позитивного отношения к данному

юридическому лицу со стороны социума в его широком понимании . Другие предлагают скорректировать само определение понятия «моральный вред» применительно к юридическому лицу, и понимать под ним всякие отрицательные последствия нарушения личных неимущественных прав юридического лица . Третьи вовсе отрицают саму необходимость каких-либо изменений действующего законодательства, считая существующие правовые установки вполне адекватными практической ситуации, поскольку, по их мнению, негативные последствия от нарушения субъективного права на неприкосновенность деловой репутации имеют исключительно имущественный характер, и действующее гражданское законодательство «уже содержит механизм возмещения причиненного вреда (речь идет о возмещении реального ущерба и упуще-ной выгоды — п. 2 ст. 15 ГК РФ)» .

Вполне обоснованно выглядят все представленные позиции, вместе с тем трудно не согласиться с мнением, что следствием нарушения субъективного права юридического лица на неприкосновенность деловой репутации является возникновение некоторого неимущественного вреда. Навряд ли в этом случае возмещение реального ущерба и упущенной выгоды способны выполнить восстановительную функцию применительно к нарушенной деловой репутации юридического лица. И правоприменительная практика это подтверждает. Сегодня арбитражная практика оперирует таким понятием, как «репутационный вред», удовлетворяя требования предпринимателей — юридических лиц о его возмещении.

Думается, что окончательное решение данного вопроса остается все же за законодателем, правоприменительная практика должна в своих решениях опираться на норму закона. А до тех пор, пока законодатель молчит, предприниматели ищут пути выхода из создавшейся ситуации, пытаясь защитить свой актив, который имеет весомое значение для ведения бизнеса. В этом смысле предпринимателю -коммерческой организации можно рекомендовать опираться не только на уже упоминавшееся определение Конституционного Суда РФ, но и на аналогию закона в части применения норм о компенсации

морального вреда физическим лицам (как синонима вреда нематериального) при разрешении вопроса о защите субъективного права на неприкосновенность деловой репутации юридического лица. Как справедливо отмечают Г. С. Апряткина и Е.Г. Кислицын: «Деловая репутация относится к нематериальным правам, возникает у юридического лица в силу его создания и является одним из условий его успешной деятельности. Таким образом, при умалении деловой репутации юридическое лицо не лишено права на защиту нарушенного нематериального блага в виде предъявления требования возмещения нематериального вреда путем выплаты причинителем вреда денежной компенсации, которая по своей природе является аналогом компенсации морального вреда, причиненного гражданину» .

ЛИТЕРАТУРА

Нуждин Т.А. Нематериальные блага юридического лица: проблемы правового регулирования // Право и экономика. 2008. № 10.

См.: Кислов Д.В. Нематериальные активы: учет

и налоги. М., 2006.

См., напр.: Мишонов А.С. защита деловой репу-

тации: основные моменты, на которые стоит обратить внимание // Право и экономика. 2008. № 9; Симанович Л.Н. Обеспечение надлежащей защиты деловой репутации граждан и организаций // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 10; Сошникова М. Деловая репутация: гражданско-правовые и экономиче-

ские аспекты // Корпоративный юрист. 2008. № 1 и др.

Джабаева А.С. Деловая репутация юридическо-

го лица как нематериальный актив: некоторые вопросы гражданско-правового режима // Юрист. 2006. № 3.

Гущин Д.И. Юридическая ответственность за моральный вред. СПб., 2002. С. 134-136.

Постановление Президиума ВАС РФ от 1 де-

кабря 1998 года №813/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. №2.

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы

гражданина Шлафмана В.А. на нарушение его конституционных прав п. 7 ст. 152 ГК РФ. Определение Конституционного Суда РФ № 508-О от 4.12.2003 г. // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.

См.: Протест заместителя председателя Верховного Суда РФ № 6В02-35 от 21.01.2003. Доступ из справочно-правовой системы «Кон-сультантПлюс».

См., напр.: Осадчая О. Репутационный вред как

последствие умаления деловой репутации юридического лица // Право и жизнь. 2006. № 99/9; Нуждин Т.А. Нематериальные блага юридического лица: проблемы правового регулирования // Право и экономика. 2008. № 10 и др.

См.: Шишенина А.В. Возмещение морального вреда юридическому лицу // Законодательство и экономика. 2008. № 7.

Сошникова М. Деловая репутация: гражданско-правовые и экономические аспекты // Корпоративный юрист. 2008. № 1.

Оставьте комментарий