Завладели имуществом

Муниципальное казенное предприятие «Воронежский жилищно-коммунальный комбинат» и индивидуальный предприниматель Сергей Думанов с 2010 по 2013 г., а также в 2015 и 2016 гг. заключали договоры аренды нежилого помещения, которым комбинат владел на праве оперативного управления.

В ноябре 2017 г. предприниматель обратился к Управлению имущественных и земельных отношений администрации г. Воронежа и комбинату. В своих заявлениях он указал, что относится к субъектам малого и среднего предпринимательства, поэтому хочет реализовать преимущественное право на приобретение в собственность арендуемого муниципального имущества в соответствии с Законом об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной или в муниципальной собственности, № 159-ФЗ.

Предприятие отказало Сергею Думанову, сославшись на то, что оно не вправе продавать недвижимое имущество, переданное ему в оперативное управление администрацией города. Управление также отказало, указав, что помещение с 2006 г. закреплено на праве оперативного управления за комбинатом и что последний договор аренды в день обращения ИП уже не действовал.

В связи с этим Сергей Думанов подал иск в Арбитражный суд Воронежской области к управлению и предприятию. Гражданин потребовал признать незаконными их решения об отказе в реализации его преимущественного права на приобретение арендуемого нежилого помещения и обязать администрацию города передать указанный объект в собственность предпринимателя.

Суд удовлетворил иск, апелляция и кассация согласились с его позицией (дело № А14-297/2018). Две первые инстанции пришли к выводу, что права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности нарушены. Суды согласились с наличием у Сергея Думанова преимущественного права на приобретение помещения в собственность. Они указали, что именно управление уполномочено распоряжаться муниципальным имуществом, поэтому оно вправе изъять из оперативного управления предприятия имущество и оказать содействие в реализации арендатором его преимущественного права на приватизацию.

Управление посчитало принятые судебные акты незаконными и подало кассационную жалобу в Верховный Суд, который в Определении от 13 августа 2019 г. № 310-ЭС19-6352 согласился с ним.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что принятие решения о возмездном отчуждении арендуемого недвижимого имущества, принадлежащего государственному или муниципальному предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, является правом, а не обязанностью предприятия. В данном случае необходимо согласие собственника на отчуждение, однако решение о приватизации юрлицо принимает самостоятельно.

ВС подчеркнул: Закон № 159-ФЗ не предусматривает ни обязанность предприятия принять решение о совершении такой сделки, ни обязанность собственника недвижимого имущества дать согласие на его приватизацию. Принятие такого решения государственным или муниципальным предприятием и согласие собственника в данном случае являются добровольным волеизъявлением и не могут быть получены в принудительном порядке.

По мнению Экономической коллегии, исключительно собственнику принадлежит право распоряжаться таким имуществом, в том числе закреплять его на праве оперативного управления за каким-либо предприятием и изымать в случае использования не по назначению. При этом никто не вправе требовать от собственника принять решение об изъятии имущества из оперативного управления предприятия, в том числе и в целях предоставления его в собственность субъектам малого и среднего предпринимательства. Кроме того, сказал ВС, передача предприятием части закрепленного за ним имущества в аренду третьим лицам не является использованием имущества не по назначению. Это право охватывается понятием обычной хозяйственной деятельности данной организации.

Верховный Суд согласился с тем, что в соответствии с разъяснениями Информационного письма ВАС № 134 суд может признать наличие у арендатора права на приобретение такого имущества и обязать уполномоченный орган осуществить действия по реализации данного права. Однако это возможно только в том случае, если соответствующее предприятие получило имущество после опубликования Закона № 159-ФЗ и с целью исключительно воспрепятствовать реализации предпринимателем своего права на приобретение арендованного имущества в собственность.

В данном деле, подчеркнула коллегия, помещение находилось в оперативном управлении комбината с 2006 г., т.е. до опубликования Закона № 159-ФЗ. Кроме того, во всех договорах аренды, заключенных предприятием с Сергеем Думановым, было отражено наличие права оперативного управления арендодателя. Следовательно, муниципальный орган не осуществлял никаких действий, направленных на воспрепятствование реализации субъектом малого предпринимательства преимущественного права на приобретение арендованного им помещения.

На основе этого Суд решил, что у комбината и управления отсутствовала обязанность принять решение об отчуждении предпринимателю нежилого помещения, закрепленного за предприятием на праве оперативного управления. При этом соответствующее право субъекта малого или среднего предпринимательства может быть реализовано исключительно при наличии согласия этих лиц. Поэтому экономическая коллегия пришла к выводу, что суды безосновательно признали незаконным отказ муниципального органа и обязали совершить действия, направленные на отчуждение арендатору помещения. В этой части ВС принял новое решение по делу, отказав в удовлетворении требований истца.

Адвокат Ульяновской областной коллегии адвокатов Альберт Мингачев отмечает, что до сих пор осталось достаточно много «белых пятен» в разрешении вопроса о реализации Закона об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства. «Данное определение дает почву для дискуссий двум непримиримым лагерям юристов. Первый из них – за жесткий контроль в вопросе передачи государственного и муниципального имущества в собственность предпринимателей. А второй, выступая за активное развитие предпринимательства и всяческую его поддержку, ратует за льготную возможность получения этими лицами государственного имущества в собственность», – сообщает адвокат.

Альберт Мингачев полагает, что при буквальном толковании закона можно сделать вывод, что он регулирует вопросы передачи только имущества, находящегося в собственности, и не затрагивает оперативное управление и хозяйственное ведение. «Отсюда и вытекает проблема: при владении имуществом на праве оперативного управления или хозяйственного ведения необходимо установить подлинную волю непосредственно собственника, о чем ВС в своем решении упоминает, но только вскользь», – говорит он.

Адвокат также отметил, что последующий вывод Суда является по своей сути правильным. «Собственник может быть понужден к отчуждению его имущества только в случаях, прямо предусмотренных в законе. Все остальное действительно можно трактовать как вмешательство в хозяйственную деятельность, что недопустимо», – подчеркнул Альберт Мингачев.

Вместе с тем он отметил, что государство является не простым собственником, поэтому законодатель нередко делает для него различные исключения. Адвокат сообщил, что именно такими изъятиями из общего правила являются приватизация и признание права собственности на выморочное имущество. Альберт Мингачев полагает, что нормы о предоставлении имущества субъектам малого и среднего предпринимательства в собственность также являются исключением. «Указывая, что передача имущества – не обязанность предприятия, ВС фактически приравнивает казенные предприятия и само государство к обычному субъекту предпринимательской деятельности. Это недопустимо и противоречит логике нашей правовой системы», – говорит адвокат. Он подчеркнул, что, если данный вопрос не будет четко урегулирован на законодательном уровне, последует не один десяток похожих дел, решения по которым, вполне вероятно, будут разниться.

Адвокат АБ «Ахметгалиев, Хрунова и партнеры» Дмитрий Хомич, напротив, согласился с позицией Суда. «Реализация права преимущественной покупки нежилого помещения предпринимателем не должна противоречить праву собственности муниципалитета на это помещение. Собственник вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащим ему имуществом. А это значит, что решение об отчуждении спорного имущества принимается исключительно на добровольной основе и понуждение к принятию такого решения не допускается», – сообщил адвокат.

Он полагает, что некорректно обвинять собственника в том, что принятое решение не соответствует интересам предпринимателя. «Совершенно правильным является указание ВС на признаки, при которых отказ в продаже помещения может быть истолкован как воспрепятствование осуществлению предпринимательской деятельности. В том числе для этого необходимо доказать умысел муниципального собственника на изъятие имущества из гражданского оборота именно с целью последующего отказа в его реализации субъекту малого предпринимательства. Однако такие доказательства суду предоставлены не были. Суд установил добросовестность собственника имущества при передаче его казенному предприятию, а также добросовестность последнего при его сдаче помещения в аренду», – объяснил адвокат.

Он подчеркнул, что проблема поддержки субъектов предпринимательской деятельности не может решаться за счет исключительно государственного и муниципального имущества. «Государство и муниципалитеты имеют собственные интересы и нужды по использованию принадлежащего им имущества. Понуждение их к совершению сделок по его отчуждению больше напоминает экспроприацию», – подытожил Дмитрий Хомич.

Адвокат, глава филиала МКА «Берлингтонз» в Санкт-Петербурге Александр Осетинский напомнил, что Законом № 159-ФЗ предусмотрены условия, при которых возможно приобретение имущества в рамках его регулирования. Потенциальный покупатель должен быть субъектом малого или среднего предпринимательства, государственное или муниципальное имущество должно находиться у него в аренде на протяжении определенного промежутка времени и при этом предприниматель должен надлежащим образом исполнять свои обязательства.

«Несмотря на то что законодатель применяет термин «приватизация” как для обозначения сделок по отчуждению/приобретению недвижимого имущества физическими лицами, так и субъектами малого и среднего предпринимательства, условия и порядок проведения приватизационных сделок в данном случае различны», – отметил Александр Осетинский. По мнению адвоката, нормативный акт наделяет собственника имущества и предприятия правом на отчуждение имущества, что может быть чрезвычайно актуально для продажи такой недвижимости, поддержание которой в надлежащем состоянии обходится дороже, чем предполагаемая выгода от его использования в ближайшей перспективе.

Александр Осетинский сообщил: «При проведении мероприятий по продаже имущества, которое арендует субъект малого или среднего предпринимательства, его преимущественное право позволяет ему как претендовать на приобретение имущества на рыночных условиях «вне очереди”, так и требовать перевода на себя прав покупателя в случае, если сделка по отчуждению имущества была проведена с нарушением установленных процедур».

По словам адвоката, преимущественному праву арендатора на приобретение недвижимого имущества корреспондирует не обязанность собственника или предприятия продать объект, а обязанность продать имущество именно арендатору в том случае, если решение о продаже имущества уже принято.

Генеральная прокуратура изучила и направила в Минский городской суд для определения подсудности уголовное дело в отношении брата и сестры А. и Б. – руководителей 4 предприятий, которым инкриминировано мошенничество в особо крупном размере по ч.4 ст.209 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Установлено, что обвиняемые с 21 января 2016 года по 29 декабря 2017 года, действуя по предварительному сговору, от имени подконтрольных им предприятий, противоправным путем завладели имуществом 80 субъектов хозяйствования и индивидуальных предпринимателей.

Изначально маскируя преступные действия, обманывая представителей потенциальных контрагентов и злоупотребляя их доверием, А. и Б. убеждали последних в своей платежеспособности, хотя фактически находились в финансово неблагополучном положении.

Для укрепления своих позиций и придания видимости деловых отношений они перечисляли в адрес поставщиков (продавцов) незначительные суммы денежных средств.

Сумма противоправно полученного дохода – 957 тыс. рублей.

В ходе предварительного следствия возмещен ущерб в размере 196,8 тыс. рублей, наложен арест на имущество стоимостью 10,1 тыс. рублей. По делу заявлены гражданские иски в общей сумме 373,9 тыс. рублей.

После изучения материалов уголовного дела прокурор пришел к выводу об обоснованности обвинения, всестороннем и объективном исследовании обстоятельств преступления, согласился с правовой квалификацией действий обвиняемых.

Уголовное дело находилось в производстве главного следственного управления Следственного комитета.

Ранее примененную к А. и Б. меру пресечения в виде заключения под стражу прокурор оставил без изменения.

_________________
(группа)
_________________________
(инициалы и фамилия)
Тестовые задания
Собственность
1. Что не относится к объектам собственности:
1. автомобиль;
2. ценные бумаги;
3. трудовой коллектив;
4. производственные здания и сооружения.
2. Что подразумевается под таким правом собственности, как владение?
1. право производительного или личного потребления имущества;
2. физическое обладание вещью;
3. право изменять присвоенность имущества;
4. право продажи имущества.
3. Собственность – это:
1. отношение человека к вещи;
2. отношение людей друг к другу по поводу присвоения вещей;
3. отношение людей по поводу производства вещей;
4. сама вещь.
4. Арендатор не может:
1. использовать полезные свойства объекта собственности;
2. распоряжаться потребительной стоимостью имущества;
3. продать или подарить имущество;
4. пользоваться имуществом в течении оговоренного срока.
5. Что из перечисленного не относится к субъектам собственности:
1. семья;
2. производственный коллектив;
3. рабочая сила человека;
4. органы управления всех уровней.
6. Право собственности предполагает:
1. владение, пользование, аренда;
2. владение, распоряжение, аренда;
3. владение, пользование, распоряжение;
4. покупка, пользование, распоряжение
7. Что из перечисленного не относится к объектам собственности:
1. средства производства;
2. информация;
3. жизнь человека;
4. недвижимость, жилье.
8. Что подразумевается под таким правом собственности, как пользование?
1. право производительного или личного потребления имущества;
2. физическое обладание вещью;
3. право изменять присвоенность имущества;
4. право продажи имущества.
9. Что подразумевается под таким правом собственности, как распоряжение?
1. право производительного или личного потребления имущества;
2. физическое обладание вещью;
3. право изменять присвоенность имущества;
4. право продажи имущества.
10. Что не относится к правам собственности:
·
1. пользование;
2. покупка;
3. владение;
4. распоряжение.
11. Частью какого процесса является приватизация:
1. диверсификация;
2. национализация;
3. разгосударствление;
4. денационализация.
12. Кто из экономистов утверждал, что собственность – это кража?
1. К.Маркс;
2. А.Маршалл;
3. Р.Коуз;
4. А.Прудон.
13. Укажите список отношений, отражающий только экономическое
содержание собственности:
1. присвоение, хозяйственное использование, экономическая реализация;
2. хозяйственное использование, владение, распоряжение4
3. владение, распоряжение, экономическая реализация;
4. владение, пользование, распоряжение.
14. Субъектами собственности могут быть:
1. люди, коллективы, органы управления;
2. государство в лице органов управления;
3. только человек, личность или семья;
4. только коллективы работников.
15. В полномочия арендатора не входит:
1. владение арендованным имуществом;
2. пользование арендованным имуществом;
3. отчуждение арендованного имущества;
4. верный ответ не введен.
16. Чем частная собственность отличается от личной:
1. размерами;
2. личная собственность приносит доход;
3. частная собственность приносит доход;
4. все предыдущее верно.
17. Какая пара категорий раскрывает экономическое содержание
собственности:
1. владение – распоряжение;
2. присвоение – распоряжение;
3. пользование – отчуждение;
4. присвоение – отчуждение.
18. Какой вид собственности является определяющим в условиях
экономической свободы:
1. личная;
2. частная;
3. государственная;
4. общенародная.
19. Процесс передачи государственных объектов собственности и имущества
в частную или частно-коллективную собственность – это:
1. национализация;
2. приватизация;
3. конгломерация;
4. кооперация.
20. Собственность как экономическая категория выражает:
1. отношения между людьми по поводу присвоения благ и услуг;
2. отношения между людьми и вещами;
3. отношения между объектами и субъектами собственности;
4. верный ответ не введен.
15

Оставьте комментарий