Земельный участок под лэп

Отечественная судебная практика показывает, что большинство недобросовестных продавцов таких соток с «обременением» говорят, что опора на самом деле не такая уж проблема и ее можно «подвинуть». Но Верховный суд РФ, пересматривая один из подобных споров, сказал, что опоры линии электропередачи не являются самостоятельными объектами недвижимости. В этих случаях один объект — вся линия электропередачи со всеми опорами вместе.

А началось все с того, что в суд пошел некий гражданин, который купил участок. Рядом, на соседних сотках, стоит опора ЛЭП. Истец попросил суд обязать соседа «устранить препятствие в пользовании участка и демонтировать опору». Причина — он из-за опоры и проводов не может использовать свой участок по прямому назначению — индивидуальное жилищное строительство».

Районный суд в этой просьбе хозяину участка отказал. А вот апелляция это решение отменила и вынесла свое — пусть убирает. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда с таким решением не согласилась и вердикт коллег отменила.

Вот разъяснения высокой судебной инстанции. По закону, а в этом случае это Земельный кодекс, собственник может строить на своей земле все что захочет, но в рамках дозволенного: по градостроительным, санитарным, экологическим и прочим нормам (статья 40). По тому же кодексу нельзя делить участок так, чтобы оставшиеся сотки или какие-то ограничения не позволяли использовать землю по целевому назначению.

Районный суд, когда рассматривал это дело, установил — ЛЭП приняли в промышленную эксплуатацию в 2006 году. Прохождение трассы было согласовано как положено, и ничьих интересов она не затрагивала, так как шла по полям. Годы спустя местная администрация поделила поле на участки и продала гражданам. Участок, принадлежащий истцу, был выделен с обременением — установлена охранная зона уже стоящей опоры ЛЭП.

Составная часть единого комплекса не является самостоятельным объектом

Первоначально охранная зона занимала 1/7 часть участка истца. Позже этот гражданин сам поделил участок на два. Один из них получил новый адрес, кадастровый номер и был собственником продан. И тот, кто купил, теперь просит суд обязать соседа убрать опору ЛЭП с участка, так как она мешает ему строить дом, ведь охранная зона опоры заняла четверть вновь образованного участка.

Районный суд, отказав в иске, сказал, что высоковольтная линия — это неотъемлемая часть объекта, строительство которого было разрешено и который законно введен в эксплуатацию.

Апелляция, посчитав, что опору ЛЭП гражданин вполне может убрать с участка и не мешать соседу, сказала, что землю ему под опору никто не выделял. Значит, опора — самовольная постройка. И опора нарушает права соседа, как собственника участка.

Верховный суд с такой постановкой вопроса не согласился. Суд не согласен, что опора — самостоятельный объект и она самовольная постройка.

Верховный суд напомнил Гражданский кодекс, в котором сказано, что вещь, раздел которой в натуре невозможен без разрушения этой вещи или изменения ее назначения, поступает в оборот как единый объект и считается неделимой вещью. К таковым относятся автомобильные дороги, трубопроводы, линии электропередачи и связи.

Из всего сказанного Верховный суд делает вывод: составная часть единого и недвижимого комплекса не является самостоятельным объектом и не может иметь самостоятельную юридическую судьбу. И составная часть единого объекта не может быть признана самовольной постройкой.

Местному апелляционному суду придется решать спор заново.

Закон разрешает установить сервитут для размещения имущества, в частности, для эксплуатации участков, занятых линиями электропередач, разъяснил Верховный суд в одном из недавних определений. Этому не мешает наличие охранной зоны ЛЭП, уточнила экономколлегия. Такие выводы она сделала в деле, где ИП-глава крестьянско-фермерского хозяйства Елена Демидова судилась «Федеральной сетевой компанией ЕЭС» по поводу 0,2 га земли в Саратовской области, занятых линиями электропередачи. Девять опор возвели в 2015 году с согласия Демидовой, взяв землю в аренду на год. Но когда строительство было закончено, собственница и энергокомпания не смогли договориться о дальнейших условиях. ФСК ЕЭС предложила Демидовой проект договора аренды участков под опорами, но получила отказ. Владелица земли предложила включить в соглашение не только эту землю, но и охранную зону под линиями электропередач.

ИП КФХ Демидова против «ФСК ЕЭС»

Главный вопрос в деле: можно ли установить сервитут на лишь участки, занятые опорами ЛЭП, если истец заявляет, что будет их обслуживать с использованием охранных зон линий электропередач?

В ответ энергокомпания обратилась в суд, где потребовала установить сервитут на 49 лет с оплатой 43 коп. в год (это 0,01% от кадастровой стоимости). Компании нужны были только участки, занятые опорами. Проводить их обслуживание истец планировал с использованием охранных зон. Демидова не признала иск: она указывала на то, что срок и размер оплаты необоснованные, а сервитут не является единственным способом решить проблемы компании. По мнению предпринимательницы, ФСК ЕЭС должна была предложить ей варианты долгосрочной аренды.

Три инстанции отклонили такой иск в деле № А57-19494/2016. Они сочли, что спор фактически идет не о сервитуте, а о том, сколько компания должна платить за землю Демидовой. К тому же ФСК ЕЭС потребовала установить ограничение только на землю под опорами, а это не позволит проводить техническое обслуживание линий электропередач. Это не отвечает целям и задачам сервитута, указали суды: энергокомпания должна была просить обеспечить проход или проезд к объекту, а не выделить ей землю для размещения опор ЛЭП. Она планировала проводить их обслуживание с использованием охранных зон, но на них сервитут не устанавливается, возразили суды.

Земля под опорами и охранная зона: что с ними будет

С этим не согласилась экономколлегия Верховного суда, которая отменила акты нижестоящих инстанций. Она указала на возможность установления сервитута в пределах той земли, которая занята опорами ЛЭП. А охранная зона устанавливается не для того, чтобы собственник линий электропередач мог ими заниматься, а для того, чтобы обеспечить их безопасность и исключить повреждения, напомнила «тройка» ВС. Она разъяснила, что владельца не лишают земель в охранной зоне: он должен лишь соблюдать определенные запреты техники безопасности. Эти ограничения не исключают возможность возделывать такую землю, уточняется в определении.

С такими замечаниями экономколлегия направила дело на пересмотр. Она предписала тщательнее разобраться в деле: определить условия сервитута, которые бы отвечали задачам истца и не слишком обременяли ответчика, установить размер оплаты – с учетом того, что Демидова говорила о необходимости оценочной экспертизы еще в первой инстанции.

При новом рассмотрении дела надо сначала провести землеустроительную экспертизу, чтобы определить нужные участки, а потом, на ее основе, оценочную экспертизу, говорит Владислав Кулаковский из Art De Lex. Он прогнозирует, что по ее итогам плату за сервитут могут установить в размере не 0,01%, а 0,5–1% от кадастровой стоимости. Правда, в абсолютном выражении это все равно мало – до 43 руб. в год.

Что касается охранной зоны, сервитут на нее не устанавливают, но и перспективы использования под большим вопросом, говорит Кулаковский. Здесь юрист ссылается на Постановление Правительства от 24 февраля 2009 года № 160. П. 10 этих правил запрещает посадку и вырубку деревьев и кустарников, мелиорацию без согласования с электросетевой организацией, ограничивает полив и вспашку земли. По словам Кулаковского, компании чаще всего отказывают в согласовании, чтобы не вредить линиям электропередач.

Юрист утверждает, что Демидова может подать иск о возмещении убытков на основании п. 4 ст. 57 Земельного кодекса («В полном объеме возмещаются убытки, причиненные ограничением прав собственников земельных участков»). Но практика здесь неустойчивая, суды могут отказать. Например, они могут прийти к выводу, что истец не доказал связи между установлением охранной зоны и убытками, подытоживает Кулаковский.

  • Экономколлегия ВС

Оставьте комментарий